Главная / Библиотека / Сверхсекретный Т-10 /
/ НОВЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Этот тяжелый танк был принят на вооружение через полгода после смерти И.В. Сталина, поэтому привычную аббревиатуру «ИС» поменяли на T-10. Эта 50-тонная машина со 120-мм «щучьим носом» и мощнейшей пушкой, способной пробить более 200 мм брони, превосходила все танки всех вероятных противников Советской Армии и оставалась в строю 40 лет (последние «десятки» были сняты с вооружения только в 1993 году). Но при этом Т-10М является, пожалуй, наименее известным из отечественных танков, так как на экспорт он не поставлялся и был строжайше засекречен в СССР (даже руководство по его эксплуатации имело гриф).

Как этот танк показал себя в ходе операции «Дунай» по вводу наших войск в Чехословакию в 1968 году? Сколько на самом деле было произведено этих машин (в источниках «гуляли» самые разные цифры — от 1400 до 8000)? И почему Т-10 стал последним тяжелым танком Советского Союза?

Отвечая на все эти вопросы, новая книга ведущего историка бронетехники впервые восстанавливает полную историю создания, производства и сорокалетней службы последнего «супертанка» Сталина.
Максим Коломиецi

НОВЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК

НОВЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК

Еще весной 1945 года Ленинградский Кировский завод совместно с филиалом опытного завода № 100 приступили к проектированию нового тяжелого танка. Предполагалось, что машина обобщит в себя весь опыт войны и новые технические решения, еще не применявшиеся в танкостроении. В результате длительных опытно-конструкторских работ, в 1946–1948 годах было изготовлено шесть опытных образцов танка ИС-7 (заводское обозначение «объект 260»). Особо внушительно выглядели машины, собранные в 1947–1948 годах: при массе в 68 т они имели броню корпуса и башни толщиной 150–210 мм, вооружались 130-мм пушкой с начальной скоростью бронебойного снаряда 900 м/с, двумя 14,5-мм и шестью 7,62-мм пулеметами. Несмотря на высокую массу, танки получились весьма прыткими: дизель мощностью 1050 л.с. обеспечивал ИС-7 скорость до 60 км/ч. В конструкции машины использовались технические решения, ранее не встречавшиеся в танкостроении: пучковые торсионы, гусеница с резинометаллическим шарниром, механизм заряжания пушки, эжекционная система охлаждения двигателя, мягкие топливные баки, прицел со стабилизированным полем зрения, новая система управления огнем и многое другое.

Опытные образцы прошли широкомасштабные испытания, показавшие их высокие боевые и технические характеристики (например, бронирование ИС-7 обеспечивало защиту от огня немецких 88 и 128-мм противотанковых орудий). Однако, как это обычно бывает с новыми опытными образцами, в конструкции машин обнаружилось большое количество недостатков и недоработок. Кировский завод приступил к их устранению, причем параллельно велась подготовка к изготовлению установочной партии ИС-7 — предполагалось принять машину на вооружение.

Однако в начале 1949 года, после обсуждения перспектив ИС-7 в правительстве СССР с участием представителей Министерств Вооруженных Сил и транспортного машиностроения (в состав последнего входил Ленинградский Кировский завод, разрабатывавший ИС-7). В результате обсуждения приняли решение — от принятия на вооружение ИС-7 отказаться.

В первую очередь, вызывала вопросы чрезмерная масса танка — 68 т (по заданию -65 т). И хотя представители промышленности обещали облегчить машину до заданного веса, все равно это не решало всех проблем. Так, сразу же возникали трудности с перевозкой танков — масса ИС-7 превышала и грузоподъемность стандартной железнодорожной четырехосной платформы, и грузоподъемность большинства существовавших тогда мостов, за исключением наиболее крупных. Кроме того, в армии не было тягачей, которые смогли бы эвакуировать поврежденные ИС-7 с поля боя.

Еще одним «камнем преткновения» стала организация серийного выпуска ИС-7 — для этого требовалось перестроить производство ряда предприятий (например, Ленинградского Кировского и Ижорского заводов), обеспечив оборудованием, позволявшим изготовлять узлы и агрегаты нового танка. Кроме того, неизбежно возникли бы трудности с серийным выпуском таких комплектующих ИС-7, как прицел со стабилизированным полем зрения, инфракрасных приборов ночного видения, дизельных двигателей и ряда других. Все это требовало значительных затрат и финансовых вложений.

В результате, 18 февраля 1949 года И. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР № 701–270 (Сталин занимал пост Председателя Совмина СССР. — Прим. автора), в котором говорилось следующее:

«…Обязать Министерство транспортного машиностроения:

а). Прекратить дальнейшую работу по проектированию и производству танков ИС-7 и всю проектно-техническую документацию, чертежи и изготовленную оснастку танка ИС-7 заложить в мобилизационный резерв;

б). Приступить к разработке нового тяжелого танка, согласно прилагаемой тактико-технической характеристике, весом не более 50 тонн, положив в основу проектирования этого танка агрегаты, узлы, вооружение и габариты танка ИС-4, а систему бронезащиты и построения корпуса — с танка ИС-3;

в). Руководство разработкой тяжелого танка возложить на директора Челябинского Кировского завода т. Зальцмана и главного конструктора Ленинградского Кировского завода т. Котина;

г). Предъявить Министерству вооруженных сил три экземпляра нового тяжелого танка в августе месяце 1949 г. на государственные испытания и десять танков в сентябре 1949 г. на войсковые испытания».

Этим же постановлением к разработке нового танка привлекались предприятия других министерств: судостроительной промышленности (разработка корпуса и башни), автомобильной и тракторной промышленности, машиностроения и приборостроения, средств связи (поставка агрегатов, приборов и т. п.) и Вооруженных Сил (обеспечение испытаний нового танка).

К постановлению прилагалась тактико-техническая характеристика, на которую требовалось ориентироваться при проектировании нового танка: масса — 50 т, экипаж — 4 человека, вооружение — 122-мм пушка Д-25Т и два 12,7-мм пулемета ДШК, бронирование — по снарядостойкости не ниже, чем у танка ИС-3, двигатель — дизель, мощностью 650 л.с., трансмиссия — механическая, планетарная коробка перемены передач и планетарный бортовой редуктор, средства связи — радиостанция 10РТ и внутреннее переговорное устройство ТПУ-47. Кстати, интересный факт — конструкторы, участвовавшие в проектировании нового танка, говорили, что предложение о снижении массы тяжелого танка до 50 т исходило лично от И. Сталина. Так это или нет сказать трудно, во всяком случае, автору не попадалось документов, которые смогли бы подтвердить или опровергнуть эту информацию.

