Главная / Библиотека / Сверхсекретный Т-10 /
/ ОПЫТНЫЕ ОБРАЗЦЫ НА БАЗЕ ТАНКОВ Т-10 И Т-10М

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Этот тяжелый танк был принят на вооружение через полгода после смерти И.В. Сталина, поэтому привычную аббревиатуру «ИС» поменяли на T-10. Эта 50-тонная машина со 120-мм «щучьим носом» и мощнейшей пушкой, способной пробить более 200 мм брони, превосходила все танки всех вероятных противников Советской Армии и оставалась в строю 40 лет (последние «десятки» были сняты с вооружения только в 1993 году). Но при этом Т-10М является, пожалуй, наименее известным из отечественных танков, так как на экспорт он не поставлялся и был строжайше засекречен в СССР (даже руководство по его эксплуатации имело гриф).

Как этот танк показал себя в ходе операции «Дунай» по вводу наших войск в Чехословакию в 1968 году? Сколько на самом деле было произведено этих машин (в источниках «гуляли» самые разные цифры — от 1400 до 8000)? И почему Т-10 стал последним тяжелым танком Советского Союза?

Отвечая на все эти вопросы, новая книга ведущего историка бронетехники впервые восстанавливает полную историю создания, производства и сорокалетней службы последнего «супертанка» Сталина.
Максим Коломиецi

ОПЫТНЫЕ ОБРАЗЦЫ НА БАЗЕ ТАНКОВ Т-10 И Т-10М

ОПЫТНЫЕ ОБРАЗЦЫ НА БАЗЕ ТАНКОВ Т-10 И Т-10М

База танков Т-10 и Т-10М послужила для создания нескольких боевых машин. Правда, количество их было невелико, а в некоторых использовались только элементы ходовой части и моторно-трансмиссионного отделения этих тяжелых танков.

ПЛАВСРЕДСТВА ДЛЯ Т-10 («ОБЪЕКТ 755»)

В 1955 году Челябинский Кировский завод получил задачу спроектировать и изготовить комплект индивидуальных плавсредств к танку Т-10. Планировалось в 1956 году изготовить пять комплектов, но чуть позже количество сократили до трех. ЧКЗ разрабатывал общий проект, а изготовление понтонов и гребных винтов поручили заводам «Красное Сормово» в Горьком и Навашинскому судостроительному (Мордовщиковская судоверфь, г. Навашино Горьковской области). Однако работы шли крайне медленно, и 9 января 1957 года заместитель министра оборонной промышленности С.Н. Махонин направил главному инженеру ЧКЗ письмо следующего содержания:

«Планом опытно-конструкторских работ, утвержденных Министерством Обороны СССР, Челябинскому Кировскому заводу поручено проектирование и изготовление индивидуальных плавсредств для танков Т-10 („объект 755“) со сроком предъявления опытных образцов в июле 1956 года.

Поле двукратного обращения, Министерство транспортного машиностроения по просьбе завода, Министерство Обороны дало согласие перенести поставку трех опытных образцов плавсредств с июля 1956 года на I квартал 1957 года. Как только был перенесен срок, исполнители задания успокоились, и перестали выполнять эту работу. В результате чего изготовление узлов плавсредств и дополнительного оборудования Т-10 как для Навашинского завода, так и для завода „Красное Сормово“, поставляющим ЧКЗ понтоны и гребные винты, в настоящее время обстоит неудовлетворительно».

Закончить работу удалось лишь к началу 1958 года, и три комплекта плавсредств поступили на испытания.

Комплект состоял из шести металлических понтонов, заполненных пенопластом, которые крепились к танку Т-10 (по два по бокам и по одному спереди и сзади), в результате чего получался своеобразный паром размером 10х12 метров. Установка понтонов требовала до двух часов работы 6–8 человек и помощи трехтонного автокрана. Движение по воде осуществлялось при помощи гребных винтов, которые вращались с помощью специальных редукторов с приводом от ведущих колес танка. Максимальная скорость на плаву в спокойной воде составляла 11,5 км/ч. Большие размеры понтонов позволяли перевозить на них, помимо самого танка, еще и пехотинцев или грузы массой до 3 т. После форсирования водной преграды понтоны сбрасывались без выхода экипажа из танка. Масса всего комплекта составляла без малого 15 тонн.

