Главная / Библиотека / Сверхсекретный Т-10 /
/ ПОСЛЕДНИЙ СЕРИЙНЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК СССР

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Этот тяжелый танк был принят на вооружение через полгода после смерти И.В. Сталина, поэтому привычную аббревиатуру «ИС» поменяли на T-10. Эта 50-тонная машина со 120-мм «щучьим носом» и мощнейшей пушкой, способной пробить более 200 мм брони, превосходила все танки всех вероятных противников Советской Армии и оставалась в строю 40 лет (последние «десятки» были сняты с вооружения только в 1993 году). Но при этом Т-10М является, пожалуй, наименее известным из отечественных танков, так как на экспорт он не поставлялся и был строжайше засекречен в СССР (даже руководство по его эксплуатации имело гриф).

Как этот танк показал себя в ходе операции «Дунай» по вводу наших войск в Чехословакию в 1968 году? Сколько на самом деле было произведено этих машин (в источниках «гуляли» самые разные цифры — от 1400 до 8000)? И почему Т-10 стал последним тяжелым танком Советского Союза?

Отвечая на все эти вопросы, новая книга ведущего историка бронетехники впервые восстанавливает полную историю создания, производства и сорокалетней службы последнего «супертанка» Сталина.
Максим Коломиецi

ПОСЛЕДНИЙ СЕРИЙНЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК СССР

ПОСЛЕДНИЙ СЕРИЙНЫЙ ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК СССР

Параллельно с работами по оснащению Т-10 приборами управления огнем танка (ПУОТ), обеспечивающими стабилизацию вооружения, Особым конструкторским бюро по танкам (ОКБТ) Ленинградского Кировского завода начало работы по вооружению этой машины более мошной пушкой. Речь шла о 122-мм орудии М-62Т, разработкой которой занимались инженеры завода № 172 в Молотове (ныне Пермь). Создание этой артсистемы началось в 1949 году под руководством главного конструктора КБ завода № 172 М.Ю. Цирюльникова. Орудие имело более высокие баллистические данные по сравнению с Д-25Т: например, бронепробиваемость М-62 на дистанции 1000 м была выше почти на 50 %.

Задание на проектирование тяжелого танка с более мощным вооружением было выдано в постановлении Совета Министров СССР от 12 сентября 1951 года. Согласно этому документу, до конца года Ленинградский Кировский завод должен был выполнить технический проект машины с более мощным, чем у «объекта 730» вооружением, и с системой ПУОТ. Ведущим инженером по этому танку, который получил заводское обозначение «объект 265», назначили А.С. Шнейдмана. Проект был подготовлен в довольно сжатые сроки — его представили на рассмотрение 20 декабря 1951 года.

«Объект 265» отличался от «объекта 730» прежде всего установкой новой, более мощной 122-мм танковой пушки М-62Т с начальной скоростью бронебойного снаряда 950 м/с. Она имела раздельное заряжание, дульный тормоз активно-реактивного типа и эжекционное устройство для продувки канала ствола после выстрела, а также оснащалась механизмом досылания снаряда и заряда. Кроме того, усилили и пулеметное вооружение: вместо спаренного 12,7-мм ДШК предполагалось установка двух пулеметов: калибра 14,5-мм и 7,62 мм.

14,5-мм пулемет КПВТ устанавливался справа от пушки на специальных кронштейнах с амортизаторами. Патроны — лента на 50 патронов — укладывались в коробке. Слева от КПВ размещался второй спаренный 7,62-мм пулемет Силина. Его питание осуществлялось лентами на 250 патронов из специального магазина-коробки.

Эффективность огня с хода планировалось повысить за счет установки системы ПУОТ, состоявшей из прицела ТПС-1, командирского прибора ВС и автоматического электропривода наводки ТАЭН-2. Придел ТПС-1 со стабилизированной головкой крепился к башне неподвижно и связывался с пушкой через параллелограммный привод. Он имел переменное увеличение 3,5 и 7х) и размещался слева от пушки перед местом наводчика.

Установка другого, по сравнению с «объектом 730», вооружения и системы ПУОТ потребовала внести значительные изменения в конструкцию башни, которая отличалась от башни «объекта 730». Так, был увеличен ее внутренний объем, что позволило улучшить условия работы наводчика и заряжающего, а также несколько изменена форма лобовой и кормовой части башни. Кроме того, удалось несколько упростить технологию ее изготовления. Также пришлось вынести вперед цапфы пушки и переработать схему размещения боекомплекта для пушки в боевом отделении. Девять снарядов находились в специально сконструированной подвижной укладке, между ограждением пушки и полом, еще столько же — в верхнем ряду в нише башни. Шесть (зарядов) гильз разместили перед заряжающим на вращающемся полу, и четыре — в нижнем ряду в нише башни. Остальной боекомплект в нишах корпуса и отделении управления размещался так же, как и на «объекте 730». Такое размещение выстрелов вызвало ряд нареканий — легко заметить, что у заряжающего под рукой было 18 снарядов и всего 10 зарядов (требовалось также 18).

Башня «объекта 265» оснащалась командирской башенкой, аналогичной по конструкции, установленной на «объекте 730». А вот зенитная установка на люке заряжающего была полностью переработана — теперь на ней монтировался 14,5-мм пулемет КПВ.