Почему разработка нового танка поручалась Челябинскому, а не Ленинградскому Кировскому заводу (последний имел опыт работ по ИС-7) сказать трудно. Вероятнее всего, правительство ориентировалось на то, что в Челябинске существовала мощная производственная база, на которой можно было без особых проблем организовать выпуск нового тяжелого танка. В Ленинграде с этим дело обстояло хуже — предприятие еще не было до конца восстановлено после войны.

Однако для проектирования машины привлекли большую группу «ленинградцев» — для этого в Челябинск откомандировали 41 человека из состава ВНИИ-100[1]. В Челябинске эту группу «усилили» инженерами СКБ-2 ЧКЗ. Руководство проектированием нового танка поручили Ж.Я. Котину, который одновременно занимал должность главного конструктора ЛКЗ и директора ВНИИ-100.

Проектирование нового танка, получившего обозначение ИС-5 (заводской индекс «объект 730») шло ударными темпами. Это было возможно благодаря использованию наработок по танкам ИС-3, ИС-4 и ИС-7. К началу апреля 1949 года конструкторы сумели подготовить эскизный проект ИС-5.

Новая машина представляла собой некий гибрид — она имела семикатковую ходовую часть как ИС-4, но формой корпуса и башни напоминала ИС-3. Кроме того, в конструкции танка предполагалось использовать некоторые элементы, отработанные на ИС-7 — пучковые торсионы, механизм заряжания пушки, эжекционную система охлаждения двигателя. Для ИС-5 разработали два варианта планетарной трансмиссии — один по типу ИС-4, второй как на ИС-7.

Следует сказать, что конструкция башни и корпуса нового танка не являлась прямым копированием таковых с ИС-3. Они были переработаны с учетом испытаний ИС-3 и ИС-7: конструкторы усилили крепление и поворотный механизмы.

20 апреля 1949 года эскизно-технический проект нового танка, получившего заводской индекс «объект 730», рассматривался в Министерстве транспортного машиностроения, 23 апреля — в научно-техническом комитете ГБТУ ВС, а 25–27 апреля — на совещании у министра Вооруженных Сил СССР Маршала Советского Союза А.М. Василевского.

Кстати сказать, еще в ходе проектирования часть деталей для нового тяжелого танка смонтировали на двух танках ИС-4, массу которых «привели» к расчетной массе «объекта 730» — 50 тонн (с них сняли башни). Испытания первой машины прошли с 29 апреля по 11 июня (пробег 2006 км), а второй — с 6 мая по 5 июля 1949 года (пробег 2042 км). При этом средняя скорость чистого движения за весь период испытаний составила 21,5 км/ч, а средняя скорость движения по сухому проселку — 23,8 км/ч.

15 мая 1949 года проект нового танка и его деревянная модель в натуральную величину представили совместной комиссии из представителей министерств транспортного машиностроения и Вооруженных Сил СССР. Разработка в целом получила одобрение, хотя военные высказали ряд замечаний. Конструкторы Челябинского Кировского завода в короткие сроки устранили замечания, и подготовили рабочие чертежи «объекта 730». Уже 18 мая 1949 года чертежи на башню и бронекорпус нового танка передали на завод № 200 в Челябинске (он занимался выпуском бронедеталей для танков), а несколькими днями позже — и на Ижорский завод в Ленинграде. Основная масса рабочих чертежей нового танка поступила в производство до конца июня.

Следует сказать, что параллельно с изготовлением деталей нового танка в Челябинске, в Ленинграде велись исследования по изучению работоспособности отдельных узлов и агрегатов танка ИС-5. В первую очередь, этим занимался коллектив НИИ-100, заместитель директора которого П.К. Ворошилов 15 июля 1949 года сообщал заместителю министра транспортного машиностроения И.А. Лебедеву:

«В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 701–270 сс от 18 февраля 1949 года, и приказа Министра № 69с от 19 февраля 1949 года, в настоящее время ведутся работы по конструированию, изготовлению и испытанию нового тяжелого танка. Основные работы производит Челябинский Кировский завод, куда командирована значительная группа работников ВНИИ-100. Параллельно с этим отработка ряда агрегатов, исследовательские работы, стендовые и ходовые испытания отдельных узлов проводятся в Ленинграде во ВНИИ-100. Для осуществления этих заданий по испытаниям и исследованиям Челябинский Кировский завод направил во ВНИИ-100 узлы и агрегаты нового танка (моторы, коробки перемены передач, бортредукторы, узлы системы охлаждения). Все эти агрегаты подверглись в лабораториях института всесторонним исследованиям и испытаниям, результаты которых сообщаются в Челябинск в виде технических отчетов или технических заключений».

Изготовление опытных образцов нового танка контролировалось руководством Министерства транспортного машиностроения, куда с завода регулярно направлялись сводки о ходе работ. Например, 13 июля 1949 года исполняющий обязанности директора Челябинского Кировского завода Шевелев докладывал заместителю министра трансмаша Степанову:

«Во исполнение указания Заместителя Председателя Совета Министров СССР тов.

Малышева за № 1004с от 9 июля с.г., докладываю о состоянии работ по новому тяжелому танку (730).

Вся чертежно-техническая документация нового танка разработана и выдана для изготовления опытных образцов. В конструкции танка учтено замечание НТК ГБТУ ВС по докладу макетной комиссии и по дополнительным требованиям, предусматривающих установку командирской башенки. Компоновка танка проверялась на изготовленном деревянном макете в натуральную величину. Узлы нового танка, общие с танком ИС-4, проверяются заводом на двух машинах ИС-4, приведенных по весу к новому танку. Первый танк прошел 2006 км, второй — 2042 км.

Завод подготовил еще две машины, приведенные по весу к новому танку для повторной проверки узлов и деталей, идущих на новый танк, и мотора В-12-5 со стальными поршневыми кольцами и другими конструктивными улучшениями. Готовятся опытные образцы системы охлаждения двигателя для испытания ее на стендах ВНИИ-100 в Ленинграде. К 14 июля с.г. будут полностью изготовлены заготовки для первых 5 машин.

Заводу № 200 выданы все детали по наименьшей комплектности (по блокподвескам) на 2 машины, за исключением крыльев, и в размере от 5 до 25 машин по остальным деталям.

При условии получения от завода № 200 корпуса, башни и бронедеталей к 15 июля с.г., завод обещает обеспечить сборку первой машины „объекта 730“ для заводских испытаний к 25 июля. Состояние дел на заводе обеспечивает сдачу трех танков в августе месяце, Завод № 200 обещает подать для этих танков два корпуса в июле и один корпус до 5 августа».

