Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

4. Вероломное нападение

4. Вероломное нападение

Для участия в войне против СССР германские империалисты привлекли своих союзников и сателлитов: возглавляемые реакционными правительствами Венгрию, Италию, Румынию, Словакию, Финляндию, Хорватию, договорившись со своими друзьями в Японии, Болгарии, Испании, неоккупированной Франции. В Англию был заслан с особой миссией заместитель Гитлера по руководству национал-социалистской партией Рудольф Гесс. Он предложил правящим кругам Англии заключить на условиях полюбовного раздела земного шара мир с Германией и принять вместе с ней участие в войне против Советского Союза.

Военная экономика была создана в Германии еще задолго до начала второй мировой войны. Большую роль в воссоздании и значительном увеличении военного потенциала германского агрессора сыграла финансово-экономическая помощь американских и английских монополий. В распоряжении германских империалистов и их фашистского генералитета находилось развитое военное хозяйство. Оно не испытало большого напряжения в первый период второй мировой войны. Осуществленная в этот период оккупация немецкими фашистами Западной Европы дала им возможность использовать оружие, боеприпасы и снаряжение 30 чехословацких, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских, 18 голландских и 6 норвежских дивизий[135].

В распоряжении гитлеровской Германии оказались людские резервы, вооружение, боеприпасы, сырье и промышленность почти всех стран Европы. О том, как возросли военно-экономические возможности германских захватчиков, свидетельствуют данные табл. 1[136].


Таблица 1. Военно-экономические возможности Германии.

Недостаток рабочей силы в самой Германии восполнялся насильственным ввозом иностранных рабочих. Уже в декабре 1940 г. их количество в немецкой экономике достигло 1,3 млн. человек. Военное производство Германии перед нападением на СССР было значительно увеличено даже в сравнении с предыдущими месяцами второй мировой войны. В сравнении с 1939 г. оно возросло в 1940 г. на 76 %, а в сравнении с 1933 г. — в 22 раза[137]. Особенно возрос выпуск танков, тягачей, самолетов и военных кораблей. О размерах роста выпуска военной продукции в Германии свидетельствует таблица 2[138].


Таблица 2. Среднемесячное военное производство Германии (в млн. марок по ценам 1941/42 г.)

Помимо этих данных следует иметь в виду, что германские вооруженные силы располагали огромными запасами вооружения и военных материалов. Эти запасы были настолько велики, что в первые месяцы после нападения на СССР производство боеприпасов было даже несколько сокращено. Западногерманские авторы нередко именно в этом сокращении ищут причины поражения Германии в войне с Советским Союзом[139]. Они даже обвиняют гитлеровское правительство в том, что оно не обратило будто бы должного внимания на расширение военного производства перед нападением на СССР. В действительности же германские власти сделали в этом отношении все, что только могли, и военное производство в целом резко возросло. А некоторое сокращение выпуска снарядов и патронов, не отразившееся на ходе военных действий, только свидетельствовало о том, как велики были накопленные запасы.

Мобилизация и развертывание вооруженных сил Германии для войны против СССР были в основном завершены к 1 июня 1941 г. По сравнению с началом второй мировой войны Германия более чем-удвоила численность своих войск и авиации. Об этом свидетельствует следующая таблица.


Таблица 3. Вооруженные силы Германии.[140]

На границах СССР к 21 июня 1941 г. было сосредоточено и развернуто 190 вражеских дивизий: 153 немецкие (в том числе 17 танковых и 13 моторизованных, 2 бригады с частями усиления, 24 дивизии — резерв главного командования — находились на подходе), 29 дивизий и 16 бригад войск союзников Германии. Всего против СССР было развернуто войск общей численностью около 5,5 млн. солдат и офицеров, подготовлено для военных действий с первого часа войны 4940 самолетов и 3410 танков. Для военно-морских операций против СССР было сосредоточено 85 боевых кораблей, 107 кораблей специального назначения и 86 подводных лодок[141].

Немецко-фашистская армия, заблаговременно отмобилизованная и всесторонне оснащенная военной техникой, обладала почти двухлетним опытом ведения крупных боевых операций. Она была укомплектована солдатами и офицерами, имевшими высокую боевую выучку и воспитанными в духе фашистской идеологии.

Крупные группировки, сосредоточенные и развернутые вблизи советских границ, были готовы к нанесению массированных ударов на важнейших стратегических направлениях, на которых создавалось значительное превосходство как в живой силе, так и в технических средствах ведения войны.

В истории войн еще не было примера, когда бы для решения стратегических задач войны еще до ее начала сосредоточивались такие колоссальные массы людей и техники. Немецкое военное командование, сконцентрировав столь огромные силы против СССР, рассчитывало покончить с ним в короткий срок — за немногие недели. В беседе с командующими войсками и армиями 5 декабря 1940 г. Гитлер заверил, что для осуществления плана войны против СССР, полного разгрома Красной Армии и выхода вермахта на Урал понадобятся считанные недели[142].

Уверенное в успехе, германское командование заблаговременно подготовляло дальнейшие этапы борьбы за мировое господство. Помимо планов захвата Северного Кавказа, Закавказья и Урала, с которыми был связан расчет на проникновение с севера в Иран и Ирак, готовились и другие планы. Их смысл заключался в переносе удара на Англию и США. Предполагалось, что вначале будет захвачен Ближний и Средний Восток, в связи с чем большое значение придавалось операциям Роммеля в Египте, завоевана вся Северная и Западная Африка, вся Малая Азия. Намечался захват Гибралтара и всех английских опорных пунктов в Средиземноморском бассейне. Все это должно было составить ближайший этап борьбы за мировое господство, спланированный в директиве Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии № 32 от 11 июня 1941 г.[143] Предполагалось, что для осуществления намеченных захватов понадобятся немногие недели, после чего военные усилия Германии будут перенесены далее.

Следующим этапом на пути борьбы германского империализма за мировое господство намечалось наступление через Афганистан на Индию. Решение о разработке плана этой операции было принято Гитлером 17 февраля 1941 г.[144] Захват Индии наряду с действиями германских вооруженных сил на Ближнем и Среднем Востоке, а также в бассейне Средиземного моря был призван оттянуть вооруженные силы Великобритании, подорвать ее волю к сопротивлению, «вызвать и завершить наметившийся развал Англии»[145].

Гитлеровцы считали, что Англия капитулирует и без вторжения. Но и возможность такого вторжения на Британские острова они отнюдь не исключали и продолжали готовиться к этому. Основным средством борьбы против Англии, а также против США считалась авиация. В связи с этим была разработана «программа Геринга», предусматривавшая значительное увеличение производства боевых машин[146]. Одновременно намечалось и резкое увеличение военно-морских, преимущественно подводных, сил. 30 марта 1941 г. Гитлер заявил о необходимости после операции «Барбаросса» «произвести всеобъемлющее строительство военного флота»[147].

Воздушные налеты на города США планировалось начать с осени 1941 г. Об этом Гитлер говорил 22 мая 1941 г.[148], 25 июля он заявил главнокомандующим, что «намерен предпринять энергичные действия против США»[149].

План жестоких расправ с населением Британских островов был разработан гитлеровцами еще к лету 1940 г. Они уже подумывали и о создании такого же плана оккупации и порабощения для американского народа.

Планы германских монополий по завоеванию мирового господства обрели конкретные очертания. В распаленных жаждой наживы мозгах немецких дельцов и их генералитета уже обрисовывалась очередность военных акций по покорению мира. Концентрационные лагеря, лагеря уничтожения, покрывшие черной сыпью значительную часть Европы, предполагалось разместить и за океаном. Бараки концентрационных лагерей намечалось сделать основным типом архитектуры, а дым печей крематориев в этих лагерях — главной особенностью пейзажей и на Американском материке.

Страшная угроза, нависшая над СССР, была угрозой для всех стран и народов мира. Всем им германский фашизм уготовил одну и ту же участь: колониальный режим, рабский труд, автомат надсмотрщика и газ «циклон» в камерах смерти. Опрокинуть эти планы можно было только уничтожением той гигантской военной машины, которая была создана германскими монополистами и под гусеницы коей уже легло 15 стран.

Германское правительство и военное командование сознавали, что добиться успеха в войне против СССР будет нелегко. В этих условиях они решили воспользоваться теми дополнительными возможностями, которые могут предоставить вероломство и внезапность — давнишнее оружие агрессоров.

Вероломство и внезапность входили в стратегические планы германских империалистов в качестве важной составной их части. Вероломное начало войны — обычный метод империалистических захватчиков. В данном случае оно приобретало особый смысл, будучи направленным против социалистического государства в целях обеспечения важного военного выигрыша для империалистического агрессора.

Германские стратеги предрешили, что нападение на СССР будет осуществлено без предупреждения, без предъявления каких-либо требований, без переговоров, без предлога, даже фиктивного. Для обмана общественного мнения германское правительство собралось придать своему нападению видимость превентивной войны, т. е. изобразить дело так, будто бы оно предпринято, чтобы предотвратить нападение со стороны Советского Союза. Вся фактическая история подготовки и развязывания войны Германии против СССР полностью опрокидывает эту фальшивую версию.

