Глав: 9 | Статей: 35
Оглавление
В Советском Союзе тупоносый коротенький самолет, получивший у летчиков кличку «ишак», стал настоящим символом, как казалось, несокрушимой военной мощи страны. Характерный силуэт И-16 десятки тысяч людей видели на авиационных парадах, его изображали на почтовых марках и пропагандистских плакатах. В нацистской Германии детище Вилли Мессершмитта также являлось символом растущей мощи Третьего рейха и непобедимости его военно-воздушных сил – люфтваффе. В этой книге на основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников впервые приведена наиболее подробная история создания, испытаний, производства и боевого пути двух культовых боевых машин в самый малоизвестный период – до начала Второй мировой войны. Особое внимание в работе уделено противостоянию двух машин в небе Испании в годы гражданской войны в этой стране (1936–1939).
Дмитрий Зубовi / Юрий Борисовi / Дмитрий Дёгтевi / Литагент «Центрполиграф»i

«Противник готовится к серьезным боям»

«Противник готовится к серьезным боям»

Первой операцией люфтваффе в Испании стала переброска подчиненных генералу Франко войск из Марокко на континент. Дело в том, что большая часть испанского военно-морского флота поддержала республиканцев, что делало невозможным переброску марокканского корпуса в Испанию морским путем. Генерал Франко решил доставить свои части по воздуху, но в распоряжении мятежников не было требуемого количества транспортных самолетов. Поэтому он решил обратиться за помощью к Германии через немецкого военного атташе в Париже.

Официальные круги в Берлине весьма холодно отреагировали на запрос Франко, и тому ничего не оставалось, как обратиться, так сказать, по партийной линии, напрямую к Герингу.

Вечером 22 июля в Берлин вместе с главой местной организации нацистской партии в Испанском Марокко Лангенхаймом и Бернхардтом, местным резидентом немецкой разведки, вылетел на Ju-52/3m полковник Болина – личный представитель Франко.

26 июля посланников Франко принял Гитлер, который в присутствии Геринга, военного министра Вернера фон Бломберга и руководителя военной разведки Фридриха Канариса согласился для начала отправить в Марокко 30 Ju-52/3m вместе с экипажами.

Геринг, давая показания на Нюрнбергском процессе, отметил: «Важнейшая задача заключалась в том, чтобы любой ценой перебросить войска Франко через пролив… Фюрер долго размышлял. Я же настаивал, что следует оказать помощь по двум соображениям: во-первых, чтобы помешать новому продвижению коммунизма в Европе; затем, чтобы испытать мою еще совсем молодую авиацию и оценить ее технические качества в реальных боевых условиях»[Гагин В.В. Воздушная война в Испании. Воронеж: Издательский литературный дом «Воронежский альманах», 1998. С. 5.].

В конце июля 1936 года для организации помощи франкистам был создан особый штаб «W» во главе с генерал-лейтенантом Хельмутом Вилбергом. Для маскировки были специально учреждены две транспортные авиакомпании: HISMA (Compania Hispano-Marroqui de Transportes) и ROWAK (Rohstoffe und Waren Einkaufgesellschaft). Немецкие Ju-52/3m, вылетавшие из Дессау под видом самолетов этих компаний, сначала отправлялись в Италию, а уже оттуда – в марокканский город Тетуан.

Вскоре стало ясно, что для прикрытия «Юнкерсов», доставлявших из Тетуана в Севилью франкистские части, требуются истребители. Поэтому 1 августа 1936 года из Гамбурга вышел пассажирский корабль «Усарамо» судоходной компании Deutsche Ostafrika Linie, на борту которого находились 6 истребителей Не-51В, 20 20-мм зенитных орудий и 86 человек во главе с полковником Александром фон Шееле. Среди последних были десять экипажей Ju-52, а также шесть летчиков-истребителей: обер-лейтенанты Ханс Траутлофт, Крафт Эберхардт, Хервиг Кнюппель и лейтенанты Вольф Генрих барон фон Хоувальд, Эккехард Хефтер и Герхард Кляйн. Все летчики были формально уволены из люфтваффе, носили гражданскую одежду и имели документы с испанскими фамилиями.

