Глав: 9 | Статей: 35
Оглавление
В Советском Союзе тупоносый коротенький самолет, получивший у летчиков кличку «ишак», стал настоящим символом, как казалось, несокрушимой военной мощи страны. Характерный силуэт И-16 десятки тысяч людей видели на авиационных парадах, его изображали на почтовых марках и пропагандистских плакатах. В нацистской Германии детище Вилли Мессершмитта также являлось символом растущей мощи Третьего рейха и непобедимости его военно-воздушных сил – люфтваффе. В этой книге на основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников впервые приведена наиболее подробная история создания, испытаний, производства и боевого пути двух культовых боевых машин в самый малоизвестный период – до начала Второй мировой войны. Особое внимание в работе уделено противостоянию двух машин в небе Испании в годы гражданской войны в этой стране (1936–1939).
Дмитрий Зубовi / Юрий Борисовi / Дмитрий Дёгтевi / Литагент «Центрполиграф»i

«Они лезут отовсюду, словно крысы!»

«Они лезут отовсюду, словно крысы!»

Первая партия И-16 тип 5 в количестве 31 самолета в сопровождении летчиков 1-й Брянской авиабригады была доставлена на Пиренейский полуостров в октябре 1936 года на советском транспорте «Мурман-лес». Так «ишаки» впервые оказались на иностранной территории в тысячах километров от родины.

Истребители выгрузили в порту Картахена на восточном побережье, оперативно собрали на близлежащем аэродроме Лос-Алькасарез и облетали. Из доставленных самолетов были скомплектованы три эскадрильи, которые для оперативности управления объединили в истребительную группу под командованием капитана Сергея Тархова. Первоначально в их летный состав входили только советские пилоты. Тархов «по совместительству» возглавил и 1-ю эскадрилью. Второй командовал старший лейтенант Владимир Бочаров, 3-й – С. Денисов. Чуть позже истребительной группе И-16 присвоили номер 21 (Grupo 21). Впоследствии в Испанию прибыли и другие советские самолеты: истребители И-15, разведчики Р-5, а позднее и новейшие бомбардировщики СБ. Эскадрильи, в которых воевали русские летчики, объединили в так называемую Особую бригаду.

Первоначальным местом базирования эскадрилий И-16 определили аэродромы в Алькале и Сото в районе Мадрида. Авиация националистов подвергала столицу постоянным бомбардировкам, поэтому ее противовоздушная оборона и стала важнейшей задачей И-16.

Ситуация на фронте в этот момент выглядела катастрофически. Передовые части националистов уже заняли столичные предместья Карабанчель, Каса-дель-Кампо и Университетский городок. В самой столице стояла паника, подогреваемая ежедневными бомбардировками. Вой сирен воздушной тревоги, мечущиеся в поисках укрытий женщины и дети, баррикады посреди улиц – все это создавало жуткую апокалиптическую картину. Жители города подозревали друг друга в измене и содействии националистам. В тюрьмах при активном участии коммунистов и эмиссаров НКВД наспех расстреливали сотни политических заключенных.

В ночь на 6 ноября республиканское правительство сбежало из Мадрида в Валенсию, поручив отстаивать город так называемой Хунте обороны Мадрида во главе с престарелым генералом Хосе Миахой. Однако при поддержке коммунистической партии и ее молодежных организаций, а также профсоюзов Миаха все же смог мобилизовать едва ли не все мужское население крупного города. В «народную» армию влилось порядка 40 тысяч человек. Правда, оружия на всех не хватало, проблемы были и с боеприпасами. 7–12 ноября ожесточенные бои шли уже на окраинах Мадрида. Северо-западные районы стали подвергаться не только бомбардировкам, но и артиллерийскому обстрелу.

И вот в этих непростых условиях 9 ноября 1936 года горьковские истребители впервые участвовали в воздушном бою. Машина, мучительно создававшаяся конструкторами, испытателями и рабочими четыре года, наконец-то могла продемонстрировать свои реальные боевые возможности.

