Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

Глава 8 Первые автоматы под новый патрон (образца 1943 года)

закрыть рекламу

Глава 8

Первые автоматы под новый патрон (образца 1943 года)

С принятием на вооружение Красной Армии 7,62-мм патрона образца 1943 года, имеющего промежуточную баллистику между штатными винтовочным и пистолетным, появилась возможность создания автоматического оружия типа автомата, способного поражать живые цели противника на ближних и средних дальностях и заменить, таким образом, как пистолет-пулемет, так и автоматическую винтовку.

В начале 40-х годов, спустя 20 лет после снятия с производства автомата Федорова калибра 6,5 мм, отечественные конструкторы по заданию ГАУ делают первую попытку возродить идею Федорова по созданию оружия данного типа, но под автоматный патрон винтовочного калибра.

На первые полигонные испытания согласно объявленному конкурсу в апреле 1944 года (см. ч. I гл. 1) как автоматы были представлены образцы Дегтярева, Симонова, Токарева, Коровина, Судаева и Кузьмищева. Действие автоматики всех этих систем было основано на принципе отвода пороховых газов через отверстие в стенке неподвижного ствола с прямолинейным движением поршня. К основным их конструктивным особенностям относятся:

1. Автомат Дегтярева с дисковым магазином на 50 патронов сделан по типу пулемета ДП, но возвратно-боевая пружина находится в прикладе, боевые упоры разводятся стойкой рамы. Переводчик отсутствует.

2. Автомат Дегтярева с секторным магазином имеет запирание перекосом затвора вверх. Ударный механизм ударникового типа. Имеется переводчик на одиночный огонь. Предохранитель запирает спусковой крючок. Возвратно-боевая пружина находится в прикладе. Газовая система, магазин — снизу. Отражение гильз происходит вверх.

3. Автомат Дегтярева с ленточным питанием отличается от первого образца с дисковым магазином только системой питания. Лента металлическая шарнирная под прямую подачу патрона емкостью на 100 и более патронов. Патронная коробка приставная прямоугольной формы.

4. Автомат Симонова с металлическим откидным прикладом — по типу ручного пулемета РПС-6, проходившего конкурсные испытания на полигоне в 1942 году.

5. Автомат Симонова с курковым ударным механизмом отличается от предыдущего устройством ударно-спускового механизма (по типу ПТРС, но с переводчиком на одиночный огонь) и типом приклада (деревянный).

6. Автомат Коровина с кольцевой газовой каморой и кольцевым поршнем, охватывающим ствол. Запирание ствола перекосом затвора вниз. Ударно-спусковой механизм ударникового типа без переводчика на одиночный огонь. Предохранитель запирает спусковой крючок. Возвратно-боевая пружина в прикладе. Магазин секторный, присоединяющийся снизу. Защелка магазина блокируется при нажатии на спусковой крючок. Отражение гильз происходит вверх.

7. Автомат Токарева по типу автоматической винтовки АВТ-40 с незначительным изменением ударно-спускового механизма и дополнением сошек и пистолетной рукоятки.

8. Автоматы Судаева с ударниковым и курковым ударными механизмами. В остальном оба автомата имеют полное конструктивное сходство. Запирание ствола производится перекосом затвора вниз. Спусковой механизм — с перемещающимся шепталом, чем достигается одиночный огонь без специального переводчика. Предохранитель запирает шептало, имеет блокировку от заклинивания подвижной системы. Возвратно-боевая (возвратная) пружина находится в ствольной коробке. Магазин секторный на 30 и 35 патронов, присоединяется снизу. Отражение гильз происходит вправо вверх. Приклад и затыльник ствольной коробки допускают осмотр и чистку канала ствола со стороны казенной части.

Размещение газоотводной и подвижной системы — в верхней части ствола и ствольной коробки. Ствольная коробка фрезерованная, сверху открыта и имеет направляющие под продольные широкие вырезы затворной рамы, внутри — выступы на всю длину с горизонтальными плоскими направляющими для затвора. Крышка шарнирно соединена с коробкой, сзади фиксируется цилиндрическим отростком подвижного основания возвратного механизма, поджимаемого пружиной, что является вторым функциональным назначением этой детали. Имеется рычажная заслонка пластинчатого типа, закрывающая щель в крышке под рукоятку перезаряжания.

9. Автомат Кузьмищева имеет запирание ствола при помощи качающейся серьги, шарнирно соединенной с затвором, а через промежуточную деталь — и с затворной рамой. Ударно-спусковой механизм ударникового типа с переводчиком на одиночный огонь. Предохранитель запирает шептало, имеется блокировка от заклинивания подвижной системы. Возвратно-боевая пружина размещена в штоке затворной рамы и при разборке извлекается вместе со штоком. Магазин секторный, присоединяется снизу. Отражение гильз происходит вправо. Емкость секторных магазинов всех автоматов — в пределах 30–50 патронов.

Все автоматы снабжены сошками, неотъемно крепящимися на конце ствола, и отъемными штыками. Сравнительно большая длина ствола (500 мм) и всего оружия, наличие сошек, а также большой вес (в пределах 5,2–6,9 кг) приближали представленные автоматы по своим характеристикам и внешнему виду больше к ручному пулемету, чем к пистолету-пулемету. В наибольшей степени это относилось к образцам Дегтярева с ленточным питанием и с дисковым магазином, Симонова — с металлическим откидным прикладом и системе Коровина. В меньшей степени — к образцу Судаева, имеющему наименьший вес (5,2 кг), меньшую длину и лучшие перспективные возможности по дальнейшей доработке.

Наиболее тяжелыми были образцы Коровина (6,9 кг) и Дегтярева с дисковым магазином (6,8 кг). Общая длина автомата в ТТТ ГАУ была задана в пределах 900-1000 мм. Этому требованию удовлетворил только один из образцов Судаева, другие системы имели длину до 1245 мм. По общему весу близкими к предъявленным требованиям (5,0 кг) наряду с автоматом Судаева были образцы Токарева и Кузьмищева (5,2 и 5,4 кг).

Комиссии А.Я. Башмарина пришлось произвести разборку представленных образцов по типам оружия. Образцы Дегтярева с лентой и дисковым магазином, Симонова и Коровина сразу были отнесены к разряду ручных пулеметов, еще до начала испытаний. Но и те образцы, которые продолжали называться автоматами, в том числе и конструкции Судаева, по весовым характеристикам и габаритным размерам значительно уступали состоящим на вооружении пистолетам-пулеметам, что делало их менее удобным и менее «поворотливым» оружием при ведении огня в различных условиях боя. По отдельным образцам добавлялись еще другие специфические конструктивные особенности, которые дополнительно снижали маневренные качества этого нового типа оружия.

При испытаниях лучшие результаты по кучности стрельбы и боевой скорострельности показали образцы Дегтярева с дисковым магазином и ленточным питанием, удовлетворив заданным требованиям (ТТТ).

По безотказности работы автоматики ни один из образцов не удовлетворил ТТТ — количество отказов в работе (задержек) при нормальных условиях эксплуатации находилось в пределах 0,71-1.05 %. Допускалось не более 0,3 %. Наименьшее количество задержек у образца Коровина, наибольшее — у образца Дегтярева с ленточным питанием. За исключением образца Дегтярева с дисковым магазином, автоматы не выдержали предусмотренного программой полного объема испытаний по причине либо низкой живучести деталей, либо плохой надежности работы.

Испытания двух образцов Дегтярева — с секторньм магазином и с ленточным питанием и образца Симонова с металлическим прикладом были доведены до конца, получив трещины на основных деталях.