Аналогично обстояло дело и с первыми советскими военными советниками. Они также брали испанские имена. Среди них были: генерал Дуглас (советник авиации Я.В. Смушкевич), полковник Хулио (полковник П.И. Пумпур), Пабло Паленкар (командир группы истребителей П.В. Рычагов), Родриго (командир истребительной эскадрильи А.В. Серов) и др.

7 августа «Усарамо» прибыл в порт Кадис, который был в руках франкистов. Затем Не-51В были доставлены на аэродром Таблада в пригороде Севильи. К 11 августа все шесть самолетов были собраны и облетаны, после чего они были направлены на аэродром Эскалон-дель-Прадо в районе Саламанки, куда 17 августа через Португалию были доставлены еще девять Не-51В. Все они должны были поддерживать наступление частей генерала Молы на Мадрид.

Первоначально немецкие летчики выступали только в роли инструкторов, помогая испанцам освоить новые для них самолеты. Вскоре выяснилось, что, за редким исключением, летчики-франкисты имеют очень посредственный уровень летной подготовки. Уже через неделю из 15 Не-51В, доставленных в Испанию, была потеряна почти треть самолетов!

Фон Шееле, отвечавшему за координацию помощи франкистам, стало ясно, что если дело и дальше пойдет такими темпами, то вскоре в его распоряжении совсем не останется истребителей. В результате после коротких консультаций фон Шееле с Берлином и согласования всех формальностей с испанцами немецким инструкторам было разрешено участвовать в боевых вылетах.

Уже на следующий день, 25 августа 1936 года, Ханс Траутлофт и Крафт Эберхардт сбили два республиканских бомбардировщика. Это были не только первые победы немецких пилотов в Испании, но и вообще первые победы истребителей люфтваффе. В течение 26–30 августа Траутлофт, Эберхардт и Хервиг Кнюппель сбили еще семь самолетов: четыре бомбардировщика «Потез-540», два «Бреге» XIX и один истребитель «Ньюпор-52».

30 августа Хансу Траутлофту выпала сомнительная честь стать и первым летчиком-истребителем люфтваффе, сбитым в бою. Его Не-51В-1 был сбит в бою республиканским истребителем «Девуатин» D.371. Выпрыгнув на парашюте, Траутлофт приземлился в районе расположения франкистских частей и возвратился на свой аэродром целым и невредимым.

Первым же немецким пилотом, погибшим в Испании, стал лейтенант Эккехард Хефтер. 28 сентября 1936 года сразу после взлета с аэродрома, расположенного рядом с городом Витория, у его Не-51В неожиданно отказал двигатель. Самолет, задев крылом за высокую башню городского собора, упал и сгорел на Соборной площади города.

В конце сентября 1936 года в Испанию прибыли еще десять немецких летчиков-истребителей: обер-лейтенанты Дитрих фон Ботмер, Курт фон Гилза, Вилли Гедекке, Ковальски, лейтенант Оскар Хенрици, унтер-офицер Эрнст Мратцек, обер-лейтенант Гюнтер Радуш, лейтенанты Пауль Рехан, Эрвин Саваллиш и Хенниг Штрюмпель.

В этих условиях руководство Германии приняло решение больше не скрывать своей помощи франкистам. 3 ноября 1936 года в Германии был сформирован легион «Кондор», состоявший из 4500 добровольцев. Его командиром был назначен генерал-майор Хуго Шперрле, а начальником штаба стал оберст Вольфрам фон Рихтхофен. Уже 15 ноября 1936 года первые подразделения легиона высадились в Кадисе.

В авиационную группировку легиона «Кондор» входила и истребительная группа J/88 во главе с майором Хубертом Мерхартом фон Бернегтом. В ее составе было четыре эскадрильи: 1.J/88 гауптмана Вернера Пальма, 2.J/88 обер-лейтенанта Отто Лехманна, 3.J/88 обер-лейтенанта Юргена Рота и 4.J/88 обер-лейтенанта Крафта Эберхардта.

Пока подразделения легиона «Кондор» были еще на пути в Испанию, на завод BFW в Аугсбурге поступило распоряжение из RLM о подготовке нескольких экземпляров новейшего истребителя к отправке в Испанию с целью испытаний в боевых условиях. С этой целью три опытные машины Bf-109ВV-3, В-01 и B-02 в начале ноября в разобранном виде морским путем были отправлены в Испанию[Вместе с Bf-109 был отправлен и He-112V-6. Кроме них обкатку в Испании прошел целый ряд и других новейших боевых самолетов Германии, в том числе: Не-111B, Do-17E, Ju-86D, Ju-87A и Hs-123A.]. Груз прибыл в порт Кадис, откуда автотранспортом самолеты перевезли на аэродром Таблада в окрестностях Севильи, где базировался 88-й экспериментальный отряд (Versuchkommando 88 – VK/88) из состава легиона «Кондор».

Сборка мессеров закончилась к началу декабря, в это же время, для проведения испытаний, на аэродром прибыли специально отобранные наиболее подготовленные летчики, среди которых был и Ханс Траутлофт, сыгравший в судьбе Bf-109 не последнюю роль. Как он позже вспоминал, многие летчики хотели попасть в экспериментальное подразделение. Всем хотелось пересесть на новые самолеты и проверить их в бою. Этому способствовали доходившие до них сведения о больших возможностях новых истребителей, да и неудачи в последних боях, в которых немцы несли потери[Не-51В, на которых воевали летчики легиона «Кондор», уступали республиканским истребителям советского производства И-15 и И-16 и не могли догнать даже бомбардировщик СБ-2.]. Как писал в своей книге «Как летчик-истребитель в Испании»[Trautloft Н. Als Jagdflieger in Spanien. Aus dem Tagebuch eines Legion?rs. Berlin o. J., 1986. S. 81.] Траутлофт, каждый полет на Не-51 был сопряжен с большим риском.

Испытания мессеров, в том числе сравнительные испытания Bf-109V-3 и He-112V-6, продолжались с 1 декабря 1936 года по 15 января 1937 года. Первым к полетам подготовили Bf-109V-3, который 1 декабря 1936 года и начал испытания в боевых условиях. Уже 8 декабря Ханс Траутлофт, сбив республиканский И-16, одержал первую победу на новом типе истребителя[Эта победа не подтверждается данными о потерях самолетов республиканцев.]. Однако 10 декабря Bf-109V-3 был поврежден лейтенантом Герхардом Кляйном при посадке после тренировочного полета. После ремонта машину оснастили новым двигателем Jumo 210B, с которым она налетала около 15 ч.

11 февраля 1937 года лейтенант Пауль Рехан, вылетевший в район Мадрида на Bf-109V-3 (62)[Бортовое обозначение состояло из двух цифр, разделенных черным кругом, при этом 6 – код идентификации типа, 2 – персональный код самолета.], неожиданно на высоте 400 м потерял управление и врезался в землю в окрестностях Касераса. Вполне вероятно, что потеря управления была вызвана не каким-то техническим дефектом, а тем, что самолет был поврежден в бою! Во всяком случае, на эту мысль наводит рассказ Героя Советского Союза Георгия Захарова[Георгий Нефедович Захаров родился 24 апреля 1908 года. В советской армии с 1930 года. Окончил 7-ю военную школу летчиков в Сталинграде, затем служил в 109-й авиаэскадрилье Киевской авиабригады. В 1936 году старшим лейтенантом, добровольцем отправился в Испанию, где одержал шесть побед и четыре в группе. Затем воевал в Китае. В действующей армии с июня 1941 года. Комдив 43-й, потом 303-й ИАД, генерал-майор авиации. К апрелю 1945 года совершил 153 боевых вылета и одержал 10 побед. Указом от 19 апреля 1945 года Захарову было присвоено звание Героя Советского Союза.]. Он вспоминал:

«К началу тридцать седьмого года положение на Центральном фронте существенно изменилось в пользу республики. Мадрид выстоял в жестоких осенних боях. Центральный фронт окреп, стабилизировался. Усилиями республиканских частей были достигнуты явные успехи, и, если бы мятежники полагались только на свои силы, они были бы обречены. Но гитлеровская Германия и Италия с Муссолини во главе прилагали все силы, чтобы спасти военный престиж фашизма, и с молчаливого согласия правительств крупнейших западноевропейских стран открыто и беспрепятственно увеличивали и увеличивали военную помощь мятежникам.

Фашистская авиация накапливала силы. В воздухе у них появился новый немецкий истребитель «Мессершмитт-109». Этих машин мы еще не знали. Фашистская пропаганда наделала много шума вокруг «мессершмиттов». Истребитель, если можно было верить противнику, не имел себе равных.

