Глав: 11 | Статей: 79
Оглавление
Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

16.8, А что же тяжелый?

16.8, А что же тяжелый?

Главное в танке – пушка!

В первых числах апреля 1943 г., когда еще не были завершены испытания пятикатковых ИС, опытный завод № 100 получил задание or ОГК НКТП на проектирование новых тяжелых танков. Согласно заданию танки должны были при сохранении существующей массы танка KB (но не свыше 45 т) нести лобовую броню толщиной не менее 100 мм и вооружены соответственно 85-мм танковой пушкой большой мощности (башенный погон диаметром 1700 мм) и 107-мм танковой пушкой (башенный погон диаметром 1800 мм). 15 апреля 1943 г. вышло постановление ГКО № 3187 сс которое обязало Наркомат вооружений (НКВ) создать мощное танковое орудие с целью противодействия немецким тяжелым танкам и САУ, а также организовать выпуск специальных бронированных самоходных истребителей танков.

Новое танковое вооружение должно было при калибре более 85- мм «уметь» пробить броню толщиной не менее 120 мм на дистанции 600 м и 102 мм на дистанции 1000 м но нормали. К слову сказать, такие орудия уже были теоретически спроектированы и даже частично изготовлены «в металле» в 1941 г. на заводе № 92, но государственных испытаний они не проходили и производством боеприпасов для орудий столь большой мощности не занимался никто.

Создаваемые на ЧКЗ и заводе № 100 под руководством Ж. Котина новые танки должны были стать достойным ответом «немецкому зверинцу» и их проектированию давали, что называется, «зеленую улицу». После обсуждения в ОГК НКТП к изготовлению утвердили проекты танков «ИС образец № 3» (или ИС-3) с 85-мм пушкой и «ИС образец № 4» (или ИС-4) со 107-мм пушкой. В проектах конструкторы вернулись к хорошо отработанной шестикатковой ходовой части, по типу КВ-1, было применено широко опробованное на KB-13 и первых ИС броневое литье носовой части.

Танки спешили сделать к I июля 1943 г., но даже на этапе изготовления опытного образца возникли трудности, причем там, где их никто не ждал. Так, выяснилось, что 107-мм боеприпасы были сняты с производства еще в начале 1942 г., а возобновлять таковое не позволяет дефицит оборудования (тем более что вместо одного 107-мм выстрела можно было сделать полтора-два калибра 85-мм или три-четыре 76-мм). В имевшихся на складах запасах 107-мм выстрелов преобладали гранаты дореволюционного выпуска и шрапнели, совершенно непригодные не только для борьбы с танками, но и для разрушения полевых укреплений. ИС-4 внезапно оказался разоруженным.



Опытный образец танка ИС «образец № 3. Вид сзади. 1943 г.

Правда, еще в конце февраля 1943 г. ЦАКБ выполнило проект танко-самоходной пушки С-18, который был одобрен НКВ, и в марте 1943 г. заводу № 9 поручили изготовить 2 опытных образца (ЦАКБ еще не имело собственной производственной базы). Но завод, едва справлявшийся с плановым выпуском ЗИС-5. не справился с этим заданием в отведенный срок. А когда первое орудие поступило заказчику, выяснилось, что пушка изготовлена с отступлениями от чертежей, выпущенных ЦАКБ. КБ завода № 9 под руководством Ф. Петрова оспорило правомерность внесенных изменений, но ЦАКБ в лице В. Грабина настаивало на своем. Дело окончилось традиционной руганью и последовавшей за ней волокитой. Испытанные пушки отказывались нормально работать, а проектировщики и изготовители вместо устранения недостатков принялись обильно поливать друг друга грязью

Покуда шла переписка вокруг неприкаянного С-18. ЦАКБ наложило 85-мм ствол на люльку 76-мм танковой пушки ЗИС-5, создав таким образом еще один вариант 85-мм универсального танкосамоходного орудия, которое получило индекс С-31. Сразу следом за нелицеприятной перепиской по С-18, в начале апреля завод № 9 подучил ТТТ на изготовление 85-мм орудия для установки в башне танков К В-1С (с погоном диаметром 1560 мм) и ИС (с погоном 1700 мм). К 16 июня завод № 9 отчитался о сдаче трех орудий С-31. На первом орудии при пробном отстреле вышел из строя накатник. Орудие было отправлено на ремонт, накатники же двух других пушек были усилены.

Но в июне 1943 г. КБ завода № 9 НКВ под руководством Ф. Петрова предложило свой вариант 85-мм танкового орудия с заводским индексом Д-5Т, отличавшегося малым весом и небольшой длиной отката. Пушка Д-5Т была выполнена на основании переработанных чертежей самоходной пушки Д-5С, которая, в свою очередь, создавалась на основе переработанного проекта орудия У-12 конструкторов Уралмаш завода В. Сидоренко и Усенко.

5 мая 1943 г., после очередного обсуждения проблем с танковой и противотанковой артиллерией. ГКО выпустил новое постановление № 3289сс «об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок», в котором устанавливались жесткие сроки создания артсистем для танков. На основании постановления НКВ и НКТП 8 мая выпустили совместный приказ № 233/260, в котором, в частности, говорилось:

«Начальнику ЦАКБ т. ГРАБИНУ, Главному Конструктору НКТП т. КОТИНУ, Директору завода № 9 т.

ГОНОРУ и Директору Кировского завода т. ДЛУГАЧ разработать чертежи, изготовить и смонтировать в 2-х танках KB- /с и 2-х опытных образцах танков ИС 85-мм пушки с баллистикой существующей зенитной 85-мм пушки, и к I июля подать их для проведения Государственных испытаний…»

А может, все же гаубицы?

Несмотря на то что обстрел «Тигра» из 122-мм гаубицы в апреле 1943 г. показал практическую бесперспективность этого занятия, работы над гаубичными (или «штурмовыми») танками все еще продолжались какое-то время.

Мы уже рассказывали о танках КВ-9 и ИС-2 («Объект 234»), вооруженных 122-мм гаубицей (точнее – штурмовой танковой пушкой У-11) обр. 1941 г. Несмотря на долгий процесс испытаний и доводки, к осени 1943 г. гаубица так и не была доведена. Постоянно вылезали какие-то конструктивные дефекты. Раздельное заряжание гаубицы приводило к малой скорострельности ее в танке и малому возимому боекомплекту.



Показ К.Ворошилову опытного танка KB-1С, вооруженного орудием С-41. Август 1943 г.


Проект башенной установки Д-11, вооруженной 122-мм орудием Д-6 для танка Т-34.

Кроме того, гаубица обладала очень малой дальностью прямого выстрела (менее 500 м), что затрудняло ведение из нее огня по точечной, тем более подвижной цели.

Правда, летом 1943 г. ОКБ завода № 9 предложило новое 122-мм штурмовое орудие (фактически гаубицу) Д-6 образна 1943 г., которая представляла собой дальнейшее развитие орудия У-11 с использованием установочных мест 85-мм пушки Д-5. Д-6 могла быть без переделок установлена в башню ИС- 85, Т-43. Но как танковое орудие она имела тс же недостатки, что и У-11, к тому же сломалась на заводских испытаниях.

ЦАКБ не хотело отстать от конкурента. В том же 1943 г. здесь была разработана своя версия танковой пушки С-41 на основе люльки с противооткатным механизмом орудия С-31. Особенности С-41 состояли в том, что в одном лице предлагался сразу дуплекс из 122-мм и 152мм гаубиц, отличающийся трубой ствола с затвором (от М-30, или М-10) и конструкцией дульного тормоза. А по отзыву самого В. Грабина в лице C-3I/C-4I Красная Армия приобретала сразу три орудия – 85-мм танковую пушку и 122-мм и 152-мм танковые гаубицы.

Однако и этому триплексу были присущи все недостатки, что и рассмотренным ранее. Кроме того, ввиду большего усилия, требующегося для «закусывания» ведущих поясков в нарезах 152-мм гаубицы, увеличилась вероятность разрыва казенной части орудия из- за недосыла снаряда и нарушения зарядного отношения. Дополнительным отрицательным моментом для этого орудия было наличие у него дульного тормоза. И несмотря на бурную деятельность начальника ЦАКБ по продвижению дуплекса С-41 на вооружение, эти телодвижения не имели никакого положительного результата. Все работы по возрождению танка КВ-2 на качественно новом уровне к осени 1943 г. были сочтены неперспективными и вскоре повсеместно прекращены.

Здесь надо отметить, что примерно в то же самое время рассматривался также вопрос по вооружению танка Т-34 штурмовыми орудиями У-11 и Д-6 в башенных установках соответственно У-37 УЗМТ и Д-11 завода № 9. Здесь налицо попытка усилить артиллерийское вооружение средних танков для взламывания полос обороны противника и уничтожения очагов сопротивления в прорывах, когда собственная буксируемая артиллерия отстает от танков. Однако в данном случае вопрос осложнялся необходимостью размещения в тесном боевом отделении танка большой казенной части пушки и трех членов экипажа (предполагалось что во время стрельбы стрелок-радист танка будет правым заряжающим 122-мм гаубицы), высокой стоимости танка и малой эффективности стрельбы из гаубицы как по танкам противника, так и по артиллерийским позициям (дальность прямого выстрела гаубицы была недостаточной). Поэтому от данных проектов предусмотрительно отказались даже еще до изготовления и испытания опытных образцов, в пользу широкого применения самоходных установок СУ-122, серийное производство которых уже началось на Уралмашзаводе.


Оглавление книги


Генерация: 0.035. Запросов К БД/Cache: 0 / 0