Главная / Библиотека / Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг. /
/ Из отчета Морского Технического Комитета за 1883 г

Глав: 17 | Статей: 21
Оглавление
Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.

Из отчета Морского Технического Комитета за 1883 г

Из отчета Морского Технического Комитета за 1883 г

Полуброненосный фрегат “Дмитрий Донской”

1) Рассмотрели доставленный Главным командиром Кронштадтского порта чертеж рангоута и парусности для фрегата, составленный инспектором кораблестроительных работ. При обсуждении этого чертежа инспектором кораблестроительных работ, совместно с мачтовым и парусными мастерами и такелажмейстером порта, выяснилось, что топы всех мачт для ординарной марса-реи велики и что увеличенная их длина имела значение только при двойных марса-реях, так что следовало бы сделать топы мачт на этот фрегат той же величины, как и на фрегате “Владимир Мономах”.

Отделение сообщило Главному командиру Кронштадтского порта, что ввиду замены на фрегате “Дмитрий Донской” двойных марса-рей одинарными оно признало целесообразным уменьшить назначенную прежде длину топов мачт и сделать их такими же, как на фрегате “Владимир Мономах”, одобрив рассмотренный чертеж с такой переменой топов.

2) Управляющий Морским министерством приказал рассмотреть в Кораблестроительном отделении вопрос об устройстве бушприта на фрегате вдвижным, так как фрегат этот имеет таран и оставить бушприт на фрегате “Владимир Мономах", также имеющем таран,» постоянным для избежания переделок в произведенных уже работах.

Рассмотрев этот вопрос при участии инспектора кораблестроительных работ и строителя фрегата, Отделение представило Управляющему морским министерством, что на фрегате “Дмитрий Донской” бушприт уже установлен на место и для укрепления его произведены те же устройства, какие сделаны на фрегате “Владимир Мономах”. Замена бушприта потребовала бы значительных переделок и укорочения бушприта, которому, однако, настоящая длина необходима. Отделение полагало бы оставить бушприт на этом фрегате без изменения, перенося крепления фока-штага на полубак к форштевню, вместо крепления его на бушприте, чтобы при таранении, жертвуя бушпритом, сохранить фок-мачту. Отделение тем более склонно к такому мнению, что фрегат предназначен исключительно для крейсерства, где действовать тараном если и представится возможность в каком-либо особом случае, то должно будет пожертвовать бушпритом, который, вследствие большой инерции судна при движении, не ослабит удара.

На журнале Отделения управляющий Морским министерством положил резолюцию: “Согласен, но впредь, при таранах, иметь всегда ввиду необходимость уборки бушприта, для какой бы цели судно не предназначалось”.

6) Рассмотрев чертежи внутреннего размещения на фрегате и вышеизложенные данные относительно паровых котлов, совместно с Главным инженер-механиком флота и при участии командиров и строителей фрегатов “Дмитрий Донской" и “Владимир Мономах”, инспектора кораблестроительных работ и помощника заведующего минной частью на флоте. Кораблестроительное отделение направило управляющему Морским министерством следующее заключение:

1) Фрегат полезно снабдить тремя паровыми катерами: одним типа “Птичка” и двумя 4В-футовыми бездейдвудными катерами Уайта.

2) Утвержденный для фрегата в 1В81 году комплект гребных судов необходимо увеличить тремя шлюпками: 16-весельным барказом длиной 34 фута, 14-весельным катером длиной 34 фута и 6-весельным ялом длиной 20 футов.

Полуброненосный фрегат “Владимир Мономах”

1. Управляющий Морским министерством приказал рассмотреть в Кораблестроительным отделении, при участии заведующего минной частью на флоте и Корабельного инженера, наблюдающего за постройкой фрегата “Владимир Мономах”, чертежи проектируемых для этого фрегата спусковых аппаратов для мин Уайтхеда, с шаровыми шарнирами и расположения в жилой палубе фрегата четырех таких аппаратов, со всеми принадлежностями и приспособлениями для подвозки мин к аппаратам, а равно определить способы укрепления аппаратов и приспособлений к корпусу судна и дать С.-Петербургскому порту и корабельному инженеру указания, как должны быть выполнены на фрегате относящиеся к установке аппаратов кораблестроительные работы. Канцелярия Морского министерства, уведомляя об этом, препроводила в Кораблестроительное отделение четыре чертежа: общего вида проектированных аппаратов, с деталями, аппарата с измененной дверцей для закрывания шаровых шарниров, новых дверец с приводами за ним и общего вида жилой палубы фрегата с расположением аппаратов.