Новое оружие всегда интересует профессионального бойца. Но если свой самолет летчику можно испытать в тренировочном полете, то чужой – только в бою. Поскольку же речь шла о новом истребителе противника, интерес с нашей стороны к нему был повышенный. Слухи о «мессершмиттах» раздражали, как раздражает незнание. Требовался «контрольный опыт». Такой случай неожиданно представился Сергею Черных.

В тот день я был в Алькале и первый бой с «мессершмиттом» наблюдал вместе с товарищами из группы И-16. Помню, как из Мадрида сообщили о появлении истребителя неизвестного типа. Мы сразу поняли, что речь идет о «мессершмитте». Машина Черных была готова к полету, он моментально поднялся в воздух, а на земле для него выложили стрелу из полотнища, указывая направление.

Черных перехватил «мессершмитт» уже почти над самым аэродромом. К общему удивлению, фашист вовсе не хотел вступать в поединок, хотя видел, что его преследует всего один И-16, и прибавил скорость. Но удирать тоже надо осмысленно. Если бы немец продолжал оставаться в горизонтальном полете, то, скорее всего, он бы добился своего и ушел, потому что скорость у «мессершмитта» была большей, чем у И-16.

Но, по всей вероятности, он плохо знал тактико-технические данные нашего истребителя. То ли не знал, то ли перепугался сверх меры, но только вместо того, чтобы принять, казалось бы, самое простое и естественное решение, он неожиданно полез за спасением вверх. В этом была его первая ошибка.

На вертикалях с И-16 шутки плохи. А с Черных – плохи вдвойне, потому что Сергей прославился у нас как летчик, в совершенстве овладевший искусством воздушного боя на вертикалях. Мощный мотор И-16 позволял ему быстро набирать высоту. Причем И-16 лез вверх по внутренней стороне дуги, описываемой «мессершмиттом». Этого немец тоже не учел. Словом, Черных быстро догнал его, но атаковал неудачно и промахнулся.

Нам стало досадно. У немца появился шанс на спасение. Однако в этот самый момент фашист с непонятным упорством снова полез на вертикаль. Тут уж Сергей был точен: он бил с близкой дистанции. «Мессершмитт» на наших глазах начал разваливаться в воздухе. Обломки его упали неподалеку от Алькалы, и мы ходили их смотреть.

Надо ли говорить, что результат «контрольного опыта» вполне нас удовлетворил, хотя нам стало ясно, что «мессершмитт» – противник серьезный. Сравнивать его с «хейнкелем» или «фиатом» было бессмысленно – он был намного сильнее старых истребителей. Скорость и вооружение – от этого никуда не денешься. Но драться с «мессершмиттом» можно было вполне: он явно был слабоват на вертикалях. Что же касается наших И-15, то их положение, конечно, усложнилось. Однако спасением И-15 по-прежнему ос тавалась его необычайная маневренность. В бою на виражах И-15 мог зайти в хвост любому из существовавших тогда самолетов, и мы на это рассчитывали.

Черных сбил первый «мессершмитт» на нашем участке фронта. Вполне вероятно, что это вообще был первый сбитый «мессершмитт». Шумиха о неуязвимости нового немецкого истребителя несколько поубавилась. Но мы чувствовали, что противник готовится к серьезным боям»[Захаров Г.Н. Указ. cоч. С. 60–62.].

Второй из первых испанских мессеров Bf-109В-01 (он же V-4, 61) был собран во второй неделе декабря и 14-го числа того же месяца поднялся в воздух. Первым машину облетал снова Траутлофт. К концу 1936 года самолет удалось «освоить», и 2 января Траутлофт вылетел на этом самолете на фронт в район Мадрида с целью продемонстрировать машину личному составу легиона.

На Bf-109В-01 был сразу установлен двигатель Jumo 210B с деревянным винтом. Такая конфигурация позволяла самолету, по данным VK/88, развивать максимальную скорость 420 км/ч на высоте 3000 м. В ходе испытаний на самолете в Испании налетали 25 ч.

Информации о карьере Bf-109В-02 (63) в Испании, кроме той, что на этой машине летал лейтенант Хенниг Штрюмпель, нет. Летные испытания новейших немецких истребителей в Испании продолжались, как сообщалось выше, до 15 января 1937 года, после чего они стали привлекаться непосредственно к решению боевых задач. По результатам сравнительных испытаний и ввиду наличия пушечного вооружения He-112V-6 отвели роль штурмовика.

Первоначально VK/88 было ориентировано на действия над Северным фронтом, где воздушные бои не носили такого ожесточенного характера, как над Мадридским. Со своего аэродрома в Табладе Вf-109, Не-112, Ju-87 и Hs-123 совершали рейды в район Бильбао и Гийона. Спустя две недели новые немецкие самолеты стали появляться и над Мадридским фронтом.

Тем временем в J/88 шла плановая замена личного состава и обер-лейтенант Ханс Траутлофт отправился в Германию, где получил аудиенцию у Гитлера.

Явившись в рейхсканцелярию, молодой офицер привлек внимание адъютанта довольно странным запахом. Выяснилось, что летчик воспользовался испанским лосьоном для волос. Траутлофта заставили вымыть голову и только после этого допустили в кабинет фюрера. В течение 10 мин. Ханс Траутлофт доложил обстановку в Испании и свое мнение о Вf-109. По результатам этой встречи Гитлер дал указание о перевооружении всей J/88.

К этому времени со сборочной линии завода в Аугсбурге уже начали сходить серийные Bf-109В-1, и головной для оснащения новым истребителем была выбрана старейшая истребительная эскадра JG132 «Рихтгофен». Первой оснастить новым истребителем планировали группу II в Ютербог-Дамм, а следом за ней и I в Деберице. Таким образом, после краткого курса переучивания на Bf-109B-1 летчики II./JG132 по приказу Гитлера был отправлены в Испанию, куда они прибыли в середине марта 1937 года и влились в состав 2.J/88, командование которой принял обер-лейтенант Гюнтер Лютцов. К этому моменту в легионе «Кондор» находилось уже 10 Bf-109, по большей части варианта В-1, а к концу апреля прибыли еще четыре Bf-109В-1.

Bf-109В-1 не преподнес никаких серьезных проблем, хотя имел более высокие летные характеристики и заметно отличался по управляемости от послушного биплана Не-51. Определенные опасения сначала вызвала тенденция истребителя резко опускать левую консоль крыла на взлете и при посадке, но опытные пилоты 2.J/88 быстро установили, что точная работа рулем на взлете исключает такую ситуацию. Неожиданным оказалась сильная вибрация элеронов на больших скоростях при выпуске предкрылков и при резкой работе рулями, но со временем справились и с этими особенностями пилотирования.

Что же представлял собой Bf-109В? Он, как и предыдущий вариант, имел фюзеляж овального сечения, изготовленный из двух половин, соединяемых сверху и снизу. Каждая половина собиралась из продольных лонжеронов и поперечных шпангоутов, через которые проходили стрингеры. Однолонжеронное крыло крепилось к фюзеляжу на трех точках – две на полках лонжерона и одна на передней кромке.

Весь размах задней кромки занимали щелевые закрылки и элероны. На передней кромке были автоматические предкрылки. Стабилизатор имел один подкос. Основные стойки шасси имели гидравлический привод уборки-выпуска.

Маслорадиатор переместился из-под двигателя под крыло. Винтомоторная группа состояла из двигателя Jumo 210Da, взлетной мощностью 680 л. с., и деревянного двухлопастного фиксированного шага винта фирмы «Шварц».

Фюзеляжный топливный бак на 250 л размещался перед и под кабиной. Пилот имел в своем распоряжении прицел «Реви» IIIa. Вооружение состояло из двух пулеметов, монтируемых на картере двигателя и стрелявших через порты на носу фюзеляжа. Третий мотор-пулемет MG 17 устанавливался в развале блока цилиндров двигателя и стрелял через втулку винта. Боезапас на каждый пулемет составлял 500 патронов. Испытания первых поступивших в Испанию Bf-109 показали, что мотор-пулемет имеет недостаточное охлаждение, вследствие чего после нескольких очередей его заклинивало. Поэтому Bf-109В-1 стали поставляться без мотор-пулемета. Прицеливание осуществлялось с помощью рефлекторного прицела фирмы Carl Zeiss Revi C/12C. Кроме того, предусматривалась установка полудуплексной радиостанции FuG 7 R/T, но это сочли излишней роскошью, и Bf-109B-1 поставлялись без них.

Оглавление книги


Генерация: 0,461. Запросов К БД/Cache: 3 / 1