В ходе обсуждения проекта «объекта 265» было высказано значительное количество замечаний, после чего конструкторы ОКБТ начали устранение недостатков. К концу марта 1952 года рабочие чертежи машины передали в производство, и в июне опытный образец «объекта 265» был готов. Испытания танка велись до середины августа 1952 года. На них, помимо представителей ОКБТ, присутствовали представители завода № 172 Министерства вооружения, которые следили за работой своей артсистемы. Испытания выявили значительные недостатки в работе орудия, а также неудачное размещение агрегатов в боевом отделении танка. Список замечаний комиссии, проводившей испытания «объекта 265» получился довольно внушительным. В результате, конструкторы Ленинградского Кировского завода и завода № 172 приступили к работам по дальнейшему совершенствования танка и его артсистемы. Однако из-за значительной загрузки предприятий другими заказами, дело шло довольно медленно. Лишь в конце 1953 года технический проект и деревянный макет (в натуральную величину) его боевого отделения нового варианта «объекта 265» был представлен на рассмотрение представителей министерств Вооруженных Сил и транспортного машиностроения. В целом, новый вариант танка получил одобрение, и после устранения высказанных замечаний проект утвердили.

Однако из-за задержки с доработкой 122-мм пушки М-62Т, второй образец опытного танка «объект 265» изготовили в мае 1955 года. В июне-июле прошли полигонные испытания машины, показавшие хорошие результаты. После рассмотрения материалов по «объекту 265» главное бронетанковое управление рекомендовало принять машину на вооружение. Выпуск танка предлагалось передать Челябинскому Кировскому заводу. Однако к этому времени уже был готов вариант нового, более совершенного тяжелого танка, разработанного конструкторами Ленинградского Кировского завода. Именно ему было суждено стать последним серийным тяжелым танком Советского Союза.

Работы по созданию новой машины ОКБТ Кировского завода начало после постановления Совета Министров СССР от 24 февраля 1955 года. В качестве «исходных» машин для этого (если можно так сказать) стали Т-10А со стабилизатором и «объект 265» с более мощной артсистемой. В документе, озаглавленном «Справка об уровне развития бронетанковой техники на заводах Министерства транспортного машиностроения», датированном 14 июля 1955 года, об этом говорилось следующее:

«В первые послевоенные годы Челябинский Кировский завод создал И С-4 в 60 т, Ленинградский Кировский завод — ИС-7 в 68 т. Однако, в связи со специальным указанием Правительства, которым ограничивался максимальный вес тяжелого танка в 50 т, работы по ИС-7 не получили дальнейшего развития, а ИС-4 был снят с производства. В 1949 году Челябинским Кировским заводом были проведены работы по созданию Т-10 в 50 т и пушкой 122-мм. После всесторонней проверки и отработки конструкции этот танк в 1954 году был принят на вооружение и серийное производство.

Параллельно с отработкой Т-10 велись опытные работы по размещению на танке более мощной (на 47 %) пушки М-62 (по сравнению с Д-25Т) и системой приборов управления огнем танка (ПУОТ) со стабилизацией линии прицеливания Д-25Т в вертикальной плоскости.

В 1955 году были проведены полигонные испытания Т-10 с новой пушкой, а также закончены контрольные испытания трех танков с системой ПУОТ, обеспечивающей эффективные результаты стрельбы. Пленум НТК ГБТУ от 12 июля с.г. рекомендовал принять Т-10 с системой ПУОТ на вооружение. Во исполнение Постановления Совета Министров Союза ССР от 24 февраля 1955 года, Ленинградский Кировский завод ведет разработку установки в Т-10 систем второй стабилизации для пушек Д-25ТА и М-62. В текущем году будут смонтированы первые опытные образцы таких устройств в Т-10».

Вторая стабилизация, о которой идет речь — это стабилизация по горизонту. Иными словами новый танк должен был иметь стабилизацию вооружения в двух плоскостях. Согласно утвержденных в постановлении Совмина от 12 февраля требований, за счет этого требовалось повысить меткость при стрельбе с хода не менее чем на 60 %. Помимо этого, новый тяжелый танк должен был получить 122-мм пушку М-62Т, а также более мощное пулеметное вооружение — 14,5-мм пулеметы КПВ вместо 12,7-мм ДШК. По утвержденному правительством графику, к концу 1955 года Ленинградский Кировский завод должен был изготовить три опытных образца нового танка. Кроме того, к работам по двухплоскостному стабилизатору привлекались коллективы ЦНИИ-173 и ЦКБ-393.

В документах Ленинградского Кировского завода новый танк получил обозначение «объект 272». Ведущим инженером машины назначили А.С. Шнейдмана. При первых проработках облика нового танка конструкторы широко использовали уже отработанный задел по машинам «объект 265» и «объект 267». Однако приходилось вносить и серьезные изменения. Так, вначале планировалось использовать для нового танка башню «объекта 265», но проведенные расчеты показали, что оборудование ПУОТ разместить в ней не получится. В результате понадобилось проводить значительную перекомпоновку боевого отделения «объекта 272», чтобы «втиснуть» необходимое оборудование.

21 апреля 1955 года на Кировском заводе прошло первое обсуждение эскизного проекта нового тяжелого танка. Его броневая зашита оставалась на уровне Т-10, расчетная масса составляла 51,5 т, в качестве вооружения предполагалась установка 122-мм пушки М62-Т2, спаренной в 14,5-мм пулеметом КПВ и еще одного КПВ на зенитном станке. Возимый боекомплект составлял 30 артвыстрелов раздельного заряжания и 744 патрона к пулеметам. Машину предполагалось оснастить более мощным 750-сильным дизельным двигателем В12-6 (дальнейшее развитие В12—5 танка Т-10), который должен был обеспечивать танку скорость 43–45 км/ч.