Даже Якобсен, пытающийся доказать недоказуемое, что Германия будто бы не имела своего плана второй мировой войны, даже он признает несостоятельность гитлеровской версии о превентивном характере войны против Советского Союза. «Германское нападение на СССР в 1941 г., — пишет он, — не было превентивной войной… Это решение Гитлера не вызывалось серьезной заботой о якобы предстоящем грозном наступлении Советов, а было в конечном счете выражением его агрессивной политики»[150].

Казалось бы, окончательно похороненная гитлеровская версия о превентивном характере войны против СССР воскрешена западногерманскими неофашистами. Они и в этом отношении всецело следуют своим предшественникам. С документальными свидетельствами предыстории немецко-фашистского нападения на СССР они поступают просто — объявляют все эти документы с их подлинными бланками, подписями и печатями фальшивками[151]. А для того чтобы доказать, будто Советский Союз угрожал Германии, неофашисты во много раз завышают численность тех вооруженных сил, которыми он располагал к 22 июня 1941 г.[152]

Для обеспечения внезапности нападения германское правительство прибегло к ряду обманных мероприятий. Часть из них содержалась в специальной директиве по дезинформации противника. В ней говорилось: «Несмотря на значительное ослабление приготовлений к операции „Морской лев“ (по вторжению в Англию. — Ред.), необходимо делать все возможное для того, чтобы внутри вооруженных сил сохранить впечатление, что подготовка к высадке в Англии ведется в совершенно новой форме и что подготовленные ранее для этого войска отводятся в тыл до определенного момента. Необходимо как можно дольше держать в заблуждении относительно действительных планов даже те войска, которые предназначены для действий непосредственно на Востоке»[153]. Директива требовала представить «стратегическое развертывание сил для операции „Барбаросса“ в виде величайшего в истории войн дезинформационного маневра, имеющего целью отвлечь внимание от последних приготовлений к вторжению в Англию»[154].

В тех же целях дезинформации германское правительство продало Советскому Союзу образцы своих танков и самолетов, дало возможность советским хозяйственным руководителям посетить ряд промышленных предприятий, включая военные. Оно продолжало поставки товаров в СССР, предусмотренные советско-германским торговым соглашением. Целям дезинформации послужили и переговоры немецких руководителей с наркомом иностранных дел СССР, состоявшиеся как раз в то время, когда утверждение плана «Барбаросса» вступило в решающую стадию. Во время этих переговоров Гитлер и Риббентроп предложили проект протокола о присоединении Советского Союза к военному блоку Германии, Италии и Японии, блоку, направленному против СССР. Естественно, что предложение Риббентропа советская делегация отклонила.

И все же, несмотря на все усилия германского правительства и военного руководства, направленные к сокрытию готовившегося нападения на СССР, подготовка этого нападения не осталась тайной для советских разведчиков. Один из них, Рихард Зорге, своевременно сообщил не только дату нападения Германии на СССР, но и численный состав немецко-фашистских армий вторжения, правильно информировал об оперативно-стратегических замыслах немецкого командования, о направлении основных ударов фашистских войск. В двух радиограммах, посланных 15 июня 1941 г., он сообщал: «Война будет начата 22 июня… Нападение произойдет на широком фронте на рассвете 22 июня»[155].

Располагая многими сведениями о предстоящем нападении Германии, советское военное руководство было стеснено в осуществлении необходимых подготовительных мероприятий для отражения этого нападения. Это в значительной степени объяснялось тем, что до последней минуты нельзя было быть уверенным в том, как поведут себя в случае германского нападения на СССР правительства Англии и США. Сыграв решающую роль в подготовке гитлеровской Германии к войне, эти правительства продолжали испытывать определенные симпатии к антикоммунизму ее руководителей и предпочитали недооценивать опасность, грозившую с ее стороны и их странам. Возможность поддержки Германии в войне против СССР Англией и США отнюдь не была исключена. Каждый шаг Советского Союза по укреплению своей обороны на западных границах, если только о нем узнавали журналисты, тенденциозно трактовался в английской и американской печати. Провокационные сообщения этой печати были на руку стремлению германских захватчиков представить свое нападение на Советский Союз в качестве «превентивной войны».

Английское правительство, сознавая свою неспособность отстоять страну от германского вторжения, стремилось способствовать тому, чтобы немецкие руководители повернули свое оружие против Советского Союза. По этой причине правительство Великобритании предложение Гесса открыто не отвергло. Его действия убеждали Германию, что нападение на СССР не поставит ее в положение войны на два фронта и что Англия не будет мешать ее войне против Советского Союза. «Английское правительство было в высшей степени заинтересовано, чтобы Германия совершила в этом вопросе ошибку, ибо эта ошибка была спасением для Англии… Реакция английского правительства на миссию Гесса в мае — июне была такой, что у Гитлера могло сложиться мнение, что сговор не исключается, что нужно лишь „подтолкнуть“ его, напав на СССР»[156].

