Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

Глава 5 На рубеже двух эпох

закрыть рекламу

1

Истоки оружейной автоматики

Создание первых образцов автоматического оружия различных типов относится еще к периоду разработки магазинных винтовок под унитарный патрон с металлической гильзой в начале 60-х годов XIX века. «Однако потребовалось много времени на усовершенствование этого оружия и на освоение всех тех новых идей, которые были выдвинуты достижениями техники», — отмечает В.Г. Федоров в своей научной работе «Эволюция стрелкового оружия», выпущенной в 1939 году.

Первая идея создания такого оружия, в котором автоматизм его действия обеспечивается за счет использования давления пороховых газов, развиваемого в стволе при выстреле, принадлежит знаменитому английскому металлургу Генриху Бессемеру, который в 1854 году взял патент на заряжаемую с казны пушку, снабженную унитарным патроном; затвор этой пушки открывался после выстрела автоматически — давлением пороховых газов.

В 1862 году его соотечественник Блекли разработал механизм для автоматического открывания и закрывания затвора, положив начало автоматическому перезаряжанию оружия.

Спустя год появляется первый проект автоматически действующего многозарядного ружья со скользящим после выстрела затвором американского конструктора Регула Пилона. Автору изобретения принадлежит первый патент на автоматическую винтовку, взятый еще в 1863 году.

В 1866–1883 годах в области автоматизации пехотных ружей становятся известными работы Реффи, Люце, Плесснера, Крнка, Винчестера и других зарубежных изобретателей, однако ни одно из разработанных к этому времени автоматических ружей не было принято на вооружение.

В 1884 году Х. Максимом было разработано многозарядное автоматическое ружье с подвижным стволом.

Первое практическое применение нашла автоматическая пушка, разработанная Х. Максимом в 1883 году, которая была введена на вооружение в некоторых армиях. Но наибольший успех сопутствовал пулемету под винтовочный патрон, разработанному в это же время тем же автором.

Станковый пулемет, созданный талантливым американским инженером Хирамом Максимом на принципе отдачи ствола с коротким ходом, был первым типом автоматического оружия, к которому во многих странах был проявлен большой технический интерес и который после устранения присущих ему отдельных недостатков получил всеобщее признание и стаи постепенно вводиться на вооружение армий многих государств.

Англия, куда Х. Максим переехал из Америки для продолжения своей работы совместно с известной фирмой Норденфельда, была первым государством, принявшим в конце 90-х годов после 10-летних опытов решение ввести пулеметы Максима во все полевые войска. России понадобился намного больший срок. Первые отзывы об этой системе здесь стали известны в 1885 году.

В 1887 году были начаты ее испытания параллельно с многоствольной картечницей Норденфельда, требующей больших физических сил человека для приведения всего механизма в действие вращением заводной рукоятки. После доработки по замку, разработки специального надульника и введения утолщения на переднем конце ствола система Максима 3-линейного калибра заключением Арткома ГАУ, в отличие от первой оценки, признана как имеющая существенные преимущества перед картечницей Норденфельда. После дополнительной проверки 12 пулеметов вьючного и крепостного типа (на колесных лафетах) в 1901 году в России было сформировано 5 пулеметных рот для службы в полевых условиях: одной при 3-й Восточно-Сибирской стрелковой бригаде и четырех — в Варшавском военном округе.

Небольшое количество пулеметов Максима (15 пулеметных рот по 8 образцов в каждой) в одном из наиболее тяжелых первых вариантов (28,85 кг) на колесных лафетах (175 кг) и треножных станках (20,47 кг) прошло русско-японскую войну 1904–1905 годов.

Всего к концу этой войны, с учетом образцов системы Мадсена, Русская армия насчитывала у себя 374 пулемета, что по количеству превосходило вооружение данного типа японской армии.

В конце XIX века волна конструкторских работ по созданию автоматического оружия захлестнула многие зарубежные государства, имеющие собственные оружейные школы и развитую оружейно-техническую промышленную технологию. За системой Максима следовали пулеметы: Манлихера (1885), Шкода (1893), Браунинга (1895), Норденфельда (1895), Кольта (1897), Бергмана (1897), Гочкиса (1897) и др.

Наибольший размах эти работы получили в начале XX века, в особенности после русско-японской военной кампании, в период, предшествующий первой мировой войне.

