Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

Глава 9 Второй конкурс

1. Первые испытания

По новым Тактико-техническим требованиям ГАУ 1945 года разработали, изготовили и представили на конкурсные полигонные испытания свои автоматы конструкторы: Н.В. Рукавишников, М.Т. Калашников, А.А. Булкин, А.А. Дементьев и Г.А. Коробов. Их испытания были проведены в период с 30.06. по 12.08.1947 года комиссией под председательством Н.С. Охотникова согласно заданию АК ГАУ от 27.06.1947 года и письму УСВ от 24.06.1947 года с программными указаниями, разработанными И.Я. Литичевским. Параллельно с опытными образцами по отдельным вопросам были предусмотрены также сравнительные испытания автомата Судаева АС-44, пистолета-пулемета Шпагина ППШ-41 и немецкого автомата МП-44 (инв.№ 10941 ПР).

Все представленные автоматы, за исключением образца Коробова, имели запирание ствола поворотом затвора вокруг продольной оси на два коротких боевых выступа в головной части. В образце Коробова запирание производилось перекосом затвора в вертикальной плоскости. По кинематической схеме поворота затвора автоматы отличались друг от друга.

Автоматы Калашникова, Дементьева и Булкина имели размещение газоотводной системы в верхней части ствола, по типу автомата Судаева. У образцов Рукавишникова и Коробова газоотводная система размещалась в нижней части ствола. Регулировка поступления газов на подвижную систему отсутствовала у всех образцов.

Крепление стволов резьбовое — в специальном вкладыше или непосредственно в ствольной коробке (фрезерованный вариант коробки Калашникова). Ствольные коробки у всех систем, как не несущие нагрузки выстрела, за исключением одного образца Калашникова, изготовлены штамповкой из тонкой листовой стали. У образца Коробова удар по бойку наносит затворная рама при спуске с заднего шептала. У остальных систем ударные механизмы куркового типа.

Питание патронами у всех автоматов производится из однотипного коробчатого магазина емкостью 30 патронов.

Дополнительно были отмечены следующие конструктивные особенности автоматов.

А. Автомат Калашникова (АК-46).

Штампованная ствольная коробка — по типу пистолетов-пулеметов Судаева и Безручко-Высоцкого. Снизу она имеет окно для постановки подвижной системы, которое в собранном изделии закрывается спусковой коробкой со штыревым креплением в двух точках. Подвижная система автомата оформлена по типу карабина одноименной конструкции. Она состоит из затвора и стебля затвора, выполняющего функцию затворной рамы. Кинематическая связь газового поршня со стеблем затвора осуществляется через толкатель с пружиной, представляющий с поршнем одну деталь. Раздельные шток с поршнем и стебель затвора обеспечили возможность заряжания системы из патронной обоймы без отделения магазина, что предусмотрено ТТТ. В варианте штампованной коробки стебель затвора, двумя парами коротких направляющих выступов (типа затвора ручного пулемета «ЛАД»), и затвор, боевыми выступами, посажены на направляющие плоскости отбортовок спусковой коробки. Ствольная коробка как таковая в данном случае не является несущей деталью, а обеспечивает только направление подвижной системы.

Поворот затвора при запирании и отпирании осуществляется скосами фигурного выема стебля затвора, взаимодействующего с ромбовидным выступом головки затвора по схеме американской винтовки (карабина) Гаранда.

Фрезерованная ствольная коробка у второго автомата открытого типа с короткой крышкой, не полностью закрывающей сверху подвижную систему. Направляющие выступы стебля затвора в ней через вертикальные прорези заведены в продольные направляющие внутренней полости коробки по схеме карабина одноименной конструкции.

Курок в данной системе наносит удар по бойку через промежуточную деталь — ударник, свободно перемещающийся в канале стебля затвора. Возвратная пружина размещена внутри ствольной коробки: в штампованном варианте коробки две пружины собраны на двух телескопических стержнях, задний стержень закреплен на пластинчатой пятке с прокладкой из мягкого материала для смягчения ударов подвижной системы; во фрезерованной коробке одна пружина уменьшенного диаметра, но большой длины. Выступ подвижного основания направляющего стержня пружины служит фиксатором крышки коробки (по типу автомата АС-44). Боевая пружина винтовая цилиндрическая. Спусковой механизм неразборный — развальцованы оси. Разобщитель служит одновременно автоспуском и отражателем гильз. Переводчик огня — флажкового типа с эксцентриком, изменяющим положение шептала при повороте флажка.

Предохранитель оформлен отдельной деталью, его флажок расположен рядом с флажком переводчика огня с левой стороны. Рукоятка перезаряжания у образца со штампованной ствольной коробкой неподвижная при стрельбе, с фрезерованной коробкой — подвижная. В обоих случаях рукоятки на левой стороне оружия.

Из описания конструкции данной системы видно, что ее автор склонен к многовариантности конструкторских решений, которые он представил на «суд» полигона.

Б. Автомат Булкина (АБ-46).

Реализуя преимущество разгруженной ствольной коробки, изготовляя ее штамповкой из листового металла, автор системы на этот раз, в отличие от образца, проходившего испытания на первом конкурсе, крепление ствола осуществил не в поворотной муфте, а в специальном вкладыше коробки.

Поворот затвора производится в результате взаимодействия спиральных скосов фиксатора, являющегося отдельной деталью, и хвостовика затвора. При откате и накате частей (вне зоны запирания ствола) затвор фиксируется на затворной раме тем же фиксатором, перемещение которого в поперечном отверстии ограничивается стенками ствольной коробки. Расфиксация затвора и обеспечение возможности его поворота происходит в переднем положении рамы после того, как фиксатор станет против выреза в правой стенке коробки.

Шток с газовым поршнем соединен с рамой неразъемно, представляя собой цельную деталь. Наполнение магазина патронами из обоймы непосредственно на оружии в этом случае не обеспечивается.

По компоновке подвижной системы сверху ствольной коробки, размещению возвратного механизма и способу фиксации крышки коробки автомат Булкина подобен системе Судаева. Отсутствует только четкое направление движения рамы ствольной коробкой. Ограничение движения рамы крышкой коробки по вертикали является недостатком конструкции.

Конструктивной особенностью ударно-спускового механизма является размещение боевой пружины в пустотелом цилиндре основания курка и, как в образцах Калашникова, раздельные схемы переводчика огня и предохранителя с мелкими флажками, расположенными близко друг от друга.

Отражатель смонтирован в затворе, он состоит из двух подпружиненных стержней, выступающих над его зеркалом. Рукоятка перезаряжания неподвижная, расположена с правой стороны, защелка магазина имеет боковое расположение на левой стороне ствольной коробки. Металлический приклад складывается влево.

В. Автомат Дементьева (АД-46).

Ствольная коробка штампованная закрытого типа. Внутри коробки расположены продольные пазы для направления затворной рамы с затвором. Основание затворной рамы и шток с поршнем собраны неразъемно и представляют собою одну цельную деталь.

Поворот затвора осуществляется взаимодействием винтового спирального выреза канала затворной рамы с выступом на поверхности хвостовика затвора аналогичного криволинейного профиля. Фиксация затвора относительно рамы при откате и накате частей и его расфиксация в момент запирания ствола осуществляются с помощью отдельной детали — фиксатора, аналогичного образцу Булкина.

Ударно-спусковой механизм смонтирован в ствольной коробке неразборно. Переводчик и предохранитель — раздельные детали, флажки с левой стороны. Возвратная пружина собрана на направляющем стержне, крепящемся к торцу приклада. Крепление затылка с прикладом осуществляется с помощью отъемной чеки. Металлический приклад складывается влево. Рукоятка перезаряжания крепится на затворной раме с правой стороны. Как и в образце Булкина, защелка магазина имеет боковое расположение.

Г. Автомат Рукавишникова (АР-46).

Ствольная коробка штампованной конструкции закрытого типа, нижнее окно закрыто спусковой коробкой с шарнирным креплением. Поворот затвора осуществляется воздействием скосов фигурного выреза стойки (прилива) затворной рамы на ромбовидный выступ хвостовика затвора. Возвратная пружина расположена в трубке под стволом. Ударно-спусковой механизм типа СВТ-40, боевая пружина — винтовая цилиндрическая. Предохранитель запирает спусковой крючок. Снизу металлического цевья имеется дополнительная рукоятка. Рукоятка перезаряжания неподвижная, располагается с левой стороны.

Для системы характерны конструктивные сложности отдельных деталей (затворная рама, кожух и другие), наличие заметно выступающих частей (рукоятка под цевьем, направляющие рукоятки перезаряжания, предохранитель, переводчик огня и т. п.) и большие габариты по ширине. Обращает на себя внимание чрезмерно широкая затворная рама с коротким штоком поршня и большим окном для выбрасывания гильз вниз — по типу многих систем Дегтярева.

Д. Автомат Коробова.

Главной особенностью данной конструкции является оригинальная компоновка подвижной системы в ствольной коробке, тыльная часть которой выполняет и функцию приклада. Это позволило существенно укоротить систему, даже при увеличенной примерно вдвое (272 мм) длине общего хода частей по сравнению с другими конкурсными образцами. По этой конструктивной особенности система Коробова получила широко распространенное наименование —«короткий автомат». Коробка спускового механизма, рукоятка управления огнем и спусковая скоба размещены впереди приемного окна под магазин. Угол донной части магазина замыкается защелкой на конце рукоятки автомата. Ствольная коробка изготовлена из тонкой листовой стали; участок, служащий прикладом, с боков имеет деревянные накладки.

По свидетельству Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВ и ВС), общая компоновочная схема автомата, примененная конструктором Коробовым, не имела аналогов в мировой практике создания стрелкового оружия. Подобная схема автоматики появилась за рубежом в конце 70-х годов под названием «BULL-PUP».

Второй оригинальной конструктивной особенностью этого автомата является схема запирания с вертикальным перекосом затвора путем зацепления за нижний выступ ствола. Затвор работает на растяжение. В отечественной конструкторской практике схема запирания с охватом казенной части ствола затвором была применена конструктором НИПСВО Н.В. Рукавишниковым при участии в конкурсе по разработке станкового пулемета под винтовочный патрон в 1942-43 годах. Она оказалась чувствительной к перегреву казенной части ствола и затвора от стрельбы, ввиду чего с эксплуатационной точки зрения не оправдала себя.

Возвратная пружина автомата размещена в трубке под стволом, в качестве ее направляющего стержня используется шомпол. Как и в образце Рукавишникова, пружина не застрахована от перегрева. В.А. Дегтярев, во избежание перегрева пружины, при модернизации системы ДП перенес ее из-под ствола в тыльную часть ствольной коробки. Рукоятка перезаряжания расположена слева впереди цевья и неподвижна при стрельбе. На дульной части ствола закреплен компенсатор. Полигон отметил чрезмерную сложность конструктивного оформления узлов и деталей этой системы.

Наиболее простыми системами из числа представленных на конкурс полигоном признаны образцы Булкина и Калашникова в варианте со штампованной ствольной коробкой. Наибольшее конструктивное сходство системы этих авторов имеют в варианте АК-46 с фрезерованной ствольной коробкой. Имея общие конструктивные черты и с автоматом Судаева, эти образцы сильно схожи и по внешнему своему очертанию.

Из числа других систем ближе к ним был автомат Дементьева, который по своему весу (4,1 кг) не только удовлетворил предъявляемым требованиям (не более 4,5 кг), но и оказался равноценным пистолету-пулемету Шпагина с коробчатым (секторным) магазином. Не удовлетворил ТТТ по весу только автомат Рукавишникова с металлическим складным прикладом (4,65 кг).

По главной габаритной характеристике — общей длине — лучшим оказался автомат Коробова (790 мм). Он был намного короче не только других конкурсных систем (на 160–210 мм), но и короче ППШ-41 на 50 мм. Другие системы по этой характеристике были или на пределе требований ТТТ (не более 950 мм), или несколько превышали их.

Автоматы Калашникова и Рукавишникова, разрабатывавшиеся на полигоне в период проведения там исследований по укорочению ствола автомата Судаева, имели стволы на 50 мм короче по сравнению с другими системами, в чем они несколько выиграли не только по своему длинновому габариту, но и по весовым данным. Автомат Рукавишникова с деревянным прикладом выигрывал даже больше по сравнению с системой Калашникова, но для образца с металлическим прикладом этого оказалось недостаточно. По длине, как и своей массе, он не удовлетворил ТТТ.

Наиболее рациональным оформлением схемы узла запирания признаны системы автоматов Калашникова и Булкина. Эти образцы, отчасти и система Дементьева, имели между собой схожесть не только по некоторым конструктивным особенностям, но и были близки по ряду наиболее важных технических характеристик, что позволило в ходе дальнейшей работы сосредоточить лучшие конструкторские решения в одной наиболее перспективной системе.