Однако прогноз не сбылся — завод № 200 отгрузил на ЧКЗ один корпус с башней для ИС-5 лишь 30 июля, а второй — 9 августа 1949 года. Кроме того, затянулось изготовление и испытание двигателей В-12-5, радиаторов, В результате, сборку опытных образцов не смогли провести, и первую машину удалось собрать лишь 14 сентября, а вторую сдали через несколько дней.

Следует сказать, что на танках ИС-5 была смонтирована шестискоростная коробка перемены передач, разработанная Челябинским Кировским заводом и вентиляторная система охлаждения (по типу ИС-4).

13 октября 1949 года директор Челябинского Кировского завода Скачков и главный конструктор Ж. Котин направили в Министерство транспортного машиностроения сводку № 1 о ходе испытаний первого образца «объекта 730». В документе говорилось:

«1. Испытание машины начато 22.09.49 г. за это время она прошла 1012 км, из них:

а). проселочная дорога — 501 км;

б). пересеченная местность — 511 км.

2. Двигатель проработал 67 ч 36 мин.

3. В процессе испытаний получены следующие средние скорости чистого движения:

а). проселочная дорога 29–27 км/ч;

б). мокрый луг 17,7-16,5 км/ч;

в). болотистый луг (движение осуществлялось преимущественно погружением клиренса), пройдено 314 км 12–14 км/ч.

На отдельных участках сухого пути получали скорость 31–27 км/ч.

4. Основные дефекты:

а). Разрыв и разрушение по швам и целому телу алюминиевых топливных баков после 441 км. Внутренние баки заменены на стальные.

б). Выход из строя обоих бортовых редукторов по причине закручивания и изгиба ведущих валов.

5. В настоящее время машина находится на втором техническом осмотре».

В целом первые испытания, проведенные в сентябре-начале октября 1949 года опытных образцов «объекта 730» показали, что машины имеют множество недостатков, основным из которых являлась ненадежная работа коробки передач. В результате, требуемого по заданию гарантийного километража в 2000 км, достичь не удалось.

Срыв выполнения задания по изготовлению опытных образцов нового тяжелого танка (напомним, что в августе 1949 года три машины должны были пройти государственные, а в сентябре десять танков — войсковые испытания) вызвал неудовольство в правительстве СССР. В первую очередь досталось бывшему директору Челябинского Кировского завода И.М. Зальцману, не обеспечившему изготовление в срок узлов и деталей «объекта 730». Также попало директору завода № 200 B.C. Ниценко (за литьевой брак — из 13 башен ИС-5 10 оказались некондиционными), и заместителю министра транспортного машиностроения М.Н. Попову, не обеспечившему должный контроль за работами по ИС-5.

Учитывая результаты первых испытаний, главный конструктор Ж.Я. Котин предложил использовать на «объекте 730» восьмискоростную коробку передач и эжекционную систему охлаждения, уже успешно опробованные на опытных образцах ИС-7. В этом вопросе Котина поддержал министр транспортного машиностроения И.И. Носенко. Дело в том, что еще к 17 сентября 1949 года Ленинградский Кировский завод изготовил три восьмискоростных планетарных коробки перемены передач и столько же бортовых фрикционов для нового тяжелого танка. Два комплекта отправили в Челябинск, а один — на стендовые испытания во ВНИИ-100.

12 октября 1949 года соответствующее предложение было направлено в Совет Министров СССР за подписью И.И. Носенко:

«Считаю необходимым с точки зрения выполнения сроков, средств и сил — получать узлы с Ленинградского Кировского завода, освоившего их производство. В настоящий период скопления на Челябинском Кировском заводе более 10 опытных машин (С-64, артиллерийский тягач, тракторные отливки, „объект 730“, плавающий танк и бронетранспортер, газогенераторный трактор, „объект 701“, „объект 703“, АДФС, БЛ-119 и др.) нет никакой возможности осваивать еще новые планетарные трансмиссии. Поэтому просим в проекте решения Правительства и приказа Министра предусмотреть получение 8-скоростной планетарной трансмиссии, бортредукторов и других узлов, связанных с ними (кулисы переключения и др.) с Ленинградского Кировского завода».

15 октября 1949 года И. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР № 4753–1833, в котором наряду с наказанием виноватых устанавливались новые сроки изготовления и испытания опытных образцов «объекта 730». В документе говорилось следующее:

«1. За невыполнение Постановления Совета Министров СССР от 18 февраля 1949 г. № 701–270 о предъявлении на государственные и войсковые испытания тяжелых танков объявить выговор заместителю министра транспортного машиностроения т. Попову и директору завода № 200 т. Ниценко.

2. Для обеспечения установленного Правительством гарантийного срока службы тяжелого танка 2000 км принять предложение Министерства транспортного машиностроения (т. Носенко) и главного конструктора т. Котина об установке в танке новой планетарной 8-скоростной коробки передач с новым бортовым редуктором взамен 6-скоростной коробки передач, а также установить в танке эжекционную систему охлаждения взамен вентиляторной.

Одновременно поручить Министерству транспортного машиностроения продолжить отработку 6-скоростной коробки передач.

3. Обязать Министерство транспортного машиностроения (т. Носенко), директора ЧКЗ т. Скачкова и главного конструктора т. Котина:

— к 25 ноября 1949 г. изготовить два танка и к 1 января 1950 г. провести их заводские испытания:

— к 7 апреля 1950 г. с учетам результатов заводских испытаний изготовить 3 танка и предъявить их на государственные испытания;

— к 1 июня 1950 г. с учетом результатов государственных испытаний изготовить 10 танков и предъявить их на войсковые испытания;

4. Обязать Министерство Вооруженных Сил СССР (т. Василевского) и Министерство транспортного машиностроения (т. Носенко) провести следующие испытания танков:

— не позднее 15 мая 1950 г. государственные испытания 3 танков на 2000 км;

— не позднее 15 июля 1950 г. войсковые испытания 10 танков по программе, утвержденной Министерством Вооруженных Сил СССР.

Министру Вооруженных Сил СССР т. Василевскому и Министру транспортного машиностроения т, Носенко в 10-дневный срок по окончании испытаний представить в Совет Министров СССР доклад и предложения по итогам проведения испытаний танков.

5. Обязать Министерство транспортного машиностроения совместно с Министерством Вооруженных Сил СССР на двух танках, предназначенных для заводских испытаний, провести в декабре 1949 г. испытания дизелей в условиях низких температур воздуха.

6. Обязать Министерство Вооруженных Сил СССР и Министерство транспортного машиностроения провести до 7 января 1950 г. испытания обстрелом бронекорпуса и башни танка по программе, утвержденной Министром Вооруженных Сил СССР т. Василевским и Министром транспортного машиностроения т. Носенко. Министерству транспортного машиностроения предъявить до 10 декабря 1949 г. бронекорпус с башней на испытание.