В этот день 15 легких итальянских бомбардировщиков Ro-37bis «Ромео» в сопровождении 14 CR-32 совершали очередной налет на Мадрид. Первые представляли собой бипланы с экипажем из двух человек, развивавшие максимальную скорость 330 км/ч. Они могли нести 180 кг бомб. Оборонительное вооружение состояло из одного турельного 7,7-мм пулемета Breda-SAFAT. Первые 10 машин прибыли в Испанию в октябре 1936 года. Затем количество Ro-37bis постепенно увеличивалось, и к началу ноября их парк увеличился до 20 самолетов, а всего итальянцы переправили Франко 36 таких машин, образовав группу XXII Gr. «Линцы».

Первыми целями Ro-37bis стали позиции республиканских войск, оборонявших Мадрид, и непосредственно сама испанская столица. После первых же боев стало очевидно, что выпускать эти легкие бомбардировщики без истребительного прикрытия означало нести немалые потери. Поэтому вылеты, как правило, сопровождались эскортом из «Фиатов». И вот днем 9 ноября итальянские бомбардировщики внезапно столкнулись в небе над Мадридом с двумя эскадрильями И-15 и И-16, в кабинах которых сидели преимущественно советские пилоты. Итальянцы впервые встретились со скоростными истребителями и попросту не знали, как вести с ними бой. «Ишаки» стремительно приближались, с разных углов атаковали бипланы, после чего уходили с набором высоты. Бортстрелки отчаянно палили по противнику из своих 7,7-мм пулеметов, но этот огонь оказался малоэффективным. CR-32 пытались совершить боевой разворот, чтобы зайти неопознанным монопланам в хвост, но тут же попадали под удар маневренных И-15. Словом, боевая премьера И-16 оказалась весьма эффектной! В результате боя националисты потеряли по два Ro-37bis и CR-32[Интересно, что советские летчики заявили, что сбили в этом бою три Не-51 и один Ar-68. Последний был записан на счет старшего лейтенанта Георгия Захарова. Вероятно, это связано с тем, что пилотам были еще плохо известны типы истребителей и бомбардировщиков противника. Многочисленные и разнообразные бипланы, применявшиеся националистами, были для них, как говорится, на одно лицо.]. При этом сам налет оказался сорван. Правда, и советские летчики лишились одного И-15 и одного И-16.

А уже на следующий день И-16 из 1-й эскадрильи Grupo 21 произвели штурмовку наземных позиций франкистов в пригороде Мадрида. Так экспромтом состоялся и дебют «ишака» в роли штурмовика. Правда, огонь пары малокалиберных ШКАСов больше производил психологический эффект, нежели наносил урон противнику.

Авиация франкистов в этот момент была представлена в основном итальянскими и немецкими бомбардировщиками SM-81 «Савойя» и Ju-52/3m[Ju-52 не являлись полноценными бомбардировщиками. По сути, это был транспортник, переоборудованный для сброса бомб. Для этого уже после прибытия в Испанию на них кустарным образом смонтировали вертикальные магазины для небольших бомб калибра 50–70 кг.], а также истребителями CR-32 и Не-51. Последний являл собой развитие Не-37, того самого И-7, с которым за год до этого «ишаки» проводили учебные бои над брянскими лесами. Биплан развивал максимальную скорость всего 310 км/ч, а по вооружению был практически равен И-16 тип 5 (два 7,9-мм пулемета). Поэтому биться на равных с советским монопланом «Хейнкель» мог только при очень выгодных условиях, используя свою лучшую маневренность. Бои с бипланами И-15 для пилотов Не-51 тоже были нелегки. «Фиат» несколько превосходил своего немецкого «родственника». Он не настолько сильно уступал «ишаку» в скорости (354 против 420–430 км/ч), но зато заметно превосходил в вооружении. Два 12,7-мм пулемета Breda-SAFAT обладали гораздо большей прицельной дальностью и разрушительной силой, чем пара ШКАСов.

Что касается бомбардировщиков националистов, то они летали очень медленно, были неуклюжи и неповоротливы, имея при этом слабое оборонительное вооружение. Некоторые из них напоминали скорее летающего бегемота, чем боевой самолет. Фактически ни Ju-52, ни SM-81 не могли вылетать на задания без большого истребительного эскорта.

