Глав: 11 | Статей: 59
Оглавление
Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

7.1. Сделано в Нижнем Тагиле

7.1. Сделано в Нижнем Тагиле

Эвакуация завода № 183 завершилась лишь к декабрю 1941 г., когда он начал сборку первых танков из привезенного с собой задела. На новой площадке к заводу № 183 присоединились Мариупольский металлургический завод и Московский станкостроительный завод им. Орджоникидзе. Новый завод получил название "Уральский танковый завод им. Сталина" и стал, таким образом, одним из крупнейших в мире танковых заводов.

Условия, вызванные войной и вынужденной эвакуацией большого количества промышленных предприятий на Урал, создали множество трудностей, так как смежники, ранее снабжавшие завод № 183 комплектующими, прекратили поставки ввиду собственной эвакуации.

Однако даже в этих условиях наркомат требовал достичь суточной программы в 20 танков. Поэтому личному составу КБ завода № 183 не довелось сразу заняться конструкторскими работами над новой техникой.

Во-первых, на всех было выделено помещение около 28 кв. м, причем главный конструктор с заместителем делили на двоих крохотную комнатку менее 10 кв. м, в которой к тому же в ящиках хранился архив КБ, вывезенный из Харькова. Не хватало элементарного оборудования – на все КБ к началу 1942 г. приходилось всего 8 кульманов. В дефиците числились линейки, циркули, тушь, чертежная бумага. Лишь с калькой положение было более или менее сносным – в ход были пущены старые запасы Уралвагонзавода.

В феврале 1942 г. на территории УТЗ был организован опытный участок, который представлял собой часть пролета между корпусным и сборочным цехами длиной около 18 метров, навес над которым был построен только осенью. Свободной площади этого, с позволения сказать, "цеха" хватало лишь для установки двух корпусов размером с танк Т-34. Испытательный же участок цеха не имел крыши до 1950-х годов. Это был огороженный забором участок площадью примерно 10x5,5 метра, к которому были подведены электричество (напряжением 12 и 24 В), сжатый воздух и вода. Здесь запускали опытные танки и проводили испытания воздухоочистителей и подогревателей. Стенда для обкатки двигателя и трансмиссии не было.

Впрочем, на первых порах от всех конструкторских служб завода требовалась далеко не творческая работа. До февраля 1942 г. весь состав КБ превратился в рабочих, стремясь как можно скорее дать Красной Армии необходимые танки. О недостатках Т-34 временно забыли и стремились лишь к одному – любой ценой организовать поточное производство танков на новых площадях с суточной программой 20 танков. 20 декабря из ворот завода вышли первые 25 боевых машин, собранных из деталей, привезенных из Харькова. Интересно то, что лишь пять Т-34 получили штатные танковые дизели В-2, а двадцать – их усеченную версию В-2В (от тягача "Ворошиловец").

Эшелон с готовой продукцией следует на фронт. Осень, 1942 г.


Но танки второй серии, несомненно, радовали. По внешнему виду они мало походили на своих собратьев из Сталинграда и Горького. Их броня казалась гладкой, сварные швы – ровными и одинаковыми. Литые башни выглядели аккуратными, ведь их отливали в лучшие пески, которые смогли найти на Урале.

Но не только внешностью отличалась нижнетагильская машина от себе подобных. Она была еще самой дешевой и вдобавок наиболее надежной и безотказной среди средних и тяжелых танков отечественной постройки.

Благодаря тому что распоряжением СНК СССР в июле 1941 г. в Нижний Тагил был эвакуирован Институт Электросварки АН СССР, именно на УТЗ в производстве бронекорпусов Т-34 впервые был внедрен в серию метод полуавтоматической сварки сталей под флюсом. Собственно, метод был отработан ранее, но только для низкоуглеродистой конструкционной стали. Варить броневую сталь еще не пробовали.

Технологический процесс сварки корпуса Т-34 на сборочном стапеле был отработан совместно технологическим отделом УТЗ и отделом Главного конструктора института.

В январе 1942 г. был освоен метод автоматической сварки бортов Т-34 на двух "полуавтоматах временной схемы". Производительность полуавтоматической сварки была в среднем в восемь-двенадцать раз выше, чем при сварке вручную, но при этом, во-первых, швы отличались высокой степенью однородности и, во-вторых, – сварку мог вести человек без специальных навыков и физической подготовки.

В феврале 1942 г. от приварки бортов Т-34 постепенно перешли к сварке автоматом также носового узла танка, а позднее – к приварке башенного погона. К ноябрю 1942 г. на УТЗ работало уже шесть полуавтоматов, а на ЧКЗ – два.

Сварка бронекорпуса полуавтоматом Е. Патона. 1942 г.


Именно УТЗ в начале 1942 г. было дано задание по изготовлению пяти эталонных образцов Т-34, двум из которых предстоял долгий путь морем – в Великобританию и США для изучения союзными специалистами этого "чуда советской конструкторской мысли".

Танки прибыли в США предположительно в апреле 1942 г., а в мае они были испытаны на Абердинском полигоне. Там Т-34, вызвавший наибольший интерес, подвергся испытаниям длительным пробегом по пересеченной местности, совместно с колесно-гусеничным танком Т-4, характеристики которого ближе всего соответствовали ТТХ отечественного среднею танка.

Америкаский танк Т-4, испытывавшийся совместно с Т-34.



Танк T 34 на Абердинском полигоне, вид сбоку. 1942 г.


Танк Т-34 завода УТЗ на испытаниях в Абердине. Май, 1942 г.


Танк Т-34 на Абердинском полигоне, вид сзади, 1942 г.

Первая поломка Т-34 (лопнул трак) произошла приблизительно на 60-м километре, а после преодоления 343 км танк вышел из строя и не мог быть отремонтирован.

Поломка произошла из-за плохой работы воздухоочистителя, почему в двитатель набилось много пыли и произошло разрушение поршней и цилиндров. Танк был снят с испытаний пробегом, но испытан обстрелом из орудия танка КВ и 3-дюймового орудия самоходной пушки М-10, после чего нашел свое пристанище в коллекции испытатетьного полигона в Абердине. Танк же КВ, несмотря на наибольшие опасения со стороны наших танкостроителей, краткие испытания пробегом в 50 км выдержал нормально.

Танк КВ 1 на испытаниях на Абердинском полигоне. Весна, 1942 г.


Форма корпуса танка Т-34 очень понравилась всем американским экспертам, тогда как КВ – нет.

Анализ брони показал, что на обоих танках броневые плиты, однородные по химсоставу, имели неглубокую поверхностную закалку, основная масса броневой плиты – вязкая.

Американские специалисты полагали, что, изменив технологию закалки бронеплит, можно было уменьшить их толщину, оставив ту же снарядостойкость. Однако это высказывание впоследствие не подтвердилось практикой.

Основным недостатком корпуса была признана водопроницаемость как его нижней части при преодолении водных преград, так и верхней во время дождя. В сильный дождь в танк через щели натекало много воды, что могло привести к выходу из строя электрооборудования и даже боеприпасов. Расположение боеприпасов признано удачным.

Основной отмеченный недостаток башни и боевого отделения в целом – теснота. Американцы не могли понять, каким образом наши танкисты помещались в танке зимой в полушубках. Отмечался плохой механизм поворота башни, тем более что мотор слаб, перегружен и страшно искрил, в результате чего сгорели сопротивления регулировки скоростей поворота, выкрошились зубья шестеренок. Выдвигалось пожелание сделать гидравлический механизм поворота или оставить только двухступенчатый ручной.

Пушка Ф-34 понравилась артиллеристам за свою простоту, безотказность в работе и удобство в обслуживании. Недостатком орудия признана недостаточно высокая начальная скорость (около 620 м/с против возможной 850 м/с), что связывалось с невысоким качеством советского пороха.

Пушка Ф-34, демонтированная из танка Т-34. Абердинский полигон, 1942 г.


Конструкция прицела признавалась прекрасной, даже лучшей в мире из известного американским конструкторам, но качество стекла оставляло желать лучшего.

Стальные траки Т-34 просты по конструкции, широки, но американские (резинометаллические), по их представлениям, были лучше. Недостатком нашей гусеничной цепи американцы сочли малую прочность трака на разрыв. Это усугублялось плохим качеством гусеничных пальцев.

Подвеска на танке Т-34 признана плохой, ибо от подвески "Кристи" американцы уже безоговорочно отказались как от устаревшей. В то же время подвеска танка КВ (торсионная) признана очень удачной.