Испытания трех Т-10 с плавсредствами провели на Черном море в январе-феврале 1958 года, и выявили ряд недостатков конструкции, которые дорабатывались до 1959 года. К этому времени на серийное производство уже был поставлен танк Т-10 М, и ГБТУ поставило вопрос о проектировании аналогичного комплекта для этой машины, но вскоре дальнейшие работы по плавсредствам для тяжелых танков прекратили.

ТАНК С ПРОТИВОАТОМНОЙ ЗАЩИТОЙ («ОБЪЕКТ 756»)

Большая вероятность ядер-ной войны в середине 1950-х годов потребовали от конструкторов проведения работ по защите танковых экипажей от поражающих факторов ядерного взрыва. В феврале 1955 года Челябинский Кировский завод получил задание — спроектировать, изготовить и сдать на испытания в I квартале 1957 года опытный образец танка, с «узлами и аппаратурой, позволяющей повышать защитные свойства серийного Т-10 от воздействия ударной волны атомного взрыва». В документах завода такая машина именовалась как «объект 756». Однако, как это часто бывало, из-за значительной загрузки предприятия выполнение заказа затянулось. 26 января 1957 года заместитель министра оборонной промышленности С.Н. Махонин направил директору ЧКЗ письмо, в котором указывал:

«Изготовление новых деталей „объекта 756“, как на Челябинском Кировском заводе, так и на заводе № 200 ведется крайне медленно. Примите меры, и о ходе изготовления и сборки „объекта 756“ доложите не позднее 1 февраля с. г.

Согласно просьбы НТК ГБТУ этот образец крайне необходимо сдать не позднее марта с.г. для проведения специальных испытаний».

Первый пробег танк «объект 756», оснащенный противоатомной защитой, совершил 4 апреля 1957 года. После устранения недостатков машину передали на полигонные испытания. Ряд решений, использованных в конструкции «объекта 756» впоследствии реализовали в танках Т-10М.

ТАНК Т-10 C ГИДРОТРАНСМИССИЕЙ («ОБЪЕКТ 266»)

В 1951 году Всесоюзный научно-исследовательский институт № 100 совместно с Ленинградским Кировским заводом получили задание спроектировать и изготовить гидромеханическую трансмиссию для тяжелых танков Т-10. Работы велись под руководством конструктора А.П. Крюкова. Через два года на испытания вышел танк Т-10 с такой трансмиссией — ГМТ-266. Машина имела заводское обозначение «объект 266».

Испытания показали, что при движении гидротрансмиссия сильно перегревается, что являлось следствием ее низкого коэффициента полезного действия при небольших нагрузках. После доработки трансмиссии в 1955 году ее вновь установили в «объект 266» и провели его испытания совместно с серийным танком Т-10. Выяснилось, что использование ГМТ-266 приводит к повышенному расходу топлива танка и быстрому выходу из строя двигателя. Трансмиссию вновь отправили на доработку, и в 1957 году в очередной раз провели ее испытания в «объекте 266» совместно с серийным тяжелым танком. Несмотря на то, что многие недостатки к этому времени удалось устранить, и результаты испытаний оказались неплохими, дальнейшие работы по гидротрансмиссии к тяжелому танку прекратили. «Объект 266» сохранился до наших дней, и в настоящее время он находится в экспозиции Военно-исторического музея вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

САМОХОДНО-АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ УСТАНОВКА «ОБЪЕКТ 268»

2 июля 1952 года постановлением Совета Министров СССР Ленинградскому Кировскому заводу предписывалось спроектировать и изготовить 152-мм самоходно-артиллерийскую установку, которая в перспективе должна была заменить имеющуюся в войсках ИСУ-152. В качестве базы для новой машины предполагалось использовать шасси тяжелого танка «объект 730», испытания которого в то время велись. К концу года ОКБТ под руководством Ж.Я. Котина подготовило пять вариантов самоходки, которая получила заводское обозначение «объект 268». В качестве основного вооружения предполагалось использовать мощную 152-мм пушку М-64, разработку которой вел завод № 172.

В январе 1953 года проекты рассматривались в ГБТУ ВС. Любопытно, что среди них были и варианты с установкой орудия во вращающейся башне. Однако военные выбрали схему с неподвижной броневой рубкой видимо сказывался опыт прошедшей войны. К лету ОКБТ подготовило проект утвержденного варианта, но дальше работы застопорились. Лишь в марте 1955 года Совет Министров СССР утвердил окончательную смету и сроки изготовления машины: ЛКЗ должен был подать один образец в I квартале 1956 года на заводские, и еще два — в IV квартале на полигонные испытания. Однако опытный образец «объекта 268» был изготовлен Ленинградским Кировским заводом лишь в начале 1957 года.