Не выявив победителей конкурса, комиссия А.Я. Башмарина образцы с лучшими конструктивными особенностями и результатами испытаний рекомендовала на дальнейшую доработку: конструкции Судаева обоих вариантов и Дегтярева с секторным магазином — как автоматы, а образцы Дегтярева с ленточным питанием, Симонова с металлическим прикладом и Коровина — как ручные пулеметы. Срок доработки, отпущенный комиссией, был крайне ограниченным — 1 месяц. Представить образцы на повторные испытания было назначено на 1 июля. Доработке должен быть подвергнут и патрон, с его размерами необходимо было увязать и размеры патронников оружия с учетом унифицированных требований по основному зазору узла запирания, контролируемому специальным калибром.

На повторные испытания, проводившиеся в июле-августе, кроме доработанных образцов Дегтярева, Симонова, Судаева, Кузьмищева были представлены две новые системы — автоматы Шпагина и Булкина, начинавшего свою конструкторскую деятельность на полигоне в КБ В.Ф. Кузьмищева.

Учитывая положительный опыт по созданию пистолета-пулемета на принципе отдачи свободного затвора, Г. С. Шпагин сделал попытку применить такую же схему и при разработке образца под более мощный патрон. Это было главным отличием его конструкции от других систем, построенных на принципе отвода газов с жестким запиранием ствола. Вес автомата 5,5 кг, длина образца 1110 мм. Увеличенный не только по общей массе, но и по размерам затвор не вмещался в обычных внутренних габаритах ствольной коробки, в связи с чем в передней части (впереди чашечки) он имел два плоских массивных выступа — две щеки, охватывающих ствол в конце наката. Вес затвора 1,2 кг, что в два раза выше веса затвора пистолета-пулемета одноименной конструкции.

Главной конструктивной особенностью автомата Булкина, представляющей несомненный интерес, была впервые появившаяся в данном типе оружия схема запирания ствола поворотом затвора посредством трех коротких боевых выступов, заходящих за боевые уступы ствольной муфты. Поворот затвора осуществляется взаимодействием подвижной гладкой поперечной оси затворной рамы со скосами стенок трубчатой части затвора. Фиксация затвора относительно рамы в процессе отката и наката частей производится специальным фиксатором (стопором). Расфиксация происходит в переднем положении рамы, после того как фиксатор станет против выреза в правой стенке ствольной коробки, а зуб фиксатора выйдет из продольного паза затвора. Затворная рама, воздействуя поперечной осью на скосы затвора, осуществляет его поворот и запирание ствола.

В образце Булкина, наряду с системой Судаева, обеспечено наиболее выгодное по сравнению с другими образцами конкурса соотношение весов рамы и затвора с точки зрения обеспечения стабильного нарастания скорости отката частей. Вес затворной рамы в этом образце 510 г, затвора — 195 г. Наряду с этим в нем сложная схема отражения гильз. Отражатель рычажного типа, качающийся на оси ствольной коробки. На заднее плечо рычага воздействует затворная рама, переднее плечо воздействует с боку на корпус гильзы, производя ее выброс из ствольной коробки. Рукоятка перезаряжания неподвижного типа размещена с левой стороны в пазах прилива газовой трубки. Фрезерованная ствольная коробка и затыльник соединены сухарным способом, фиксация затыльника в нижнем положении — с помощью упора возвратно-боевой пружины. Это также пример многофункционального использования деталей.

Крепление ствола в ствольной коробке — с помощью промежуточной детали — муфты. Размещение газоотводной и подвижной системы — в верхней части ствола и ствольной коробки. Магазин присоединяется сверху, в связи с чем прицельное устройство смещено в сторону. Вес автомата с неснаряженным магазином 6,03 кг, длина 1150 мм.

По основным техническим характеристикам и результатам испытаний наиболее полно удовлетворил предъявляемым требованиям автомат Судаева. Он — единственный автомат, удовлетворивший ТТТ по надежности работы. Ближе других образцов по этой характеристике был к нему автомат Шпагина. По кучности стрельбы лучшие результаты получены на автоматах Судаева и Булкина, пулеметах Дегтярева и Симонова с деревянным прикладом; по живучести деталей — на пулемете Дегтярева. Автоматы Дегтярева и Булкина не были испытаны на живучесть в полном объеме в связи с поломками многих деталей. Частые задержки в работе автомата Дегтярева по причине загрязнения газовых путей были второй причиной прекращения его испытаний. Рано были остановлены испытания автомата Кузьмищева в связи с преждевременной поломкой рамы и затвора.

Нагретые до 60 градусов по Цельсию патроны оказались самым трудным условием испытания для автомата Шпагина в связи с увеличенным влиянием быстрого нарастания максимального давления в стволе на скорости отката свободного затвора. После 315 выстрелов ствольная коробка получила трещину в опасном сечении, и образец был снят с испытаний. Но и без нагрева патронов эта система отличалась большой нестабильностью работы по скоростям отката затвора и темпу стрельбы. Сильные и нестабильные удары затвора отрицательно влияли не только на живучесть, но и на устойчивость системы при стрельбе очередями.

Попытка Шпагина создать автомат, используя принцип свободного затвора, не увенчалась успехом. Положительный опыт войсковой эксплуатации ППШ-41 не получил подтверждения на аналогичной по схеме автоматики системе под более мощный патрон. Новый патрон хотя и назывался «промежуточным», но все же по мощности он был ближе к винтовочному, чем к пистолетному. По среднему максимальному давлению, которое было ниже всего лишь на 100 кгс/см, автоматный патрон мало отличался от винтовочного.

Это предъявляло и соответствующие требования к новому оружию по прочности узла запирания. Дальнейшие работы по системе Шпагина были прекращены.

Выпал из рассмотрения конкурсной комиссии при отборе лучшего образца и преждевременно оставивший соревнования автомат системы Булкина, вышедший из строя в связи с поломками деталей. Да и трудно было автору этой системы, как любому конструктору, рассчитывать на большой успех при первом же заходе на полигонные испытания. Но пристальное внимание комиссии было обращено на встречавшуюся уже на конкурсе 1942 года в ручном пулемете этого же автора, а также в образцах его «соперников» Савина и Бойдало (инв. № 11007 ПР) весьма рациональную схему короткого узла запирания поворотом затвора, представляющую большой интерес не только как средство борьбы с поперечными разрывами гильз, но и как путь к разгрузке ствольной коробки с переводом ее на изготовление штамповкой из лиртового металла вместо фрезерования. Это нашло отражение в дальнейшей работе автора данной конструкции по усовершенствованию своей системы.

При дальнейших отечественных разработках новых образцов оружия, в том числе и под патрон образца 1943 года, поворот затвора стал самым распространенным принципом запирания с большим разнообразием его конструктивных схем.

По результатам заключительных полигонных испытаний комиссией А.Я. Башмарина сделано заключение:

1. Автомат Судаева, как обеспечивающий вполне надежную работу автоматики в нормальных и различных условиях эксплуатации, а также живучесть деталей в пределах ТТТ, подвергнуть широким войсковым испытаниям, изготовив для этой цели серию автоматов.

2. Ручной пулемет Дегтярева с ленточным питанием обладает рядом положительных качеств и является лучшим образцом данного типа, но не обеспечивает достаточно надежной работы автоматики в нормальных и различных условиях эксплуатации, а поэтому для окончательного решения вопроса о допуске на войсковые испытания образец подлежит предварительной доработке в соответствии с выводами акта комиссии. Доработку произвести к 20 сентября 1944 года и представить на полигонные испытания два образца.

В декабре 1944 года на полигонные испытания был представлен автомат Токарева, доработанный по замечаниям комиссии первого тура конкурсных испытаний. Испытаний не выдержал. Не удовлетворил ТТТ по безотказности работы и живучести деталей, уступал другим образцам по кучности стрельбы и технологичности.