Основной «изюминкой» нового танка должна была стать система стабилизации «Ливень», проектированием которой занималось ЦНИИ-173. Она обеспечивала повышение меткости при стрельбе с хода из пушки и спаренного с ней пулемета за счет стабилизации независимой от орудия линии прицеливания и стабилизации самой артсистемы в двух плоскостях.

Главным элементом стабилизатора линии прицеливания являлся электрогироскопический прибор с двумя трехстепенными гироскопами, установленный на подшипниках в перископическом прицеле Т2С.

При включенном стабилизаторе Т2С работал как прицел с независимой от пушки линией прицеливания. Перед выстрелом автоматически проводилась проверка совмещения направления пушки в вертикальной плоскости с направлением, соответствующем линии прицеливания. В горизонтальной плоскости пушка находилась чуть левее линии прицеливания. Непосредственно перед выстрелом орудие поворачивалось к линии прицеливания с одной и той же скоростью, и выстрел производился с одним и тем же упреждением. В системе «Ливень» имелись специальные механизмы, которые автоматически вносили поправки в установку прицела при изменении дальности до цели при движении танка и устанавливали нужное боковое упреждение при стрельбе по фронтально движущейся цели. Забегая вперед, следует сказать, что в ходе серийного производства завод-изготовитель гарантировал нормальную работу стабилизатора в течение четырех часов непрерывной работы, а общий срок службы составлял не менее 250 часов. Масса «Ливня» была немаленькой — более четверти тонны, 270 кг.

В ходе проектирования и отработки чертежей в конструкцию «объекта 272» приходилось вносить изменения по требованию заказчика — главного бронетанкового управления. Так, пришлось разрабатывать установку инфракрасных приборов, которые должны были не только обеспечить возможность вождения машины ночью, но и позволить вести огонь из пушки и пулемета. Также были установлены дополнительные уплотнения на погон башни для защиты от попадания внутрь пыли и изменены сиденья экипажа. Несмотря на это, в октябре 1955 года чертежи нового тяжелого танка были окончательно отработаны, и переданы в производство. Следует сказать, что сроки изготовления опытных образцов «объекта 272» были очень сжатыми — заводчан торопили и военные, и руководство министерства транспортного машиностроения. Три опытных образца нового танка собрали к началу нового, 1956 года.

Следует сказать, что танки отличались между собой. На одном из них установили более мощный двигатель В12-6 в 750 л.с., планетарную коробку перемены передач е гидроуправлением и бортовые редукторы новой конструкции, дополнительные топливные баки, инфракрасные приборы ночного видения у механика-водителя и командира танка, а также ночной прицел ТПН1 «Луна».

Два других опытных образца «объекта 272» оснащались двигателями В12-5 мощностью 700 л.с., планетарной коробкой перемены передач с механическим управлением и бортредукторами с танка Т-10, инфракрасные приборы на них не устанавливались.

10 февраля 1956 года директор Ленинградского Кировского завода Исаев направил министру транспортного машиностроения С.А. Степанову докладную записку, в которой сообщал:

«В период 1954–1955 годов Кировский завод работал над созданием нового тяжелого танка, значительно превосходящего по своим боевым качествам известные отечественные и зарубежные образцы. В результате длительных конструкторских и опытно-экспериментальных работ на базе узлов и агрегатов Т-10 создан новый тяжелый танк „объект 272“. При разработке этого танка основное внимание было обращено на увеличение мощности пушечно-пулеметного огня, повышение прицельной скорострельности и прицельной меткости огня с хода, оснащение приборами вождения в ночных условиях, увеличение скорости движения при повышении плавности хода.

В танке установлены:

1. Новая пушка М62-Т2 122-мм с начальной скоростью снаряда 950 м/с и механизмом досылания выстрела, обеспечивающая дульную энергию 1150 тм. Конструктивно предусмотрена установка 130-мм М-65 с начальной скоростью 1000 м/с и дульной энергией 1670 тм.

2. Два 14,5-мм пулемета — один зенитный, один спаренный.

3. Система стабилизации прицельной линии „Ливень“ в вертикальной и горизонтальной плоскостях с танковым перископическим прицелом Т2С позволяет повысить прицельную меткость стрельбы с хода по сравнению с Т-10 в 10–12 раз.

4. Приборы для вождения, наблюдения командира и ведения прицельного огня ночью.

5. Генератор Г-5 мощностью 5 кВт, позволяющий обеспечить возросшие электропотребности различных агрегатов.

6. Новый дизель-мотор В-12-6 мощностью 750–800 л..с. в меньших, по сравнению с двигателем В-12-5 (в Т-10) габаритах. В настоящее время Челябинский завод работает над повышением мощности двигателя до 900 л.с. Установка такого двигателя в танк конструктивно проработана.

7. Планетарная трансмиссия с гидравлическим управлением вместо механического на Т-10.

8. Новые, более легкие и надежные, бортовые передачи.

9. Дополнительные гидроамортизаторы на вторых подвесках.

Ленинградский Кировский завод в соответствии с Постановлением Совета Министров № 347-205с от 24 февраля 1955 года в настоящее время закончил сборку такой машины, и предъявил ее на полигонно-войсковые испытания.

Учитывая, что в 1956 году прекращается выпуск серийных артсамоходов ИСУ-152, считаю необходимым просить Вас принять решение о постановке на Ленинградском Кировском заводе на серийное производство этого танка».