Машина представляла собой самоходку с передним расположением боевого отделения и экипажем из пяти человек — механик-водитель, командир, наводчик и заряжающий… Корпус был практически идентичен корпусу танка Т-10, и изготавливался из бронелистов толщиной 50-120 мм. В качестве силовой установки использовался двигатель В12-6 мощностью 750 л.с. жидкостной эжекционной системой охлаждения. Трансмиссия и ходовая часть полностью заимствовались от Т-10.

Броневая рубка изготавливалась из листов толщиной 187, 100 и 50 мм (лоб, борта и корма соответственно). В лобовом листе, в подвижной бронировке устанавливалась 152-мм пушка М-64, оснащенная механизмом досылания, системой продувки канала ствола после выстрела и двухкамерным дульным тормозом. Начальная скорость ее осколочно-фугасного снаряда массой почти 44 кг составляла 760 м/с, дальность прямого выстрела 900 м (по цели типа «танк», максимальная дальность стрельбы — 13000 м.

Для ведения огня использовались телескопический шарнирный прицел ТШ-2А и панорамный ЗИС-З — последний обеспечивал ведение огня с закрытых позиций. Углы обстрела орудия по горизонту составляли 12 градусов, а по вертикали от — 5 до +15. Для облегчения работы заряжающего в боевом отделении установили специальный цепной транспортер.

Командир имел в своем распоряжении специальную башенку, установленную на крыше корпуса и оснащенную оптическим дальномером ТКД-0,9. На люке заряжающего на зенитном станке устанавливался 14,5-мм пулемет ПКТ с возможностью воздушно-наземной стрельбы. Возимый боекомплект составлял 35 выстрелов раздельного заряжания и 500 патронов к пулемету.

Заводские испытания «объекта 268» прошли весной 1957 года, и в мае отчет по ним направили в ГБТУ. Чуть позже машину направили на НИБТ полигон. Однако из-за того, что вопрос с постановкой пушки М-64 на производство так и не был решен, все работы по «объекту 268» прекратили. Единственный образец этой машин находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

РАКЕТНЫЙ ТАНК «ОБЪЕКТ 282»

В конце 1950-х годов в Советском Союзе широко развернулись работы по разработке танков не с артиллерийским, а управляемым ракетным вооружением. В то время казалось, что его использование окончательно вытеснит классические танковые орудия.

Работы по созданию таких боевых машин начались после принятия постановления Совета Министров СССР от 8 мая 1957 года, озаглавленного «О создании новых танков, самоходных артиллерийских установок — истребителей танков, противотанковых средств и управляемого реактивного вооружения для них». Согласно этому документу, к проектированию при-влеклись все танковые заводы Советского Союза, каждый из которых получал свое задание. Так, Ленинградский Кировский завод должен был разработать машину на базе серийного тяжелого танка Т-10. В качестве ее основного вооружения предполагалось использовать 170-мм противотанковую управляемую ракету «Саламандра», проектированием которой занималось конструкторское бюро НИИ-48. Ракета имела кумулятивную боевую часть, система управления предусматривалась дублированной — ручная и по радиолучу, максимальная дальность стрельбы — 3000 м днем и до 1000 м ночью. Предполагалось, что на танке будет размещено до 25 таких ракет.

Новая машина получила заводское обозначение «объект 282», ее разработкой руководил главный конструктор ЛКЗ Ж.Я. Котин. Изготовление опытного образца завершилось в 1959 году. Корпус «объекта 282» имел высоту всего 1250 мм, и сваривался из бронелистов толщиной 60-150 мм, установленных под большими углами наклона к вертикали. В результате, танк имел высокую снарядостойкость — его лобовую проекцию не пробивали 122-мм бронебойные (с начальной скоростью 1000 м/с) и 85-мм кумулятивные снаряды. Для повышения защиты от мин днище сделали двойным. В результате получилась довольно компактная 44-тонная машина с очень высоким уровнем защиты не только от обычных, но и от ядерных средств поражения.

Корпус разделялся на три отделения — переднее, в котором размещались баки с топливом, среднее в котором находился экипаж (механик-водитель и командир-оператор) и заднее, моторно-трансмиссионное. Переднее отделение отделялось от среднего 30-мм броневой перегородкой.

