Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

2. Особенная ненависть фашистов к великому советскому народу

2. Особенная ненависть фашистов к великому советскому народу

В планах германских монополистов по завоеванию мирового господства, обоснованию которых Гитлер посвятил свою книгу «Майн кампф», центральное место отводилось захвату территории СССР, уничтожению советского социалистического строя, захвату и разграблению народного достояния, порабощению всего многомиллионного населения страны. Эти намерения даже не скрывались: германские империалисты считали, что подобные планы встретят поддержку империалистов других стран.

Об этом Гитлер совершенно откровенно говорил своим приближенным: «Мне придется играть в мяч с капитализмом и сдерживать версальские державы при помощи призрака большевизма, заставляя их верить, что Германия — последний оплот против красного потопа. Для нас это единственный способ пережить критический период, разделаться с Версалем и снова вооружиться»[105]. В августе 1936 г. в меморандуме об экономической подготовке мировой войны Гитлер писал: «…Германия всегда будет рассматриваться как основной центр западного мира при отражении большевистского натиска»[106].

За этими заверениями стоял совершенно определенный план, смысл которого заключался в том, чтобы осуществить территориальные захваты в Европе в определенной последовательности, не упуская при этом из виду войну против СССР.

Война против Советского Союза занимала центральное место в планах германского империализма по завоеванию мирового господства. Объяснялось это рядом причин, обусловливавших особенную ненависть немецких банкиров, капиталистов и помещиков к советскому народу. Первая причина — классовая ненависть, принявшая особенно острые формы потому, что стране социализма противостояло самое мрачное порождение империализма. Можно сказать, что никогда еще коренная противоположность двух социально-экономических систем не была столь обнаженной, как в этой особенно острой противоположности: гитлеровская Германия и социалистическая Страна Советов.

Вторая причина состояла в том, что гитлеровцы намеревались воспользоваться богатствами Советского Союза: его фабриками и заводами, его полями и садами, его сырьевыми ресурсами для восполнения ресурсов Германии к следующему этапу борьбы за мировое господство. С этим смыкалась и третья причина: помимо уже овеществленного в материальных ценностях человеческого труда советских граждан германские империалисты собирались использовать и живой труд — превратить миллионы людей в своих рабов, обслуживающих военную машину третьей империи.

Наконец, четвертая причина заключалась в том, что германские империалисты собирались через территорию Советского Союза проникнуть на Восток, в страны, сопредельные с южными границами СССР (Иран, Афганистан, Индия и др.). Правда, эти страны, равно как и советский Дальний Восток, были обещаны гитлеровцами Японии. Но выполнять свои обещания захватчики не собирались. В какой-то более или менее дальней перспективе вырисовывался и вооруженный конфликт между Германией и Японией.

Все это было не только общими соображениями. По инициативе оперативного отдела генерального штаба сухопутных сил (его начальником являлся тогда полковник Хойзингер) был поставлен вопрос о заблаговременном определении целей войны в дальнейшем после предполагаемого завоевания Советского Союза. О безмерных аппетитах фашистской военщины свидетельствуют также записи в дневнике Гальдера от 7 апреля 1941 г. «Организационные требования для будущего распределения войск» и «Расчет необходимых материальных средств». Имелось в виду создание группировок сухопутных войск для военных действий в различных частях мира[107]. Незадолго до этого, в феврале 1941 г., Гитлер поручил штабу оперативного руководства вооруженных сил предварительную разработку плана вступления в Афганистан для примыкающих к операции «Барбаросса» действий против Индии[108].

Следует отметить, что фашистское руководство и хотело войны против СССР, и страшилось ее. Оно отчасти сознавало (хотя далеко не полностью отдавало себе в этом отчет), что война против страны социализма неизбежно будет во много раз труднее для Германии, чем война против ее капиталистических противников. В первом случае Германии противостояло спаянное несокрушимым единством государство, во втором — страны, раздираемые классовыми антагонизмами и разъедаемые коррупцией и предательством. Но в конечном счете опасения отошли на второй план, так как гитлеровские руководители стали применять в отношении СССР те же мерки, как и в отношении своих капиталистических соперников.

Победа над Францией опьянила немецких генералов. Они уверились в силах фашистского вермахта и в своей способности одержать победу даже над таким сильным противником, как Советский Союз.

Планы вторжения в Англию были окончательно отложены. 31 июля 1940 г. Гитлер заявил на совещании руководящих военных деятелей, что принято решение о нападении на СССР. «Если Россия будет разбита, — говорил он, — у Англии исчезнет последняя надежда. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Вывод: на основании этого заключения Россия должна быть ликвидирована»[109]. Характерно, что сохранение независимости Англии и других стран фашистский диктатор прямо связывал с существованием Советского Союза. Всю совокупность целей войны против СССР он не считал нужным излагать, поскольку эти цели давно были определены и одобрены как монополистами, так и генералитетом.