Отделение, рассмотрев вышеозначенные чертежи, при участии заведующего минной частью на флоте, командира фрегата “Владимир Мономах” и наблюдающего за постройкой его инженера, сообщило командиру С.-Петербургского порта, что аппараты для выбрасывания мин Уайтхеда, дверцы для закрывания шаровых шарниров, и укрепление аппаратов в корпусе следует устроить, придерживаясь упомянутых чертежей и сообразуясь с местными условиями. При этом согласно сведениям, сообщенным канцелярией Морского министерства, иметь в виду, что в текущем году будет поставлено только два аппарата, помещения же отнести для четырех.

2. Рассмотрев доставленный командиром С.-Петербургского порта рисунок носового орла для фрегата, Кораблестроительное отделение нашло в изображении орла на рисунке несогласие с установленным рисунком герба Российской империи и потому составило другой рисунок носового орла, который и был утвержден Управляющим Морским министерством.

3. Канцелярия Морского министерства просила вице-адмирала Лихачева приобрести для фрегата паровой рулевой аппарат системы завода Bow М. Lachlan and Со в Глазго, подобный установленному на императорской яхте “Ливадия" (ныне пароход “Опыт”). В ответ на зто вице-адмирал Лихачев препроводил записку с тремя чертежами этого аппарата, полученными им от вышеупомянутых заводчиков, каковые было приказано Управляющим Морским министерством рассмотреть в Кораблестроительном отделении, для доклада его превосходительству.

Согласно сведениям, изложенным в этой записке, наблюдающим за постройкой фрегата были составлены два чертежа расположения паровых и ручных штурвалов на этом фрегате, которые были одобрены Отделением, но с тем, чтобы на переднем мостике, вместо парового штурвала, ввиду сложности привода от него к паровой машинке, иметь телеграфное сообщение с переднего мостика к штурвалам, поставив на первом, на каждой стороне судна, по одному телеграфу лучшей современной системы, из числа принятых на военных судах, с механическою передачей и с контролем предаваемых приказаний.

При этом Отделение выразило мнение, что заводу Bow М. Lachian and Со должны были заказаны следующие предметы: а) паровой аппарат усовершенствованной системы, б) два паровых штурвала, которые предполагается установить один на верхней палубе, а другой на площадке впереди юта, в) два ручных штурвала, сообщающихся с барабаном паровой машинки, г) механические телеграфы на четырех тумбах, из коих две должны быть на переднем мостике и по одной у штурвалов на заднем мостике и на верхней палубе, и д) штуртрос, который должен быть весь из стального проволочного троса, длиной 170 фут.

Для руководства заводчику, при соображении толщины штуртроса и вообще размеров всех частей заказываемых ему приборов, препроводить ему чертежи, приложенные к записке вице-адмирала Лихачева и чертеж общего расположения паровых и ручных штурвалов и проводки штуртроса на фрегате, составленный наблюдающим за постройкой его подполковником Самойловым, и сообщить заводчику главные размерения фрегата, число индикаторных сил его механизма, скорость хода и площадь руля.

Что же касается установки верхнего парового штурвала, то надлежит теперь же устроить на фрегате, впереди юта, площадку с поручнями и секторами. Но, так как ручные штурвалы будут устроены заводчиком в связи с паровыми, то до установки их на место следует оставить на фрегате штурвалы, изготовленные Балтийским заводом, а впоследствии сдать эти последние в магазины, на случай употребления для других судов флота.

4. Кораблестроительное отделение Комитета утвердило снабжение фрегата гребными и паровыми шлюпками, которое будет следующим: 16-весельных барказов длиной 34 фута — 2, 14-весельных полубарказов длиной 34 фута — 1, 14-весельных катеров длиной 34 фута — 2, 6-весельных вельботов длиной 27 футов — 2, 6-весельных ялов длиной 20 футов — 2, паровой катер типа “Птичка" — 1, паровых бездейдвудных 48-футовых катеров — 2. Всего 9 гребных и 3 паровых.

С решением Отделения Управляющий Морским министерством изволил согласиться.

1. Канцелярия Морского министерства препроводила в Кораблестроительное отделение выписку из донесения командующего отрядом судов в Тихом океане о плавании фрегата “Герцог Эдинбургский", от 17 августа 1882 года, № 99, в котором заявлено о неудовлетворительности вентиляции в машинном и котельном отделениях, вследствие чего в жарком климате положение машинной прислуги чисто критическое. На переходе от Сингапура в Гонконг температура над котлами от регулятора от инжектора 82° R, над передним кожухом 64° и в передней кочегарной 48°. Фрегат, хотя и имеет возможность ходить под парами весьма быстро, но, по недостатку вентиляции, он не может употреблять всех своих котлов.

Отсутствие парового штурвала на фрегате составляет ощутимый недостаток, так как фрегат при полном ходе не в состоянии будет положить руль на борт, и следовательно, вынужден увеличивать и без того уже огромную циркуляцию. На подлинном донесении рукой его императорского высочества Главного начальника флота и морского ведомства написано: “Следует обратить внимание на эти замечания, чтобы не повторить тех же ошибок на двух новых фрегатах".