Автомат Судаева после незначительной конструктивной доработки в 1945 году был поставлен на серийное производство в целях организации широкой войсковой проверки. Изготовление первых образцов войсковой серии на одном из заводов Наркомата вооружения по качественному уровню было весьма неудачным. Серийные автоматы полигонных испытаний не выдержали из-за низкой живучести деталей, главным образом затвора, изготовленного из менее качественной стали по сравнению с первым опытным образцом. Ненадежная работа магазинов также была связана с качеством их изготовления. В ходе исправления серии была восстановлена прежняя марка стали по затвору (25ХНВА) с параллельным введением в него упрочняющих изменений. Конструктивно упрочнен выбрасыватель. В отчете по дополнительным испытаниям серийных автоматов в мае 1945 года отмечено, что повышение количества полученных задержек было связано с недостаточно тщательной отладкой автоматов на заводе (инв. № 12025 ПР).

Отправка автоматов изготовленной серии на войсковые испытания, по мнению полигона, была возможна при соблюдении следующих условий:

— изготовление затворов из предусмотренной конструктором марки стали;

— комплектация автоматов магазинами, не имеющими отступлений от требований чертежа.

Войсковые испытания, проведенные в ряде военных округов, показали, что по мощности огня автомат Судаева (АС-44) вполне отвечает требованиям войск, однако по своим маневренным качествам намного уступает штатным пистолетам-пулеметам.

Удовлетворял АС-44 предъявляемым требованиям и по кучности стрельбы очередями с сошек, так как не уступал ручному пулемету ДП на средних дальностях стрельбы, как это предусматривалось ТТТ, но не удовлетворял этим же требованиям при одиночном огне, так как уступал в данном случае винтовке образца 1891/30 годов с лучшими баллистическими свойствами патрона. В аналогичном случае и по той же причине уступал по кучности с увеличением дальности стрельбы и пистолет-пулемет приходящему ему на смену автомату с лучшей баллистикой патрона.

Автомат, созданный под патрон существенно мощнее пистолетного, обуславливающий и заметно большую отдачу оружия, по своей динамической устойчивости, а следовательно, и кучности боя, естественно, должен был уступать пистолету-пулемету на малых дальностях стрельбы очередями, но при этом им обеспечивалось более чем в два раза увеличение дальности эффективной стрельбы по живым целям. Последнее являлось не только главным достоинством, но и главным преимуществом автомата под патрон образца 1943 года перед состоявшими на вооружении пистолетами-пулеметами всех видов.

Поскольку на войсковых испытаниях рассматривался вопрос о возможности замены в системе вооружения армии пистолетов-пулеметов автоматом под новый патрон, вполне естественным было желание войск объединить в одной системе увеличенную дальность эффективной стрельбы нового образца оружия и высокие маневренные качества пистолета-пулемета, что нашло отражение в актах войсковых комиссий. «Автомат под патрон образца 1943 года может занять соответствующее ему место в системе стрелкового вооружения армии и заменить штатные пистолеты-пулеметы (ППД-40, ППШ-41, ППС-43) при условии, что он не будет значительно уступать им по маневренным качествам и кучности автоматической стрельбы», — говорилось в заключении одной из комиссий по войсковым испытаниям.

То, что выполнение этих требований представляло собою весьма сложную проблему и не в полной мере отвечало реальным возможностям, подтвердили дальнейшие конструкторские и поисковые исследовательские работы не только по системе Судаева.

Войсковые комиссии рекомендовали отказаться от сошек и штыка, уменьшить вес и габариты АС-44, а также улучшить некоторые его эксплуатационные качества.

В 1945 г., по получении первых отзывов из войск, Судаев переконструировал некоторые узлы своего автомата, упразднив при этом штык и сошки, добившись снижения веса системы с 5,2 до 4,8 кг, оставив на прежнем уровне длину ствола — 500 мм. Осталась практически неизменной и длина автомата.

По результатам полигонных испытаний в октябре 1945 года доработанный АС-44 по маневренным качествам по-прежнему уступает состоявшим на вооружении пистолетам-пулеметам, показывая при этом худшую кучность на ближних дальностях стрельбы. В 1945 году решить проблему повышения маневренных качеств автомата до уровня требований войск за счет дополнительного снижения веса хотя бы до 4,5 кг и уменьшения длины оружия (без укорочения ствола) не представлялось возможным.