Две пусковые установки ракет «Саламандра» с барабанными укладками размещались вдоль бортов среднего и заднего отделений. В каждой укладке имелось по четыре ракеты. Для проведения выстрела установки выдвигались вверх через люки, в походном положении убирались внутрь корпуса танка. Для наблюдения за полетом ракет и управления ими после выстрела оператор имел специальную вращающуюся башенку с подвесным полом, на котором и размещалось его рабочее место. В качестве оборонительного вооружения на «объекте 262» устанавливался 7,62-мм пулемет СГМТ.

В качестве силовой установки на танке использовался двигатель В12-Ф мощностью 1000 л.с. (форсированный вариант В12-6) с эжекционной жидкостной системой охлаждения, обеспечивавший «объекту 282» максимальную скорость 50 км/ч. На танке использовалась восьмиступенчатая планетарная коробка перемены передач, а также ходовая часть и подвеска от Т-10М.

И если Ленинградский Кировский завод сумел изготовить «объект 282» в срок, то НИИ-48 со своей задачей не справилось — довести ракеты «Саламандра» никак не получалось. Поэтому для испытаний танк немного переделали, вооружив 132 и 152-мм неуправляемыми турбореактивными снарядами (шесть 152-мм для правой и восемь 132-мм для левой установок. Сами пусковые установили вдоль бортов на корме корпуса. Для возможности корректировки при стрельбе машину оснастили системой дистанционного управления огнем «Тополь». В таком варианте танк получил обозначение «объект 282Т».

Испытания показали, что система «Тополь» работает недостаточно эффективно и является весьма сложной по конструкции, и дальнейшие работы по «объекту 282Т» прекратили.

В 1959 году Ленинградский Кировский завод проработал второй вариант танка, получивший обозначение «объект 282К». От предыдущего он отличался наличием только одной пусковой установкой в кормовой части. При этом возимый боекомплект увеличили до 40 снарядов. Однако этот проект остался только на бумаге.

ТАНК «ОБЪЕКТ 272М» С ПТРК «МАЛЮТКА»

В 1962 году, еще до принятия на вооружение ПТРК «Малютка», конструкторы Ленинградского Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина спроектировали и изготовили на базе Т- ЮМ танк с установкой этого комплекса. Машина получила заводской индекс «объект 272М».

Для запуска ракет использовалась рама с тремя направляющими, закрепленная на задней части башни танка. Рама могла автоматически подниматься или опускаться. Для управления ракетами оператор мог использовать штатный прицел танка Т2С. Три ракеты были установлены на раме, и еще три — внутри, при этом боекомплект машины остался без изменений.

ПТРК «Малютка», управляемая по проводам, имела дальность стрельбы от 500 до 3000 м, ее ракета с кумулятивной боевой частью пробивала установленный вертикально 400 мм гомогенный лист брони.

Испытания опытного образца «объекта 272М» прошли зимой 1963–1964 года, и показали хорошие результаты. Было принято решение об изготовлении опытной партии таких машин из 10 штук. Однако потом от этого отказались — открытая установка ракет на башне Т-10М оказалась сильно уязвимой на поле боя.

МИННЫЙ ИНЖЕНЕРНЫЙ ТРАЛЬЩИК (МИТ)

Проектированием такой машины занималось конструкторское бюро завода № 78 в Челябинске с конца 1956 года. В качестве базы использовалось шасси танка Т-10, а сам тральщик предназначался для проделывания сплошных проходов в минных полях (большинство тралов проделывают их по ширине гусениц танка). В 1959 году изготовили первый образец МИТ, который именовался как «объект 211».

Машина представляла собой Т-10 с демонтированной башней и оборудованием боевого отделения. Экипаж машины составлял 3 человека. Механик-водитель размещался там же, в средней части корпуса имелись рабочие места командира (с вращающейся командирской башенкой) и оператора (с неподвижной наблюдательной башенкой над ним). Тральщик оснащался дополнительной трансмиссией для отбора мощности, лебедкой и гидросистемой для десятикратного увеличения тягового усилия. При помощи лебедки и гидросистемы осуществлялся подъем или опускание рабочего оборудования — специального трала.

«Объект 211» оснащался так называемым ножевым тралом, состоящем из двух массивных секций с закрепленными на них ножами-плугами. Они заглублялись в грунт, мины извлекались на поверхность и отводились в стороны от полосы движения тральщика.

Масса навесного оборудования «объекта 211» составляла 5400 кг.

Испытания показали, что такая конструкция трала неэффективна на мерзлом, сыпучем или тяжелом грунте.