Испытания новых тяжелых танков «объект 272» начались 25 января 1956 года и шли, с перерывами, до середины августа 1956 года. Машины показали очень хорошие результаты, хотя без поломок дело не обошлось. Лучшие показатели, что было вполне предсказуемо, оказались у танка с более мощным двигателем. Машина продемонстрировала максимальную скорость по шоссе до 54 км/ч и запас хода 300 км. Двигатель В12-6 оказался почти на треть экономичнее, чем В12-5, а гидроуправление сильно облегчало работу механика-водителя и снижало время для переключения передач. Кроме того, установка на этом «объекте 272» инфракрасных приборов позволяла машине уверенно действовать и в ночных условиях.

В августе 1956 года «объекты 272» направили на Государственный научно-испытательный артиллерийский полигон для отстрела орудий М62-Т2 и проверки работы стабилизатора «Ливень» и прицела Т2С. «Доведением до ума» последних с начала 1956 года занимались представители ЦНИИ-173 и завода № 393, которые присутствовали на испытаниях танков. В результате, проведенные на артполигоне испытания показали, что при стрельбе с места и с хода «на всех трех образцах „объекта 272“ система стабилизации „Ливень“ показала хорошие результаты работы в различных режимах по доведению снаряда до цели… Прицелы Т2С работали надежно». Также испытания продемонстрировали удовлетворительную работу установки 122-мм пушки М62-Т2, спаренной с 14,5-мм пулеметом КПВ. В целом комиссия, проводившая испытания «объектов 272» отмечала, что машины выдержали полигонно-заводские и приемо-сдаточные испытания — к этому времени танки прошли от 2000 до 3500 км.

К концу октября 1956 года Особое конструкторское бюро по танкам закончило отработку необходимой чертежно-технологической документации для изготовления опытной партии «объектов 272» на Ленинградском Кировском заводе. В декабре того же года прошло специальное заседание ГБТУ, на котором обсуждались результаты испытаний «объекта 272» и его дальнейшие перспективы. В результате, было решено рекомендовать танк для принятия на вооружение, и направить это решение в правительство.

Совет Министров СССР принял решение после устранения выявленных недостатков начать выпуск «объекта 272» на двух заводах — Ленинградском и Челябинском Кировском. Однако это решение оказалось не очень «по душе» руководству ЧКЗ. Это и понятно — новый танк по многим узлам и агрегатам отличался от Т-10/Т-10Б, выпуск которых предприятие к тому времени освоило, причем с большим трудом. Достаточно сказать, что «объект 272» имел другую башню с вооружением, другой двигатель и бортовые передачи, и ряд других деталей.

31 мая 1957 года директор Челябинского Кировского завода А.И. Крицын направил на имя председателя Госплана СССР[4] И.И. Кузьмина следующее письмо:

«По сообщение директора завода № 200 Минтрансмаша т. Ларина, поставляющего Челябинскому Кировскому заводу корпуса и башни танка Т-10А, завод № 200 получил указание Минтрансмаша о поставке нам на задел для программы 1958 года корпусов и башен не для танка Т-10А, а для нового танка „272“ конструкции Ленинградского Кировского завода, проходящего в настоящее время испытание и еще не принятого на вооружение.

Непосредственных указаний Министерства транспортного машиностроения о подготовке производства к переходу на выпуск танка „272“ вместо танков Т-10А завод не получал.

Наше обращение в Министерство транспортного машиностроения от 23 апреля с. г, о более целесообразном, по сравнению с танком „272“, варианте решения вопроса усиления огневой мощи тяжелого танка при сохранении без переделки основных узлов танка Т-10, МО, Министерством транспортного машиностроения не рассмотрено, и указаний, какой танк будет включен в план 1958 года завод также не получил.

Недопустимая неясность в этом жизненно важном вопросе вынуждает меня обратиться непосредственно к Вам.

Постановка на производство тяжелого танка „272“ конструкции Ленинградского Кировского завода, с новым двигателем В12-6, взамен танка Т-10, вызовет замену до 80 % действующей оснастки и потребует значительного времени для подготовки производства. Это повлечет за собой снижение в 1958 году достигнутого выпуска танков Т-10А и отразится на успешном решении задач по освоению новых видов танков, возложенных на завод Постановлениями Правительства.

В интересах дела завод должен заранее знать, к чему он должен готовиться на 1958 год.

В связи с тем, что Министерство транспортного машиностроения не приняло решение по данному вопросу, прошу Вашего вмешательства, направленного к скорейшему решению вопроса, к выпуску каких танков в 1958 году завод должен готовиться».

На данном письме председатель Госплана И.И. Кузьмин написал:

«Тов. Полубоярову П.П.

Тов. Махонину С.Н.

Прошу рассмотреть и сообщить Ваши предложения».

Следует пояснить, что Маршал бронетанковых войск П. Полубояров в то время занимал должность начальника бронетанковых войск Советской Армии, а С. Махонин — заместителя министра оборонной промышленности СССР. Для решения вопроса были проведены обсуждения между представителями Челябинского завода, минтраснмаша, миноборомпрома и военными. В результате, инженеры конструкторского бюро ЧКЗ предложили компромиссное решение — использовать башню с вооружением и боевое отделение от «объекта 272», но установить его на шасси танка Т-10, выпуск которого был предприятием освоен. 25 июля 1957 года прошло совместно заседание представителей Министерства оборонной промышленности и ГБТУ Вооруженных Сил, на котором было принято предложение Челябинского Кировского завода. Предприятию поручалось изготовить и испытать танк с башней и боевым отделением «объекта 272» на шасси танка Т-10. Такая машина получила заводское обозначение «объект 734». Предполагалось, что в случае успешных испытаний Челябинский Кировский завод в 1958 году будет выпускать именно такие машины.