Неудивительно, что появление новых скоростных монопланов в небе над Мадридом стало для франкистов, немцев и итальянцев полной неожиданностью. Тупоносые и маневренные истребители появлялись откуда ни возьмись, стремительно проносились через боевые порядки «Хейнкелей» и «Фиатов», обстреливали их и на огромной скорости и столь же стремительно исчезали в облаках. Кое-где видели также юркие бипланы с похожими фюзеляжами. Стало ясно, что воздушная война в испанском небе вступила в новую фазу.

В 15.00 13 ноября пять Ju-52/3m из легиона «Кондор» и три Не-46С франкистов в сопровождении девяти Не-51 совершили очередной налет на Мадрид. На перехват было поднято в общей сложности 24 советских истребителя, в том числе 12 И-15 под командованием лейтенанта Павла Рычагова и столько же И-16 капитана Сергея Тархова. В завязавшемся бою самолет последнего был подбит и, потеряв управление, столкнулся с истребителем командира 4-й эскадрильи J/88 обер-лейтенанта Эберхардта Крафта. Тархов при этом выпрыгнул с парашютом и благополучно приземлился на своей территории. Однако республиканские солдаты, находившиеся поблизости, приняли его за летчика путчистов и обстреляли его. Тяжело раненного в живот летчика еще и избили местные жители, после чего, еле живого, доставили в здание военного министерства, где содержались пленные пилоты противника. Только случайно оказавшийся там в это время советский журналист Михаил Кольцов исправил ошибку. Вскоре Тархова доставили в госпиталь, но через несколько дней он скончался.

В этом же бою был подбит старший лейтенант Бочаров. Ему тоже не повезло. Летчик выпрыгнул с парашютом, но приземлился на вражеской территории. Франкисты зверски пытали его, а потом растерзали и отрезали голову. 14 ноября тело Бочарова было сброшено с бомбардировщика в ящике с парашютом на Мадрид. В ящике также находилась записка с угрозами в адрес остальных советских летчиков. Нельзя забывать, что это была гражданская война и никакие конвенции и международные нормы на ней не действовали[31 декабря 1936 года Тархову и Бочарову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В этот же день звание ГCC получил и старший лейтенант Рычагов.].

Таким образом, первый крупный бой между Особой бригадой и легионом «Кондор» закончился потерей двух И-16 и двух пилотов. Сразу две эскадрильи лишились своих командиров. Потери немцев составили четыре Не-51, при этом погибло два летчика, в том числе упомянутый обер-лейтенант Крафт[К этому моменту на его счету было семь республиканских самолетов.]. То есть в целом это была ничья.

После смерти капитана Тархова командование Grupo 21 принял старший лейтенант Сергей Денисов, а 1-ю эскадрилью возглавил капитан Константин Колесников.

Надо сказать, что испанская столица практически не имела организованной противовоздушной обороны. Линия фронта проходила совсем рядом, поэтому сведения о приближении вражеских самолетов зачастую поступали на аэродром Grupo 21 слишком поздно. Так, утром 15 ноября 14 Ju-52/3m в сопровождении трех Не-51 совершили очередной налет на Мадрид, беспрепятственно сбросив бомбы на густонаселенные жилые кварталы города.

Именно при отражении налетов на Мадрид И-16 получил свое нелицеприятное прозвище, которое потом закрепилось за ним на долгие годы. До появления «ишаков» бомбардировщики Ju-52 действовали над испанской столицей практически безнаказанно и в целях морального воздействия на жителей, не ощущая ни малейшей угрозы со стороны ПВО, летали на высоте крыш домов. И-16 атаковали именно в момент, когда летчики Ju-52 вели «психологическую войну» против мадридцев. Один из пилотов «Юнкерсов» закричал по радио: «Saliande Todaspartescomoratas!» – «Они лезут отовсюду, словно крысы!» Это, конечно, всего лишь легенда – скорее всего, похожая фраза имела место быть, но произнесли ее по-немецки. Как бы то ни было, но термин «Рата» прочно закрепился за И-16. Тем более что и в немецком (ratte) и в испанском (rata) «крыса» произносится практически одинаково.

Республиканцы же называли свои И-16 «Моска». Дело тут, вероятно, отнюдь не в гипотетическом сходстве самолета с мошкой. На ящиках, в которых прибывали в Испанию самолеты, крупными буквами было написано «МОСКВА». «МОСКВА» превратилось в «Моску».