Возможность укорочения ствола была установлена несколько позже, сначала по результатам исследований серийных АС-44, а затем и других систем. Пути же повышения устойчивости такого оружия при автоматической стрельбе из различных неустойчивых положений (лежа с руки, с колена, стоя и т. п.), характерных при реальном боевом его использовании без применения упоров, продолжали оставаться неясными. В связи с этим в 1945 году ГАУ приняло решение организовать в конкурсном порядке разработку новых автоматов, более полно учитывающих требования и пожелания войск, выраженные комиссиями по войсковым испытаниям АС-44.

Одновременно с этим Главным управлением на своем полигоне в порядке оказания помощи оружейным конструкторам была организована поисковая научная исследовательская работа по изучению возможностей и изысканию путей улучшения кучности боя автомата с проведением целого ряда самостоятельных научно-технических исследований.

Согласно новым ТТТ, разработанным УСВ, «автомат должен являться индивидуальным оружием, предназначенным для вооружения автоматчиков в стрелковых подразделениях, в специальных командах всех родов войск взамен состоящих на вооружении ПП-41 и ПП-43… Автомат предназначается главным образом для поражения живых целей на дальностях стрельбы до 500 м, прицельная дальность стрельбы — 800 м».

В целях повышения маневренных качеств автомата новые ТТТ предусматривали отказ от сошек и штыка с обеспечением возможностей прицельной стрельбы из различных положений с применением и без применения упоров. Предельный вес оружия — не более 4,5 кг. В новых ТТТ более резко выражены основные свойства автомата, которыми должен обладать новый образец, главными из которых являются высокая маневренность и гибкость огня. Конкретизированы и требования по кучности боя. Для дальности 100 м максимальный радиус рассеивания пуль при одиночном огне 15 см; радиус круга, вмещающего 50 % пробоин — 6 см. При автоматическом огне — соответственно 35 и 14 см при стрельбе лежа с упора и 70–28 см — при стрельбе лежа с руки. Для положения лежа с руки характеристики рассеивания были назначены исходя из фактических их значений, получаемых на ППШ-41.

Ни одному из указанных критериев кучности автоматы первых конкурсных испытаний 1944 года при стрельбе с сошек не удовлетворяли, но ближе всех к этим требованиям был автомат Судаева АС-44 (арх. № 1259-47).

В результате полигонных исследований, проведенных на серийных автоматах Судаева в 1946 году (других конструкций автоматов на полигоне в это время еще не было), установлено, что прямой приклад, дающий уменьшение плеча отдачи и имеющий широкое распространение в зарубежных схемах оружия, не дает радикального изменения кучности в сторону улучшения.

Попытка улучшать кучность за счет спрямления приклада была и по пистолету-пулемету Шпагина в 1941 году. Кафедрой стрелкового вооружения Артакадемии был изготовлен приклад к ППШ-41 с плечом отдачи (вертикальное расстояние от оси канала ствола до середины плечевого упора), близким к нулю. Опытная проверка на НИПСВО положительных результатов не показала (арх. № 1259).

Но опыты со спрямлением приклада отечественными конструкторами продолжались и в дальнейшем.

Дульные тормозы-компенсаторы, даже с наиболее удачным подбором своих параметров, также не решали в достаточной мере проблемы кучности боя автомата. Конструктор полигона Н. В. Рукавишников при разработке им автомата под патрон образца 1943 года проверил около 24 видов дульных устройств, в результате чего пришел к выводу, что «дульные тормозы-компенсаторы в отдельных случаях могут обеспечивать улучшение кучности боя, однако не позволяют получить значения ее характеристик в пределах ТТТ».

