Глав: 11 | Статей: 59
Оглавление
Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

6.3. Броня крепка?

6.3. Броня крепка?

Между тем танкостроение в СССР шло своим чередом, и в начале 1942 г. главной проблемой была нехватка броневой стали. В прежние годы широко гуляла легенда (которая и сегодня в ходу), что броневая защита отечественных танков первого периода войны была вполне адекватной задачам и чуть ли не абсолютно неуязвимой на поле боя. Распространялись истории, как некий танк (Т-34 или КВ) разгуливал словно слон в посудной лавке между немецкими "пигмеями" (Pz II, Pz 38 (t), Pz III, Pz IV), которые вместе с "колотушками" (так было принято пренебрежительно именовать немецкие противотанковые пушки РаК-35/36) ничего не могли с ним поделать. Что только появление в 1943 г. на поле боя "тигров" с "пантерами" как-то сгладило ситуацию, а до того шансов у панцерваффе не было никаких.

Сие, однако, далеко от истины. Уже в отчете НИИ-48, выполненном в апреле 1942 г., констатировалось, что броневая защита отечественных танков, несмотря на выполнение ТТТ Бронетанкового управления 1940 г., "не смогла значительно снизить потери танковых войск в летне-осенней кампании 1941 г., так как немецкая армия имеет набор бронебойных средств, способных противостоять нашим новейшим танкам Т-34и КВ".

Несмотря на то что таковыми де-факто были большей частью 50-мм, 88-мм и 105-мм пушки, сигнал был принят, и следствием его была попытка усиления лобового бронирования танков Т-34 15-мм, а бронирования лба корпуса и бортов башни КВ 25-мм листами высокой твердости.

Дополнительное бронирование танков Т-34 велось в августе 1941 г. на заводе № 264, а добронирование танков КВ, по мнению одного из наиболее авторитетных исследователей истории отечественного танкостроения, М. Коломийца, велось на Ленинградском металлическом заводе. При этом если листы дополнительной брони танка Т-34 наваривались вплотную к основной броне и даже аккуратно подгонялись по габаритам, то на КВ получился аналог "разнесенного бронирования", когда листы допброни устанавливались на основной на бонках с зазором около 25 мм. Правда, уже в августе-сентябре с этой практикой было покончено, так как она приводила к перегрузке танков, что в условиях распутицы и снега сказывалось отрицательно на подвижности и проходимости танков, а танки все равно выходили из строя.

Кроме того, ход контрнаступления под Москвой показал, что танки Т-34 и КВ поражаются немцами не только из противотанковых пушек калибра 37-мм и 50-мм, но также многими другими немецкими орудиями, на вооружении которых имелись бронебойные снаряды. Эти системы в то время были сведены в такую таблицу:

|| № | Название системы | Калибр | Длина ств. | Вес снар. | Нач. ск. снар. | Скоростр. ||