7. Обязать Министра транспортного машиностроения т. Носенко и директора ЧКЗ т. Скачкова навести должный порядок в цехах танкового производства, доукомплектовать эти цеха необходимым оборудованием, рабочей силой и доложить о принятых мерах Совету Министров СССР к 7 декабря 1949 г.».

Два образца «объекта 730» (танки № 909А311 и 909А312) были изготовлены в срок, и 16 ноября 1949 года поступили на заводские испытания. В ходе последних основные недостатки были выявлены в конструкции ходовой части: разрушение гидравлических амортизаторов и ободов опорных катков, поломка труб балансиров и т. п.

Так, машина № 312 6 декабря 1949 года находилась в пробеге по кольцевой трассе сдаточного маршрута Кировского завода со снежным покрытием 150–200 мм. Движение машины производилось с буксировкой волокушей (корпус танка КВ), пройдено 155 км, из них с волокушей 128 км. Средняя скорость чистого движения с волокушей составила 20 км/ч. К 11 декабря пробег этого «объекта 730» с волокушей составил 523 км, при этом отмечалось следующее:

«Испытание машины № 311 с буксировкой волокушей корпуса танка КВ сопровождалось динамическими рывками, что привело к двукратным обрывам рым корпуса КВ и разрыву танкового буксирного троса.

В пробеге 9 декабря на 410 км движения с волокушей произошел обрыв правой тормозной ленты мультипликатора, что может быть объяснено повышенными динамическими нагрузками от волокуши».

К 22 декабря 1949 года общий пробег танка «объект 730» № 311 составил 2196 км. При этом не обошлось без поломок. Так, ранним утром 21 декабря (было еще темно) на 158 километре движения по «заснеженному мерзлому болотистому грунту с большим количеством танковых следов глубиной 250–300 мм» на 7 и 8 передачах произошла поломка передних балансиров подвески. Несмотря на это, танк сумел своим ходом вернуться на завод, и после замены балансиров вновь вышел в пробег.

Параллельно с испытаниями самого танка завод вел испытания установленных на них двигателей в зимних условиях. Об этом главный инженер Челябинского Кировского завода Демьянович сообщал в Министерство транспортного машиностроения:

«Докладываю о ходе испытаний двигателей В-12-5 в зимних условиях на 12 января 1950 года. Ходовые испытания проходили два двигателя В-12-5.

1. Двигатель № 908а57 на танке ИС-5 № 909А311 с эжекционной системой охлаждения. На 12 января двигатель проработал под нагрузкой 146 ч 12 мин, машина прошла 3008 км и поставлена на технический осмотр. Мотор находится в работоспособном состоянии.

2. Двигатель В-12-5 № 909а415 проходит ходовые испытания в танке ИС-5 № 909А312 с эжекционной системой охлаждения. На 15 декабря 1949 года двигатель отработал под нагрузкой 83 ч, машина прошла 2206 км. В настоящее время машина стоит на техническом осмотре для замены ряда узлов танка».

Интересно, что в документе опытные образцы именуются ИС-5, а не «объект 730», хотя и составлялся этот доклад главным инженером завод. В целом же новые машины вели себя неплохо, да и все работы велись в указанные правительством сроки — видимо устроенный «разнос» сыграл свою роль. Заводские испытания показали достаточно высокую надежность работы трансмиссии, топливных баков, вооружения. Несколько хуже дело было с деталями ходовой части.

Контроль за испытаниями нового тяжелого танка осуществлялся довольно плотный. Регулярно в Совет Министров СССР направляли различные сводки и доклады о ходе проводимых работ. Например, 24 января 1950 года в Совмин поступила «Справка о ходе работ на Челябинском Кировском заводе по новому тяжелому танку». Этот документ был подписан главным конструктором мин-трансмаша И.С. Бером:

«Постановлением Совета Министров СССР № 4753-1833сс Министерство транспортного машиностроения и Кировский завод в Челябинске обязывались:

К 25 ноября 1949 года изготовить два танка с 8-скоростной коробкой перемены передач и эжекционной системой охлаждения, и к I января 1950 года провести их заводские испытания.

К 1 апреля 1950 года с учетом результатов заводских испытаний изготовить три танка, и предъявить их на государственные испытания.

К 1 июня 1950 года с учетом результатов государственных испытаний, изготовить 10 танков и предъявить их на войсковые испытания.

Кроме того, Министерство транспортного машиностроения обязывалось Постановлением Совета Министров СССР до 10 декабря 1949 года совместно с Министерством Вооруженных Сил СССР провести на двух танках, предназначенных для заводских испытаний, испытания дизель-моторов в условиях низких температур. Во исполнение указанного Постановления Совета Министров СССР Кировский завод в Челябинске изготовил два танка, и до 25 декабря 1949 года провел заводские испытания этих машин на гарантийный километраж — 2000 км. После этого испытания танков были продолжены на 3000 км по заводской программе.

Один из этих танков (№ 311) прошел от начала испытаний 3200 км, из них около 1000 при температуре ниже -30 градусов. В настоящее время в этот танк вносятся по результатам испытаний конструктивные изменения для проведения дальнейших испытаний танков.

Второй танк № 312 на 24 января 1950 года прошел 3140 км, из них около 1000 км в условиях низких температур.

Кировскому заводу в Челябинске не удалось провести испытания дизель-моторов в условиях низких температур в декабре 1949 года, как это предусматривалось Постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1949 года, так как в декабре месяце в районе г. Челябинска стояла погода с температурой выше -20 градусов. Поэтому испытания проводились в январе с.г. Дизель-моторы в условиях низких температур работают надежно.

Заводские испытания указанных танков проводились в различных дорожных условиях — по сухому проселку, мерзлому грунту, булыжному шоссе и заснеженным участкам. Для полной загрузки дизель-мотора и трансмиссии машины, движение танков сопровождалось буксировкой танка ИС-4 или волокуши (корпус танка КВ).

Средние скорости движения танков:

Без волокуши — 27–33 км/ч;

С волокушей — 17–20 км/ч.

При испытании двух новых тяжелых танков имели место дефекты ходовой части, отмечена неудобная посадка водителя в боевом положении и стесненность мест командира и заряжающего в башне. Трансмиссия, моторная установка и другие узлы танков работали удовлетворительно.

Дефекты ходовой части главным образом связаны с недостаточной надежностью работы существующих жестких опорных катков. С установкой в новый танк 8-скоростной планетарной коробки перемены передач улучшились маневренные и динамические качества танка, а также увеличились средние скорости движения. Поэтому существующие опорные катки в условиях возросших динамических нагрузок и мерзлых грунтов работают менее надежно.