Автор специальной научно-исследовательской работы, проведенной полигоном в том же 1946 году (НИР-4), И.И. Длугий, исследуя различные типы компенсаторов, включая и зарубежные образцы (Томпсона, Рейзинга, Суоми и др.), все же пришел к выводу, что компенсаторы, удачно сконструированные, значительно повышают кучность боя индивидуального автоматического оружия не только при автоматическом, но и при одиночном огне. Наивыгоднейшего же решения, могущего быть примененным в практике конструирования новых автоматов, автором НИР-4 — не предложено. Однако выводы, сделанные по результатам проведенного им исследования, нашли свое подтверждение в конструкторских разработках 60-х годов.

Курковые ударно-спусковые механизмы показали преимущество по кучности стрельбы при одиночном огне, но увеличивали рассеивание пуль при автоматическом из-за большого отклонения траекторий пуль автоматических выстрелов от первых прицельных с образованием явно выраженного двоецентрия рассеивания. При автоматическом огне преимущество имеет стрельба с заднего шептала, но при этом ухудшается кучность одиночного огня и надежность работы оружия в утяжеленных условиях.

Положительные результаты получены с последовательным укорочением ствола, проведенным на автомате Судаева и карабине Симонова (инв. № 10876ПР). Установлена возможность укорочения ствола автомата на 100–125 мм с сохранением необходимого убойного действия пули без ущерба для кучности стрельбы. Замечена даже тенденция некоторого улучшения кучности с укорочением ствола с 500 до 375 мм. Высказано предположение, что это связано с изменившимися условиями вибрации укороченного ствола при выстреле. Выводы по данной работе были использованы при разработке новых конструкций автоматов. Укорочение ствола одновременно позволяло уменьшить и вес оружия примерно на 200–250 г.

Василий Алексеевич Дегтярев с большим вниманием и чувством личного одобрения, которого не скрывал и от своих «соперников» по конкурсу, относился ко всему полезному новому, с чем встретился на первых конкурсных испытаниях автоматов. Доработка его пулемета с лентой также приняла затяжной характер, но она не привела к организации нового конкурса по разработке нового образца. В автомате как новом типе оружия решались более сложные проблемы, требовавшие широкого привлечения конструкторских сил.

На полигоне производились последние выстрелы практически последнего для Дегтярева конкурса. Следуя вместе с Симоновым к беседке, что возле павильона, куда всех гостей и участников испытаний пригласили для фотографирования, Василий Алексеевич, вспомнив, видимо, свою конструкторскую молодость в оружейных мастерских Офицерской стрелковой школы Ораниенбаума и созданное там первое свое детище — автоматический карабин, как бы продолжая недавний разговор с Сергеем Гавриловичем у автомата, к которому он приковал свое внимание, заметил: «Эстафету у нас принимают талантливые молодые. Им принадлежит интересное будущее». «Это верно», — ответил на это ему Симонов, и также задумался о чем-то своем. Но Василий Алексеевич не мог знать, и даже подумать, что это «интересное будущее» у А.И. Судаева волею рока будет измерено ровно двумя годами и он не успеет довести свое новое дело до конца, воплотив в законченную реальность все свои творческие замыслы.

Всего на три года пережил В.А. Дегтярев молодого конструктора, к творчеству которого он проявил большой интерес. Его не стало 16 января 1949 года — в год принятия очередной его системы (РПД) на вооружение Советской Армии.

Пытаясь не отставать от требований времени, В.А. Дегтярев в инициативном порядке в 1947 году представил на полигонные испытания пулемет под винтовочный патрон, совмещающий в себе функции ручного и станкового, с применением ставшей уже модной в конструкторском мире схемы запирания поворотом затвора и прямой подачи патрона из металлической звеньевой ленты. Эта система имела и некоторые другие положительные конструктивные особенности, но ее отработка не была доведена до конца в связи с тем, что в «верхах» не был еще определен тип станка к такому пулемету, не отработан и способ его эксплуатационного использования.