|| п/п | – | мм | клб | кг | м/с | выстр/мин ||

Немецкие противотанковые пушки

|| 1 | 37-мм "Рейнметалл" | 37 | 50 | 0,355-0,64 | 1020-830 | высокая ||

|| 2 |50 мм обр 1938 г. | 50 | 56,5 | 0,92-2,0 | 1200-835 | высокая ||

|| 3 | 50 мм казематная | 50 | 70 | – | 860 | 15-20 ||

|| 4 | 50 мм танковая | 50 | 45 | 0,92 | 1000 | – ||

|| 5 | 28/20-мм ПТР | 28/20 | 78 | 0,123 | 1400 | – ||

Чехословацкие противотанковые пушки

|| 6 | 37 мм пушка М-34 | 37 | 47,8 | 0,85 | 750 | высокая ||

|| 7 | 47-мм пушка Шкода | 47 | 43,5 | 1,65 | 900 | высокая ||

Французские противотанковые пушки

|| 8 | 47-мм пушка 181 | 47 | 44 | 1,5 | 800 | высокая ||

Зенитные пушки

|| 9 | 20 мм обр 30 | 20 | 65 | 0,15 | 850-900 | 150-160 ||

|| 10 | 37-мм обр 18 | 37 | 57 | 0,775 | 740 | 70-80 ||

|| 11 | 37-мм обр 36 | 37 | 57 | 0,625 | 740 | 70-80 ||

|| 12 | 88-мм обр 18 | 88 | 56 | 9 | 840 | 18 ||

|| 13 | 105-мм обр 39 | 105 | 63,3 | 15,1 | 900 | 6 ||

Дивизионные орудия

|| 14 | 105-мм легкая гаубица | 105 | 28 | 14-14,8 | 200-470 | 6 ||

|| 15 | 75-мм пушка обр 18 | 75 | 35,9 | 5,8-6,6 | 650 | 8 ||

|| 16 | 105-реакт пушка Крупп | 105 | 18 | 6,6 | 700 | – ||

|| 17 | 105-мм пушка обр 18 | 105 | 52 | 15-56 | 680 | 6 ||

Артиллерия РГК

|| 18 | 150-мм пушка обр 18 | 150 | 55 | 45 | 620-840 | 3 ||

|| 19 | 150-мм пушка обр 39 | 150 | 55 | 43 | 620-865 | 3-4 ||

|| 20 |150-мм пушка обр 16 | 150 | 42 | 52 | 750 | 3 ||

Из материалов отчета понятно, что именно типы артиллерийских орудий были указаны по причине их фактического участия в борьбе с нашими танками.

Причем в отчете давалась также раскладка по числу подбитых танков, поступивших в ремонтные предприятия в ходе Московской битвы с 9 октября 1941 г. до 15 марта 1942 г. "Число поражений (сквозных или опасных) отечественных танков бронебойными снарядами

Тип боеприпаса || Поражений | Из них Т-34 и КВ ||

150-мм ББ снарядом || 7 | 3 ||

105-мм ББ снарядом || 9 | 5 ||

88-мм ББ снарядом || 9 | 8 ||

75-мм ББ снарядом || 18 | 13 ||

37-мм ББ снаряд || 43 | 21 ||

45-50-мм ББ снаряд || 69 | 42 ||

Неустан. калибра || 82 | 31 ||

Бронепрожигающ. || 42 | 36 ||

Малокалиберных. || 19 | 5 ||

Всего танков изучено. || 230 | 83 ||

Примечание: Итоговая цифра не совпадает с числом поражений по причине наличия во многих танках (особенно среднего и тяжелого типа) более 1-го поражения.

Общее число попаданий превышает число поражений в среднем в 1,6-2,7 раза".

Изучение поступивших в ремонт танков показало, что наибольшее число поражений приходится на борта и корму корпуса и башен советских танков. Лобовая проекция поражалась редко. Более того, в лобовой броне практически отсутствовали попадания вообще, что говорило о том, что немецкие артиллеристы и танкисты предпочитали в лоб советским тяжелым и средним машинам огня не открывать.

В Т-34 пробоины чаше всего встречались в нижней части борта, где толщина бронирования составляла 40-мм, нижней части круга обслуживания башни, бортах и корме литой башни. Довольно высокий процент составляли поражения стволов орудий 20-мм и 37-мм снарядами (14 сквозных поражений, причем 3 ствола имели 2, 3 и 5 пробоин, одну диаметром около 50 мм).

Удивление составляли пробоины наклонных листов брони Т-34 толщиной 45 мм снарядами малого калибра (47-50-мм). Исполнитель отчета с удивлением констатировал , что "несмотря на большой угол наклона, скользящих следов на броне обнаружено сравнительно немного. Большинство пробоин (14 из 22) нормализованы в той или иной степени".

Из пробоин неустановленного калибра большую часть составляли "отверстия малого диаметра, с кольцевым валиком, произведенные т н. "подкалиберными" боеприпасами. Причем установлено, что данный тип боеприпаса комплектуется в БК 28/20-мм ПТР, 37-мм противотанковой пушки, 47-мм противотанковой чехословацкой пушки, 50-мм противотанковой, казематной и танковой пушек".

Здесь же констатировалось применение немцами нового типа боеприпасов, названного "комулятивным", следами которого были отверстия с оплавленными краями…

Далее в документе рассматривались все типы боеприпасов и приводилось их подробное описание.