Для повышения надежности ходовой части нового тяжелого танка Кировский завод и ВНИИ-100 провели мероприятия по улучшению работы опорных катков. Катки изготовлены из сталей 27СТТ и Л36 повышенной прочности вместо литой стали Л30. Кроме того, по заданию Министерства транспортного машиностроения завод разрабатывает для нового тяжелого танка катки с внутренней амортизацией. Завод также проводит мероприятия по улучшению посадки водителя в боевом положении, созданию нормальных условий для работы командира и заряжающего в башне, а также устранению дефектов моторной установки и трансмиссии.

Одновременно с установкой в новый тяжелый танк 8-скоростной планетарной трансмиссии, Кировский завод в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1949 года проводит доработку 6-скоростной планетарной коробки перемены передач. Ранее имевшие место дефекты этой коробки: поломка ведущего вала 3-скоростного редуктора и повышенный нагрев масла, заводом устранены. Две улучшенные 6-скоростные коробки перемены передач испытаны на облегченных до 50 т танках ИС-4. Эти танки прошли по 3000 км, коробки работали надежно.

Завод № 200 до настоящего времени не изготовил для испытания обстрелом башню нового тяжелого танка. По этой причине сорван установленный Советом Министров срок -10 декабря 1949 года — подачи корпуса и башни на испытания обстрелом».

При испытании с волокушей произошел интересный случай. Дело в том, что инициатором таких испытаний был Е.А. Кульчицкий, старый танкист, занимавший в то время должность главного испытателя Минтрансмаша. Руководство Челябинского Кировского завода и заместитель главного конструктора А. С. Ермолаев были против таких испытаний, но Кульчицкий сумел доказать свою правоту и получил поддержку в Москве. Во время первых испытаний Ермолаев сел в волокушу, чтобы следить за тем чтобы «не угробили» опытный танк:

«Все было бы ничего, но неожиданно из старого корпуса повалил пар, а потом из него с легкостью акробата выскочил и сам Афанасий Семенович (Ермолаев). Оказалось, что от трения об землю корпус нагрелся, и лед на днище превратился в горячую воду».

И если представители Министерства транспортного машиностроения в целом были удовлетворены результатами, полученными при испытании опытных образцов танка «объект 730», то военных устраивало далеко не все. Так, 16 февраля 1950 года командующий бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил СССР Маршал бронетанковых войск С.И. Богданов направил на имя министра транспортного машиностроения Ю.Е. Максарева документ, озаглавленный «О доработке опытных образцов нового тяжелого танка», в котором писал:

«Несмотря на то, что заводские испытания танка до сих пор в полном объеме еще не закончены, в настоящее время имеется возможность подвести итоги результатов проведенных этапов заводских испытаний танка.

Следует считать установленным то, что трансмиссия и ходовая часть ненадежны в работе. Механизм управления трансмиссии отказывал в работе, и не обеспечивал постоянства регулировки фрикционных элементов трансмиссии. Гидравлические амортизаторы опорных катков оказались не работоспособными. Опорные катки, трубы балансиров и ряд других элементов ходовой части требуют доработки.

Весьма серьезным недостатком являются возникающие при работе эжекционной системы (охлаждения) акустические помехи, средний уровень которых достигает 128 децибел. Эти помехи полностью нарушают работу внутренней и внешней связи танка.

Рабочие места экипажа, особенно заряжающего и водителя, требуют серьезных доводочных работ в направлении обеспечения больших удобств для работы.

Установка вооружения, приводы наведения артсистемы и радиосвязь имеют ряд недостатков и недоработок. При заводском испытании зафиксирован ряд существенных недоработок по вопросам удобства обслуживания и ремонта танков в полевых условиях.

Заводом в настоящее время ведутся работы по устранению недостатков и недоработок по машине, но темпы и масштабы их проведения недостаточны для того, чтобы за оставшееся до 1 апреля 1950 года время устранить все перечисленные недостатки.

В связи с этим прошу Вас обязать тов. Скачкова (директор Челябинского Кировского завода) и тов. Котина шире развернуть доводочные работы по тяжелому танку, и устранить на образцах, изготовляемых для государственных испытаний, все выявленные недостатки и недоработки».

В феврале-марте 1950 года Челябинский Кировский завод собрал еще три опытных образца «объекта 730» (машины № 102, 103 и 104), Они прошли кратковременные заводские и военпредовские испытания, по результатам которых в конструкцию машин внесли ряд изменений и улучшений.

29 марта 1950 года Совет Министров СССР распорядился провести государственные испытания этих трех образцов танка «объект 730» Планировалось протестировать танки пробегом на 2000 км «в различных климатических районах по программе, утвержденной Министерством Вооруженных Сил и Министерством транспортного машиностроения», Один танк планировалось направить в Туркестанский военный округ, а два других — под Ленинград. Председателем комиссии по испытанию «объектов 730» назначили генерал-лейтенанта танковых войск Вершинина.

30 марта 1950 года Военный министр Союза СССР Маршал Советского Союза А.М. Василевский и министр транспортного машиностроения СССР Ю.Е. Максарев утвердили программу государственных испытаний нового тяжелого танка. Причем в документе эта машина именовалась как «опытный образец ИС-5, изготовленный Кировским заводом в Челябинске».

Чуть позже в программу внесли коррективы — в Туркестанский военный округ машины решили отправить после их испытаний под Ленинградом.

Испытания трех ИС-5 начались 20 апреля 1950 года — с опозданием на 20 дней — и длились до 12 мая. В первый же день произошла неприятность — две машины (№ 102 и № 103) при прохождении ручья с заболоченными берегами застряли. Для их эвакуации потребовалась помощь танка ИС-4, который их вытащил. Тем не менее, новые танки показали себя в условиях тяжелой трассы полигона (сильно пересеченная заболоченная местность, грязные дороги с большим количеством поворотов и т. п.) себя неплохо. 29 апреля 1950 года председатель комиссии по испытанию «объекта 730» генерал-лейтенант Б.Г. Вершинин направил докладную записку в адрес командующего бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил и министра транспортного машиностроения, в которой сообщал:

«Ходовые испытания начаты 20 апреля с.г., на 26 апреля машина № 102 прошла 1022 км, № 103-1031 км. Пробеги производили по местности и весенним фунтовым дорогам. Часть трассы проходила по танкодрому Бронетанковой школы.

25.04. проводили специальные испытания: развороты на месте на 360 град., подъемы и спуски в 28 град., движение с кренами 12 град., преодоление противотанковых рвов в 3 м ширины.

