Главная / Библиотека / Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г. /
/ Наступательная операция на Орловском направлении

Глав: 14 | Статей: 26
Оглавление
Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *
Максим Коломиецi / Михаил Свиринi

Наступательная операция на Орловском направлении

Наступательная операция на Орловском направлении

Особенностью наступления под Курском было то, что оно осуществлялось на широком фронте крупными силами трех фронтов (Центрального, Воронежского и Степного), при участии левого крыла Западного и Брянского фронтов.



Советские пехотинцы осваивают английский бронетранспортёр «Универсал». Орловское напр, Август 1943 г.

Soviet infantrymen are training to leave British Universal carrier. August 1943.

Территориально наступление советских войск разделялось на Орловскую наступательную операцию (левое крыло Западного, а также Центральный и Брянский фронты) и Белгородско-Харьковскую наступательную операцию (Воронежский и Степной фронты).

Орловская наступательная операция началась 12 июля 1943 г. ударом Западного и Брянского фронтов, к которым 15 июля присоединился Центральный. Главная оборонительная полоса группы армий «Центр» на орловском выступе имела глубину порядка 5–7 км. Она состояла из опорных пунктов, связанных между собой сетью траншей и ходов сообщения. Перед передним краем были установлены проволочные заграждения в 1–2 ряда деревянных кольев, усиленные на ответственных направлениях проволочными заборами на металлических стойках или спиралями «Бруно». Имелись также противотанковые и противопехотные минные поля. На главных направлениях установили большое количество пулеметных бронеколпаков, из которых можно было вести плотный перекрестный огонь. Все населенные пункты приспособили для круговой обороны, по берегам рек устроили противотанковые препятствия. Однако многие инженерные сооружения не были достроены, так как немцы не верили в возможность широкого наступления советских войск на данном участке фронта.

Для выполнения наступательной операции Генеральный штаб подготовил следующие ударные группировки:

— на северо-западной оконечности орловского выступа, в месте слияния рек Жиздра и Рессета (50-я армия и 11-я гв. армия);

— в северной части выступа, в районе города Волхов (61-я армия и 4-я танковая армия);

— в восточной части выступа, восточнее Орла (3-я армия, 63-я армия и 3-я гвардейская танковая армия);

— в южной части, в районе ст. Поныри (13-я, 48-я, 70-я армии и 2-я танковая армия).

Силам наступавших фронтов противостояли немецкие 2-я танковая армия, 55-й, 53-й и 35-й армейские корпуса. Согласно данным отечественной разведки они имели (с учетом армейских резервов) до 560 танков и САУ. В дивизиях первого эшелона насчитывалось 230–240 танков и САУ. В состав группировки, действовавшей против Центрального фронта, входили три танковые дивизии: 18-я, 9-я и 2-я, располагавшиеся в полосе наступления нашей 13-й армии. В полосе наступления 48-й и 70-й армий немецкие танковые части отсутствовали. На стороне наступавших было абсолютное превосходство в живой силе, артиллерии, танках и авиации. На главных направлениях превосходство по пехоте составляло до 6 раз, по артиллерии — до 5…6 раз, по танкам — до 2,5…3 раз. Немецкие танковые и противотанковые подразделения были значительно ослаблены в предшествующих боях и потому не оказали большого сопротивления. Быстрый переход советских войск от обороны к широкомасштабному наступлению не дал немецким войскам возможности провести реорганизацию и закончить ремонтно-восстановительные работы. По донесениям наступавших частей 13-й армии, все захваченные немецкие походные ремонтные мастерские были забиты повреждённой боевой техникой.



Т-34, оборудованные минными тралами ПТ-3, движутся к фронту. Июль-август 1943 г. (Фото из коллекции авторов).

Т-34 tanks equipped with РТ-3 mine rollers are moving to front. July-August 1943.



Немецкое противотанковое орудие РаК 40 ведёт огонь по атакующим советским танкам. На щите орудия закреплены ножницы для резки колючей проволоки. Август 1943 г.

The РаК 40 shelling to Soviet tanks. Scissors for barbed wire are fastened on the shield. August 1943.