Согласно прежним донесениям командира фрегата “Герцог Эдинбургский”, оказалось, что во время перехода фрегата из Ревеля в Неаполь, по заявлению командира машина работала отлично, вентиляция превосходна, в передней кочегарной в третьи сутки хода температура +17° R, наружный воздух: + 15° R.

Пригласив в свое заседание Главного инженер-механика флота, наблюдающего за постройкой фрегата “Владимир Мономах", и строителя фрегата “Дмитрий Донской", который наблюдал за постройкой фрегата "Герцог Эдинбургский”, и обсудив совместно с ними этот вопрос, Отделение предоставило Управляющему Морским министерством, что, ввиду крайне разноречивых заявлений Командующего отрядом судов в Тихом океане и бывшего командира фрегата “Герцог Эдинбургский”, признало более правильным рассмотреть и решить все вопросы, изложенные в доставленной записке, по возвращении фрегата в Кронштадт. При разработке же вентиляции упомянутых отделений на строившихся фрегатах принять к соображению замечания Командующего отрядом, изложенные в выписке из упомянутого донесения. Деревянную настилку на жилой стальной палубе решено еще прежде иметь на этих фрегатах. Что касается парового штурвала, то на фрегате “Дмитрий Донской” таковой штурвал будет установлен, а на фрегат “Владимир Мономах” назначено иметь ручной штурвал ввиду того, что фрегат этот двухвинтовой.

Вследствие последующего приказания Управляющего Морским министерством доложить, почему решено не иметь на фрегате “Владимир Мономах” парового штурвала, и.д. председателя Кораблестроительного отделения было доложено его превосходительству, что при составлении чертежей и спецификации на постройку фрегатов “Владимир Мономах" и “Дмитрий Донской” не предполагалось иметь на них паровых штурвалов. Если же в последнее время на фрегате “Дмитрий Донской" и решено было поставить рулевой аппарат, то это сделано было потому, чтобы найти применение аппарату, выписанному из заграницы для фрегата “Генерал-Адмирал”. Поставить же аппарат на этом последнем фрегате не представлялось удобным, так как это вызывало значительные переделки на фрегате.

Для постановки парового штурвала на фрегате “Владимир Мономах” имеется свободное место, и особых переделок для этого не потребуется. Самую же постановку аппарата, если бы на это последовало разрешение его превосходительства, удобнее было произвести за границей, когда фрегат пойдет в дальнее плавание, с тем чтобы командиру было представлено выбрать там наилучший и новейший из этих аппаратов.

В положенной на этом докладе резолюции Управляющий Морским министерством приказал выбрать, не теряя времени, испытанный аппарат, для установки теперь же на фрегате “Владимир Мономах” и указал при этом на аппарат Фарко, оказавшийся, по испытании на яхте “Ливадия”, очень хорошим.

Согласно этой резолюции, последовал вторичный доклад и. д. председателя Кораблестроительного отделения Управляющему Морским министерством, в котором было изложено, что действие рулевого аппарата на императорской яхте “Ливадия” (ныне пароход “Опыт”), по справкам, оказалось удовлетворительным, и самый аппарат занимает мало места. По величине и силе он оказался достаточным для фрегата “Владимир Мономах", и его можно было бы переставить с яхты “Ливадия" на фрегат, если только на это последовало бы приказание его превосходительства. В противном случае необходимо было бы заказать для фрегата новый аппарат такой величины и системы завода Bow amp; Lachlan в Глазго, если вице-адмирал Лихачев не найдет подобного аппарата другой, более совершенной системы.

Управляющий Морским министерством приказал заказать другой подобный же аппарат, о чем и было сообщено Отделением канцелярии Морского министерства.

2. Рассмотрен составленный строителем фрегата чертеж постановки на выступах верхней палубы 8-дм дальнобойных пушек на станках Вавассера. Показанное на чертеже скрепление выступов с палубой под погонами пушек признано удовлетворяющим цели, а потому чертеж одобрен для руководства.

3. Произведено на мерной миле у Толбухина маяка испытание фрегата под парами. Во время испытания фрегат был не догружен на 2 дм против чертежа, что соответствует 22 тоннам; причем средняя скорость хода оказалась 15,38 узла при индикаторной силе машины 7044 паровых лошадей. Испытаний над поворотливостью фрегата, по недостатку времени, не произведено.



“Дмитрий Донской” во время спуска на воду. 18 августа 1883 г. (С рисунка того времени)

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама
Похожие страницы

Генерация: 0.149. Запросов К БД/Cache: 2 / 0