Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

3 Научные исследования

3

Научные исследования

Не простым был и первый конкурс оружия под патрон образца 1943 гола, проходивший на полигоне летом 1944 года. Этот конкурс знаменовал собою новую веху в развитии отечественной системы стрелкового вооружения, он явился, по существу, началом ее коренной перестройки и обновления.

Созданию новых образцов оружия с перспективными конструктивными особенностями, с учетом изменений и в тактике его применения, предшествовали большой объем разносторонних научно-технических исследований и положительная отечественная и зарубежная оружейная практика, получившая особенно ускоренное развитие в годы второй мировой войны с явным обозначением новых прогрессивных тенденций.

Существенно обогатился технический арсенал отечественной оружейной школы за годы Великой Отечественной войны как в области конструирования оружия, так и в области его производства. В это время появились новые принципы построения оружия и новые технологии, реально воплощенные в конкретных изделиях. Созданные в годы войны научно-технические заделы существенно расширяли диапазон выбора наиболее рационально-приемлемых конструкторских решений при создании новых образцов оружия. Качественные изменения в области конструирования вооружения и его производства, обозначившиеся к исходу второй мировой войны, в послевоенное время получили новое развитие и явились базовой основой для формирования новой отечественной оружейной школы, способной решать вопросы совершенствования оружейной техники на уровне новых требований. Научно-исследовательская работа была одним из главных направлений технической деятельности полигона.

Отдел Ивана Тихоновича Матвеева, занимавшийся в основном научными исследованиями по перспективной оружейной тематике, являлся ведущим на полигоне. В послевоенное время этот отдел последовательно возглавляли Б.И. Лысенко, П.В. Куценко и П.А. Шевчук.

Научно-технические исследования, проводившиеся на полигоне, охватывали все проблемы, связанные с разработкой, промышленным производством и эксплуатацией оружия, а также перспективами дальнейшего развития оружейной техники.

Изучение войскового опыта и условий эксплуатации отечественного вооружения в реальных условиях боевого использования, а также технических возможностей вооружения военных противников было одним из важных направлений исследовательской работы полигона. Одной из таких работ явились «Исследования по обобщению опыта применения и эксплуатации стрелкового оружия на фронтах Великой Отечественной войны», произведенные в 1944 году инженер-капитаном В.Ф. Лютым (арх. № 10799 ПР).

За три с лишним года войны в войсках был накоплен богатейший материал по вопросам службы оружия непосредственно на поле боя и замечаний по нему со стороны непосредственных участников боевых действий, отраженных и не отраженных в официальных рекламационных донесениях, отчетах инспекторских комиссий, статистических обобщениях технических служб вооружения и, таким образом, нигде не учтенных.

Собранные автором исследований материалы по этому войсковому опыту непосредственно в действующей армии, а также обобщенный им опыт оружейных заводов и полигонных испытаний представляли несомненную ценность для всех технических структур, связанных с конструктивной отработкой, производством и ремонтом оружия, создавая возможность еще до окончания войны улучшать его состояние до уровня требований действующей армии. В работе даны конкретные предложения по модернизации существующих образцов, в том числе и по пулемету СГ-43, вытекающие из пожеланий участников войны и личных наблюдений автора работы за использованием оружия в ходе боевых действий.

В проведенных исследованиях отмечается, что в отличие от немецкой армии, где замечалось стремление компенсировать неточный малоприцельный огонь из любых положений оружия увеличением его плотности, в боевых действиях советских войск преобладала традиция ведения точного огня на поражение. «Трехлетний фронтовой опыт боевых действий показал, что требования к меткости боя оружия ни в коем случае не могут быть снижены, а наоборот, прицельный огонь и в дальнейшем должен являться основой воспитания и обучения войск. Что в маневренной войне точность огня стрелкового оружия не менее важна, чем в войне позиционной. Прицельный огонь — признак высокого морального духа, мужества, стойкости и исключительного самообладания солдата».

Боевой опыт и фронтовая статистика обнаружили тот факт, что больше всего потерь несет оружие, несущее наибольшую нагрузку по интенсивности и плотности огня (более 50 %), Это ручные и станковые пулеметы, вызывающие на себя со стороны противника эффективные средства подавления. Срок службы оружия на фронте определялся 1–1,5 годами.