Первые достижения в пулеметном деле не остановили творческих поисков изобретателей в области автоматизации работы индивидуального ручного оружия. С этого, собственно, и начаты были все работы в период зарождения данного направления развития оружия пехоты. С попыток создания многозарядного автоматического ружья начинал свою работу и Х. Максим совместно с оружейным изобретателем Кропачеком, и лишь неудачливость первых опытов, несмотря на проявленную в этом высокую конструкторскую активность, заставили Максима перейти к разработке более крупных систем.

Наибольший успех сопутствовал пулеметной автоматике. И не только в конструкторском поиске одного Х. Максима — создателя первого в мире станкового пулемета. Этому способствовали лучшие условия по практической реализации различных оптимально выгодных конструкторских решений. Отсутствовали крайне узкие ограничения в отношении веса оружия по сравнению с автоматической винтовкой. Созданию этого вида оружия повышенное внимание уделяется в конце XIX-начале XX века. В этот период в развитых в техническом отношении государствах европейского Запада и на американском континенте создаются автоматические винтовки, которые подразделяются на самозарядные и самострельные:

— если для производства последующего выстрела требуется сначала отпустить спусковой крючок, а затем снова на него нажать, то такая винтовка называлась самозарядной.

— если же при нажатом спусковом крючке выстрелы следуют один за другим и стрельба продолжается вплоть до израсходования всех патронов магазина или прекращения нажатия на спуск, то такая винтовка называлась самострельной.

В более позднее время при специальном проектировании таких винтовок их называли просто автоматическими, а образцы, в которых автоматизм используется только для перезаряжания оружия — самозарядными. Сейчас же о них идет речь как об автоматическом оружии. Данное направление развития индивидуального оружия давало преимущество в первую очередь в существенном увеличении скорострельности по сравнению с системами, перезаряжаемыми вручную.

Начиная с кремневого гладкоствольного ружья, заряжаемого с дула, до появления 3-линейной магазинной винтовки системы Мосина образца 1891 года скорострельность этого типа оружия увеличилась от 1 до 12 выстрелов в минуту, а с появлением автоматической (самозарядной) винтовки она сразу возросла почти вдвое — до 20–25 выстрелов в минуту. Это создавало возможность увеличения плотности огня пехоты в таких же пределах, независимо от характера боевых действий — оборонительных или наступательных, без увеличения количества стрелков, как это было раньше, что, в свою очередь, способствовало уменьшению людских потерь воюющей армии.

Автоматическое перезаряжание оружия, в отличие от ручного, способствовало сохранению сил стрелка для ведения продолжительного огня, а в системах, построенных на принципе подвижного ствола, было и меньшее ощущение отдачи оружия в результате ее частичного поглощения сжимающимися возвратными пружинами. Считалось, что в самострельном варианте винтовки это должно положительно сказываться и на устойчивости оружия в руках стрелка при скоростной стрельбе.

Возражения в отношении введения автоматических винтовок обосновывались увеличением расхода патронов, сложностью конструкции, затрудняющей производство этого оружия на заводах и усложняющей обучение стрелка. И самое главное — это необходимость более тщательного ухода за оружием, без которого винтовка может давать большое количество задержек. В отношении расхода патронов уместно привести обобщенные данные В.Г. Федорова по двум минувшим войнам, которые вела Россия.

За всю русско-турецкую войну 1877–1878 годов Русской армией было израсходовано всего 16 млн патронов, а за один Ляоянский бой в русско-японской войне их было выпущено 80 млн. Средний расход на одну винтовку в этих войнах составлял соответственно 47 и 880 патронов.

Сложно объяснить причину столь большой разницы в приведенном расходовании патронов и в какой мере это было связано с появлением во второй войне автоматического оружия, но в любом случае увеличение нормы расходования патронов никогда не было основанием для отказа от более совершенного оружия. Мероприятиями, предупреждающими патронный «голод» в этих случаях были: увеличение боекомплекта патронов, хранящегося в запасе, и повышение производительности патронных заводов; правильная организация подвоза патронов, а также конструкторские работы по уменьшению не только веса патронов, но и оружия в целях обеспечения возможности увеличения носимого боекомплекта патронов.