6 сентября 1957 года постановлением Совета Министров СССР танк «объект 272» принимается на вооружение Советской Армии под обозначением Т-10М. Их выпуск предполагалось начать в четверном квартале того же года на двух заводах — в Ленинграде и Челябинске. Однако руководство последнего, уже получившее «добро» на свой танк «объект 734», сразу стало отстаивать свою машину. Так, 23 октября 1957 года директор предприятия А. Крицын направил на имя замминистра оборонной промышленности С. Махонина следующий документ:

«Письмом № МО-25/4081сс от 21 сентября 1957 года заместитель Министра оборонной промышленности тов. Домрачев сообщил Челябинскому Совнархозу, в копии нашему заводу, что Совет Министров СССР Постановлением № 1083-488 от 6 сентября 1957 года принял на вооружение Советской Армии тяжёлый танк и установленные в нём 122-мм танковую пушку М62-Т2, стабилизатор вооружения в двух плоскостях наведения и прицел со стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания…

В тактико-технической характеристике танка указано, что:

а). в танке должен быть установлен двигатель В12-6;

б). скорость движения танка максимальная — 50 км/час;

в). запас хода по шоссе 250 км;

г). на 1958 год Кировскому заводу в г. Челябинске разрешается устанавливать двигатель В12-5;

д). на командирских танках дополнительно устанавливать коротковолновую радиостанцию с необходимым изменением боекомплекта в связи с размещением зарядного агрегата.

По перечисленным требованиям тактико-технической характеристики необходимо отметить нижеследующее: в совместном решении МОП и ГБТУ от 14 августа 1957 года указало, что „учитывая большой объем подготовительных работ, который необходимо выполнить для постановки на серийное производство нового тяжёлого танка „объект 272“, принять предложение Челябинского Кировского завода о производстве в 1958 году на ЧКЗ тяжелого танка Т-10 с двигателем В12-5, с пушкой М62 и системой стабилизации „Ливень““.

Во исполнение этого решения наш завод осуществляет подготовку производства такого танка („объект 734“). „Объект 734“ будет изготовляться на базе танка Т-10, то есть с двигателем В12-5 мощностью 700 л.с., трансмиссией и топливными баками этого танка.

Поэтому максимальная скорость движения танка и его запас хода по шоссе будут соответствовать таковым для танка Т-10.

Во исполнение совместного решения МОП и ГБТУ от 25 июля 1957 года, в котором указано. что „в целях дальнейшего совершенствования танка разрешить ЧКЗ изготовить и представить в 1957 году на испытания танк Т-10 с системой М-62, стабилизацией „Ливень“, двигателем 750 л.с. и с боевым отделением, выполненным по „объекту 272““, наш завод начал изготовление опытного образца такого танка, с повышенной максимальной скоростью движения и увеличенным запасом хода по шоссе.

Что касается командирского танка, то из упомянутого письма не ясно, принят ли на вооружение командирский танк определенной конструкции, или необходима разработка проекта его.

В последнем случае необходима выслать заводу основные утвержденные тактико-технические требования на проектирование командирского танка.

На основании вышеизложенного докладываю Вам, что в 1958 году наш завод не сможет изготавливать танк Т-10М с максимальной скоростью движения 50 км/ч, так же как и командирский танк.

О Вашем решении прошу уведомить наш завод».

Следует сказать, что к моменту написания данного документа Челябинский Кировский завод уже согласовал с ГБТУ программу испытаний «объекта 734» и калькуляцию расходов на их проведение. Все это, а также приведенные в письме аргументы были признаны вполне убедительными, и Челябинск получил от правительства гарантии того, что в 1958 году предприятие будет выпускать танк-гибрид «объект 734», а не «объект 272». Причем это было сделано до изготовления и испытания опытного образца машины. Лишь к началу декабря 1957 года ЧКЗ изготовил опытный образец «объекта 734». Однако из-за недопоставки пушечного вооружения и системы стабилизации «Ливень» окончательная сборка машины задерживалась. Чтобы выйти из создавшегося положения, руководство Челябинского Кировского завода совместно с представителями военной приемки ГБТУ решили испытать танк в том виде, в котором он был — без вооружения и стабилизатора. В своей докладной записке, озаглавленной «По вопросу: гарантийных испытаний „объекта 734“», направленной 10 декабря 1957 года заместителю миноборомпрома С.Н. Махонину и начальнику ГБТУ генерал-лейтенанту И.А. Лебедеву, главный инженер ЧКЗ Г.П. Войтецкий и районный инженер ГБТУ полковник Шамин сообщали следующее:

«Во исполнение совместного решения Министерства оборонной промышленности и Главного бронетанкового управления Министерства Обороны от 25 июля 1957 года, Кировский завод в г. Челябинске изготовил опытный образец „объект 734“ на базе танка Т-10 с боевым отделением и вооружением „объекта 272“, и рядом новых и улучшенных узлов и агрегатов.

На танке („объект 734“) не смонтированы пушка М62-Т2, прицел Т2С и часть аппаратуры системы стабилизации „Ливень“, так как, несмотря на неоднократные обращения в Министерство оборонной промышленности и Министерство Обороны, поступление их на завод задерживается.