Следующий образец — «объект 213» — оснащался Катковым минным тралом нажимного действия. Мины взрывались при наезде на них массивных катков, изготовленных из стального литья. Масса трала «объекта 213» составляла 11 т, среди достоинств отмечалась довольно высока скорость траления (до 15 км/ч) и высокая устойчивость к взрывам — катки выдерживали до 15 подрывов зарядами массой 6–7 кг.

Однако недостатки были присущи и этому образцу — трал плохо «работал» на размокших грунтах и песке, а трансмиссия машины подвергалась значительной нагрузке и часто выходила из строя.

Чтобы совместить достоинства обеих машин, завод имени Орджоникидзе в 1962 году изготовил еще один образец — «объект 220». Он имел две секции ножевых колейных и однорядную катковую секцию тралов. Однако в связи с принятым в 1961 году решением о прекращении производства тяжелых танков, все работы по машинам МИТ прекратили.

ШАССИ ДЛЯ САМОХОДНЫХ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ И ПУСКОВЫХ РАКЕТНЫХ УСТАНОВОК

Узлы и агрегаты танка Т-10, как самой тяжелой серийной боевой машины, использовались для изготовления различных САУ и пусковых установок.

В 1955 году в Советском Союзе началась разработка мощных артсистем, предназначенных для стрельбы как обычными, так и ядерными боеприпасами на дальность до 50 км. Проектирование велось двумя коллективами — ЦКБ-34 занималась 406-мм пушкой, а Коломенское КБ машиностроения -420-мм минометом. В документах системы именовались как «Конденсатор-2П» (2АЗ) и «Ока» (2Б1) соответственно. Они имели стволы длиной почти 20 метров!

Шасси для установки этих монстров разрабатывало конструкторское бюро Ленинградского Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина. Для них использовали элементы ходовой части, подвески, двигатель и трансмиссию тяжелого танка Т-10. Шасси для «Конденсатора» именовалось «объект 271», а для «Оки» — «объект 273». В 1957 году Кировский завод в Ленинграде собрал по четыре установки каждого типа. Они были показаны на параде в Москве 7 ноября того же года, произведя на присутствующих большое впечатление.

Испытания артсистем продолжались до 1960 года, но их результаты оказались неутешительными — при стрельбе шасси испытывало столь значительную нагрузку, что отлетали элементы ходовой части и срывались с крепления другие агрегаты. С появлением на вооружении Советской Армии тактических ракет нужда в этих машинах отпала.

До сегодняшнего дня сохранилось два образца: 406-мм пушка 2АЗ «Конденсатор-2П» установлена на площадке Центрального музея Вооруженных Сил в Москве, а 420-мм миномет 2Б1 «Ока» — в Петербурге, в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи.

В 1962 году конструкторское бюро Ленинградского Кировского завода разработало шасси для подвижного комплекса с ракетой РТ-15 (8К96), имевшей дальность 2500 км и спроектированной в КБ С.П. Королева. Шасси получило заводское обозначение «объект 815», в его конструкции использовались элементы ходовой части и моторнотрансмиссионной установки тяжелого танка Т-10М. Масса шасси составляла 25 т, а всей установки с ракетой — 62,5 т. Всего было изготовлено две пусковых установки на шасси «объекта 815», которые впервые показали на Красной площади во время парада 7 ноября 1965 года.

Практически одновременно с «объектом 815» конструкторы Кировского завода спроектировали шасси «объект 821». Оно также предназначалось для монтажа пусковой установки ракеты РТ-20 (8К99) с дальностью от 7000 до 11000 км (в зависимости от используемой боеголовки — так называемой «легкой» и «тяжелой», разработанной в конструкторском бюро М.К. Янгеля. Как и в предыдущем случае, в конструкции шасси использовались элементы ходовой части и других узлов танка Т-10М. Масса пусковой установки с ракетой составляла от 62,2 до 78,9, т («легкая» и «тяжелая» головная часть). Как и ракета РТ-15, эта пусковая была впервые показана на параде в Москве.

Шасси «объект 815» и «объект 821» обеспечивали комплексам передвижение со скоростью 35–40 км/с по шоссе и 12–15 км по проселку, и имели запас хода до 250 км.

Кроме того, два шасси «объекта 821» использовались в 1965 году при отработке мобильной пусковой установки ракеты «Темп-2С». Это сдвоенное шасси имело заводской индекс «объект 825», и могло поднимать до 80 т.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.237. Запросов К БД/Cache: 3 / 1