Конструкторский подвиг В.А. Дегтярева, создавшего целое семейство образцов оружия различных типов, которое успешно выдержало суровые испытания Великой Отечественной войны, по результативности сделанной работы многие десятилетия служит примером для подражания конструкторам-оружейникам новых поколений.

Доработку пулемета РПД в период его освоения в массовом производстве продолжали воспитанники и активные помощники выдающегося конструктора Е.К. Александров, В.В. Дегтярев (сын), В.Н. Иванов, П.Е. Иванов.

Около 10 лет состоял на вооружении пулемет РПД. По сравнению с другими недолговечными на армейском поприще образцами (ДС-39, СВТ-40) это немалый срок. Затем он уступил место новой системе, по конструктивной схеме унифицированной с автоматом, длительное время находившимся на вооружении вместе с пулеметом РПД.

Фотограф полигона Н. Нацун сделал два снимка. На одном из них — участники испытаний вместе со всеми приезжими представителями. На втором, получившем широкое распространение в различных печатных изданиях, — только «гости» вместе с руководством полигона. В первом конструкторском ряду отсутствует Ф.В. Токарев, который не успел доработать свой автомат к назначенному сроку и в повторных испытаниях вместе со всеми не участвовал. Недостает на этом снимке незримо присутствующего здесь «сержанта из механической» — М.Т. Калашникова, по итогам уже второго конкурса получившего как бы эстафету от А.И. Судаева и ставшего его преемником по созданию автомата для принятия на вооружение.

Используя положительный опыт американского конструктора Гаранда, он заканчивал в это время разработку самозарядного карабина под промежуточный патрон с оригинальной схемой поворота затвора и, естественно, опоздал на конкурсные испытания. Этот карабин в дальнейшем послужил базовой основой для разработки автомата, подобно тому, как автоматический карабин Дегтярева, созданный в годы первой мировой войны и тоже на полигоне, явился базовой основой для разработки ручного пулемета ДП уже в советское время, а затем и целого семейства автоматического оружия системы Дегтярева по той же схеме автоматики.

А.И. Судаев ввиду тяжелой болезни в новом конкурсе не участвовал. Его не стало в августе 1946 г. Но прогрессивно-новаторские идеи этого конструктора, его творческие находки получили свое практическое воплощение в других системах, обретя как бы вторую жизнь. Нельзя отрицать и того факта, что творческий поиск, новаторские устремления и опыт первопроходца, а также его конструкторское наследие оказали прямое влияние на успехи в работе других конструкторов КБ полигона, разрабатывающих технические проекты автоматов по новым, более жестким требованиям.

Не случайно три лучших его проекта по результатам рассмотрения и оценки в ГАУ принадлежали конструкторам КБ полигона: Н.В. Рукавишникову, М.Т. Калашникову и К.А. Барышеву.

Перспективные по конструкторской новизне образцы автоматов разработали А.А. Дементьев на Ковровском заводе и А.А. Булкин в Тульском КБ.

А.А. Булкин повторил схему узла запирания своего образца, представлявшегося на первый конкурс, одновременно реализовав возможности изготовления разгруженной ствольной коробки методом штамповки из листового металла.

Оригинальную конструкцию короткого автомата создал тульский конструктор Г.А. Коробов. Наряду с другими образцами он был представлен на конкурсные испытания.

Заслуживала также внимания конструкция, созданная в Коврове Г.Ф. Кубиновым и В.В. Дегтяревым, с поворотом затвора при запирании штоком через спиральный паз на затворе. Этот образец не дошел до полигонных испытаний из-за неотработанности системы по живучести деталей.

Изготовление первых образцов автомата Калашникова (АК-46), а также доработка этой системы на этапе прохождения конкурсных полигонных испытаний осуществлялись на Ковровском заводе с привлечением опытных специалистов отдела главного конструктора и других служб этого предприятия.

Автоматы Рукавишникова изготовлялись в механической мастерской полигона, а автомат Барышева в металле не реализовывался в связи с занятостью конструктора разработкой самозарядного пистолета, тоже по конкурсу.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.174. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз