Глав: 11 | Статей: 79
Оглавление
Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

16.7. Вариации на тему среднего

16.7. Вариации на тему среднего

От «сормовского урода» к «ласточке»

Как уже говорилось, в конце 1942 г. выпуском Т-34 занимались лишь Уральский танковый завод № 183 и Горьковский завод № 112 «Красное Сормово». Сталинградский тракторный завод осенью прекратил отгрузку танков указанного типа, и потому вместо него выпуск Т-34 был спешно освоен на Челябинском Кировском заводе (параллельно с KB-1С), Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ) и Омском заводе № 174.

Понятно, что качество выпускаемой в начале 1943 г. разными заводами продукции было различным. Наиболее добротными считались танки Т-34 выпуска завода № 183 – головного предприятия по Т-34. а наиболее плохим – завода № 112. Это было объяснимо, т.к. завод № 112, начавший производство Т-34 в июле 1941 г., относился прежде к Наркомсудпрому и находился в то время с другими танкостроительными предприятиями не в совсем равных условиях. В самом деле, заводы № 183 и ЧКЗ с довоенных времен занимались производством средних и тяжелых танков. УЗТМ же с 1941 г. выработал неплохой опыт по изготовлению бронекорпусов и башен Т-34. Завод № 112, хоть и являлся старейшим предприятием танкостроения (именно на нем в 1920 г. появился легендарный «Борец За Свободу Тов. Ленин»), но опыта серийного танкостроения не имел. Правда, здесь производились бронекатера и подводные лодки и все необходимое для выпуска танков (броня, двигательный участок, трансмиссионный участок, участок вооружения) вроде бы имелось, но цельносварной средний танк с броней 45-мм – сначала это казалось невозможным. Тем не менее осенью 1941 г. первый Т-34 вышел с Сормовского завода, а к концу 1941 г. выпуск танков здесь пошел довольно ритмично.

Правда, почти весь 1942 г. на заводе стояли в производстве лишь танки, укомплектованные бензомоторами М-17Т и М-17Ф. Возможно, осознание того, что завод № 112 производит продукцию «второго сорта», налагало и соответствующее отношение к нему снабженцев. Завод получат все материалы и комплектующие позднее, чем другие, а подчас еще и худшего качества, а суточная программа выпуска танков постоянно увеличивалась. Даже к началу 1943-го на заводе еще не было ни одного сварочного полуавтомата, литейный участок был переоборудован для крупномасштабного литья башен лишь к лету 1943 г. Имел место большой дефицит подготовленных кадров.

Поэтому в течение 1942 г. количество и качество танков Т-34, выпушенных заводом «Красное Сормово», оставляло желать лучшего:



Башня Т-34 с командирской башенкой Ревзина завода № 112. Осень 1943 г.

« Танки завода № 112 отличаются небрежной сборкой… Сварные швы различной толщины, в ряде случаем излишне бугристые, прерывистые…

Многие танки предъявляются не укомплектованные ТПУ-3 и аккумуляторными батареями…

Все осмотренные танки имеют один общий недостаток – большое усилие на маховике поворотного механизма…

При длительных маршах в топливной системе танка возможно появление течи бензина и его самовоспламенение, приводящее к выходу машины из строя…»

За низкое качество танков руководство завода постоянно получало «пилюли» от И. Зальцмана, а порой и от Верховного, который в письме В. Малышеву, отправленном в июне 1943 г., писал: «… и в заключение, товарищ Малышев, очень хочется надеяться, что вам наконец удастся что-то сделать с «сормовским уродом», на котором боятся воевать наши танкисты…»

Вячеславу Малышеву в самом деле удалось «что-то сделать» с Т-34 завода № 112, но это случилось несколько позднее и не административными мерами. В июне завод получил два сварочных автомата Е. Патона, а в июле – первые агрегатные металлообрабатывающие станки. В августе был введен карусельный станок для изготовления зубчатых венцов большого диаметра, а также прибыло подкрепление в виде группы конструкторов и технологов с УВЗ, «Уралмаша» и из Института электросварки АН СССР.

С весны 1943 г. завод становится пионером по разработке множества полезных нововведений для Т-34.

Впрочем, еще в 1942 г. по многочисленным просьбам танкистов завод начал установку поручней для экипажа и десанта не только на бортах, но также лобовой броне и башне Т-34. В мае 1943 г. было разработано и внедрено сцепное буксирное устройство, позволяющее использовать Т-34 в качестве тягача для перевозки прицепов с грузом на марше и артиллерийских орудий в бою.