Учитывая, что подлежащее монтажу на „объекте 734“ вооружение, как и все боевое отделение, неоднократно испытывалось на „объекте 272“ и выдержало эти испытания, а вес „объекта 734“ балластными грузами доведен до боевого: веса, считаем необходимым начать ходовые гарантийные испытания „объекта 734“ с тем, чтобы после 1000 км пробега на нем будет установлено недостающее вооружение для проверки правильности размещения узлов и агрегатов боевого отделения и удобство работы экипажа.

Принимая во внимание вышеизложенное, просим Ваших указаний о командировании 20 декабря 1957 года Ваших представителей в г. Челябинск на Кировский завод для проведения гарантийных ходовых испытаний „объекта 734“».

Испытания опытного образца челябинской машины без вооружения прошли в январе-феврале 1958 года, а летом танк испытали на 1000 км уже полностью готовым (с пушкой и системой стабилизации). Параллельно с этим, Челябинский Кировский завод вел перестройку производства для выпуска новых танков «объект 734». Производство этих машин, которые, как и «объект 272», в документах именовались Т-10М, началось во втором полугодии 1958 года. Несмотря на значительные проблемы, связанные как с перестройкой производства, так и с несвоевременной подачей узлов и агрегатов (прежде всего речь идет о 122-мм пушке М62-Т2, стабилизаторе «Ливень» и оптике) предприятиями-смежниками, Челябинский тракторный завод[5] до конца года выполнил утвержденную правительством СССР программу, изготовив 100 танков Т-10М (в варианте «объект 734»). Выпуск таких машин велся и в 1959 году, при этом параллельно шла перестройка производства для изготовления «объекта 272». В 1960 году Челябинский тракторный завод полностью перешел на производство тяжелых танков Т-10М в варианте «объект 272».

Следует сказать, что организация производства танков Т-10М на Ленинградском Кировском заводе также шла не очень гладко. По распоряжению Совета Министров СССР от 27 мая 1957 года предприятие должно было в IV квартале изготовить установочную партию из 20 таких танков, и к 1 декабря 1957 года подготовить комплект чертежно-технической документации на Т-10М для Министерства Обороны СССР Последнее, как заказчик, должно было окончательно утвердить чертежи для выпуска этих танков на 1958 год. Однако выполнить это оказалось не так-то просто. Во-первых, мощности предприятия еще не были до конца подготовлены к выпуску тяжелых танков. Ведь до этого в течение нескольких лет Ленинградский Кировский завод в основном занимался ремонтом самоходно-артиллерийских установок ИСУ-152 и тяжелых танков ИС-3. Объем этих работ был небольшой — например, в 1954 году план предприятия составлял 200 ИСУ-152 и 102 ИС-3, причем следует помнить, что речь идет не об изготовлении новых машин, а лишь о модернизации ранее выпущенных.

Во-вторых, сборка новых танков Т-10М сильно тормозилась заводами-смежниками, которые должны были поставлять в Ленинград различные агрегаты, узлы или детали. Например, 18 ноября 1957 года директор Ленинградского Кировского завода Исаев и главный конструктор Ж. Котин направили письма министру оборонной промышленности Д.Ф. Устинову и начальнику ГБТУ Министерства Обороны И.А. Лебедеву, в которых сообщали:

«Ряд изделий, необходимых для выпуска танков Т-10М изготавливается другими заводами, и поставка их нашему заводу задерживается.

Такие основные изделия, как пушка М62-Т2 и система стабилизации „Ливень“ получены от поставщиков некомплектно, а прицел Т2С вообще еще не получен.

В связи с указанным, сборка и сдача первой партии машин Т-10М задерживается, и поэтому корректировка чертежно-технической документации по результатам сборки и сдачи машин не может быть проведена в достаточной мере к 1 декабря 1957 года».

Для ускорения работ по подготовке чертежной документации и отработки ряда узлов для серийного производства, Ленинградский Кировский завод отремонтировал опытные образцы «объекта 272», заменив на них часть агрегатов новыми. Кроме того, в вопросе о перенесении сроков выпуска установочной партии танков Т-19М руководство завода заручилось поддержкой руководства своего региона. Поэтому 25 декабря 1957 года председатель совета народного хозяйства Ленинградского экономического административного района В. Новиков направил в Совет Министров СССР следующее письмо:

«В соответствии с народнохозяйственным планом, Кировский завод в г. Ленинграде обязан был изготовить и поставить Министерству Обороны СССР в IV квартале 1957 года установочную партию новых тяжелых танков Т-10М, в количестве 20 машин, принятых в сентябре 1957 года на вооружение Советской Армии.

Распоряжением Совета Министров СССР № 1276 от 27 мая 1957 года Кировский завод был обязан откорректировать техническую документацию на этот танк с учетом результатов производства и сдачи машин в 1957 году, и указанную документацию с 1 декабря 1957 года представить Министерству Обороны СССР для утверждения.

Указанные танки оборудованы технически новыми образцами вооружения, управления огнем и прицельной оптики, поставка которых была поручена заводам № 393, 355, 221, 237 и 46.

Новизна конструкции вооружения, приборов и прицельной оптики, а также необходимость доводки их по результатам полигонно-войсковых испытаний, с внесением отдельных конструктивных изменений в процессе освоения серийного производства, не позволили этим заводам обеспечить поставку Кировскому заводу указанных изделий в заданные, исключительно сжатые, сроки.

Это лишило Кировский завод в г. Ленинграде возможности обеспечить сдачу установочной партии новых тяжелых танков Т- 10М в IV квартале 1957 года.