Во второй половине дня 15 ноября пилотам И-16 удалось атаковать над городом группу из пяти «Юнкерсов» и семи Ro-37bis, коих прикрывал эскорт из шести Не-51 и двенадцати «Фиатов». Однако пилоты истребителей националистов вовремя заметили приближение «крыс» и, резко начав боевой разворот, атаковали их до того, как те смогли приблизиться к бомбардировщикам. В итоге последние смогли беспрепятственно сбросить бомбы на город и удалиться, в то время как в воздухе завязался упорный бой между истребителями. По его итогам летчикам Денисову и Черных записали по одной победе.

Утром 16 ноября Ju-52 в сопровождении CR-32 бомбили позиции республиканцев в районе больницы Клинико и казарм Монтанья. И-16 завязали воздушный бой с «Фиатами», однако перестрелка закончилась без потерь с обеих сторон. На следующий день был сбит третий И-16.

18 ноября три И-16 из 1-й эскадрильи вылетели на перехват группы итальянских бомбардировщиков Ro-37bis. Однако летевшие без истребительного прикрытия бипланы вовсе не оказались легкой мишенью для «ишаков». Обладая меньшей скоростью, они быстро маневрировали и уклонялись от атак, а бортстрелки вели при этом плотный заградительный огонь. В итоге, несмотря на многочисленные атаки, все бомбардировщики смогли вернуться на свою базу. Правда, пилот одного из Ro-37bis был ранен и при посадке его самолет потерпел аварию. Летчик и бортстрелок при этом погибли.

Кроме дневных, периодически совершались еще и ночные налеты на испанскую столицу. Газета «Правда» опубликовала по этому поводу репортаж журналиста Михаила Кольцова:

«18 ноября. Мадрид горит. На улицах светло, жарко, но это не день, а ночь. Мадрид горит, его подожгли германские бомбы с воздуха.

Горят общественные здания, гостиницы, лазареты, институты, большой корпус Национальной библиотеки, рынок и церковь на площади Кармен. Горят без конца жилые дома. Пожарные части сбились с ног. А если бы их было и в пять раз больше, все равно не хватило бы сил. Фашистской авиацией подожжена большая часть города. Пожарные, милиция и добровольцы стараются только предупредить осложнения – взрывы и излишнюю гибель людей. Они спешат перерезать газопроводы, выносят бензин и изолируют соседние дома.

В горестном молчании тысячи людей вытаскивают из квартир свой скарб – тюфяки, детей, завернутых в одеяла, и идут… Куда?

Три часа ночи. Бомбардировка продолжается. Еще вчера фашистской авиации нужны были осветительные ракеты. Сегодня пылающий город сам себя освещает, и опьяненные зрелищем пожаров убийцы все приходят и приходят, все кидают новые бомбы в уходящих жителей, в пожарных, в новые и новые живые мишени… Рынок на площади Кармен пылает горячим жадным огнем. Сюда только недавно привезли продовольствие. Завтра целый район города останется голодным. На холме, в красивом парке, пылает дворец герцогов Альбе – сокровищница искусств, одна из главнейших достопримечательностей Мадрида и Испании».

Тысячи жителей все эти дни отсиживались в метро, которое являлось самым надежным бомбоубежищем.

19 ноября около 40 Ju-52/3m и SM-81 в сопровождении 16 CR-32 совершили новый массированный налет на Мадрид. На перехват им поднялась 1-я эскадрилья Grupo 21. По итогам воздушного боя советские летчики записали на свой счет сразу семь самолетов противника, что было явным преувеличением. Подтверждение побед в Испании было делом сложным, так как единой линии фронта не существовало, отследить места падения часто не представлялось возможным и донесения, как правило, составлялись на основании показаний других пилотов, участвовавших в бою.

Налеты на Мадрид в течение 16–19 ноября стали самыми массированными за всю войну. Несмотря на отчаянные усилия Особой бригады, только 16-го числа в результате авиаударов в городе было убито и ранено свыше 500 человек, а 19-го более тысячи, причем среди раненых оказались даже три британских дипломата. Было разрушено около 100 зданий, еще несколько десятков получили повреждения.

Тем временем националистам стало ясно, что овладеть Мадридом не удастся. 23 ноября на совещании с генералами в Хетафе Франко с неудовольствием заметил, что, несмотря на огромные потери, «красные» все же смогли отстоять столицу. В связи с этим была проведена реорганизация войск. Из состава Северной армии была выделена новая, Центральная, под командованием генерала Андреса Саликета, которой предстояло вести уже не наступление, а лишь оборонять отвоеванные у республики территории. Однако бомбардировки Мадрида было решено продолжать, чтобы не давать жителям и защитникам спокойно жить.

Утром 5 декабря пять Ju-52/3m под прикрытием 15 истребителей в очередной раз пролетели над испанской столицей, сбросив на нее фугасные и зажигательные бомбы. При этом вылет прошел без противодействия со стороны республиканской авиации. В 13.00 начался второй налет с участием шести «Юнкерсов» и 14 «Фиатов». На сей раз в воздух были подняты три десятка истребителей, в том числе 13 И-16. После упорного боя был сбит CR-32 Антонио Ларсимонта Пергамени, на счету которого к этому моменту было четыре победы. Советские самолеты вернулись на аэродромы без потерь.

6 декабря бомбардировщики путчистов снова совершили налет на Мадрид. В его отражении участвовали 20 истребителей И-15 и И-16. Командир 1-й эскадрильи капитан Колесников потом писал в рапорте: «В 11.30 эскадрилья была вызвана по тревоге на Мадрид против появившихся «Юнкерсов». Это был 3-й вызов по счету. Прилетев к Мадриду («Юнкерсов» там не было), заметили 2 группы «Хейнкелей» (по 7 самолетов каждая), круживших с левым кругом на высоте 3000 метров над Каса-дель-Кампо. Моя высота была 2000 метров, и я принял решение зайти им в хвост со стороны солнца, набирая высоту по дороге; маневр удался, пятеркой (остальные самолеты остались в районе Посуэло) я набрал 3100 метров, вышел в хвост последней семерки и пошел на сближение. «Хейнкели» нас заметили уже тогда, когда дистанция между нами была 300 метров; вся семерка сразу же заметалась, расстроив свой парадный строй, но было уже поздно, вся пятерка наших самолетов, ведя огонь, прошла буквально через строй, чуть не задевая друг за друга. В этот раз было сбито 2 «Хейнкеля». Один из сбитых Не-51 был записан на счет самого Колесникова.

И-16 вылетали не только на перехват конкретных целей, но и на свободную охоту. Так, 8 декабря шестерка истребителей из 2-й эскадрильи в ходе одного из таких полетов случайно встретила группу из девяти Не-51, прикрывавших тройку бомбардировщиков Ju-52. Увидев стремительно приближающиеся «крысы», пилоты «Юнкерсов» сразу же взяли штурвалы на себя и стали уходить в облака, в то время как «Хейнкели» начали боевой разворот и вступили в бой. Однако в данном случае удача была на стороне республиканцев, сумевших «завалить» один биплан.

В 13.00 16 декабря в районе столицы произошло еще одно крупное сражение. В это время на подступах к городу появились 30 бомбардировщиков в сопровождении 25 CR-32 и Не-51. На подходе к цели они были атакованы большой группой И-16 и И-15 (в общей сложности 36 машин). В результате без потерь со своей стороны советским летчикам удалось сбить четыре «Хейнкеля» и один «Фиат».

20 декабря произошел еще один бой между шестью И-16 из 2-й эскадрильи и шестью CR-32. На сей раз снова была ничья, однако уже при посадке на своем аэродроме один «Фиат» потерпел катастрофу. Стало ли это следствием полученных в бою повреждений, неизвестно. Так или иначе, опыт показал, что, несмотря на преимущество И-16 в скорости, более маневренные и хорошо вооруженные бипланы вполне могли биться с ним на равных. Даже удачно зайдя в хвост и открыв огонь, пилотам «ишаков» зачастую не удавалось сбить противника из-за низкой эффективности своих 7,6-мм пулеметов.

В этот же день произошел еще один бой, на сей раз закончившийся для советских летчиков плачевно. Звено из трех «ишаков», вылетевшее на свободную охоту, было внезапно атаковано со стороны солнца пятеркой CR-32. В результате франкисты буквально разнесли в клочья все три машины. Таким образом, за месяц с небольшим Особая бригада потеряла в боях семь И-16 и еще несколько разбились в результате аварий.

22 декабря очередной воздушный бой также закончился победой итальянцев. Без потерь со своей стороны «Фиаты» сбили один «ишак».

Что касается немецких Не-51, то их пилоты находились в гораздо худшем положении, чем итальянцы. Устаревший биплан явно не годился для боев с современными истребителями противника. Немецкие летчики после понесенных в декабре потерь чувствовали себя удручающе. Обер-лейтенант Харро Хардер писал по этому поводу в дневнике: «Общая организация просто ужасна. Полное ощущение того, что это приключение организовано некомпетентными штабными офицерами. Где результаты, оправдывающие операции? Почему мы не имеем лучших истребителей? Русские самолеты превосходят наши машины по всем характеристикам».

В конце декабря, то есть в то самое время, когда далеко на северо-востоке, на авиазаводе № 21 в Горьком рабочие по-стахановски собирали новую партию истребителей для Испанской республики, на Пиренеях наступило резкое ухудшение погоды. Это на некоторое время снизило интенсивность воздушных боев.

Первый боевой опыт И-16 сразу выявил ряд недостатков. Часть их была связана с самой конструкцией, другая с особенностями театра боевых действий. Несколько «ишаков» уже вскоре после прибытия потерпели катастрофы. Расследование причин выявило на истребителях дефект крыла. При энергичном боевом пилотировании конструкция на месте подвески элерона к крылу не выдерживала перегрузок, концевая часть плоскости разваливалась, и машина становилась неуправляемой. Колесная база у И-16 оказалась слишком узкой, вследствие чего взлет с каменистой поверхности едва не приводил к опрокидыванию. Кроме того, мелкие камни, вылетавшие из-под шасси, пробивали обшивку, в первую очередь руля высоты. Первая партия «тип 5», попавших в Испанию, имела полностью закрытые кабины. Однако стекло быстро царапалось пылью и тускнело, и, что еще хуже, фонарь часто заклинивало в закрытом положении. Некоторым летчикам во время боя приходилось попросту разбивать его пистолетом! Затем сдвижную часть стали попросту закреплять в открытом положении самодельными заглушками[Маслов М. Истребитель И-16. М.: Экспринт, 2005. С. 12.].

Моторы воздушного охлаждения М-25 во время рулежки и взлета засасывали много пыли, вследствие чего быстро теряли мощность и выходили из строя. К счастью, вместе с самолетами в первой партии были отправлены и запасные двигатели, что позволяло проводить в полевых условиях их замену и ремонт.

В переписке по И-16 за 1937 год есть небольшой отзыв летчика – члена Особой бригады. В нем он обращает внимание на плохое качество обшивки: «Во время полетов часто происходит срыв обшивки, вытяжка полотна между нервюрами. Самолет возвращается из боя весь ободранный, без оклейки лентами и обтекателями»[ГУ ЦАНО. Ф. 2066. Оп. 9. Д. 213. Л. 127.].

В то же время «ишаки» в некоторых случаях показали довольно высокую живучесть. К примеру, И-16 Г. Захарова, незадолго до этого пересевшего в горьковский истребитель с биплана И-15, однажды вернулся на аэродром со 140 пробоинами. При этом надо учесть, что летчик вел бой с группой СR-32 и по нему стреляли из крупнокалиберных 12,7-мм пулеметов.

Тем временем Третий рейх присылал в Испанию все новые и новые самолеты разных типов. В отличие от советских транспортов, которым приходилось преодолевать довольно большой путь через Черное и Средиземное моря, да еще и прорываться через установленную франкистами морскую блокаду, немецкие и итальянские корабли без проблем преодолевали короткий отрезок между Апеннинами и Пиренеями. В начале 1937 года легион «Кондор» получил самолеты-разведчики Не-45В и Не-70F, а также гидросамолеты Не-59В-2 и Не-60.