Далее, осваивая в серийном производстве литье башен машинной формовки, конструктор Ревзин предложил снабдить люк командира Т-34 приварной командно-наблюдательной башенкой диаметром 730 мм. изготовленной из полосы броневой стати толщиной 45 мм. Предложение было рассмотрено на пленуме техсовета НКТП в марте 1943 г. и признано полезным и заслуживающим самого внимательного изучения. так как обзор из танка улучшился. причем башенку такого типа можно было устанавливать даже на крыше уже изготовленных танков в ходе ремонта. Башенка Ревзина была взята за основу головным предприятием и уже в июне – июле 1943 г. отработана ее конструкция и повсеместно принята в серийное производство «командно – наблюдательная башенка из жидкой брони с толщиной стенок 52-56 мм.»

Таким образом, к осени 1943 г. облик Т-34 выпуска завода № 112 уже не напоминал пресловутого «урода», наоборот, ветеран А. Лешко рассказывал:



Т-34 выходит из сборочного цеха завода № 112. 1942-1943 гг.


Испытания эталонного Т-43 (T-43-II). Август 1943 г.

«После Курска я попал в санбат. Вернулся в бригаду уже в начале октября. Ехал на попутке, что везла харч. Там у ЧМОшников я встретил своего бывшего заряжающего Румянцева, который теперь командовал танком в соседней роте… Он поведал, что бригада пополняется, что он ездил за танками в Горький. Я помнил, что горьковские танки всегда были не очень, и опечалился, но когда пришел в батальон, удивился… Ничего общего со старыми машинами. Все Т-34 аккуратненькие, чистенькие с командирскими башенками на крыше… А когда сел за рычаги, еще больше удивился… Танк стал легким в управлении, быстрее набирал обороты… Прямо ласточка, а не танк…»

Т-43. Вторая попытка

Как уже говорилось выше, еще на начальном этапе работ с Т-43 Наркомат танковой промышленности настаивал на переводе нового танка с гребневого зацепления на цевочное, необходимость чего в очередной раз подтвердили испытания KB-13 с обоими типами траков. Также настойчиво вел себя наркомат и в вопросе уширения круга обслуживания башни до 1600-1700 мм для введения рабочего места командира. Этот танк именовался наркоматом в начале 1943 г. как Т-44.

Работы над ним начались в январе – феврале 1943 г. и были проведены в чрезвычайно сжатые сроки.

Увеличенная башня для танка была разработана под руководством В. Ниценко. Вооружение его оставалось прежним – 76-мм танковая пушка Ф-34 и два пулемета. К I апреля 1943 г. УЗТМ отлил 10 увеличенных башен В. Ниценко, а к июню таких башен было заказано еще 50.

Поскольку башня являлась наиболее сложным узлом в новом танке, А. Морозов вновь настоял на изготовлении двух «ездящих лабораторий» из корпуса Т-34 и увеличенной башни Т-43. Для того чтобы сделать такой гибрид, корпус Т-34 был несколько изменен, на нем была установлена новая крыша с отверстием под башню диаметром 1600 мм. Атак как высота кольцевого основания башни Т-43 была меньше, чем высота надмоторного кожуха Т-34, то для обеспечения вращения башни кольцевое основание было дополнено кольцевой вставкой (шайбой). Первый танк Т-34 с новой башней закончил первый этап испытаний к 15 мая 1943 г. Башня оказалась удачной. Почти все механизмы в ней работали безупречно, лишь одностворчатый люк командира, требовавший уравновешивания, было рекомендовано заменить двухстворчатым (по типу люка завода № 112 танка Т-34).


Эталонный танк Т-43 (T-43-II) во время испытаний. Август 1943 г.



Т-34 и T-43-II после совместных испытаний. Август 1943 г.

Новый корпус Т-43 был дополнен полноценным люком механика- водителя вместо люка-пробки, оснащен усиленными торсионами. В июне 1943 г. танк, прежде носивший в наркомате индекс Т-44, был переименован вТ-43-II, или Т-43 эталонный.

Для проведения испытаний в производстве было заложено сразу два эталонных танка, изготовление которых некоторое время сдерживалось непоступлением дизелей В-2-520 с ЧКЗ. В результате только один танк был укомплектован этим двигателем.

Кроме того, ввиду начавшейся кампании «травли «Тигра» начались спешные изыскания резервов по перевооружению танков более мощными артсистемами, и тут же последовало предложение Ф. Петрова об установке 85-мм пушки в увеличенную башню Т-43 при условии размещения в башне двух человек. Однако в жестко отведенные сроки – к 1-5 июля 1943 г., 85-мм орудие для Т-43 готово не было.

Сборка танков проходила в нервозной обстановке, так как их производство находилось под особым контролем наркомата. Поэтому все «нестыковки» и текущие изменения, вносимые в проект, требовали согласований на самом верхнем уровне.

Пока неясно, когда начались государственные испытания эталонных Т-43, но 15 июля, в самый разгар боев на Курской дуге, в ходе затянувшихся испытаний распоряжением ГКО танк был рекомендован для принятия на вооружение советской армии (причем до освоения 85-мм танкового орудия с вооружением из 76-мм пушки Ф-34М).

Проведенные заводские и государственные испытания показали преимущества танка перед всеми известными типами боевых машин. Несмотря на то что масса танка возросла до 33,5 т, он сохранил все свои маневренные характеристики. Правда, не выдерживали резиновые бандажи опорных катков, заимствованных от Т-34.

Максимальная скорость движения по шоссе сохранилась на уровне 51 км/ч, правда, запас хода на внутреннем баке составил лишь около 180 км, так как конструкция не позволяла разместить внутри бронекорпуса топливный бак большей вместимости, а на размещение еще одного бака А. Морозов не пошел.

Далее было признано полезным то. что бортовые скосы корпуса конструкторы приспособили под контейнеры для ЗИП. По отзыву члена комиссии Миронова, «…крышки этих контейнеров, если их изготавливать из броневой стали толщиной 5-8мм, могут играть роль взводящей брони, повышая прочность бортов при их обстреле бронебойными и термитными боеприпасами…» Одним из наиболее часто повторяемых пожеланий комиссии было увеличить экипаж танка, вооруженного 85-мм пушкой, путем более рационального расположения трех рабочих мест в башне.




От «несчастного Ворошилова» к «победному Сталину»

Итак, в начале 1943 г. ожидалось изготовление новой версии танка KB-13, в которой должны были быть искоренены все недостатки конструкции, отмеченные при испытании первого образца.

24 февраля вышло постановление ГКО № 2943сс «Об изготовлении опытных образцов тяжелых танков ИС (Иосиф Сталин)». В целях сокращения времени на постройку новых танков приняли решение использовать изготавливаемые два образца К В-13. улучшив их характеристику и доработав конструкцию. Впрочем, название ИС впервые звучит раньше. В письме- рапорте, посвященном дню рождения В.Ленина, подписанном 21 апреля 1942 г., сотрудники Опытного танкового завода № 100 писали: «…коллектив завода и конструкторского бюро, воодушевленные победами Красной Армии над немецкими полчищами под Москвой… берут на себя обязательства дать Красной Армии новый танк наступления. Этот танк пройдет в первых рядах Родной Красной Армии, способствуя ее ПОБЕДЕ над немецко-фашистскими захватчиками… Коллектив завода и КБ единодушно решит дать новому танку имя нашего Великого Вождя – товарища Сталина, организатора и вдохновителя наших побед над немецко-фашистскими захватчиками…»



Опытный образец танка ИС-1 («Объект 233»). Весна 1943 г.


Опытный образец танка ИС-2 («Объект 234»). Весна 1943 г.

Л. Горлицкий так вспоминал об этом: «Вообще многие тогда боролись за получение себе названия ИС. Максарев с Морозовым в 1941-м, Котин, но только когда наркомом стал Зальцман, это удалось… Зальцман был суеверным и считал, что надо убрать из названия «чертову дюжину» и дело пойдет на лад».

Приказом по Наркомату танковой промышленности № 190 от 28 марта 1943 г. была образована макетная комиссия под председательством главного конструктора НКТП Ж. Котина «по рассмотрению макета корпуса танка ИС (бывш. KB-13)». Макет корпуса был выполнен из дерева и тонких листов кровельной стали по рабочим чертежам. Комиссия изучала улучшенную конструкцию корпуса и некоторых деталей башни с целью определения типов применяемой брони и требований к ней, унификации отдельных деталей для экономии бронелиста, литья, приспособлений и инструментов, уменьшения механической обработки деталей и т.д. В целом оценка степени защищенности бронекорпуса макетной комиссией была весьма высокой. Справедливости рати следует заметить, что к моменту начала работы макетной комиссии новые корпуса уже были в целом готовы и один из них уже стоял на шасси.

Новые танки были построены необычайно быстро. Танки ИС отличались от «чертовой дюжины» не только индексом. Они даже внешне выглядели как-то более аккуратно и элегантно, чем предшественник. Первый образец, названный ИС-1 и сохранивший заводской индекс предшественника, «объект 233», получил трехместную обтекаемую башню с наблюдательной башенкой, вооруженную 76,2-мм пушкой Ф-34М и двумя пулеметами. Второй образец под индексом ИС-2 («Объект 234») был увенчан башней опытного гаубичного танка КВ-9, вооруженной 122-мм гаубицей У-11. Интересная особенность. Несмотря на то что орудие У-11 сохранило баллистику 122-мм гаубицы М-30, оно официально именовалось «танковой пушкой». Танк ИС-2 по изготовлении (как и КВ-2) считался артиллерийским танком усиления танковых и механизированных частей и соединений при прорыве полос обороны противника. Интерес к нему в 1943 г. был подогрет еще и тем. что для 122-мм гаубицы М-30 был разработан и в начале года принят на вооружение бронебойный кумулятивный (тогда писали «бронепрожигающий») снаряд, пронзавший более 100 мм брони (по нормали зафиксирован случай пробития листа толщиной 140 мм). Немудрено, что на него и было обращено особо пристальное внимание.



Танки ИС-1 («Объект 233») и ИС-2 («Объект 234») во дворе ЧКЗ. Весна 1943 г.

Сравнительные полигонные испытания танков ИС-1, ИС-2 и К В-1С проходили с 22 марта по 3 апреля под Челябинском. Планировалось тогда же продолжить испытания первого образца KB-13, но отремонтировать его к заданному сроку не успели.

К I апреля ИС-1 прошел 489 км, ИС-2 (начал испытания 27 марта) – 405 км, К В-1С – 475 км. Потомки «чертовой дюжины» по всем статьям превосходили KB-1С. Но удручал тот факт, что при движении с максимальной скоростью у танка ИС-2 ломались опорные катки и балансиры подвески. Поэтому еще до окончания испытаний комиссия пришла к таким выводам по танку ИС:

«… – увеличить внутренний объем башни под пушку калибра 122-мм (У- 11);

– сделать командирскую башенку единого типа; установить два смотровых прибора по типу МК-IVу механика-водителя и один смотровой прибор в командирской башенке;

– повысить качество сборки двигателей;

– продолжить испытания танков ИС-1 и ИС-2 до гарантийного километража (не менее 500 км);

– немедленно устранить отмеченные дефекты;

– ускорить изготовление установочной партии ИС-1 «объект 233» и ИС-2 «объект 234» в количестве 10 шт., запущенной в производство ЧКЗ, не дожидаясь результатов испытаний

с целью проверки технологии, срочно устранив на этой партии все дефекты. отмеченные комиссией».

В апреле же 1943 г. были проведены испытания обстрелом из 122- мм гаубицы М-30 с баллистикой, близкой к У-11 корпуса трофейного «Тигра» кумулятивным снарядом. И тут танкостроителей ждало первое разочарование. Из 15 выстрелов, произведенных с дистанции 400-600 метров не было отмечено ни одного прямого попадания даже по неподвижной мишени. В то же время 76,2-мм пушка Ф-34 не могла пробить бортовой и кормовой брони «Тигра» штатным бронебойно-трассирующим снарядом БР-350А даже с дистанции 150-200 м. Лучшие результаты по обстрелу корпуса «Тигра»» были у 85-мм зенитной пушки 53К. 107-мм пушки М-60 и 122-мм пушки А-19. Но установить их в существующей башне не представлялось возможным, а для большей башни с погоном 1700-1800 мм корпус танка требовалось удлинять. Так что создать в первой половине 1943 г. средний танк, забронированный от огня 88-мм танковой пушки и способный пробить броню толщиной 100 мм, не удалось.

Л. Горлицкий рассказывал об этом так: «Помню, что работы над этим скоростным тринадцатым закончились осенью 1943 года, когда опять вернулись к ходовой КВ. чему завод был, конечно, рад. Но мне тогда уже было не до танка. Меня назначили главным конструктором по самоходной артиллерии… Но с «чертовой дюжиной» я еще встречался. По его корпусу мы отстреливали ИСУ-152 и СУ-100. А на заводе начали выпускать уже не «Клим Ворошилов» с несчастливым номером, а «Иосиф Сталин» с самой мощной в мире пушкой Петрова».



Опытный образец танка ИС «образец №3» с 85-мм пушкой С-31. Лето 1943 г.

Оглавление книги


Генерация: 0,426. Запросов К БД/Cache: 3 / 1