Со стороны правительств США и Англии предпринимались и другие меры такого же характера, провоцировавшие нападение Германии на СССР. Достаточно привести хотя бы следующий факт. Весной 1941 г. английский разведывательный центр в Нью-Йорке, действуя в тесном контакте с американским федеральным бюро расследований, подбросил посольству Германии в Вашингтоне следующее фальшивое сообщение: «Из вполне достоверных и заслуживающих доверия источников стало известно, что Советский Союз намерен немедленно предпринять дальнейшие агрессивные военные действия, как только Германия будет втянута в крупные операции»[157]. Характерно, что в условиях, когда значительная часть Европейского континента была захвачена гитлеровскими армиями, английские разведчики приписывали Советскому Союзу, неизменно проводившему миролюбивую политику, намерение осуществлять «дальнейшие (!) агрессивные военные действия».

Советский Союз, крайне заинтересованный в продлении мира, не мог не считаться с тем, что определенные круги Англии и США способствуют нападению на него гитлеровской Германии. Даже германская дипломатия или разведка не смогли привести каких-либо доказательств, крайне нужных Гитлеру, будто Советский Союз нарушает условия договора. Более того, германский посол в СССР Шуленбург неоднократно сообщал в Берлин о крайне щепетильном отношении Советского Союза к своим обязательствам и о том, что Советское правительство «в условиях современного международного положения, считая его серьезным, стремится предотвратить конфликт Советского Союза с Германией»[158].

Но вовсе не только тем, что советские войска не были к 22 июня приведены в состояние полной боевой готовности, объясняются первоначальные крупные успехи германской армии в войне против Советского Союза. На стороне гитлеровской Германии оказались важные временные преимущества: милитаризация экономики и всей жизни страны; длительная подготовка к захватнической войне и опыт военных действий на Западе; превосходство в вооружении и численности войск, заблаговременно сосредоточенных в пограничных зонах. В распоряжении Германии оказались экономические и военные ресурсы почти всей Западной, Южной и Северной Европы. Гитлеровцы захватили в оккупированных ими странах весь арсенал вооружения, громадные запасы металла, стратегического сырья, металлургические и военные заводы. Советскому Союзу, войска которого еще не располагали опытом ведения крупных операций в условиях современной войны, пришлось вступить в единоборство с колоссальной военной машиной.

На рассвете 22 июня фашистская Германия внезапно и вероломно, без объявления войны обрушила на Советский Союз удар огромной, невиданной силы. Войска Германии и ее союзников перешли границу, армады самолетов начали бомбить советские города, тысячи орудий и минометов открыли огонь, танки, на которые особенно уповал германский генералитет, ринулись на Восток.

Нападение на Советский Союз было самым тяжким преступлением империализма за всю его историю, исполненную злодеяний. Но это новое злодейство было совсем особого рода. Оно было направлено против всего человечества, против всех народов Земли. Отныне вопрос стоял только так: победит Германия — мир вернется к самым мрачным временам прошлого, к рабовладению и человекоуничтожению; победит Советский Союз — человечество будет спасено от ужасной судьбы и перед ним откроется путь дальнейшего прогресса.

Война против СССР носила со стороны Германии особо реакционный, империалистический, захватнический, несправедливый характер. Этот характер войны со стороны Германии определялся самими ее целями. Ближайшие цели германского империализма состояли в уничтожении советского общественного и государственного строя; в захвате земель и богатств Советской страны; в восстановлении в ней власти помещиков и капиталистов, немецких разумеется; в ликвидации национальной государственности народов Советского Союза; в уничтожении советской культуры. Дальнейшие цели германского империализма состояли в том, чтобы использовать осуществление этих ближайших целей для окончательного завоевания мирового господства.

Вероломное нападение гитлеровской Германии создало величайшую опасность для народов СССР. Им противостоял коварный и опасный враг, жестокость которого была безгранична. Этот враг обладал огромными военными силами и не останавливался ни перед чем ради достижения своих целей.

Отныне, с 22 июня 1941 г., судьбы человеческой свободы и цивилизации, жизнь десятков миллионов людей многих стран зависели от того отпора, который советский народ окажет немецко-фашистским завоевателям.

Оглавление книги


Генерация: 0.451. Запросов К БД/Cache: 3 / 1