Потеря дееспособности оружия ввиду утери деталей была наибольшая по винтовке СВТ-40 (31 %), а наименьшая — по винтовке образца 1891/30 годов (0,6 %). Значительный процент утери деталей по пулеметам Максима (21,0). Подтверждена та непреложная истина, что чем сложнее оружие и больше разборных деталей, тем больше вероятность их утери.

Среди индивидуального оружия — винтовок и карабинов наибольшее количество замечаний собрала самозарядная винтовка Токарева (СВТ-40), что и послужило причиной прекращения ее производства. Недостаточно надежная работа автоматики, во многом связанная с выступающей закраиной гильзы патрона, повышенная чувствительность к загрязнению, сложность газоотводной системы, недостаточная прочность узла запирания со склонностью ствольной коробки к повышенной деформации были основными недостатками этой системы.

Ввиду дефицита пулеметного огня в начальный период войны самозарядные винтовки Токарева силами фронтовых мастерских переделывались в автоматические, но это не улучшало их эксплуатационных качеств, а приводило к снижению долговечности.

Положительная оценка дана первой модернизации ручного пулемета Дегтярева (ДПМ). Одновременно отмечены серьезные недостатки громоздкого дискового магазина с большим весом, сложным снаряжением и невозможностью длительного хранения в снаряженном виде из-за ослабления заводной пружины. Выражено пожелание замены магазина ленточным питанием, устраняющим эксплуатационные недостатки магазина и позволяющим увеличить количество носимого запаса патронов. Такой пулемет в соответствии с более ранними пожеланиям войск был уже разработан, и его окончательная отработка близилась к концу. Это была уже большая модернизация системы, разработанная на Ковровском заводе А.И. Шилиным, П.П. Поляковым и А.А. Дубининым, вылившаяся в создание образца уже нового тактического назначения, способного выполнять более широкие огневые задачи по сравнению с ручным пулеметом первичных стрелковых подразделений.

Разработанный под ленту СГ-43 и имея по сравнению с ДПМ более массивный ствол (3,2 кг), он способен был и огонь вести более напряженным режимом со скорострельностью станкового пулемета. Придаваемый пулемету приемник, как отдельная узловая сборка, не усложнял конструкции пулемета. Он крепился сверху тем же способом, что и дисковый магазин ДП, механизм подачи ленты приводился в действие рукояткой затворной рамы. При этом сохранена также возможность использования дискового магазина. По стволу, кроме увеличения диаметральных размеров, в целях увеличения массы переконструированы газоотводное устройство и узел крепления в ствольной коробке. Вес пулемета увеличился до 13 кг, но с учетом исключения тяжелых запасных магазинов, входивших в комплектацию, вес оружия с носимым запасом патронов, снаряженных в ленты, существенно уменьшился.

Положительная оценка дана и модернизации пулемета Максима, в том числе и применению металлической ленты с переделкой приемника для ее использования параллельно с холщовой. В металлической ленте устранены эксплутационные дефекты холщовой, связанные с ее недостаточной прочностью, трудностью снаряжения патронами, чувствительностью к атмосферным условиям (замочке). Металлическая не только прочнее, но и обеспечивает возможность расчленения на отдельные куски, соединяемые при снаряжении патронами.

Приемник Лубинца повысил надежность работы системы, устранив неподачи и перекосы ленты, связанные с неполными откатами частей.

Приемники из силумина хорошо выдерживали нагрузки, однако быстрый их износ требовал замены этого узла. Предложение о снятии их с производства не встретило поддержки, так как эта замена обходилась значительно дешевле, чем изготовление одного приемника в прежнем стальном варианте.

Главные замечания по пулемету Максима касались его эксплуатационных и маневренных качеств. Они бьши связаны, во-первых, с необходимостью строгого соблюдения особых правил при подготовке его к стрельбе, что требовало определенных навыков и знания многих тонкостей обслуживания данной системы. Новому пополнению пулеметчиков требовалось время для накопления опыта по регулировке основного зазора в узле запирания и натяжения возвратной пружины, намотке сальников на ствол, регулировке особо важных зазоров по подвижному узлу системы.