Первый этап испытаний вооружения показал, что кучность боя из пушки удовлетворительная, скорострельность из пушки при расстреле всего боекомплекта с применением механизма досылания примерно в 1,5 раза выше, чем при ручном заряжании. Кучность стрельбы из зенитной установки неудовлетворительная, пользоваться этой установкой неудобно.

Установлен высокий уровень внутританковых шумов, которые в области низких частот (50-100 Гц) достигал 132 децибела, и превосходит шумы всех отечественных танков. Из-за этих шумов и помех в электрооборудовании на расстоянии 23–25 км радиосвязь вместо 100 % прохождения радиограмм дает 20–82 %».

На 5 мая 1950 года танк № 102 прошел уже 1805 км, а № 103-1774 км. Среднесуточный пробег составлял примерно 230 км, и несмотря на ряд выявленных недостатков (разрыв тормозных лент, поломка бортовой передачи, течь топливных баков) комиссия, проводившая испытания, дала машинам положительную оценку. В своем заключении она записала, что танки соответствуют утвержденной тактико-технической характеристике, обладают большей надежностью по сравнению с другими тяжелыми танками, а по конструкции «являются перспективными машинами, позволявшими проводить их дальнейшую модернизацию».

Вместе с тем, комиссией отмечалось и значительное количество недостатков, о чем она сделала соответствующую запись:

«Опытные образцы нового тяжелого танка вследствие ненадежной работы трансмиссий и бортовых передач в пределах гарантийного километража срока службы, неудовлетворительной работы радиосвязи, спаренного и зенитного пулеметов, и ряда других существенных недостатков, государственные испытания не выдержали…

По результатам государственных испытаний был составлен и утвержден Военным Министром т. Василевским и Министром Транспортного машиностроения т. Максаревым перечень доработок тяжелых танков».

Параллельно с государственными испытаниями, на полигоне в Кубинке провели обстрел корпуса и башни (с установленной ходовой частью, орудием, прицелом и механизмами наводки).

Испытания прошли с 16 мая по 4 июня 1950 года, огонь велся из 122-мм пушки Д-25, 88-мм немецкой трофейной и 76,2-мм ЗИС-З. Результаты показали, что корпус и башня «держат» 122-мм бронебойный снаряд со всех дистанций при курсовых углах от +40 до -40 градусов. В целом отмечалось, что прочность корпуса «объекта 730» значительно выше, чем у ИС-3, а по башне примерно сопоставима с ИС-3.

Танки «объект 730» № 102 и 103 после окончания испытаний прошли необходимый ремонт на Ленинградском Кировском заводе, и их отправили в Туркестанский военный округ. Здесь, в районе города Мары с 28 июня по 13 июля 1950 года они прошли испытания в условиях высоких температур (до +42 градуса в тени) и сильного запыления. Общий пробег танков составил более 1000 км, при этом провели два безостановочных пробега протяженностью 50 и 100 км. Средняя скорость движения «объекта 730» в условиях Средней Азии составила до 30 км/ч по шоссе, 17–20 км/ч по грунтовым дорогам и 17–19 км/ч по пересеченной местности. При этом отмечалось, что на условиях вождения отрицательно сказывалась пыль, поднятая танками. Проникая внутрь машин, она сильно осложняла работу не только механику-водителю, но и остальным членам экипажа (затруднялась работа подъемного и поворотного механизмов и вращение командирской башенки). Также очень быстро «забивались» воздухоочистители — они обеспечивали работу в пределах 8-12 часов. Последующая их чистка требовала не менее трех часов работы всего экипажа и большого расхода газойля и масла для промывки.

Между тем, не дожидаясь окончания испытаний под Ленинградом, Челябинский Кировский завод приступил к изготовлению 10 танков «объект 730», предназначенных для войсковых испытаний. По состоянию на 3 мая 1950 года на завод поступило 5 корпусов с башнями, из которых четыре сразу поставили на сборку. Кроме того, к этому же времени Ленинградский Кировский завод изготовил для этих машин четыре комплекта восьмискоростной коробки перемены передач, которые после испытаний на специальном стенде отгрузили в Челябинск. Параллельно с изготовлением, конструкторы вносили в чертежи необходимые изменения по получаемым результатам испытаний.

Сборка десяти машин для войсковых испытаний началась в июне 1950 года, а их окончательная сдача в начале сентября. В октябре шесть «объектов 730» отправили в Белорусский военный округ на войсковые испытания (проходили в 5-й гвардейской механизированной армии), а две — на НИБТ полигон в Кубинку. Еще два ИС-5 оставили на заводе для опытных работ.

Войсковые испытания велись по специальной программе, утвержденной Военным министром СССР. Их главной задачей было подтверждение соответствия заявленной тактико-технической характеристике и выяснение надежности работы узлов и агрегатов и танка в целом. Испытания шли в октябре-ноябре 1950 года и, несмотря на ряд дефектов, и поломок ходовой части и трансмиссии, «объект 730» в целом показал превосходство по своим характеристикам над танками других типов (ИС-2, ИС-3 и Т-34-85).

В Кубинке велись контрольные государственные испытания танков, прошедшие с 18 октября по 30 ноября 1950 года. За этот период две машины (5006А37 и 5006А320) прошли 180 и 1825 км соответственно. В своем заключении комиссия генерала Б. Г. Вершинина, проводившая испытания, записала:

«1. Предъявленные на контрольные государственные испытания 2 опытных образца тяжелого танка соответствуют тактико-технической характеристике, утвержденной Советом Министров, кроме гарантийного километража в 2000 км.

2. Проведенные согласно распоряжения Совета Министров № 17728с от 2.11.1950 г. испытания еще раз подтвердили, что новый тяжелый танк в сравнении с тяжелыми танками ИС-3 и ИС-4 имеет преимущество по средним скоростям движения, легкости в управлении, а также в более высокой надежности работы основных агрегатов.

3. В результате контрольных испытаний установлено: из утвержденных Военным Министром и Министром Транспортного машиностроения перечня необходимых доработок по результатам госиспытаний, Челябинским Кировским заводом выполнено 47, не выполнено 3 и 74 мероприятия оказались малоэффективными, в результате чего надежность работы танка в пределах гарантийного срока службы не обеспечена, и оба танка контрольных государственных испытаний не выдержали.

Установленная в новом танке 8-скоростная коробка перемены передач сложна по конструкции, трудоемка в изготовлении и до сих пор ненадежна в работе. Сложность коробки передач затрудняет возможность ее ремонта в полевых условиях.

Комиссия считает необходимым в порядке проведения опытно-конструкторских работ срочное проектирование и изготовление менее сложной и трудоемкой трансмиссии для нового тяжелого танка, которая обеспечила бы ему заданные тактико-технические характеристики.

Комиссия считает необходимым обязать Челябинский Кировский завод и ВНИИ-100 устранить все выявленные при испытании недостатки, указанные в настоящем заключении, что должно быть подтверждено госиспытаниями».

В целом, по материалам испытаний восьми образцов «объекта 730» был составлен перечень необходимых доработок танка, который после утверждения в министерствах Вооруженных Сил и транспортного машиностроения поступил на завод в декабре 1950 года.

По итогам работы Челябинского Кировского завода руководство предприятия составило отчет о работе за 1950 год, в котором о создании и испытании ИС-5 сообщалось следующее:

«В соответствии с Постановлением Правительства и приказами Министерства № 69сс, 489 и 44, проведены работы по доводке узлов и механизмов 730-го объекта.

Собраны и сданы 2 танка на заводские, 3 на государственные и 10 на войсковые испытания. Задержка сроков выпуска машин была вызвана несвоевременным получением корпусов, колпаков, коробок перемены передач с других заводов, и необходимостью изменения ряда узлов и деталей в результате госиспытаний первых трех образцов…

„объект 730“. Изготовлены и проведены заводские испытания двух машин с 8-скоростными планетарными трансмиссиями и эжекционной системой охлаждения по 3000 км каждая, а также доработаны отдельные узлы по 55 картам опыта.

Изготовлены три машины, на которых в мае-июне были проведены государственные испытания, затем изготовлены для проведения контрольно-государственных и войсковых испытаний. Эти испытания закончены в декабре».

Полученные результаты испытания опытных образцов «объекта 730» использовали для совершенствования танка не только конструкторы Челябинского Кировского завода. Например, ВНИИ-100 к концу 1950 года завершило отработку механизма заряжания, изготовленных заводом № 9 Министерства вооружения. В августе — сентябре 1950 года прошли испытания десяти таких механизмов на специальных стендах, показавшие, что механизм вполне надежен и работоспособен. Кроме того, ВНИИ-100 провело большой комплекс научно-исследовательских работ по доработке систем воздухоочистителей двигателя для танка «объект 730».

А Всесоюзный электротехнический институт министерства электропромышленности по результатам испытаний танков ИС-5 под Ленинградом и в Средней Азии окончательно доработал систему танковых автоматизированных электроприводов наведения (ТАЭН-1). Она позволяла существенно повысить маневренность артиллерийского огня и эффективность стрельбы с хода.

В 1951 году испытания танков «объект 730» продолжались. Так, по совместному решению министров Вооруженных Сил и транспортного машиностроения от 26 марта 1951 года, весной провели дополнительные заводские испытания одного из ранее изготовленных образцов ИС-5. На основе результатов этих и ранее проведенных испытаний, Челябинский Кировский завод изготовил еще два образца «объекта 730», вновь внеся в их конструкцию ряд изменений. Естественно, все это требовало переделки чертежной документации на танки, а также проверке в натуре.

Для этого с 31 мая по 14 июня 1951 года завод провел дополнительное испытание на гарантийный километраж (2000 км) одного из ИС-5, который до этого участвовал в контрольных государственных испытаниях. Перед этим машину перебрали, при этом часть узлов заменили и переделали. В частности, усилили крепление спаренного с пушкой 12,7-мм пулемета ДШК, установили новый гильзозборник, улучшили конструкцию командирской башенки, доработали боеукладку, сиденья экипажа, усилили элементы ходовой части, крепление радиостанции и т. д. В заключении по испытаниям этого танка отмечалось:

«Результаты ходовых и специальных испытаний заводского образца танка „объект 730“ № 320 в объеме 2008 км пробега в различных дорожно-грунтовых условиях показали надежную работу всех узлов и агрегатов танка, что подтвердило эффективность введенных конструктивных изменений.

Пробеги танка производились по танковой трассе с глубокой колеей, заполненной грязью, по сухой проселочной дороге с большим количеством поворотов и ухабов и по заболоченному лугу. При осуществлении 103 км безостановочного пробега при температуре окружающего воздуха от +25 до 28 град, температура воды в системе охлаждения не превысила 95 град., и все узлы и агрегаты танка работали нормально. При всех детальных пробегах танка все его узлы и агрегаты также работали надежно и не вызвали остановок машины по техническим причинам.

8-ступенчатая коробка перемены передач в сочетании с дизелем В-12-5, ходовой частью с пучковыми торсионами и гидравлическими амортизаторами, обеспечила танку высокие динамические показатели.

Проведенные конструктивные мероприятия обеспечили надежную работу коробки перемены передач и механизмов управления в объеме гарантийного срока службы (2008 км).

Проведенные конструктивные мероприятия по бортовым редукторам показали свою эффективность, обеспечив надежную работу бортовых редукторов в пределах гарантийного километража…

Ходовая часть танка за время испытаний работала надежно и обеспечивала движение на максимально возможных скоростях в различных дорожных условиях. Зубчатые венцы ведущих колес из стали 45ХН с закалкой ТВЧ проработали гарантийный километраж и были пригодны к дальнейшей эксплуатации.

Установленный двигатель В-12-5 ранее отработавший 179 часов, во время испытаний проработал на машине без переборки 105 часов.

Всего двигатель отработал в машине на государственных и заводских испытаниях 284 часа и находился в работоспособном состоянии. Остальные узлы и агрегаты силовой установки работали нормально и обеспечили движение танка в процессе всех испытаний при нормальных эксплуатационных режимах…

Введение дополнительной амортизации радиостанции и модернизация шлемофонов повысили четкость передачи и приема и уменьшили влияние атмосферных и других помех.

Качество внешней и внутренней связи на танке „объект 730“ — удовлетворительное».

Помимо Челябинского Кировского завода в мае-октябре 1951 года несколько танков «объект 730» прошли различные испытания на НИБТ полигоне в Кубинке. Здесь в основном машины испытывались на проходимость в различных дорожных условиях.

16 февраля 1952 года постановлением Совета Министров СССР № 868–292 Челябинскому Кировскому заводу совместно с Особым конструкторским бюро по танкам (ОКБТ)[2] Ленинградского Кировского завода требовалось устранить выявленные в ходе испытаний недостатки ИС-5 (перечень прилагался) и подготовить по доработанным по результатам испытаний чертежам два «объекта 730» для контрольных полигонных испытаний.

Выполняя постановление, Челябинский Кировский завод провел ремонт двух ранее испытанных машин (№ 5006А311 и № 5006А316), установив на них часть доработанных и усовершенствованных узлов и агрегатов.