Совет народного хозяйства Ленинградского экономического административного района просит Совет Министров Союза ССР разрешить:

1. Перенести сроки сдачи Кировским заводом в г. Ленинграде установочной партии 20 новых тяжелых танков Т-10М с IV квартала 1957 года на I квартал 1958 года сверх установленного заводу плана на 1958 год.

2. Продлить до 1-го апреля 1958 года срок действия решения Совета Министров Союза ССР № 1276 от 27 мая 1957 в части изготовления и приемки танков, а также узлов я агрегатов к ним, по чертежам и техническим условиям главных конструкторов.

3. Министерству Обороны СССР произвести утверждение откорректированной документации по результатам изготовления первых пяти машин в срок с 1 по 15 марта 1958 года».

Предложение руководства Ленинградского совнархоза и Кировского завода были одобрены, и сроки выпуска Т-10М и отработки чертежно-технологической документации сдвинули. Первые 20 танков собрали по временной технологии в первом квартале 1958 года, после чего Ленинградский Кировский завод приступил к организации их серийного производства. Всего до конца года в Ленинграде удалось изготовить 78 танков Т-10М.

Один из первых серийных Т-10М в мае 1958 года отправили на НИБТ полигон для проведения испытаний, длившихся до сентября. По их результатам инженерам Ленинградского Кировского завода пришлось внести в конструкцию танка значительное количество изменений и улучшений. Эта работа потребовала значительного времени, и завершилась к лету 1959 года.

Кроме того, в начале серийного производства большие нарекания вызывала неудовлетворительная работа системы стабилизации «Ливень». С начала 1958 года над ее совершенствованием трудились бригады конструкторов ЦНИИ-173, заводов № 393 и Ленинградского Кировского. В результате, к сентябрю 1958 года удалось отладить систему, и в дальнейшем она серьезных проблем не вызывала.

Следует сказать, что танки Т-10М, выпущенные в 1958 году как в Ленинграде, так и в Челябинске, имели значительное количество различных недоработок и дефектов, как конструктивных, так и технологических, связанных с недостаточно отработанными техпроцессами. Особенно «грешили» этим машины ЛКЗ — часть дефектов устранили лишь в 1959 году.

Выпуск танков Т-10М в Ленинграде велся до 1963 года, всего за это время здесь изготовили 304 машины. Объемы производства были небольшими — максимальный пришелся на 1961 год, когда завод сдал 90 танков.

Большую часть танков Т-10М изготовил Челябинский тракторный завод. Как уже говорилось, с 1960 года он перешел на изготовление танков по чертежам «объекта 272». Всего по 1965 год, когда выпуск тяжелых танков Т-10М прекратили, здесь произвели 859 таких машин (из них 304 — в варианте «объект 734»).

Следует сказать, что в ходе серийного производства Т- 10М в конструкцию машины постоянно вносились изменения с целью повышения ее боевых и технических характеристик.

С 1962 года танки Т-10М стали оснащаться комплектом ОПВТ, обеспечивавшим преодоления по дну водных преград глубиной до 5 м. Комплект обеспечивал необходимую герметизацию танка, подвод воздуха экипажу и двигателю, откачку проникшей в корпус танка воды и возможность ведения боевых действий сразу после выхода танка на берег.

В комплект ОПВТ входили воздухопитающая труба, клапаны защиты двигателя, крышка жалюзи зимнего забора воздуха, водооткачивающие насосы, уплотнения дульного тормоза и бронемаски орудия, газоотводной трубы, антенного ввода, крышек башенных люков, уплотнения короба эжектора, опоры башни, крышек люков механика-водителя и запасного выхода, наружных ящиков ЗИПа, система регулирования температурного режима охлаждения двигателя при движении танка под водой, а также изолирующие противогазы ИП-46 и спасательные жилеты СЖТ-58 на каждого члена экипажа. Воздухопитающая труба крепилась болтами на специальной крышке, которая устанавливалась на командирскую башенку вместо откидной крышки люка.

В декабре 1962 года на танки Т-10М стали устанавливать новую, более простую по конструкции механическую трансмиссию. Она была спроектирована в Челябинске еще в 1950 году в ходе эскизных проработок опытного танка «объект 709». Новая трансмиссия была не только проще, но и значительно легче (на 507 кг) и меньше по габаритам, а также вдвое проще в производстве. При установке новой трансмиссии центровка агрегатов не требовалась. Она значительно проще устанавливалась и демонтировалась из танка, чем прежняя планетарная с гидроуправлением.

Новая механическая трансмиссия состояла из главного фрикциона, шестиступенчатой коробки перемены передач, планетарного механизм поворота типа «ЗК» и двух бортовых редуктора. Коробка передач и механизм поворота монтировались в одном картере.

Установка в Т-10М меньшей по размерам трансмиссии позволила увеличить возимый запас топлива танка на 100 л, что повысило запас хода до 340 км. В 1963 году объем возимого топлива увеличили еще на 400 л за счет установки двух 200-литровых бочек на кормовом листе корпуса танка. С ними запас хода машины по шоссе составлял 460 км.

С 1963 года танки стали оснащался системой противоатомной защиты (ПАЗ) и термодымовой аппаратурой многоразового действия. Также на танках появились места для размещения средств противохимической защиты — противогазов, общевойсковых защитных костюмов и артиллерийского дегазационного комплекта.

Система ПАЗ обеспечивала защиту экипажа и внутреннего оборудования танка от воздействия ударной волны ядерного взрыва и радиоактивной пыли за счет брони корпуса и башни, а также их герметизации. Кроме того, обеспечивалась подача очищенного воздуха внутрь машины и защита экипажа от воздействия радиоактивной пыли за счет создания избыточного давления с помощью специального нагнетателя-сепаратора.

В 1964 году вместо комбинированных воздухоочистителей с автоматическим удалением пыли в системе воздухоочистки двигателя стали использовать танковые воздухоочистители ВТИ-8 инерционного типа, обеспечивавшие более высокую степень очистки воздуха и более длительный цикл их работы без обслуживания.

В том же году на танках появилась унифицированная автоматическая система пожаротушения «Роса-2» и два ручных огнетушителя ОУ-2.

С 1964 года в боекомплект орудия М62-Т2 ввели кумулятивные (с начальной скоростью 950 м/с), а в 1967 году — бронебойно-подкалиберные (с начальной скоростью 1600 м/с) снаряды. На дистанции 2000 м они обеспечивали пробитие вертикально установленной гомогенной бронеплиты толщиной 450 мм и 320 мм соответственно.

В феврале 1956 года Ленинградский Кировский завод получил задание спроектировать и изготовить на базе «объекта 272» командирский танк (о нем уже говорилось выше в одном из документов). На этой машине предполагалось установить дополнительную, более мощную радиостанцию с бензоэлектрическим агрегатом и прицел-дальномер ТПЛ. Этот танк в заводской документации получил обозначение «Объект 272К». Однако с дальномером возникли проблемы, о чем руководство ленинградского Кировского завода своим письмом от 8 июля 1957 года известило ГБТУ Вооруженных Сил:

«…В пункте 41 договора между ЛКЗ и ГБТУ оговорена постановка прицел-дальномера нашему заводу во втором квартале 1957 года от ЦКБ-393. Однако прицел-дальномера нет. В ЦКБ-393 этот прибор даже не запроектирован и не выбран приемлемый вариант ТПД к прицелу Т2С для „объекта 272К“.

Наши неоднократные запросы о поставке нам ТДП оставлены без ответа».

Дальнейшее обсуждение между представителями военных и промышленности привели к тому, что от установки прицела-дальномера на командирский танк «объект 272К» решили отказаться. Планом на 1958 год Ленинградский Кировский завод должен был изготовить 15 командирских танков, которые получили обозначение Т-10МК. Однако проблемы возникли там, где их никто не ждал, о чем начальник главного управления танкового производства Министерства транспортного машиностроения СССР Н.А. Кучеренко 9 декабря 1957 года уведомил руководство ЛКЗ:

«В связи с тем, что в настоящее время имеются трудности в размещении заказа на изготовлении в 1958 году зарядных агрегатов АБ-1-П/30, прошу при отработке техдокументации предусмотреть вариант с установкой в танке зарядного агрегата с двигателем ЛЗ/2 и генератором ГЗС-1000.

Указанный зарядный агрегат в настоящее время применяется Уралвагонзаводом в командирском танке Т-54».

Но выполнить заказ на командирские танки Т-10МК в 1958 году Ленинградский Кировский завод не смог. Первая командирская машина на базе тяжелого танка была изготовлена только в 1959 году.

Командирский танк Т-10МК был создан на базе танка Т-10М в конструкторском бюро (ОКБТ) ЛКЗ под руководством главного конструктора завода Ж.Я. Котина в 1957 г. Танк имел заводское обозначение «Объект 272К». Он выпускался серийно с 1959 г. по 1962 г. на ЛКЗ и в 1964 г. — на ЧТЗ. Всего за годы серийного производства двумя заводами было выпущено 100 танков Т-10МК.

Танк Т-10МК отличался от танка Т-10М установкой дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 с телескопической антенной высотой Юм, а также наличием бензоэлектрического агрегата мощностью 2 л.с. и навигационной аппаратуры ТНА-2.

Энергоагрегат АБ-1-П/30 служил для обеспечения электроэнергией средств связи на стоянках, при неработающем основном двигателе. Топливный бачок емкостью 8 л (смесь бензина и автола) обеспечивал непрерывную работу бензоэлектрического агрегата в течение четырех часов. Дальность связи при использовании 10-метровой антенны при работе с места в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном — 40 км. В комплект навигационной аппаратуры входили координатор, датчик курса, датчик пути, указатель курса и пульт. В связи с установкой дополнительного оборудования боекомплект на танке Т-10МК уменьшили до 22 выстрелов к пушке. Выпуск командирского варианта Т-10МК велся в Ленинграде с 1959 по 1962 год, всего изготовили 90 таких машин. Еще 10 Т-10МК собрали в Челябинске в 1964 году.

К 1966 году в войсках находилось порядка полутора тысяч танков Т-10 различных модификаций: Т-10А, Т-10Б, Т-10М («объект 734»), Т-10М («объект 272»), Из-за значительных различий в их конструкции — различные артсистемы (М62 и Д-25), коробки перемены передач (планетарная с гидроприводом и механическая), различная емкость топливных баков — их эксплуатация вызывала значительные трудности. Руководство ГБТУ при обсуждении вопросов, связанных с этими машинами, предложило провести их модернизацию с целью приведения к единому виду. Эту инициативу поддержал Ж.Я. Котин, который в августе 1966 года предложил Министерству оборонной промышленности ряд мероприятий по приведению танков Т-10 к единому виду. Но инициатива не получила поддержки.

Оглавление книги


Генерация: 0.277. Запросов К БД/Cache: 3 / 1