Пулемет был тяжелым для переноски на марше, он отставал от боевых порядков пехоты в наступательном бою, обладал повышенной уязвимостью, но сравнению с другими видами оружия, от попадания пуль и осколков снарядов, особенно в тонкостенный кожух с охлаждающей жидкостью. Особенно заметными эти недостатки были на фоне более простого в обслуживании пулемета Горюнова, обладающего и несравненно лучшими маневренными качествами.

Однако несправедливо говорить об одних только недостатках данной системы, сознательно умалчивая ее достоинства и положительные свойства ради улучшения аттестации образца, пришедшего ей на смену.

Пулемет Максима обладал практически недосягаемой для новых систем кучностью стрельбы по данному типу оружия. Ни одному из вновь разрабатывавшихся образцов, даже с учетом производившихся доработок, не удавалось превзойти эту систему по данной боевой характеристике. На плотно сложенном присадистом станке Соколова он выглядел весьма устойчиво, и это определяло его высокие боевые качества, в полную силу проявлявшиеся в позиционной войне.

При легком нажиме рукой справа или слева на рукоятки затыльника он автоматически размеренно и точно рассеивал огонь по фронту в заданном секторе обстрела, густо прошивая ближние и средние подступы обороны, делая ее неприступной для пехоты противника.

Высокая устойчивость данной системы и несбиваемость наводки относительно заданного сектора обстрела создавали возможность дистанционного управления огнем с разработкой специальных устройств данного назначения. Они разрабатывались в то время и войсковыми рационализаторами. Одно из таких приспособлений после окончания войны привез на полигон сержант Церковный из Западной группы войск. Демобилизованный пулеметчик связывал со своим изобретением перспективу расширения огневых возможностей пулемета Максима. Его приспособление, изготовленное из подручных материалов, не обладало совершенством и не имело технической законченности, но сама идея и принципиальная схема ее практической реализации заслуживала по тому времени внимания.

При полигонных испытаниях на выполнение упражнений боевых стрельб с рассеиванием огня по фронту одной длинной очередью у пулемета Максима всегда была стопроцентная поражаемость целей, расставленных на определенном фронте, что не всегда случалось с новыми образцами, претендующими на его замену, особенно в случаях ведения огня с легкого треножного станка с упором приклада в плечо стрелка.

При испытании на полигоне опытных стволов на живучесть можно было с восхищением наблюдать, как эта система, по общей наработке приближаясь к стотысячному настрелу, размеренно и точно продолжает отстукивать свои 600 выстрелов в минуту, не давая задержек. С учетом больших превышений нормы живучести, казалось, пулемет должен вот-вот остановиться, а он в отдельных случаях переваливал и за стотысячный рубеж. При условии замены стволов и отдельных мелких деталей, входящих в комплект ЗИПа, фактическая живучесть пулемета Максима могла превысить установленную норму почти вдвое, которая и без того по сравнению с новыми легкими образцами была выше более чем в два раза.

«При умелом обращении и надлежащем сбережении», — как отмечается в Наставлениях и Руководствах по эксплуатации всех видов стрелкового вооружения, пулемет Максима являлся надежно действующей системой. Случаи отказов его в работе, как отмечает фронтовая статистика, относились к образцам изготовления военного времени и были связаны с недостаточной сглаженностью новых производств, а также в связи с упущениями по техническому обслуживанию в процессе эксплуатации. Отчасти это было обусловлено также и некоторыми упрощениями технологии производства, вызванными необходимостью увеличения выпуска этого вида оружия для нужд фронта.

Пулемет Максима, находившийся длительное время на вооружении старой Русской, а затем и Красной Армии, являлся одним из наиболее распространенных видов автоматического оружия в различных родах войск — в пехотных частях, на кавалерийских тачанках, в бронепоездах, в долговременных оборонительных точках укрепрайонов и т. п. Великую Отечественную войну он встретил в «счетверенках» как противовоздушное средство обороны. Кстати, легендарная кавалерийская тачанка тоже подвергалась модернизации в послевоенное время. В 50-х годах она приспосабливалась уже к станковому пулемету СГМ и подвергалась полигонным испытаниям.