В конструктивном отношении на роль наиболее перспективного образца больше других претендовала система Калашникова. Эта конструкция, несмотря на незаконченную отработанность отдельных узлов, имела наиболее совершенное запирание по схеме поворота затвора. Механизм поворота затвора в этой системе, по сравнению с другими схемами, был наиболее рационален: проще конструкция — отсутствует специальный фиксатор; лучшая технологическая доступность при изготовлении деталей. Кроме того, в схеме АК-46 конструктивно обеспечивалась возможность получения наиболее легкого затвора (93 г вместо 102 и 135 г у образцов Дементьева и Булкина) и лучшего соотношения масс затвора и рамы (1:6,0), что немаловажно с точки зрения обеспечения высокой надежности работы оружия (меньшие потери скорости рамы в момент присоединения к ней затвора в начальный период отката частей).

Лучшая рациональность схемы поворота затвора у АК-46 заключалась и в том, что силы, его поворачивающие, действуют на большем плече, чем у других конкурсных систем, так как ведомый выступ затвора, подобно винтовке Гаранда, расположен на наружной поверхности головной его части — сверху над боевым упором. Это способствует более надежной работе механизма запирания и повышению износоустойчивости ромбовидного выступа затвора при длительной эксплуатации оружия. Особенно наглядным преимуществом системы Калашникова в этом отношении, по сравнению с образцом Рукавишникова, было и то, что ведомый выступ затвора в схеме запирания находится на большом удалении от боевых упоров и расположен на тонком, работающем на скручивание, хвостовике ниже уровня боевых выступов. Это преимущество АК-46 нашло подтверждение и в результатах испытаний автоматов большим количеством выстрелов. В отличие от системы Рукавишникова, оба образца Калашникова не имели замечаний по работе затворного узла и износу ведомого выступа затвора. Это конструктивное достоинство схемы запирания образца Калашникова явилось главным стержневым моментом при оценке конструкции системы в целом, сравнительно с другими тоже конкурентоспособными образцами.

Этой схеме запирания, с учетом дальнейшего усовершенствования всего подвижного узла и его конструктивной связи со ствольной коробкой, в будущем суждено было стать на длительное время непревзойденной в отечественном конструировании автоматического оружия.

Механизм запирания в автомате Булкина сам по себе был, безусловно, сложнее, но не только это являлось главным недостатком. Он ограничивал конструктивные возможности обеспечения более четкого направления затворной рамы ствольной коробкой за счет введения на ней специальных направляющих выступов. Направление движения рамы сверху крышкой ствольной коробки выглядело, по меньшей мере, нерациональным. Затруднялось также решение проблемы отражения гильз более простым способом. Положительный опыт предшественников отечественного и зарубежного конструирования оружия А.А. Булкиным, как и А. А. Дементьевым, был использован в неполной мере. Применение запирания поворотом затвора безотносительно к схеме самого поворота позволило существенно улучшить соотношение масс соударяющихся деталей подвижной системы и в образцах Булкина, Дементьева и Рукавишникова (1:3,52-1:4,24), по сравнению со штатными образцами Дегтярева, Токарева, Симонова (1:1,7–1:2,7), да и другими системами, состоявшими в то время на вооружении различных армий с клиновым запиранием ствола.

Уникальная схема поворота затвора американского конструктора Гаранда была известна и отечественному конструктору А.И. Судаеву, но в то время, когда он начинал работу над созданием своего автомата, американские образцы еще не были досконально исследованы на полигоне и не проверены испытаниями работой в автоматическом режиме. Схема Гаранда хорошо вписывалась в конструкцию автомата, создаваемого Судаевым, но конструктор остановил свой выбор на хорошо проверенном и широко распространенном принципе запирания перекосом затвора, подвергнув его усовершенствованию с одновременным улучшением соотношения масс затвора и затворной рамы практически до уровня нового поколения автоматов (1:3,16). Это было достигнуто за счет уменьшения массы затвора и некоторого увеличения массы затворной рамы.

Указанная конструктивная особенность наряду с рациональной компоновкой подвижной системы во многом способствовала получению высокой надежности работы этого автомата на первых конкурсных испытаниях. Некоторый спад надежности АС-44, наблюдавшийся в первых образцах серийного выпуска, был обусловлен издержками массового производства, главным образом из-за качества изготовления магазинов. А.И. Судаеву, как конструктору-оружейнику, в отличие от оружейных практиков и изобретателей-самоучек, свойственно было не только интуитивное чутье условий работы деталей и механизмов создаваемого им оружия, но и широкое применение расчетно-аналитических методов при его конструировании, которыми он владел в совершенстве. Прорабатывал А.И. Судаев расчетными методами также и запирание ствола к своей системе по схеме Гаранда.

Как и в первом конкурсе, проводившемся в 1944 году, результаты первых испытаний автоматов новых конструкций не позволили отобрать лучший образец для изготовления серии. Ни один из представленных на полигонные испытания автоматов не удовлетворил требованиям, предъявляемым к новой разработке. Все автоматы показали неудовлетворительные результаты по кучности стрельбы и низкую живучесть образца в целом при наличии большого количества поломок. Были присущи всем образцам и существенные эксплуатационные недостатки, требующие серьезной конструкторской работы по их устранению.

По меткости и кучности стрельбы новые автоматы, имея патрон с лучшей баллистикой, как и ожидалось, показали преимущество перед ПГГШ на дальностях свыше 100–150 м. На малых же дальностях стрельбы было преимущество у ППШ, которое выражалось не только примерно в 1,5–2,0 раза лучшей кучности, но и в лучших показателях поражения целей на дальностях, предусмотренных для пистолета-пулемета согласно Курсу стрельб (КС-43) по боевой подготовке войск.

Ухудшению кучности стрельбы при автоматическом режиме огня способствовали курковые ударно-спусковые механизмы (УСМ), создающие раздвоение рассеивания пуль прицельных и неприцельных выстрелов автоматических очередей с образованием, так называемого, двоецентрия группирования пробоин при опытных стрельбах по фанерным щитам. Первые прицельные выстрелы каждой автоматической очереди в оружии с курковым УСМ, в отличие от безкурковых ударникового типа, происходят в более спокойном состоянии оружия, чем последующие, т. е. при отсутствии влияния ударов подвижных частей в крайних положениях и действия отдачи оружия предыдущих выстрелов. При отдельных условиях некоторое преимущество в кучности перед другими автоматами показывали образцы Дементьева и Булкина, дававшие менее ярко выраженное раздвоение рассеивания пуль, связанное с большей сбиваемостью наводки оружия после первого прицельного выстрела каждой автоматической очереди. Ни один из новых автоматов не показал преимуществ перед серийным автоматом Судаева АС-44 (без использования сошек).