Подразделение истребителей танков и штурмовых орудий на отдыхе. На снимке — «Мардер II» и StnG40 Ausf F/8. (Фото из коллекции авторов).

German troops at rest. At the foreground — the Marder II, at the background — the StuG 40 Ausf F/8.



Советский танк 22-й тбр. входит в горящее село. Воронежский фронт.

Soviet T-34 tank of 22nd tank brigade enters a burning village. Voronezh front.



Немецкий танк PzKpfw IV Ausf H, подбитый орудием Глаголева. Орловское напр., август 1943 г.

The PzKpfw IV Ausf H destroyed by Glagolev gun. Orel direction, August 1943.



Бойцы и командиры инженерно-сапёрной штурмовой бригады, отличившиеся в боях за Орёл.

Soldiers and commanders of an engineer-assault brigade merited with awards for Orel battle.

Утром 12 июля, в 5:10, сразу после дождя, советское командование предприняло авиационно-артиллерийскую подготовку, а в 5:40 начался штурм орловского выступа с севера и северо-востока. К 10:00 главная оборонительная полоса немецких войск была прорвана в трех местах, и в прорыв пошли части 4-й танковой армии. Однако к 16:00 немецкое командование смогло перегруппировать силы и, отведя ряд подразделений из-под ст. Поныри, остановить развитие советского наступления. К вечеру первого дня наступления на северо-западе советские войска смогли продвинуться на 10–12 км, на севере — до 7,5 км. На восточном направлении продвижение было незначительным.

На следующий день северо-западная группировка была направлена на уничтожение крупных опорных пунктов в селах Старица и Ульяново. Используя дымовую завесу и демонстрируя атаку с. Старица с севера, наступающие части скрытно обошли населенные пункты и нанесли танковый удар с юго-востока и запада. Несмотря на хорошее обеспечение населённых пунктов, вражеский гарнизон был полностью уничтожен. В этом бою лучше всего проявили себя подразделения инженерно-штурмовых войск, которые умело «выкуривали» огнемётами немецкие огневые точки в домах. В это время в с. Ульяново наступающие войска ложными атаками оттянули на западную окраину весь немецкий гарнизон, что позволило практически беспрепятственно ворваться в село на танках со стороны с. Старица. При освобождении этого важного опорного пункта потери со стороны наступавших были небольшими (всего десять человек убитыми).

С ликвидацией этих узлов сопротивления нашим войскам открылся путь на юг и юго-восток. Наступающие в этих направлениях войска создали угрозу коммуникациям немцев между Орлом и Брянском. За два дня боев, по показаниям пленных, немецкие 211-я и 293-я пехотные дивизии были практически уничтожены, а 5-я танковая дивизия, понесшая большие потери, была выведена в тыл. Оборона немецких войск была прорвана на фронте 23 км и на глубину до 25 км. Однако немецкое командование грамотно оперировало имеющимися резервами, и к 14 июля наступление на данном участке было приостановлено. Бои приняли позиционный характер.



Понтонный парк Н-2-П движется к фронту. Орловское напр. (Фото из коллекции авторов).

A pontoon company equipped with N-2-P pontoons moves to front. Orel direction.



Советские самоходчики на СУ-76 в наступлении севернее Курска. Машина не имеет ленивца (Фото РГАКФД).

The Soviet SU-76 gun passes a village at the North of Kursk.



«Вперёд, на Орел!» Тяжелые 203-мм гаубицы Б-4 на марше (Фото ЦМВС).

Forward to Orel. Heavy 203-rmm howitzers B-4 on marsh.



Экипаж СУ-122 получает боевую задачу. Севернее Орла, август 1943 г.

A SP gun crew at field briefing. At the North of Orel, August 1943.

Войска 3-й армии и 3-й гвардейской танковой армии, наступавшие на Орел с востока, успешно форсировали несколько водных преград и, обходя очаги сопротивления, пытались с ходу прорваться к Орлу. К моменту ввода в бой 18 июля, 3 гв. танковая армия имела танков Т-34 — 475, танков Т-70 — 224, орудий и миномётов — 492. Они создали для немецких войск серьёзную опасность рассечения их группировки пополам, и потому против них вечером 19 июля были введены противотанковые резервы.

Однако, поскольку фронт был прорван на широком участке, действия немецкого командования напоминали латание прорех в «Тришкином кафтане», и были малоэффективны.




СУ-152 майора Санковского, уничтожившая в первом бою 10 немецких танков. 13-я армия, август 1943 г. (Фото из коллекции авторов).

The SU-152 of major Sankovsky has destroyed 10 German tanks in the first battle. 13th army, August 1943.

22 июля передовые части 61-й армии ворвались в Волхов, улучшив положение войск Брянского фронта. Одновременно войска 11-й гв. армии перерезали шоссе Волхов — Орёл, создав немецкой Волховской группировке угрозу окружения.

В это время 63-я армия и части 3-й гв. танковой армии вели тяжёлые бои с 3-й танковой дивизией немцев, переброшенной из Ново-Сокольников, и подразделениями 2-й танковой и 36-й механизированной дивизий, переброшенными из-под Понырей. Особенно тяжелые бои развернулись в междуречье Зуша, Олешня, где у немцев имелся хорошо подготовленный оборонительный рубеж, который они пытались занять подходящими силами. Войска 3-й армии с ходу захватили плацдарм на берегу р. Олешня в районе Александровка, куда началась переброска танков 3-й гв. танковой армии. Но южнее Александровки наступление было малоуспешно. Особенно тяжело было бороться с закопанными в землю немецкими танками и штурмовыми орудиями. Тем не менее, к 19 июля наши войска вышли к р. Олешня на всем ее протяжении. В ночь на 19 июля по немецкому рубежу обороны на р. Олешня был нанесен мощный авиационный налет, а утром началась артподготовка. К полудню Олешня была форсирована в нескольких местах, что создало угрозу окружения всей Мценской группировки немцев, и 20 июля они оставили город почти без боя.



Верхний снимок — 3-я танковая армия в наступлении на Орёл.

3th tank army in offensive to Orel.

Средний снимок — Немецкая часть, потрёпанная в боях отступает. Орловское напр.

Retreating German troops. Orel area.

Нижний снимок — Захваченный SdKfz 251/9 Ausf D изучают представители штаба артиллерии. Август 1943 г.

The captured SdKfz 251/9 Ausf D. August 1943.

15 июля к наступательным действиям перешли и подразделения Центрального фронта, которые воспользовались отводом части немецких сил из-под Понырей. Но до 18 июля успехи Центрального фронта были довольно скромными. Лишь утром 19 июля Центральный фронт прорвал немецкую полосу обороны на 3…4 км в направлении на северо-запад, в обход Орла. В 11 часов в прорыв были введены танки 2-й танковой армии.

Интересно отметить, что артиллерийские орудия, переданные танковым войскам для усиления, буксировались некоторыми наступавшими танками 16-го тк. (для чего танки были дооборудованы буксирными крюками), а их расчёты составляли танковые десанты. Единство боеприпасов танковых и противотанковых орудий помогало справиться с проблемой боепитания орудий, а большая часть боекомплекта подвозилась штатными тягачами (автомобили «Студебеккер», «Джи-Эм-Си», ЗиС-5 и трактор «СТЗ-Нати») и использовалась как артиллеристами, так и танкистами. Такая организация помогла эффективно использовать артиллерию и танки при преодолении укрепленных пунктов противника. Но по танкам им стрелять приходилось мало. Основными целями советских танков и противотанковой артиллерии были пулеметные бронеколпаки, противотанковые орудия и немецкие САУ.

Однако 3-й тк. той же 2-й танковой армии использовал приданную противотанковую и лёгкую артиллерию неграмотно. Полки артбригады были приданы танковым бригадам, которые раздробили их на батареи, передав танковым батальонам. Это разрушило руководство бригадой, приведя к тому, что батареи предоставлялись сами себе. Командиры танковых батальонов требовали, чтобы батареи сопровождали танки своим ходом в их боевых порядках, что привело к неоправданно большим потерям матчасти и личного состава 2-й ИПТАБр (грузовые автомобили в боевых порядках танков представляли собой легкую добычу для всех видов оружия). Да и сам 3-й тк. понес большие потери в районе Троена, пытаясь без разведки и артиллерийской поддержки атаковать в лоб укреплённые позиции немецких гренадеров, усиленные истребительно-противотанковыми САУ и штурмовыми орудиями.



«Фердинанд», захваченный исправным с экипажем бойцами 129-й стрелковой дивизии.

The «Ferdinand» captured with crew by soldiers of 129th division.



Освобождённая ст. Орёл-товарная. Август 1943 г. (Фото — «Фронтовая иллюстрация» 1943 г.)

At Orel-cargo railway station. August 1943.



Тяжёлая артиллерия на марше. 152-мм пушки-гаубицы МЛ-20 буксируются тракторами С-60.

The S-60 tractors towing 152-mm ML-20 guns.



Советская пехота в наступлении. Август 1943 г. (Фото из коллекции авторов).

Soviet infantry moves forward. August 1943.



«Самоходка» СУ-122 4-й танковой армии на марше в районе Карачева. Август 1943 г.

The SU-122 of 4-th tank army at Karachev area. August 1943.



Обломки PzKpfw IV Ausf G 3-го танкового полка 2-й танковой дивизии. Орловское напр.

Wreckage of the PzKpfw IV Ausf G of 3nd tank regiment of 2nd tank division. Orel area.



Танк PzKpfw IV Ausf Н, подорванный немецкими войсками при отступлении. Пригороды Орла.

The PzKpfw IV Ausf H in suburbs of Orel.

Наступление Центрального фронта развивалось медленно. Для ускорения продвижения частей фронта и ввиду больших потерь в танках, 24–26 июля Ставка передала 3-ю гв. танковую армию из Брянского фронта в Центральный. Однако к этому времени 3-я гв. танковая армия также понесла большие потери и потому не смогла серьезно повлиять на скорость продвижения фронта. 22–24 июля для оборонявшихся под Орлом немецких войск создалось наиболее тяжелое положение. К западу от Волхова советские войска создали наибольшую угрозу основным коммуникациям немецких войск. 26 июля в ставке Гитлера состоялось специальное совещание, посвященное положению немецких войск на Орловском плацдарме. В результате совещания было принято решение об отводе всех немецких войск с Орловского плацдарма за линию «Хаген». Однако отступление необходимо было по возможности задерживать из-за неготовности линии обороны в инженерном отношении. Тем не менее, с 31 июля немцы начали планомерный отвод своих войск с Орловского плацдарма.




Подбитая и уничтоженная вражеская техника на подступах к Орлу. Август 1943 г. (Фото ЦМВС).

Suburbs of Orel. Destroyed PzKpfw IV Ausf H tanks and the «Marder II». August 1943.

В первый числах августа начались бои за предместья г. Орёл. 4 августа в восточных предместьях города бои вели 3-я и 63-я армия. С юга Орел охватывали подвижные соединения Центрального фронта, что поставило обороняющиеся немецкие войска в тяжелое положение и принудило к срочному отходу. К 5 августа бои в городе переместились на западные окраины, а 6 августа город был полностью освобождён.



Схема Орловской наступательной операции.

A scheme of Orel offensive.

На завершающем этапе борьбы за Орловский плацдарм бои развернулись за город Карачев, прикрывающий подступы к Брянску. Бои за Карачев начались 12 августа. Важную роль в ходе наступления здесь сыграли инженерные части, восстанавливавшие и разминировавшие дороги, разрушенные немецкими войсками при отступлении. К исходу 14 августа наши войска прорвали немецкую оборону восточнее и северо-восточнее Карачева и на следующий день овладели городом. С освобождением Карачева ликвидация Орловской группировки была практически закончена. К 17–18 августа наступающие советские войска вышли к линии «Хаген».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 3 / 1