Однако положительные эксплуатационные свойства пулемета Максима, обеспечившие ему в ряде случаев превосходство перед более легкими образцами, достигнуты ценою усложнения конструкции и увеличения веса системы, что существенно снижало его маневренные качества и усложняло техническое обслуживание.

Недостаточная подвижность системы в цепях наступающих подразделений пехоты обнаруживала себя еще в годы первой мировой войны, и этот недостаток стал приобретать еще большее отрицательное значение в последующие межвоенные годы, по мере насыщения армии машинной техникой в связи с изменениями в стратегии и тактике ведения войны.

Пулемет Максима, сыгравший большую роль в отечественной военной истории, в связи с изменившимися способами ведения войны перестал удовлетворять новым, более высоким требованиям к этому типу оружия, из-за чего возникла острая необходимость его замены более легким и более маневренным образцом, а заодно и более простым в производстве и обслуживании в процессе эксплуатации.

Но и пришедший на смену системе Максима пулемет СГ-43 первых серийных выпусков, захвативший еще конец войны, имел трудноустранимые недостатки, принесенные отчасти конструктивными упрощениями по узлу запирания, механизму подачи патрона, способу охлаждения ствола, обеспечившими ему лучшую маневренную мобильность и производственно-технологические преимущества перед своим предшественником. Работа по устранению этих недостатков продолжалась и в процессе массового производства СГМ.

Одним из пожеланий войск по доработке СГ-43 было предложение включить в план модернизации разработку треножного станка взамен колесному как перспективной модели, способной обеспечить дальнейшее повышение маневренности станкового пулемета. Такой станок был уже в конструкторском заделе. Инициатором его разработки был начальник кафедры стрелкового вооружения Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского В.А. Малиновский. Осенью 1944 года разработанный им совместно с начальником конструкторского отдела академии А.М. Сидоренко станок представлен на конкурсные полигонные испытания.

Станок Сидоренко-Малиновского явился победителем конкурса по группе треножных станков. Он подвергался неоднократной доработке и полигонным испытаниям в порядке подготовки образца для войсковых испытаний сравнительно с колесным станком Дегтярева.

При окончательном решении вопроса, какой из станков придавать пулемету СГМ, выбор пал на модернизированный колесный станок Дегтярева образца 1946 года.

В отдельных кругах военного ведомства, в том числе и у лиц, от которых зависело принятие решения, существовала в то время еще некоторая приверженность к более привычному колесному типу станка, на котором длительное время основывалось применение в пехотных частях пулемета Максима.

Были и такие мнения, что русский солдат более привычен к колесам, что и на этот раз они ему больше понравятся, чем треножная «рогатина». Но проявленная настойчивость авторов разработки нового типа станка по практической реализации своего изобретения привела к тому, что Генеральным штабом Советских Вооруженных Сил принято решение провести дополнительные сравнительные войсковые испытания двух типов станков, в результате которых треножный вариант был принят на вооружение для использования горнострелковыми и десантными войсковыми подразделениями.

Треножный станок изготовлялся серийным порядком в небольших количествах и наряду с колесным Дегтярева поступал на снабжение войск. Войсковая эксплуатация двух типов станков подтвердила тот факт, что треножный станок имеет ряд преимуществ не только в случаях применения специальными родами войск, но и обычными стрелковыми подразделениями, и что они заключаются не только в значительно меньшем весе (14,2 кг вместо 23,4). Треножный станок весьма компактен в сложенном положении и удобен для переноски за спиной на лямках. Он легче колесного приспосабливается к местности при выборе огневой позиции. Шарнирное крепление ног с применением зубчатой насечки позволяет регулировать высоту линии огня каждому пулеметчику по своему росту, а также с учетом и характера впередилежащей местности — наличия препятствий, мешающих вести прицельный огонь (высокой травы, низкорослого кустарника и т. п.).

Треножный станок обеспечивает лучшую возможность и удобства смены огневой позиции путем волочения за переднюю ногу или переноски методом носилок там, где для колес местность является непроходимой.