«Хейнкель» Не-45 первоначально создавался в двух модификациях: Не-45А – бомбардировщик и Не-45В – разведчик. В первой роли ему послужить так и не удалось из-за низких ТТХ. Но для самолета тактической разведки максимальной скорости 290 км/ч было вполне достаточно. В качестве тактических разведчиков Не-45 поступили в авиагруппу А/88. Однако эти тихоходные бипланы значительно уступали по боевым качествам Не-70, в боях проявили себя не очень хорошо, потому их производство вскоре было прекращено[Wadman D., Bradley J., Ketley В. Aufkl?rer und Aufkl?rungsverbande der deutschen L?ftwaffe 1941–1945. Bonn: Bernard und Graefe Verlag, 1999. S. 143.].

Что касается упомянутого «семидесятого», то он был спроектирован в 1931 году фирмой «Хейнкель» совместно с европейским филиалом американского концерна «Локхид» в качестве пассажирского самолета. Не-70, так же как и другие самолеты этой фирмы начала 30-х годов, имел двигатель BMW VI и характерную, создававшуюся силуэтом мотора носовую часть. Этот самолет тоже разрабатывался в качестве разведчика (Не-70F) и бомбардировщика (Не-70Е). В Испанию было отправлено 18 Не-70F, также воевавших в составе разведывательной авиагруппы А/88. «Хейнкель» показал хорошую живучесть и надежность, но опять же недостаточную мощность двигателя, позволявшую развивать максимальную скорость не выше 360 км/ч[Ibid. S. 155.].

Двухмоторный биплан Не-59 был разработан в 1930 году. Первые прототипы имели колесные шасси, а затем в январе 1932 года в воздух поднялся уже поплавковый «Хейнкель». На нем также были установлены двигатели BMW VI мощностью по 660 л. с. Самолет имел размах крыльев 23,7 м, длину 14,4 м и полетный вес 9 т. После успешного завершения летных испытаний в середине 1933 года, то есть уже после прихода к власти нацистов, поплавковой версии был открыт путь в серийное производство. Первой модификацией стал Не-59В-1 с измененной носовой частью под открытую пулеметную установку и с еще одной установкой «на спине» фюзеляжа. Экипаж самолета насчитывал четыре человека.

Но на вооружение люфтваффе поступил уже обновленный вариант биплана Не-59В-2. И именно в таком виде он принимал участие в гражданской войне в Испании в качестве ночного бомбардировщика. 12 Не-59В-2 в составе эскадрильи AS/88 базировались на острове Мальорка и оттуда наносили авиаудары по портам Валенсии, Кастельоны, Таррагоны и Барселоны, в которых выгружались советские транспорты с вооружением[Наибольшего успеха пилоты Не-59 добились в ночь на 25 мая 1937 года, когда в порту Альмерия ими был потоплен броненосный крейсер «Жаме-1».].

Еще одной новинкой стал биплан Не-60, созданный для задач ближней разведки линейных кораблей кригсмарине. Оригинальность конструкции гидросамолета с размахом крыльев 13,5 м состояла в возможности использования его поплавков для распыления отравляющих газов. Впервые Не-60 поднялся в воздух в год прихода Гитлера к власти. В ходе испытаний выяснилось, что планер «Хейнкеля» имеет большой запас прочности, но двигатель BMW VI слишком маломощный. При полетном весе 3,4 т биплан мог развивать максимальную скорость всего 240 км/ч. Во время гражданской войны в Испании шесть Не-60 использовались в качестве береговых разведчиков[Wadman D., Bradley J., Ketley В. Op. cit.]. Вообще же Геринг, видимо, решил опробовать на испанском «полигоне» практически все самолеты, в том числе экспериментальные, имевшиеся в распоряжении люфтваффе. Постепенно туда отправились Ar-68F, Ar-95, Bu-131, Do-17E, Fi-156, FW-56, Go-145, He-111B-0, He-111B-1 и еще восемь модификаций этого двухмоторного бомбардировщика, а также He-115A, Hs-123A-0, Hs-126A, Ju F-13, Ju K-30, Ju G-24, Ju-86D, Ju-87A-0, Ju-87A-1, Ju-87B-1, пассажирские Ju-160 и Ju W34 и даже уж совсем экзотические спортивно-тренировочные самолеты «Клемм» Kl25b и «Клемм» KL32.

29 декабря республиканская Хунта обороны Мадрида начала наступление на войска националистов в районе Мадрида. Части Народной армии вышли к городку Брунете, опорному пункту франкистов. Началось второе сражение за Мадрид, которое продолжалось десять дней и проходило в крайне ожесточенных боях. Пригороды были буквально завалены трупами солдат обеих сторон. Развернулись танковые бои между немецкими Pz.I и советскими Т-26.

В связи с этим с началом 1937 года воздушные бои в небе Испании разгорелись с новой силой. 3 января истребители И-16 трижды поднимались в воздух и провели два воздушных боя. Во время одного из них 15 «ишаков» перехватили группу истребителей Ro-37bis и «Фиат» СR-32. Командир 1-й эскадрильи капитан Колесников потом писал в рапорте:

«В 14:00, прилетев по вызову наблюдательного пункта в район Посуэло, увидел уже уходивших на свою территорию «Капрони»[Так советские летчики называли Ro-37bis.]; догонять их не было никакого смысла. Походив 15 минут и не видя противника, уже решил идти домой, как вдруг заметил звено «Хейнкелей», ходивших над местом сброшенных с «Капрони» бомб. «Хейнкели» летали на одинаковой с нами высоте, то есть на 2000 метрах. Принял решение дать им бой. Я летел во главе звена, а сзади меня на дистанции 200–300 метров летело второе звено. Пошел на сближение лоб в лоб. Когда дистанция была примерно 200–250 метров – открыл огонь.

Противник не выдержал дальнейшего сближения и сделал резкий разворот влево с намерением не принимать боя и уйти; этим маневром они помешали мне вести огонь им в лоб, но зато подставили свой хвост; веером резко снижаясь и все время делая змейку, самолеты противника стали уходить на свою территорию. Догнать их особого труда не составило. Мы преследовали их до самой земли, все время обстреливая; в результате 2 «Хейнкеля» загорелись, а 3-й налетел на бугор. Все звено было уничтожено».

В действительности И-16 вели бой не с Не-51, а с «Фиатами». Фактически итальянцы потеряли в этом бою один CR-32 и один «Ромео» из XXII Gr. «Линцы». Экипаж бомбардировщика в составе Луиса Муньоса Кабаллеро и Антонио Гримальди Сауки погиб.

5 января советских пилотов снова ждала удача. В этот день итальянские бомбардировщики SM-81 и Ro-37bis совершили налет на пригород Мадрида Лас-Розас. На перехват были подняты И-16 из Grupo 21, которым удалось без потерь со своей стороны сбить «Савойю» Иоакина Тассо и «Ромео» «12–14».

6 января республиканские И-16 перехватили и атаковали группу из 14 бомбардировщиков Ju-52 из легиона «Кондор», которых сопровождали девять Не-51. По возвращении на базу советские летчики отчитались о двух сбитых «Юнкерсах» и трех «Хейнкелях».

В первых числах февраля 1937 года в Испанию из Советского Союза прибыл еще 31 истребитель И-16 тип 5. Самолеты доставили как раз вовремя. Воевавшие на «ишаках» эскадрильи к тому моменту были серьезно потрепаны, и пополнение позволило восполнить потери, а также сформировать еще одну – 4-ю эскадрилью.

6 февраля возобновились интенсивные воздушные бои в районе реки Хараме, где франкисты вели наступление в направлении шоссе Мадрид – Валенсия. А 11 февраля произошло самое крупное с начала войны воздушное сражение, в котором с обеих сторон участвовало свыше 100 самолетов разных типов.

В этот день на аэродром республиканских ВВС в Алькале поступило сообщение, что в районе Мадрида появился истребитель неизвестного типа. Младший лейтенант Сергей Черных получил приказ на перехват «пришельца». Вскоре его И-16 поднялся в воздух и, ориентируясь по выложенной на земле стрелке из полотнища, полетел в указанном направлении. И уже через несколько минут Черных увидел самолет непривычной формы. Это был длинный моноплан с узким фюзеляжем…

Оглавление книги


Генерация: 0.060. Запросов К БД/Cache: 0 / 0