Затем следовали исследования действия указанных типов боеприпасов по отечественной броне. Для испытаний были подготовлены пробные образцы брони 8С высокой и средней твердости толщиной 35 мм, 40 мм, 45 мм и 60 мм (сварные детали танков Т-60, Т-50, Т-34, КВ) и брони ФД-6633 средней твердости толщиной 30-35 мм, 50 мм, 60 мм и 75 мм (литые башни танков Т-60, Т-34, КВ).

Обстрел указанных листов брони на стенде осуществлялся в ноябре 1941 г. и январе-феврале 1942 г. на Гороховецком полигоне (полигон артиллерийского завода № 9 НКВ в Свердловске) из трофейных 37-мм и 50-мм противотанковых, а в марте из 50-мм и 75-мм танковых пушек с дистанции 50 и 150 м навеской различных зарядов пороха. Из-за малого количества трофейных боеприпасов все промежуточные итоги подтверждались лишь 1-2 выстрелами.

В марте на испытания уже подоспели и опытные образцы отечественных кумулятивных боеприпасов калибра 76-мм, правда, с немецкими взрывателями. Они испытывались по 30-мм плитам средней и 45-мм плитам высокой твердости при приведенной скорости 292 м/с, что соответствовало дальности стрельбы из танковой пушки Ф-34 около 1500 м. По результатам испытаний были сделаны выводы:

1. Наиболее опасными с точки зрения поражаемости танков – остроголовые снаряды с бронебойным наконечником (в отчете – снаряды обр 41). Эти снаряды обладали той особенностью, что их корпус имел различную твердость в головной и хвостовой части, что достигалось в 37-мм снарядах неравномерной закалкой, а в 47-мм и 50-мм – приварной головкой высокой твердости.

Неравномерная закалка сохраняла прочность корпуса снаряда при пробитии им брони высокой твердости. Применение же бронебойного наконечника помогало снаряду "закуситься" на наклонной броне и "нормализоваться" (довернуться в сторону наклона), благодаря чему путь снаряда в броне сокращался. Именно этим объяснялось, что даже лобовая броня Т-34, теоретически не пробиваемая 50-мм танковым снарядом, часто пробивалась в бою, причем канал шел в броне большей частью наклонно, словно огонь велся немцами с возвышения.

Снаряд был оценен очень высоко, но для нашей промышленности, усугубленной эвакуацией, его производство было сочтено очень сложным.

Немецкие бронебойные снаряды PzGr, слева (в отчете – обр 40) и PzGr 39 справа (в отчете – обр 41). Весна 1942 г.



Схема, поясняющая процесс "нормализации" бронебойного остроголового снаряда, снабженного тупоголовым наконечником средней твердости. Начало 1942 г.

2. Подкалиберные боеприпасы были очень привлекательными с точки зрения увеличения бронепробиваемости существующего противотанкового оружия. С их помощью проникновение снаряда возрастало в среднем в 1,5 раза (для малокалиберных снарядов – вдвое).

Применение сердечников из карбида вольфрама было признано наиболее целесобразным для малокалиберных боеприпасов, в особенности – ПТР, крупнокалиберный пулемет, 20-мм танковая пушка, 37-мм зенитная пушка, 37-мм и 45-мм противотанковая пушка…

3. Кумулятивные боеприпасы признавались наиболее интересными с точки зрения возможности дать бронебойные средства артиллерии калибра 75-мм и более, обладавшей незначительной начальной скоростью снаряда и потому прежде не являвшейся опасной для танка.

Их пробивная способность могла достигать в среднем диаметра снаряда и не зависела от скорости его соударения с преградой.

Констатировалось, что подкалиберным снарядам лучше противостоит броня высокой твердости, так как при углах встречи больших чем 30 градусов, сердечник снаряда часто разрушается не пробивая ее.

В то же время бронебойным снарядам лучше противостоит вязкая броня средней твердости.

Рекомендовалось формировать броневую защиту перспективных танков из брони средней твердости, экранируя ее тонкими (10-12 мм) листами высокой твердости.

Оглавление книги


Генерация: 0.083. Запросов К БД/Cache: 3 / 0