По сравнению с треногой Дегтярева под пулемет ДС-39 конструкция В.А. Малиновского и А.М. Сидоренко явилась новым типом треножного станка. Он имеет все механизмы, обеспечивающие ведение стрельбы под различными углами обстрела и с рассеиванием огня по фронту. В случае выключения ограничителей горизонтального рассеивания обеспечивается круговой обстрел, в том числе и с зенитного положения.

Значительное снижение веса нового станка по сравнению с колесным более чем на 9 кг не сказалось на ухудшении устойчивости системы «пулемет-станок», о чем свидетельствовало сохранение боевых характеристик на уровне колесного станка. Достигнуто это за счет изменения схемы взаимодействия опор треноги с грунтом. В отличие от треноги Дегтярева и многих типов зарубежных станков авторами нового станка впервые в мире применены скользящие сошники, не имеющие заглубления в грунт. Снизу на них имеется только продольное ребро на всю длину опор для обеспечения лучшей поперечной устойчивости системы. При стрельбе обеспечивался направленный откат всей системы без опрокидывания передней опоры станка, что способствовало улучшению кучности стрельбы.

Этот принцип получил дальнейшее развитие в конструкции легкого станка К.А. Барышева под 14,5-мм пехотный пулемет Владимирова (ПКВ) с большим передним опорным сошником, заглубляющимся в грунт и обеспечением амортизации скользящих задних опор станка. Это позволило снизить вес станка по сравнению с существовавшим колесного типа почти в 3 раза и улучшить боевые характеристики пулемета примерно в 1,5 раза. Схема Барышева нашла применение и в других отечественных станках под различные тяжелые системы, а также и в иностранных разработках.

Что касается треножной схемы станка со скользящими сошниками в применении к легкому оружию нормального калибра, то положительный опыт войсковой эксплуатации пулемета СГМ определил новые подходы к решению проблемы Единого пулемета, совмещающего в себе функции ручного и станкового.

Разработка приемлемого варианта такого пулемета, которая велась в течение длительного времени В.А. Дегтяревым, В.И. Силиным, Г.С. Гараниным и другими конструкторами, осложнялась трудностями использования колесного станка, состоявшего на вооружении. Сложно было обеспечить управление огнем и необходимые удобства обслуживания пулемета, имеющего приклад, необходимый ему только как ручному варианту, в случае постановки на колесный станок с длинным хоботом. Различные варианты новых прикладов, дополнительных спусковых устройств и рукояток управления огнем усложняли конструкцию пулемета, его эксплуатацию и не давали надежных гарантий по обеспечению необходимой служебной прочности разрабатываемых новых узлов.

Применение треножного станка с двумя задними опорами обеспечивало возможность стрельбы из ручного пулемета с упором приклада в плечо стрелка без внесения каких-либо дополнительных изменений в пулемет, за исключением связанных с его креплением на станке. По станку Единого пулемета в начале 50-х годов взят твердый курс на треножную его схему как единственную по данному типу оружия.

Немецкая практика создания единых пулеметов, применявшихся в годы второй мировой войны (МГ-34, МГ-42), также отражала идею полной унификации: производственную и эксплуатационную. Этот принцип применил Дегтярев при инициативной разработке в 1939 году первого опытного варианта Единого пулемета (ДП-39) с приемником Дубинина-Полякова под металлическую звеньевую ленту и приданием ему треножного станка типа ДС-39.

Расположение ног станка Дегтярева было как у большинства иностранных треног того времени — две ноги впереди и одна сзади. Принципиально новая конструктивная схема отечественного треножного станка, положительно зарекомендовавшая себя на пулемете СГМ, продолжала свою жизнь в новой, более легкой конструкции, разработанной в 50-х годах Е.С. Саможенко к пулемету Г.И. Никитина. Вес станка Саможенко был равен 7,7 кг, но и это не было еще пределом улучшения данной характеристики. Конструктором Л.В. Степановым создан станок весом 4,5 кг к пулемету М.Т. Калашникова.

Отработка пулемета нового типа, единого в ручном и станковом вариантах, в которой участвовали различные авторы и КБ, завершилась к концу 50-х годов. Она производилась по ТТТ ГАУ в конкурсном порядке. Этот процесс явится предметом отдельных исследований, относящихся к пулеметному вооружению.