Факторами, способствовавшими снижению боевой скорострельности автоматов, которая также не удовлетворяла заданным требованиям, было названо боковое расположение защелок магазина у автоматов Дементьева и Булкина, а по автомату Коробова не только плохая прикладистость и неудобство смены магазина, но и воздействие на стрелка перегрева тыльной части ствольной коробки, являющейся одновременно и прикладом.

Как недостаток, ухудшающий удобство прицеливания, отмечалось низкое расположение прицельной линии у образцов Дементьева, Булкина, Калашникова. Боевая скорострельность по лучшим своим результатам, полученным на автомате Калашникова с более высоким техническим темпом стрельбы (750–850 выстр./мин), не превышала 80 выстр./мин. Эта характеристика для опытных автоматов на малых дальностях стрельбы по фигурным мишеням была ниже, чем у пистолета-пулемета Шпагина примерно в 1,5 раза, что объяснено большей емкостью магазина ППШ-41 и меньшей сбиваемостью наводки при ведении прицельного огня. Немецкий автомат МП-44 при выполнении упражнений по «Курсу стрельб» был на уровне опытных отечественных образцов.

При испытаниях в ухудшенных условиях стрельбы лучшими оказались автоматы Калашникова и Дементьева. Обе эти системы прошли полный объем испытаний во всех различных условиях с несколько худшими результатами по автомату Дементьева. По системе Калашникова отмечена хорошая закрытость автоматики от попадания пыли, песка и т. п. Это положительное качество отмечено и по образцу Рукавишникова, работавшему безотказно после запыления в камере с закрытыми щитками.

В этот период на полигоне не было еще стабильных методик испытаний оружия в различных условиях и автоматизированных технологий их проведения с наличием оборудованных запылительной, дождевальной и морозильной камер. Но в отличие от прошлых испытаний, запыление автоматов в этот раз производилось в закрытом ящике в течение 10 мин с поворачиванием оружия через каждые 2,5 минуты различными сторонами по отношению к потоку пыли.

При испытаниях большим количеством выстрелов в нормальных условиях все автоматы, за исключением образца Дементьева, работали с существенным превышением допускаемого лимита задержек (0,2 %). В образце Булкина ненадежно функционировало отражение гильз. По причине неисправной работы стержней-отражателей были и осечки — в случае недостаточного энергичного наката частей, связанного с большим загрязнением оружия. В конце наката при закрывании затвора требовалось утапливать стержни-отражатели, выступающие над поверхностью его зеркала. В ходе испытаний по этой системе производилась доводка патронника ствола до нужных размеров в связи с неэкстракциями гильз.

На автомате Калашникова основными задержками были осечки, связанные в основном с ранним выключением автоспуска (слежениями курка). Осечки были и на автомате Дементьева, но по причине ослабления боевой пружины. Утыкания патрона, после выяснения причины, на нем были устранены путем исправления профиля подавателя магазина.

Автомат Дементьева по надежности работы в нормальных условиях удовлетворил предъявляемым требованиям (0,194 % задержек), но почти с полным израсходованием допускаемого лимита по задержкам (0,2 %).

Крайне неудовлетворительную работу в нормальных условиях показал автомат Рукавишникова, дав более 2 % задержек по причине конструктивной неотработанности узлов экстракции и отражения гильз, а также в связи с износом ведомого выступа затвора, с помощью которого осуществляется его поворот при запирании ствола.

Автоматы Коробова выбыли из соревнования ранее установленного срока в связи с исчерпанием живучести ствольной коробки и затвора. Из них произведено не более 5000 выстрелов. Получено на обоих образцах и большое количество задержек — от 0,7 до 1,3 %, исключение которых явилось весьма проблематичным. Совмещение функций шомпола и направляющего стержня возвратной пружины в одной детали в данном образце не оправдало себя. При испытаниях стрельбой были частые случаи демонтажа возвратного механизма с выскакиванием шомпола из кожуха.

По живучести деталей трудно было выделить лучшую систему в связи с большим количеством поломок и появления опасных трещин в деталях у всех испытывающихся автоматов. От 8 до 14 таких дефектов имел каждый из испытанных на полную живучесть автомат. По поломкам, трещинам и износу преждевременно исчерпали живучесть: боевая пружина у всех испытывавшихся образцов; боек у образцов Калашникова и Булкина; выбрасыватель и его пружина у образцов Булкина и Рукавишникова; курок, толкатель с пружиной и отражатель у образцов Калашникова; фиксатор затвора и металлический приклад у образца Дементьева; вкладыш кожуха и рукоятка рамы у образца Рукавишникова.

Часто менялись пружины стержневых отражателей в автомате Булкина. Несколько выстрелов не дотянула до финиша ствольная коробка образца Дементьева. Уже за пределами установленной минимальной нормы живучести произошла поломка досылателя затвора образца Калашникова.

Такая живучесть деталей заставила конструкторов в дальнейшем более экономно относиться к назначению нормы отводимых из ствола газов на подвижную систему. Некоторые конструкторы, в частности М. Т. Калашников, окончательную доводку газоотводного режима осуществляли в условиях полигона непосредственно на испытаниях.

Сложно было испытателю по полученным данным осуществить отбор лучшей системы для дальнейшей доработки, не говоря уже о рекомендации на изготовление опытной серии. В первоначальной редакции заключения технического отчета полигона, составленного У.И. Пчелинцевым, система Калашникова, имеющая наиболее рациональную схему узла запирания, на дальнейшую доработку не рекомендуется. Для такого заключения, если исходить только из результатов испытания, были формальные основания по любой из испытанных систем, за исключением разве только образца Дементьева, показавшего несколько лучшие результаты и имеющего к тому же при большой длине ствола и заметно меньший вес (примерно на 300 г) по сравнению со своими ближайшими «соперниками» по конкурсу. Была у автора этой системы, как потом выяснилось, возможность дополнительного улучшения весовой характеристики своего образца за счет укорочения ствола. Но система Дементьева уступала образцам Калашникова и Булкина в конструктивном отношении с отсутствием твердых гарантий в обеспечении стабильной работы автоматики.

Требовался несколько иной подход к выбору лучшего образца, учитывающий не только результаты испытаний, но и реальные возможности доработки, определяющие серьезную дальнейшую перспективу выбранной конструкции. На заключительном этапе конкурса по системе Калашникова были проведены дополнительные исследования, которые возглавил новый руководитель подразделения испытаний индивидуального оружия В.Ф. Лютый, сменивший в этой должности В.П. Поддубного.

Просьба автора системы о дополнительном анализе результатов испытаний и инициатива испытателя о проведении дополнительных исследований встретила поддержку и одобрение со стороны председателя комиссии Н.С. Охотникова, оказывавшего постоянное внимание работам по автомату и в период разработки их технических проектов на полигоне в должности заместителя начальника полигона по научно-технической части.

Второй образец Калашникова, с некоторой авторской корректировкой конструкции, при испытаниях на полную живучесть показал более надежную работу, удовлетворив ТТТ. Меньшее количество задержек (0,14 %), даже по сравнению с образцом Дементьева (на полную живучесть испытывался только один образец этого конструктора), на нем получена, в основном, за счет снижения числа осечек. Прогнозировалась возможность полного исключения этих задержек путем соответствующей конструкторской доработки УСМ и затворного узла. На испытаниях эта задержка частично устранялась за счет изменения профиля шептала путем подпиливания автоспуска по месту взаимодействия с боевым взводом курка.

Дополнительный сравнительный анализ конструкции АК-46 и других систем — реальных ее конкурентов, изучение возможностей устранения выявленных при испытаниях недостатков, последующей их доработки были в пользу системы Калашникова. Пути реализации предложений и рекомендаций полигона по конструктивной перестройке данной системы, предложенные ее автором, казались более доступными и простыми, чем доработка других конструкций.

По итоговым результатам работы конкурсной комиссии к числу лучших образцов автоматов наряду с системами Дементьева и Булкина отнесена и система Калашникова, занявшая к тому времени лидирующее положение среди главных претендентов на победу в конкурсе. Изменилось отношение к данной системе и у Пчелинцева. В откорректированном отчете исчезли слова заключения: «Доработке не подлежит». Помощь Пчелинцеву в окончательной отработке отчета оказывал Лютый.

Такова была обязанность руководителей испытательных подразделений полигона, которые, как правило, не только лично проводили наиболее сложные и ответственные испытательные работы, но и оказывали помощь подчиненному составу инженеров-испытателей в проведении исследований и отработке технических документов.

Лидирующее же положение системы Калашникова определили не столько результаты дополнительных испытаний, сколько более прогрессивная принципиальная конструктивная схема автоматики и наличие реальных, более очевидных перспектив устранения ее недостатков, выявленных при полигонных испытаниях. В этом сказался профессионализм ведущих испытателей полигона и их способность оценить проверяемую систему не только по результатам испытаний, но и по заложенным в ней прогрессивным конструктивным особенностям.

В отчете полигона не отражены все перипетии конкурсной борьбы за конечную победу в соревновании и острота сложившейся на них ситуации, но на вечерних сборах испытателей у начальника отдела В.Ф. Лютый в кругу товарищей по службе свою приверженность к образцу Калашникова подкреплял словами: «Подкупили меня в нем схема запирания как у Гаранда, легкий вращающийся затворик (личинка) на крылышках и массивный стебель. А „осечки“…, „слежение курка“… чепуха! Внизу в музее Трубникова этих спусковых механизмов — тьма. Выбирай любой». Но по этой «чепухе» автору системы вместе со своими помощниками пришлось много потрудиться и затратить немало времени, пока спусковой механизм был доведен до своего совершенства.

Отбор лучших образцов автомата для дальнейшей доработки был не единственной задачей, стоявшей перед полигоном по решению вопроса об автомате как новом типе оружия. По всем представленным конструкциям были общие проблемы (вес, габариты, кучность), к поискам решения которых в условиях острого дефицита времени по заданиям ГАУ привлекался и полигон.

Лучшие образцы испытанных автоматов по весовым характеристикам хотя и удовлетворяли требованиям конкурса, но вес их, несмотря на применение рациональных схем запирания и штампованных ствольных коробок, был все же еще велик и не мог в полной мере удовлетворить требования войск. Исключая образец Дементьева, он был близок к предельному значению заданных требований (не более 4,5 кг), которые учитывали опыт прошлых разработок и реальные конструкторские возможности в период разработки новых ТТТ. По сравнению с последним достижением по автомату Судаева с длинным стволом, вес новых автоматов по максимальному значению был снижен примерно на 300 г, но этого было еще недостаточно. Дополнительная проверка возможности укорочения ствола, проведенная на автоматах Калашникова и Булкина, подтвердила ранее сделанные выводы по системе Судаева (инв. № 10876 ПР), что нашло свое отражение и в рекомендациях полигона по дальнейшей доработке новых конструкций автоматов: «…без ущерба для боевых качеств автомата с целью уменьшения веса и длины оружия целесообразно длину ствола принять 400 мм» (инв. № 10941 ПР).

Но не всем авторам новых автоматов удалось в полной мере использовать эти резервные возможности для максимального улучшения маневренных качеств своих образцов.

Изучалась также возможность уменьшения отдачи оружия путем снижения максимального давления в стволе за счет увеличения объема камеры сгорания пороха. Опыты производились на автомате Судаева с постепенным рассверливанием патронника ствола. Это направление исследований выявило некоторые возможности улучшения кучности стрельбы (примерно на 20 % при снижении начальной скорости пули на 10 %. Однако этот путь повышения устойчивости автомата был связан с уменьшением мощности патрона уже в самом оружии и практическая его целесообразность была далеко не бесспорной.

По итоговым результатам первых испытаний на дальнейшую доработку комиссией рекомендуются образцы Калашникова, Дементьева и Булкина. В рекомендациях и предложениях комиссии главное внимание было обращено на необходимость улучшение кучности боя и боевой скорострельности до норм ТТТ, дальнейшего снижения веса и уменьшения габаритов оружия, а также повышения надежности работы и обеспечения установленной нормы живучести автомата без поломок и опасных трещин в деталях. Эти рекомендации в большей или меньшей степени относились ко всем автоматам. Конкретно по каждому из образцов предложено:

а) по автомату Калашникова:

— переконструировать штампованную ствольную коробку и ударно-спусковой механизм, упразднив ударник как отдельную промежуточную деталь между бойком и курком и исключив при этом слежение курка за стеблем затвора;

— осуществить монтаж приклада непосредственно на ствольной коробке вместо спусковой рамы, упразднить амортизатор затыльника деревянного приклада;

— цевье, прикрывающее среднюю часть ствола снизу, сделать съемным и надежно обеспечивающим предохранение рук от ожогов;

б) по автомату Дементьева:

— конструктивно доработать узел запирания, повысив его износоустойчивость за счет увеличения опорных поверхностей боевых упоров;

— улучшить плавность работы фиксатора затвора со смягчением его ударов о стенки ствольной коробки;

— повысить надежность работы системы при густой смазке, уменьшить чувствительность к попаданию пыли внутрь оружия;

— повысить эффективность действия дульного тормоза;

в) по автомату Булкина:

— изменить конструкцию отражателя;

— укоротить кожух, придав ему лучший внешний вид, деревянная часть кожуха должна полностью закрывать ствол (кругом);

— за счет уменьшения трения деталей подвижной системы в ствольной коробке и других мероприятий добиться улучшения надежности работы системы.

По всем автоматам требовалось:

— улучшить форму деревянного приклада и обеспечить удобство прикладки

и прицеливания за счет подъема прицельной линии над осью оружия примерно на 7-10 мм;

— разработать более совершенную конструкцию металлического приклада и обеспечить возможность складывания и фиксации при вставленном магазине; сложенный приклад должен обеспечивать возможность стрельбы и пользование предохранителем и переводчиком;

— упростить пользование предохранителями и переводчиками огня с упразднением расположенных близко друг от друга мелких флажков, создающих условия для перепутывания их назначения при эксплуатации оружия;

— перенести рукоятки перезаряжания на правую сторону с упрощением конструкции и обеспечить плавность работы (без перекосов);

— усовершенствовать узел крепления плечевого ремня по верхней антабке и исключить возможность его перегорания;

— уменьшить усилие взведения частей при перезаряжании автомата за счет улучшения их взаимодействия, а в автомате Калашникова и за счет уменьшения усилия боевой пружины;

— ограничить усилие нажатия на спуск в пределах 2–2,5 кг.

Были и другие предложения комиссии, не сложные, казалось бы, по своей практической реализации.

К таким предложениям, например, можно было отнести разработку необходимого комплекта принадлежностей и способов их размещения на оружии; улучшение удобств пользования различными защелками — в первую очередь защелкой магазина с обеспечением возможности его смены одной рукой (образцы Дементьева и Булкина) и т. п.

Конечным итогом испытаний явился проект заключения конкурсной комиссии:

«1. Все представленные на испытания автоматы не удовлетворяют ТТТ ГАУ, и ни один из них не может быть рекомендован на изготовление серии.

2. Автоматы Калашникова (со штампованной ствольной коробкой), Дементьева и Булкина, как наиболее полно удовлетворившие ТТТ, рекомендовать для доработки.

Доработку произвести в полном соответствии с выводами отчета.»

С подробными материалами испытаний конкурсная комиссия вышла на заседание научно-технического совета (НТС) полигона, которому надлежало принять окончательное решение для представления на утверждение в Главное управление.

В состав НТС, возглавляемого начальником полигона И. Т. Матвеевым, кроме его заместителей и ближайших помощников, входили начальники ведущих отделов, испытательных подразделений и исследовательских лабораторий, научные сотрудники, ведущие испытатели и исследователи оружия, представители ГАУ. Протокол совещания вел руководитель исследовательской лаборатории по стрелковому оружию В.Н. Зедгенизов.

Виктор Николаевич со стенографической точностью заносил в протокол все выступления участников совещания, которые сразу после доклада руководителя испытаний У.И. Пчелинцева стали высказывать свои мнения по обсуждаемому вопросу.

1. В.Ф. Лютый — руководитель испытательного подразделения: Лучшими из опытных образцов являются автоматы Калашникова, Дементьева и Булкина. Наилучшим, несомненно, АК-46. Его следует доработать:

— сделать другую штампованную ствольную коробку;

— упростить действие предохранителем и переводчиком, объединив их в одной детали;

— уменьшить по возможности длину автомата;

— разработать образцы с металлическим (складывающимся) и деревянным прикладами; изменить способ крепления мушки;

— повысить прицельную линию.

Для существенного улучшения кучности стрельбы из малоустойчивых положений нужно уменьшить энергию отдачи. Можно пойти на снижение максимального давления и скорости пули до практически приемлемых значений. Это повысит устойчивость системы при автоматической стрельбе, позволит разгрузить систему при выстреле и, стало быть, открыть путь к дальнейшему ее облегчению.

2. Е.А. Слуцкий — старший научный сотрудник:

«Результаты по кучности стрельбы и выполнение упражнений по Курсу стрельб противоречат материалам, полученным в процессе войсковых испытаний АС-44. В некоторых войсковых частях результаты выполнения упражнений из АС-44 с сошек лучше, чем из ПП-41 лежа с упора. Целесообразно испытания на полигоне повторить, так как отдельные выскоки результатов при недостаточном числе опытов могут приводить к ошибочным выводам».

3. В.П. Поддубный — помощник начальника полигона:

«Лучшие результаты показали автоматы Калашникова, Дементьева и Булкина, поэтому правильно, что они рекомендованы к доработке. Вес автомата в пределах 4,1–4,5 кг под патрон образца 1943 года можно считать нормальным. Нужно отметить в отчете, за счет чего получена лучшая кучность боя образца Дементьева. Длину его можно уменьшить за счет укорочения ствола, по меньшей мере на 50 мм».

4. Б. Л. Каннель — начальник исследовательской лаборатории: «Испытания показали, что наиболее перспективными являются автоматы Калашникова и Дементьева. Можно поставить их на доработку в направлении улучшения надежности действия. Кроме того, надо ставить исследовательскую работу по повышению кучности стрельбы автоматов».

5. Н.А. Цветаев — начальник научно-испытательного отдела:

«Все автоматы не удовлетворяют ТТТ по живучести деталей и кучности стрельбы, все имеют серьезные недостатки эксплуатационного характера.

Автоматы Калашникова, Дементьева и Булкина целесообразно рекомендовать к доработке, определив четко и ясно в отчете ее пути. При этом нужно дать ясный ответ: за счет чего получено улучшение кучности отдельных автоматов. Объяснение докладчика не убедительно. Дополнительно необходимо исследовать влияние длины ствола на кучность».

6. И.И. Длугий — начальник исследовательской лаборатории:

«По моему мнению, лучшая кучность у образца Дементьева достигнута за счет применения дульного устройства. Нужно это проверить опытным путем. Расположение рукоятки у АК слева неудобное, и она коротка, а откидная совсем нецелесообразна. Рекомендовать уменьшение темпа стрельбы для АК будет неосмотрительно, так как неизвестен характер его влияния на кучность боя. Есть основания считать, что при повышенном темпе легче улучшать кучность. К АК можно подобрать компенсатор, существенно улучшающий кучность».

7. П. В. Куценко — начальник научно-исследовательского отдела:

«Безусловно, что условия по созданию автоматов под патрон образца 1943 года и пистолетный совершенно различные. Поэтому возможно, что полного равенства в маневренности и не будет, с чем в известной степени придется мириться. Однако необходимо использовать все возможности по созданию высокоманевренного образца автомата, наиболее близко подходящего к пистолету-пулемету. Поэтому не следует, бракуя конкретно конструкцию Коробова, отказываться от более тщательной проверки схемы компоновки образца, примененной в данной конструкции. Целесообразно поэтому наряду с доработкой образцов Калашникова, Дементьева и Булкина продолжить работы и над образцами, подобными по схеме компоновки подвижной системы автомату Коробова. Эти образцы желательно было бы подготовить ко второму туру полигонных испытаний. Наиболее больной вопрос в испытывавшихся автоматах — неудовлетворение их требованиям ТТТ по кучности стрельбы.