Повторные контрольные испытания прошли в период с 15 мая по 19 июня 1952 года в районе города Самарканд, где машины совершали пробеги в условиях сильной запыленности и высокой температуры. После этого один танк загнали в специальную холодильную камеру на НИБТ полигоне для проверки работы системы подогрева двигателя.

Комиссия генерал-лейтенанта Б. Г. Вершинина в своих выводах отмечала, что изменения в конструкцию «объекта 730», внесенные заводом, оказались эффективными. Вместе с тем, машины испытаний не выдержали:

«Новый тяжелый танк по своим боевым качествам — маневренности, скорости движения, проходимости и надежности в работе (за исключением конической пары коробки перемены передач) значительно превышает все существующие тяжелые танки.

Недостатки тяжелого танка, отмеченные в постановлении Совета Министров СССР № 868–292 от 16 февраля 1952 года устранены…

Несмотря на еще большее повышение надежности агрегатов тяжелого танка, танки № 5006А311 и № 5006А316 контрольных повторных испытаний не выдержали, так как один танк был снят с испытаний после двукратной поломки коробки перемены передач, а на другом имело место разрушение гибкого вала привода тахометра».

Тем не менее, комиссия генерал-лейтенанта Вершинина рекомендовала изготовить установочную партию в 50 машин «объект 730», устранив все выявленные недостатки и отработав на них технологию производства, а также провести дополнительные испытания на 200 км пяти машин из этой партии. После этого планировалось решать вопрос о принятии «объекта 730» на вооружение Советской Армии.

На основании этого документа конструкторы продолжили работы по доведению танка «объект 730». Параллельно с этим постановлением Совета Министров СССР от 28 февраля 1953 года Министерству транспортного машиностроения приказывалось изготовить в четверном квартале этого года 10 танков «объект 730» установочной партии, в которых предполагалось устранить все выявленные в конструкции машины недостатки. Параллельно с этим, Челябинский Кировский завод должен был начать подготовку к производству нового танка, выпуск которого планировался в начале 1954 года. Для помощи в этом в Челябинск направили 35 конструкторов с Ленинградского Кировского завода. В результате, к осени 1953 года в конструкцию машины внесли столь значительное количество изменений, что в документации изменили индекс танка с ИС-5 на ИС-8. На основании постановления Совета Министров СССР от 28 ноября 1953 года танк «объект 730» был принят на вооружение Советской Армии под обозначением Т-10.

По первоначальному плану, Челябинский завод должен был выпускать по шесть Т-10 в сутки — 1830 штук в год. Бронекорпуса и башни предполагалось получать с завода № 200. Однако, забегая вперед, следует сказать, что таких показателей достичь так и не удалось — реальные масштабы производства были более, чем в три раза меньше запланированных.

Выпуск машин установочной партии по ряду причин сильно затянулся — машины сдали заказчику лишь в феврале 1954 года. Однако затем выпуск сильно «забуксовал» — сказывалась большая перегрузка Челябинского Кировского завода различными заказами. Например, предприятие имело значительную программу по производству средних артиллерийских тягачей АТ-С, а также гусеничных тракторов, да и предприятия-смежники подводили… В результате, до конца 1954 года удалось собрать всего 20 серийных машин Т-10.

Ситуация с выпуском тяжелых танков в Челябинске хорошо демонстрирует доклад начальника производственного отдела министерства транспортного машиностроения М. Ускова министру, датированный 22 февраля 1955 года:

«В соответствии с народно-хозяйственным планом Челябинский Кировский завод обязан сдать в 1955 году 90 танков Т-10, в том числе:

I квартал — 35, из них в январе 5, в феврале 12, в марте 18;

II — 41;

III — 14.

Учитывая, что Челябинский завод обязан в тех же цехах танкового производства в 1955 году изготовить для себя и Курганского завода 500 комплектов деталей средних атртягачей АТС — производство узлов и деталей Т-10 необходимо закончить не позднее 1 июня с.г. и сдачу Т-10 в первом полугодии 1955 года.

В январе заводом изготовлено и сдано 5 танков. План февраля срывается из-за непоставки электромашин для амплитудных электроприводов наведения ТАЭН-1 заводом № 615 Министерства электротехнической промышленности, и пушек Д-25ТА с завода № 9 Министерства оборонной промышленности. При плане сдачи в феврале в 12 танков, Челябинский завод обеспечен приводами ТАЭН-1 только на 4 танка, а пушками — на 10 танков…

По бронекорпусам и башням. Башен на план февраля завод имеет 12. Тов. Ларин (директор завода № 200 — Прим. автора) обещал до 1 марта еще 5 штук, и до 15 марта закрыть план первого квартала, для чего он обязан за 15 дней марта поставить 13 штук. Максимальный месячный план этих башен на заводе № 200 не превышал 12 штук, и для его выполнения необходимо оказать заводу помощь сварщиками.

Корпусов на 23 февраля завод № 200 имеет 14 штук, по состоянию производства завод должен дать еще 3 корпуса. Для обеспечения выполнения плана первого квартала по сдаче 35 Т-10 завод № 200 должен не позже 1 марта поставить еще 13, корпусов. Учитывая то, что завод № 200 за последние три месяца больше 11 корпусов в месяц не выпускал, эта задача является для него исключительно тяжелой, и требующей особых мер».

Но, несмотря на сложности, за 1955 год Челябинский Кировский завод смог выполнить план и сдать заказчику 90 танков Т-10.

Всего же с 1954 по 1956 год было изготовлено 190 серийных танков Т-10. Кроме того, в 1950–1951 годах завод собрал 15 опытных образцов «объекта 730».

Кстати, в 1954 году директор Ленинградского Кировского завода Н. Смирнов обратился к министру транспортного машиностроения с предложением об организации выпуска Т-10 и на его предприятии. В этой инициативе был резон — завод имел высококвалифицированные кадры конструкторов, инженеров и техников, которые обладали значительным опытом в работах по тяжелым танкам. Вместе с тем, предприятие уже несколько лет занималось только ремонтом и модернизацией бронетехники, и практики серийного выпуска не имело. К тому же проведенные расчеты показали, что для организации выпуска Т-10 в Ленинграде требуется построить на заводе несколько новых цехов площадью около 10000 кв. м, и оснастить их оборудованием. Еще одной существенной проблемой являлось отсутствие в Ленинграде базы по выпуску бронекорпусов и башен для новых тяжелых танков. В результате, Министерство транспортного машиностроения от идеи организации Т-10 отказалось. К этому вопросу вернулись лишь через несколько лет.

Оглавление книги


Генерация: 0.234. Запросов К БД/Cache: 0 / 0