Одним из отправных моментов для разработки ТТТ на создание новых образцов вооружения в послевоенное время явилась научно-исследовательская работа полигона по «обобщению опыта применения и эксплуатации стрелкового оружия на фронтах Великой Отечественной войны». «Это первый камень в фундамент будущей системы вооружения послевоенного периода», — отмечается в письме начальника полигона И.И. Бульбы заместителю начальника ГАУ КА и председателю Арткома генерал-лейтенанту артиллерии Хохлову В.И.

Для обеспечения лучших условий по конструкторской реализации предъявляемых к новому оружию требований на полигоне по заданию ГАУ проводится целый ряд других широкомасштабных исследований, касающихся решения проблем вооружения будущего. Весьма объемными и трудоемкими были исследования трофейного оружия вражеских армий и оккупированных ими стран в целях определения возможности и целесообразности использования в той или иной степени для вооружения Красной Армии или при конструировании отечественных аналогичных образцов (инв. № 10817 ПР).

Подобные исследования проводились также и по оружию союзных государств, поступающему на вооружение Красной Армии, в порядке оказания ей помощи. По оружию, представлявшему наибольший интерес, производился расширенный объем исследований с определением тактико-технических свойств и выявлением рациональных конструктивных особенностей. «Работа выполнена хорошо, с проявлением высокого профессионализма и исключительной изобретательности исследователей. Она представляет большой интерес как для АК ГАУ, так и для конструкторских бюро НКВ и других организаций по обилию материала и его качеству», — отмечается в заключении Арткома ГАУ по одному из таких исследований, выполненных П.А. Шевчуком в 1943 году. Утверждая это заключение, составленное И.П. Рогавецким, председатель Арткома генерал-лейтенант артиллерии Хохлов В.И. добавил: «С отчетом НИПСВО ознакомить КБ НКВ и других организаций». Это была не единственная такая работа из числа выполненных полигоном.

С большим профессионализмом выполнена серия исследовательских работ по оружию вражеских армий, в частности по пулеметному вооружению — Б.Л. Канелем. Положительные качества исследованного им оружия нашли свое отражение в ТТТ на разработку аналогичных отечественных систем.

Канель и Шевчук в 1943 году выполнили и совместную работу по исследованию американской самозарядной винтовки Гаранда (отчет № 389-43). Канель продолжительное время все «потешался» над Шевчуком, что тот не сразу разгадал секрет разборки этого изделия, заключающийся в спусковой скобе, и пытался применить силовые приемы для отделения затворной рамы с затвором. Наибольший интерес для обоих исследователей этого изделия представляла оригинальная схема поворота затвора при запирании и отпирании ствола, на что было обращено внимание отечественных конструкторов с соответствующими рекомендациями.

В середине 40-х годов самозарядная винтовка Гаранда была переделана в КБ полигона в автоматическую (инв. № 10993 ПР). При испытании на кучность стрельбы она уступала отечественным образцам подобного типа, а также новым автоматам под промежуточный патрон.

Большие обобщения по отечественному конструированию оружия сделал заместитель начальника испытательного отдела подполковник Лыскович. При доставке своей многотомной работы на подпись Н.С. Охотникову ему потребовалось оказание физической помощи.

Выявление и пропаганда лучшего конструкторского опыта по отечественному и зарубежному конструированию оружия занимали весьма важное место в экспериментальной и исследовательской работе оружейного полигона. В процессе перестройки и обновления отечественной системы стрелкового вооружения особое место занимало изучение тенденции его развития в иностранных армиях. Исследования Е.А. Слуцкого этого направления получили высокую оценку УСВ ГАУ и были удостоены премий Министерства обороны, учрежденных в 1945 году за наиболее ценные научные работы в области вооружений.

Результаты этих работ использовались при разработке нового комплекса стрелкового вооружения пехотных подразделений. Введение нового комплекса вооружения с заменой магазинного оружия с ручной перезарядкой автоматическим существенно повысило плотность огня стрелковых подразделений и его эффективность.

Оглавление книги


Генерация: 0,511. Запросов К БД/Cache: 0 / 0