Это в настоящее время наиболее трудноразрешимая задача. Необходимо проведение специальной НИР, так как вопросы кучности боя, особенно при автоматической стрельбе из индивидуального оружия, очень мало исследованы.

Есть пути дальнейшего усовершенствования представленных образцов: компенсатор, исключение ударов частей в переднем положении, уменьшение отдачи за счет понижения некоторых баллистических данных (максимального давления в стволе, начальной скорости пули) патрона образца 1943 года в самом оружии. Не проверен вопрос по влиянию темпа стрельбы. Логически же можно придти к выводу, что высокий темп стрельбы может быть даже более выгодным. При доработке АК и разработке других систем по схеме Коробова не вредно было бы подумать о применении самостоятельного ударного механизма ударникового типа. Такой тип механизма в автомате может иметь особое преимущество».

8. В.Ф. Кузьмищев — начальник конструкторского отдела полигона: «Выводы Пчелинцева следует считать правильными. Лучшим и подлежащим доработке в первую очередь является автомат Калашникова. Основное внимание при доработке — безотказности и прочности. Считаю необходимым проведение исследований по кучности боя».

9. Ю.С. Филатов — начальник информационного отдела полигона (недавний испытатель индивидуального оружия):

«Согласен с мнением о целесообразности доработки автоматов Калашникова, Дементьева и Булкина. Кроме того, считаю, что заслуживает внимания и конструктивное оформление образца Коробова как схема короткого автомата. Рукоятка перезаряжания в системе АК должна быть только справа, так как левое ее положение будет мешать стрельбе с хода — задевать за живот автоматчика. Неудобно и перезаряжание автомата в этом случае».

10. Б.И. Лысенко — врио первого заместителя начальника полигона: «Этот конкурс дал более положительные результаты, чем предыдущий, что в значительной степени связано с предварительным отбором технических проектов, проведенным УСВ.

В отношении оценки темпа стрельбы АК, который оказался выше предусмотренного ТТТ, можно сказать, что в этом случае решающее значение имеет не пункт ТТТ, а квалифицированный подход испытателя к его оценке. Наиболее существенным недостатком всех испытанных автоматов является то, что кучность их боя не удовлетворяет ТТТ.

Вопрос этот особенно важен потому, что автомат под патрон образца 1943 года будет призван заменить пистолет-пулемет. Но в настоящее время, к сожалению, решить вопрос кучности стрельбы будет, видимо, значительно сложнее, чем создать безотказную автоматику. Из доклада Дубовицкого я сделал вывод, что путь патрону образца 1943 года будет открыт через автомат как основной его потребитель, и судьба этого патрона будет зависеть от того, сумеют ли конструкторы создать автомат под него, в полной мере удовлетворяющий современным требованиям. У нас не было возражений против системы вооружения, предложенной группой генерала Дубовицкого (В составе группы ведущих военных специалистов УСВ ГАУ, возглавляемой Н.Н. Дубовицким, были А. Н. Сергеев, А. Я. Башмарин, А. Р. Емец, И. Я. Литичевский. Всем им в 1949 г. за цикл работ в области совершенствования системы стрелкового вооружения армии наряду с конструкторами новых образцов была присуждена отдельная Сталинская премия первой степени, впоследствии переименованная в Государственную).

У меня есть возражения в отношении предложения наших исследователей по снижению мощности патрона в самом автомате (сверление отверстий в стволе, расширение патронника и пр.).

Во-первых, у нас нет данных в отношении возможности понижения баллистических характеристик нового патрона применительно к автомату. А во-вторых, практическая реализация этого мероприятия, если, допустим, оно действительно будет решать вопрос кучности, несомненно, вызовет дополнительные осложнения по доработке автомата, включая и вопрос обеспечения необходимых эксплуатационных качеств. Рациональнее и проще этот вопрос решался бы в самом патроне, но под него отрабатывается еще карабин и ручной пулемет, перед которыми, по сравнению с автоматом, ставятся более высокие огневые задачи по дальности эффективной стрельбы. Лучшая баллистика патрона для этих систем не будет являться лишней. В отчете мы должны четко указать, что и как надо дорабатывать. Если мы хотим иметь на вооружении автомат в ближайшем будущем, то нужно ограничить авторов в доработке».

11. И. Я. Литичевский — зам. начальника отдела УСВ:

«Следует считать правильными мнения о доработке автоматов. В отчете полигона должна быть точность указаний по доработке с выделением наиболее существенных недостатков. Объем и область доработки для конструкторов должны быть нами ограничены, чтобы потом не вернуться к той же стадии разработки автоматов, на которой мы находимся сейчас. В представленных автоматах вопросы живучести и надежности являются вполне разрешимыми. Автомат Коробова подан на испытания только с соображений проверки схемы короткого автомата. Темп стрельбы, заданный в ТТТ, в некоторой степени факультативный. Вопрос об улучшении кучности боя без соответствующей исследовательской работы решить нельзя».

12. И. Т. Матвеев — начальник полигона:

«Я полагаю, что по выводам, изложенным Пчелинцевым, разногласий нет. Совершенно правильно подчеркивалось в выступлениях о необходимости ограничения для конструкторов объема доработки автоматов с тем, чтобы эти доработки не вылились в начальную стадию разработки новых систем. В отчетах полигона по испытаниям различных образцов и раньше, как правило, указывались конкретные пути и способы доработки испытываемых образцов оружия. Правда, были и такие случаи, когда в отчете указывалась необходимость доработки вообще. Но, когда указания полигона по доработке давались конкретные и их придерживались конструкторы, то при повторных испытаниях доработанные образцы, как правило, показывали лучшие результаты».

В результате всех обсуждений НТС принято Решение, в своей принципиальной основе одобрившее предложение и рекомендации комиссии на доработку автоматов трех различных конструкций, показавших лучшие результаты при испытаниях. Учтены также предложения по некоторым дополнительным исследованиям и в первую очередь по кучности боя, а также по «доработке» самого отчета в направлении конкретизации путей и объема доработки рекомендуемых систем. Признано целесообразным продолжение работ по короткому автомату типа системы Коробова.

Рекомендации по доработке автоматов были уточнены и дополнены.

По системе Калашникова:

— предохранитель и переводчик совместить в одной детали;

— крышка ствольной коробки может быть съемной или откидывающейся, в последнем случае она должна фиксироваться в открытом положении;

— отражатель должен быть выполнен как самостоятельная деталь;

— упрочнить вкладыш ствольной коробки, при доработке живучести других деталей особое внимание обратить на затвор, боек, отражатель, курок, боевую пружину.

По системе Дементьева:

— переводчик и предохранитель совместить в одной детали;

— конструктивно и технологически упростить ствольную коробку;

— удлинить деревянные накладки цевья, улучшить их форму и очертания.

По системе Булкина:

— с изменением конструкции неподвижной рукоятки перезаряжания обеспечить возможность досылания подвижной системы вперед вручную, если детали густосмазаны или после замораживания;

— полностью исключить тугие экстракции гильзы;

— флажок переводчика предохранителя разместить на левой стороне автомата.

Заключение полигона и его предложения по доработке испытанных систем было одобрено Решением УСВ от 10.10 1947 года.

«Особое внимание, — подчеркнуто в этом Решении, — должно быть уделено вопросу обеспечения кучности боя автоматов на уровне ТТТ». При этом предложено разработать дульные тормозы-компенсаторы, наиболее эффективно уменьшающие энергию отдачи и компенсирующие увод оружия в сторону и вверх при автоматической стрельбе. Обращено также внимание на необходимость качественной отработки конструкции складывающихся металлических прикладов, которые должны обеспечивать удобство прикладки, надежность фиксации в боевом положении, возможность складывания при вставном магазине и стрельбы в этом положении. Разработчикам автоматов предложено также тщательно отработать принадлежность, ее укладку и крепление на оружии.

«С целью повышения маневренных свойств автомата при длине ствола 400 мм обеспечить длину образцов не более 900 мм», — указано в заключении УСВ ГАУ по отчету полигона в порядке уточнения ТТТ.

Доработка автоматов по указанию первого отдела УСВ производилась на тех же промышленных предприятиях, что и изготовление первых опытных образцов. Особенно большая доработка была произведена по системе Калашникова в отделе Главного конструктора Ковровского завода. В автомате были почти полностью переконструированы ствольная коробка, арматура ствола, детали подвижной системы, ударно-спускового механизма и другие детали и узлы.

Первый помощник автора этой конструкции А.А. Зайцев рассказывает о том периоде работы над автоматом: «После результатов полигонных испытаний в 1947 году, — пишет Александр Алексеевич, — Михаил Тимофеевич приехал в Ковров второй раз. У него были колебания в сторону АК-1 (АК-46), но мне удалось его склонить на сторону новой разработки, то есть АК-47, и он согласился со мною. Времени было очень мало, но ответ уже был и мы опять уже работали день и ночь. В течение месяца разработали техническую документацию, а в течение полутора месяцев собрали опытный образец АК-47 и приступили к его заводским испытаниям. При испытаниях замечаний было мало. Мы почувствовали, что на верном пути.

Детали для образцов, предназначенных для полигонных испытаний, изготовлялись одновременно, у нас было время для отработки надежности автомата. Провели испытания в различных условиях эксплуатации. В 1948 году летом и осенью трудились уже в Ижевске над изготовлением серии на Мотозаводе. Это было веселое и плодотворное время. Такая работа нравилась мне. Все это может подтвердить Михаил Тимофеевич», — сказал в конце своей записки А.А. Зайцев. Много лет спустя М.Т. Калашников действительно это подтвердил в своих «Записках конструктора-оружейника». А тогда у автора автомата были основания для сомнений и колебаний. Идти на заключительные конкурсные испытания сразу после коренной переделки системы, даже если это рекомендации полигона, являлось большим риском для конструктора. Последствиями такой конструкторской смелости на полигонных испытаниях нередко были, если не окончательный «провал», то не намного лучший исход — выход вперед ближайшего соперника в конкурсе, соблюдавшего постепенность наращивания качества и не допускавшего резких переходов в конструкторских решениях. Но в данном случае риск имел под собою надежное основание и в последствии оказался вполне оправданным. Многие из новых решений, принятых конструктором, были уже проверены ранее с положительными результатами на других системах: открытая сверху ствольная коробка с раздельными направляющими для затворной рамы и затвора, цельная затворная рама с короткими боковыми вырезами для захода направляющих коробки, схема крепления крышки ствольной коробки с использованием возвратного механизма для ее фиксации. Штампованная ствольная коробка с загибами в верхней части ранее проверена на ручном пулемете «ЛАД», созданном инициативной группой изобретателей полигона. Все это снижало степень риска конструктора. Указанным руководствовался и полигон в официальных рекомендациях по конструктивной перестройке АК-46. Официальные рекомендации полигона дополнялись и в личных общениях испытателей с конструкторами автоматов.

Первые три автомата АК-47 со штампованными ствольными коробками новой конструкции были изготовлены на Ковровском заводе в ноябре 1947 года. Один автомат за номером 1 был подвергнут заводским испытаниям на полную живучесть. Испытания выдержал, имело место заклинивание поршня после замочки в воде. Два других образца за номерами 2 и 3, один с деревянным и второй с металлическим складным прикладом, прошли приемо-сдаточные испытания на заводе комиссией под председательством руководителя военной приемки А.Д. Евстратова. Согласно акту комиссии оба автомата «показали хорошую работу и близкую к нормам ТТТ кучность боя». По согласованию с начальником первого отдела УСВ С.Е. Вайследером, принимавшим участие в работе заводской комиссии, все эти автоматы отправляются на полигон для дальнейших испытаний.

Выдерживают приемо-сдаточные испытания в Туле и два автомата конструкции А.А. Булкина, изготовленные для отправки на полигон. По системе Булкина в заводских условиях изучалась возможность улучшения кучности боя за счет сверления четырех пар сквозных отверстий на конце ствола, с различным их удалением от дульного среза, с целью уменьшения дульного давления и использования вырывающихся из ствола струй газов в качестве стабилизаторов положения оружия.

«Это мероприятие к резкому улучшению кучности не привело», — сказано в заводском отчете по испытаниям. Некоторое улучшение кучности достигнуто за счет утолщения ствола в средней части (до газовой каморы).

Первый образец доработанного автомата конструкции Дементьева заводских испытаний не выдерживает по живучести рамы, затвора, фиксатора, выбрасывателя и других деталей. После дополнительной доработки системы для полигонных испытаний изготовлено два новых образца, которые по заключению комиссии А.Д. Евстратова на заводе «показали удовлетворительную работу».

Оглавление книги


Генерация: 0.032. Запросов К БД/Cache: 0 / 0