Именно потому, что война против СССР давно значилась в военных планах германских империалистов и их командования, первые варианты оперативных решений были разработаны очень быстро, о них уже речь шла на совещании 31 июля. В определении основных установок для этих решений присутствующие были единодушны — война против СССР должна стать «молниеносной», ее стратегическая цель должна быть достигнута в результате одной быстротечной кампании, начало военных действий— май 1941 г., продолжительность — не более 5 месяцев, количество потребных войск — 80— 100 дивизий[110]. Разработка конкретного плана военных операций поручалась генералу Эриху Марксу, которого впоследствии заменил генерал Паулюс.

Первый вариант плана войны против СССР был представлен Эрихом Марксом уже 1 августа 1940 г. Решающее значение в этом плане отводилось «молниеносному» захвату Москвы. Предполагалось, что главный удар будет нанесен севернее Полесья, между Брест-Литовском и Гумбиненом, через Прибалтику и Белоруссию на Москву. Вспомогательный, южный удар планировалось осуществить из юго-восточной Польши на Киев. Намечалась также и «частная операция» по овладению районом Баку. На осуществление всего этого плана отводилось 9—17 недель[111].

Предложенный план был разыгран в штабе верховного главнокомандования под руководством Паулюса. Эта проверка выявила серьезный недостаток плана: он игнорировал возможность сильных фланговых контрударов советских войск по немецкому клину с севера и юга. Началась доработка плана, занявшая около 4 месяцев. В новом его варианте намечалось до взятия Москвы уничтожить фланговые группировки советских войск путем развития наступления на Киев и Ленинград. В таком виде план и был принят. Сомнений в возможности его осуществления не возникало. На совещании 5 декабря 1940 г. Гитлер, горячо поддержанный присутствовавшими генералами, заявил: «Следует ожидать, что русская армия при первом же ударе немецких войск потерпит еще большее поражение, чем армия Франции в 1940 г.»[112].

Не возникало сомнений и в том, что война будет закончена до наступления зимы. Гитлер говорил приближенным: «Я не сделаю такой ошибки, как Наполеон; когда я пойду на Москву, я выступлю достаточно рано, чтобы достичь ее до зимы»[113].

Генералитет считал необходимым всесторонне подготовить кампанию, в особенности коммуникации. В соответствии с этим участники совещания высказались за особенно тщательную инженерную подготовку плацдарма для войны против СССР. Это мнение было учтено.

9 августа 1940 г. Верховное главнокомандование вооруженных сил Германии издало соответствующий приказ, названный «Ауфбау Ост».

План войны против СССР (Директива № 21. План «Барбаросса») был утвержден 18 декабря 1940 г. Его главная оперативно-стратегическая установка была отражена в следующих словах: «Немецкие вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию путем быстротечной военной операции еще до окончания войны против Англии»[114]. План предусматривал захват всей европейской территории СССР до «линии Архангельск — Волга». Дополнительные планы предусматривали дальнейшие военные операции по захвату Северного Кавказа и Закавказья с последующим вторжением германских войск в Иран и Ирак, а также по захвату «промышленной области Урала»[115]. Гитлеровское командование предполагало, что все его планы войны против СССР будут осуществлены с немецкой педантичностью.

Готовясь к походу против СССР, германские империалисты выдвинули далеко идущие планы уничтожения Советского государства и порабощения советских людей. «Речь идет о борьбе на уничтожение, — поучал Гитлер 30 марта 1941 г. — Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведем войну не для того, чтобы законсервировать своего противника… Жестокость является благом для будущего»[116]. Вскоре после нападения Германии на СССР Гитлер продолжил свои поучения. Он заявил, что все народы Восточной Европы должны быть лишены «какой бы то ни было формы государственной организации», и далее продолжал: «Наш руководящий принцип должен заключаться в том, что эти народы имеют только одно-единственное оправдание для своего существования — быть полезными для нас в экономическом отношении»[117].

Германские империалисты были исполнены ненависти ко всем народам мира, не исключая в конечном счете и немецкий народ. Но особенно беспредельной была их ненависть к советским людям, кроме национальной ненависти здесь присутствовала и классовая ярость эксплуататоров. Отсюда и возникли бесчеловечные и жестокие приказы и распоряжения, носившие беспредельно преступный характер.

Оглавление книги


Генерация: 0.046. Запросов К БД/Cache: 0 / 0