Дизель В-2 легкий и быстрооборотный. Всем американским военным понравились дизельные танки, они сожалели, что все мощные дизели в США забирал флот для катеров, что не позволяло оснащать ими массово выпускаемые танки.

Недостатки дизеля В-2 – плохой воздухоочиститель, который:

1) вообще не очищает воздуха, попадающего в мотор;

2) пропускная способность воздухоочистителя мала и не обеспечивает приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую.

В результате этого мотор не развивает полной мощности и попадающая в цилиндры пыль ведет к быстрому срабатыванию их, падает компрессия и мотор теряет мощность.

Кроме того, фильтр изготовлен с механической точки зрения очень примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжен, что ведет к вытеканию масла и т. д.

На танке КВ фильтр изготовлен лучше, но и он не обеспечивает притока в достаточном количестве нормально очищенного воздуха.

На обоих моторах плохие стартеры – маломощные и ненадежной конструкции.

Трансмиссия неудовлетворительная, явно устаревшей конструкции. Во время ее эксплуатаций на испытаниях у нее полностью выкрошились зубья на всех шестернях.

Трансмиссия Т-34. Фото снято на Абердинском полигоне. 1942 г.


Танки Т-34 и КВ были, с американской точки зрения, тихоходны, правда из-за хорошего сцепления с грунтом преодолевали склоны лучше, чем любой из американских танков. Сварка броневых плит чрезвычайно грубая и небрежная. Радиостанции при лабораторных испытаниях оказались неплохими, однако из-за плохой экранировки и плохих защитных устройств после их установки в танки не удалось иметь нормальной связи на дистанцию большую чем 10 миль. Компактность радиостанций и их расположение в машинах очень удачны. Механообработка деталей оборудования и частей за редким исключением очень плохая.

Итак, советские Т-34 и КВ не произвели фурора за океаном. Американские конструкторы нашли в них как достоинства, так и недостатки, что естественно. Но главное, что перевод этих отчетов уже мало что давал нашим танкостроителям. Ведь ознакомиться с ними представители ОГК НКТП смогли лишь осенью 1942 г., когда танки Т-34 и КВ изменились разительно.

Что касается Т-34, то эти изменения сводились к небольшим, но очень важным нюансам.

Во-первых, в серии была освоена новая башня, шестигранной в плане формы. Она не была более просторной, не отличалась и радикальной бронезащитой, но имела иные преимущества.

Ее форма была простой, не содержала "замков", требующих наличия каких-то "стержней" или "карнизов". Для приготовления формы уже не требовались какие-то особые пески, имеющие высокий коэффициент сцепления, равно как не требовался и макетчик высокого разряда. Вполне годилось то, что имелось в наличии… Все стенки башни были слабоклиновой формы, что способствовало свободному формованию мастер-формы во влажном песке и легкому извлечению оригинала наружу.

Мало того, что это можно было поручить начинающему работнику, но для увеличения производительности возможно стало применять в том числе и машинную формовку.

Простая форма стенок башни обеспечивала быстрый и надежный пролив всего литника. Снизился процент брака, но главное – улучшилась равномерность остывания толщи, что сказалось и на качестве самой брони.

С октября 1942 г. данный тип башни был рекомендован для освоения всеми предприятиями наркомата.

Утвержденный чертеж литой шестигранной башни Т-34. УВЗ, осень 1942 г.




Танк Т-34 с литой шестигранной башней образца 1942 г.

Было еще одно важное событие, что произошло в сентябре-октябре 1942 г. в нашем танкостроении. Завод № 76 вышел на запланированные мощности. Прекратились перебои с сырьем и материалами, что моментально сказалось на качестве выпускаемых двигателей – их ресурс многократно возрос. Нет, завод по-прежнему гарантировал наработку на отказ в районе 100-150 часов, но реально уже не было исключением, если установленный на Т-34 В-2 отрабатывал и много больше. В запасном полку был зафиксирован факт работы двигателя свыше 660 часов без поломок.

Но трансмиссия продолжала преподносить сюрпризы. Все чаще из уст главного конструктора Т-34 А. Морозова слышались доводы, что пора переходить на новый танк, который должен качественно превзойти и Т-34, и КВ…

Оглавление книги


Генерация: 0,516. Запросов К БД/Cache: 3 / 1