Несомненным был тот факт, что все сложности, могущие возникнуть при эксплуатации автоматической винтовки, в том числе и связанные с увеличением расходования патронов, с избытком окупались выгодами боевого применения такого оружия.

Позднее в связи с появлением легкого оружия более эффективного массового огня (ручных пулеметов), чем его могут обеспечить автоматические винтовки самозарядного типа, и усилением тенденции дальнейшего развития этого оружия замечено некоторое понижение интереса армии к автоматической винтовке, а также временный спад активности в ее конструкторских разработках.

В середине 80-х годов XIX века Хирам Максим, наряду с образцом, имеющим подвижный ствол, проверяет своеобразную схему винтовки, автоматизм работы которой основан на использовании энергии отдачи всего оружия. В прикладе винтовки смонтирован специальный рычаг, упирающийся в плечо стрелка. После каждого выстрела он утапливается внутрь приклада и, взаимодействуя с рычагом затвора, открывает его. Возвращение в исходное положение происходит под действием пружины. Как и при подвижном стволе, опыт не дал положительных результатов.

Кроме системы Максима оружейная история знает и другие опытные образцы автоматических винтовок с подвижным стволом, в том числе и такие (системы Браунинга, Манлихера и др.), в которых ствол при выстреле откатывается назад на величину 8-10 мм вместе со ствольной коробкой и сцепленным с ним затвором, после чего происходит отпирание ствола и возврат его в исходное положение.

У австро-венгерского конструктора Манлихера был вариант винтовки со свободным стволом, двигающимся при выстреле вперед в особом кожухе под действием силы врезания пули в нарезы до полного обнажения гильзы для ее экстрактирования и производства перезаряжания. Винтовка была не полного автоматического действия, взведение курка требовалось делать вручную. Использовать работу газов, отводимых из ствола через боковые отверстия, для автоматического перезаряжания впервые предложили братья Клер во Франции.

В 1886 году в Англии оружейный изобретатель Джозеф Куртис впервые разрабатывает образец автоматической винтовки, построенный на принципе отвода газов.

Десятизарядная автоматическая винтовка мексиканского генерала Мондрагона образца 1908 года с отводом пороховых газов калибра 7 мм была первым образцом, выдержавшим все испытания. Принятие на вооружение в 1907 году не состоялось в связи с затруднениями при постановке ее на производство.

Но все же после доработки в небольших количествах она использовалась в мексиканской армии, а в 1915 году и немецкими авиаторами. Из других образцов положительные результаты получены только по винтовке Винчестера образца 1882 года с неподвижным стволом и с несцепленным затвором (применявшейся первоначально как охотничье ружье), которая после внесения значительных усовершенствований принята для использования в авиации.

Разработка автоматических винтовок, в полной мере удовлетворяющих требованиям армии, в иностранных государствах на рубеже двух веков приняла затяжной характер.

В конце XIX века разработкам автоматической винтовки положено творческое начало и нициативными изобретателями России.

В 1887 году лесничий Владимирской губернии Д.А. Рудницкий обратился в Артиллерийский комитет ГАУ с предложением о переделке 10,67-мм магазинной винтовки системы Бердана образца 1870 года в автоматическую за счет использования силы «пороховой отдачи» оружия.

Были еще проекты Глинского, Голубовского, Валицкого, Двоеглазова, Привалова и других отечественных изобретателей-самородков, но, не найдя государственной поддержки, их работы не получили дальнейшего развития.

Особое значение в вопросе активизации работ по автоматической винтовке имела русско-японская война 1904–1905 годов, и в первую очередь для России, потерпевшей в ней позорное поражение. Еще до начала этой войны в российском генералитете стало утверждаться мнение о необходимости повышения мощности огня пехоты за счет вооружения каждого солдата винтовкой, обладающей более высокой скорострельностью по сравнению с существующим образцом системы Мосина. Практическая реальность такого мнения была подтверждена не только итогами войны, но и всем ходом протекающих в ней боевых действий. В «Сборнике тактических указаний», данных начальниками различных степеней за войну 1904–1905 годов относительно огня в бою, указывается: «Следует стараться засыпать неприятеля градом пуль, чтобы деморализовать его и сделать стрельбу его беспорядочной».

Еще не закончившаяся война выдвинула вопрос о необходимости увеличения «скорости стрельбы», с тем чтобы массой огня подавить противника и получить над ним огневое превосходство. О необходимости «скорой стрельбы» высказывается и Главнокомандующий Маньчжурской армии генерал Куропаткин в своих указаниях начальникам частей: «Мы стреляем даже меньше, чем следует, — говорит он, — поэтому в тех случаях, где подвоз патронов прочно организован и действительность нашего огня несомненна, вместо того чтобы нести потери от ружейного огня противника, надо развить всю силу нашего огня в должной мере». Долго господствовавшее в Русской армии традиционное положение воспитательной направленности «стреляй редко, но метко» в первой своей части уже теряло прежнюю свою силу.

Опыт русско-японской войны поставил перед Россией неотложную задачу по разработке автоматической винтовки, конструктивно разрешающей проблему существенного повышения «скорости стрельбы» оружия пехотинца по сравнению с винтовкой образца 1891 года, имеющей ручное перезаряжание. Это должно было послужить стимулирующим началом технического прогресса в развитии отечественного автоматического оружия.

В 1908 году в России была образована особая комиссия по разработке автоматической винтовки. Необходимо было не только «выработать сам механизм винтовки», но и новый патрон улучшенной баллистики. Считалось, что новый патрон должен быть меньшего калибра по сравнению с 3-линейным (7,62 мм) существующей магазинной винтовки системы С.И. Мосина.

По вопросу уменьшения калибра индивидуального оружия уже имелся некоторый положительный опыт в иностранных армиях. Он заключался не только в баллистике, но и в уменьшении веса патрона, который в суммарном виде для носимого боекомплекта составлял существенную величину. Так, например, 120 патронов, которые имел при себе русский пехотинец, весили столько же, сколько 162 патрона у итальянского (при калибре винтовки 6,5 мм). Итак, уменьшение калибра имело большое значение для увеличения носимого запаса патронов в случае принятия на вооружение Российской армии автоматической винтовки, если считать, что ее вес, в результате усложнения конструкции, не претерпит больших изменений по сравнению с существующей винтовкой образца 1891 года. Уменьшения габаритов нового патрона можно было добиться за счет уменьшения веса порохового заряда и объема зарядной камеры.

Такие перспективы, позволяющие облегчать индивидуальное оружие солдата и повышать его маневренные качества, в отечественной оружейной практике учитывались и в дальнейшем в качестве дополнительного обоснования целесообразности разработки патронов лучшей конструкции, включая и разработки, связанные с необходимостью улучшения баллистики оружия.

К началу работы комиссии в творческом арсенале отечественных изобретателей уже были определены конструкторские заделы. Широкому развертыванию конструкторских работ предшествовали фундаментальные исследования данного вопроса с глубоким изучением уже имеющегося опыта по разработке автоматического оружия.

В 1906 году в оружейном отделе Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (АКГАУ) гвардии капитан Федоров В.Г. закончил свою исследовательскую работу по данному направлению, которая была завершена изданием в 1907 году книги «Автоматическое оружие». Это был первый и пока единственный в России научный труд, содержащий не только описание устройства различных автоматических систем, но и их научную классификацию с обоснованием выбора калибра и основных технических характеристик. На основании результатов проведенных исследований, которые учитывали и опыт русско-японской войны, автор труда В. Г. Федоров утверждал, что «…вопрос об автоматическом оружии окончательно назрел… вопрос этот недалекого будущего».

Уже тогда, в начале XX века, В.Г. Федорову удалось из разрозненных фактов внедрения в различных армиях нового в то время автоматического оружия, на основе пока еще небольшого опыта боевого использования сделать весьма важный вывод о его большой будущности. «Книга „Автоматическое оружие“, — отмечал впоследствии академик А. А. Благонравов, — критически освещала состояние нового в то время вооружения и перспективы его развития. Она послужила организующим началом для изобретателей-оружейников в разработке отечественных автоматических систем».

Над созданием отечественной автоматической винтовки думали и разрабатывали свои проекты многие русские изобретатели еще до начала русско-японской войны (Глинский, Двоеглазов, Коновалов и другие). Затем начали создавать свои образцы Я.У. Рощепей и Ф.В. Токарев. Включился в эту работу и автор книги «Автоматическое оружие» В.Г. Федоров.

Оглавление книги


Генерация: 0.116. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз