Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

1 На 2-м «направлении»

1

На 2-м «направлении»

На календаре май 1944 г. Советские войска ведут успешные наступательные бои по всему советско-германскому фронту. Приближается день окончательной Победы. Но в далеком заокском лесу дальнего Подмосковья тоже стреляют. И очень много, хотя фронт отсюда давно уже передвинулся далеко на запад.

Если в Коломенском поселке Голутвино перейти длинный деревянный мост через Оку, построенный в годы войны как временное сооружение и выйти на объездную рязанскую дорогу, то по мере передвижения по ней все больше будут усиливаться звуки самой стрельбы.

Опытный слух испытателя по звукам выстрелов, их силе и прерывистости, а также по другим известным только ему приметам еще с дальнего расстояния может определить вид оружия и характер проводимых испытаний. Это есть полигон, на котором испытывалось оружие и в довоенное время. Оружие, которому по окончании войны будет дано одно общее название: «Оружие нашей Победы».

Одинокий деревянный домик в лесу на высоком каменном фундаменте, именуемый павильоном. Впереди него под крытым навесом «огневая позиция» с оборудованными огневыми точками, различные станки, стенды и другие приспособления, необходимые для проведения различных видов испытаний. Огневая позиция переходным мостиком соединена с открытой верандой павильона, являющейся одновременно погрузочно-разгрузочной площадкой при доставке и отправке оружия.

А впереди «огневой» широкая, поросшая мелким кустарником лесная просека с фанерными щитами, расставленными на разных дальностях для проведения прицельных стрельб в целях определения рассеивания пуль. Размеры щитов все увеличиваются по мере увеличения расстояния до них. На предельных дальностях щиты весьма больших размеров, они оборудованы специальными передвижными лестницами.

Это целое многоэтажное сооружение, передвигающееся на рельсах. Оно позволяет съемщикам находить пробоины в любом месте щита. Съемщики работают попарно. Один ищет пробоины, определяет их координаты, которые сообщает своему напарнику, и тот сносит их на масштабную карточку для последующей обработки результатов стрельбы. В стороне от щита в лесном массиве блиндажное укрытие для съемщиков, имеющее телефонную связь с огневой позицией.

Внутри павильона большой зал, именуемый стрелковым, со специальными стеллажами, обитыми листовым металлом, для подготовки оружия к испытаниям, чистки и осмотра в процессе испытаний. Имеется простейшее слесарное оборудование и инструмент для производства несложных отладочных работ и исправлений.

В другом конце зала кабинеты для инженеров и техников, обработки материалов испытаний и производства несложных измерений.

Это «второе направление» полигона, где согласно штатному расписанию испытывается групповое автоматическое оружие. Аналогично этому, с учетом специфики испытываемого оружия, оборудованы и другие «направления» полигона, получившие условные номерные наименования от номеров лесных просек. Некоторые испытательные точки полигона имеют наименование по испытываемому виду оружия.

То, что испытывается сейчас на «втором», скорее всего, не увидит уже войны, но это уже будет заделом на будущее.

Такого многолюдья в одном месте давно не видал полигон.

Проводившиеся в начале войны конкурсы по созданию новых образцов стрелкового вооружения различных видов также были многопредставительные, но тогда образцы подавались на полигон не все сразу, а по мере готовности. Так они и испытывались порознь или небольшими группами. Однако сейчас разработчики оружия под патрон обр. 1943 г., получившего обиходное наименование «промежуточный» (между винтовочным и пистолетным), подали на полигонные испытания свои образцы почти все сразу.

Свои новые конструкции для конкурсных испытаний представили не только широко известные оружейные конструкторы, чьи образцы обеспечивали победу Советской Армии в жестоких сражениях с гитлеровскими полчищами, но и представители нового пополнения авторитетной когорты отечественных оружейников. Среди них и конструктор полигона А.И. Судаев, недавний выпускник Артиллерийской академии, но уже успевший заявить о своем таланте конструктора при создании пистолета-пулемета нового образца.

Эти испытания явились не только показом новых творческих достижений талантливых отечественных конструкторов старшего поколения. Испытания предоставляли также возможность для самовыражения своих творческих способностей новой конструкторской смене, обладающей свежими теоретическими знаниями и вносящей элементы новизны в способы конструирования оружия.

На испытаниях присутствовали также руководители КБ оборонной отрасли, представители главных управлений Наркоматов обороны и вооружения, научных организаций. На короткий срок приезжал на испытания и самый молодой нарком Д.Ф. Устинов, умелый организатор оружейного производства, обеспечивавший выпуск всех видов вооружения для нужд фронта в необходимых количествах.

Назначенный на должность наркома вооружения в самом начале войны в возрасте 32 лет, Дмитрий Федорович Устинов, кроме массового производства штатного оружия, уделял также большое внимание вопросам дальнейшего совершенствования всей системы отечественного стрелкового вооружения.

Весьма представительный кворум конструкторов оружия возглавлял «патриарх» отечественных оружейников — выдающийся теоретик и практик оружейного дела, основатель русской конструкторской школы по созданию автоматического оружия генерал-лейтенант инженерно-артиллерийской службы В.Г. Федоров. Его широкомасштабные исследования в области вооружений, нашедшие отражение в многочисленных научных публикациях, сыграли огромную роль в формировании самобытной отечественной оружейной школы и воспитании большой плеяды высококвалифицированных мастеров оружейного дела, как в области конструирования, так и в области производства автоматического оружия.

Владимир Григорьевич Федоров (1874–1966) был не только теоретиком, впервые изложившим основания устройства автоматического оружия, но и основоположником его создания в России. Автомат системы Федорова, созданный в 1916 году, был первым образцом индивидуального автоматического оружия отечественного происхождения, который нашел применение в русской армии.

Требования к индивидуальному автоматическому оружию, выявленные первой мировой войной 1914–1918 гг. (уменьшение прицельной дальности стрельбы до 1000 м; переход к карабинному стволу; огонь одиночный и непрерывный; возможность стрельбы на ходу; заряжание из обоймы и вставным магазином), впервые нашли отражение в автомате конструкции В.Г. Федорова. Они не утратили своей значимости и спустя десятилетия.

На автомате Федорова учились оружейному делу и приобщались к самостоятельному конструированию оружия даровитые, имеющие природную склонность к изобретательству последователи выдающегося русского оружейника В.А. Дегтярев, С.Г. Симонов, Г.С. Шпагин. «Под руководством В.Г. Федорова выросли и теперь стали известными всей стране виднейшие конструкторы по стрелковому вооружению», — отмечалось в приказе наркома вооружения СССР Д.Ф. Устинова от 23 августа 1943 г. в связи с 70-летием со дня рождения В.Г. Федорова и 40-летием его научной деятельности.

В.Г. Федоров был организатором и участником первых конкурсов по автоматическому оружию, проводившихся в России в начале XX века, где главными его «соперниками» были иностранные конструкторы. На этот конкурс Федоров ничего не представил. Он присутствует здесь как представитель Наркомата вооружения в комиссии по конкурсньм полигонным испытаниям нового оружия.

Свои образцы представили на конкурс ученики и помощники Федорова по первым отечественным разработкам автоматического оружия В.А. Дегтярев, С.Г. Симонов, Г.С. Шпагин.

Василий Алексеевич Дегтярев (1880–1949) первые профессиональные знания и практический опыт работы по оружейному делу приобрел на Тульском оружейном заводе. Дальнейшее повышение его оружейной квалификации проходило в оружейной мастерской Офицерской стрелковой школы Ораниенбаума в период прохождения там действительной военной службы в 1901–1906 гг., а затем по вольному найму на должности оружейного мастера. В оружейной мастерской Офицерской стрелковой школы В.А. Дегтярева судьба свела с В.Г. Федоровым, разработчиком первых образцов отечественного автоматического оружия, и он стал первым его помощником в практической реализации конструкторских проектов. Многолетняя совместная работа с В.Г. Федоровым в оружейной мастерской Офицерской стрелковой школы, а затем на Ковровском заводе сыграла решающую роль в творческом становлении будущего именитого конструктора основных видов отечественного стрелкового оружия В.А. Дегтярева.

Работая с В. Г. Федоровым на сборке автоматической винтовки, а затем и автоматов калибра 6,5 и 7,62 мм, В.А. Дегтярев стал заниматься и самостоятельным конструированием оружия. Первым его образцом был автоматический карабин калибра 7,62 мм, в котором были заложены основы дальнейших творческих успехов Дегтярева как конструктора-оружейника.

Сергей Гаврилович Симонов (1894–1986) стал работать с В.Г. Федоровым на сборке автоматов слесарем-отладчиком уже на вновь построенном в г. Коврове оружейном заводе, созданном для производства специального автоматического оружия.

В.Г. Федоров как работник ГАУ, длительное время добивавшийся постройки такого завода, в 1919 году стал первым его техническим директором. Владимир Григорьевич организует на нем первое в России проектно-конструкторское бюро по разработке новых типов автоматического оружия и возглавляет его, совмещая эту работу с исполнением обязанностей технического директора завода.

Знакомство слесаря-отладчика автоматов С.Г. Симонова с автором этой системы заканчивается тем, что он, как и В.А. Дегтярев, также становится конструктором оружия. «В.Г. Федоров — мой учитель, — говорит С.Г. Симонов, — он заложил во мне основы начала конструирования и производства оружия».

Новичком в оружейном деле пришел на Ковровский завод Г.С. Шпагин в 1920 году и сразу стал слесарем в опытной мастерской конструкторского бюро. Появилась возможность изобретать. Вскоре под руководством Федорова он становится конструктором. Помощь ему в этом оказывает и мастер Дегтярев.

В конструкторском бюро нового оружейного завода России в начале 20-х годов образовалась группа оружейников-энтузиастов во главе с В.Г. Федоровым, занявшаяся поиском новых путей насыщения отечественных вооруженных сил новыми видами собственного автоматического оружия.

Изобретательская деятельность С.Г. Симонова началась с разработки ручного пулемета, но первый конструкторский успех пришел к нему при разработке автоматической винтовки обр. 1936 года (АВС), первого образца данного вида оружия, принятого на вооружение Красной Армии в 1936 году. Она осваивалась в массовом производстве на Ижевском заводе.

В 1941 году на вооружение Красной Армии принимается 14,5-мм противотанковое ружье Симонова (ПТРС), нашедшее широкое применение на фронтах Великой Отечественной войны. Вторая попытка создания ручного пулемета под винтовочный патрон в годы Великой Отечественной войны оказалась неудачной не только для Симонова.

Георгий Семенович Шпагин (1897–1952) с 1922 года активно участвует в создании новых образцов оружия. Наиболее значительными его работами явились модернизация 12,7-мм крупнокалиберного пулемета (ДШК) и создание максимально простой и высокотехнологичной конструкции пистолета-пулемета (ППШ) образца 1941 года.

К знаменитой плеяде зачинателей конструирования отечественного автоматического оружия относится и Ф.В. Токарев.

Федор Васильевич Токарев (1871–1968), с юных лет проявивший интерес к оружейному делу в родной казачьей станице Егорлыкской под влиянием конструктора 6-линейной казачьей винтовки А.Е. Чернолихова, всю свою жизнь посвятил созданию автоматической винтовки калибра 7,62 мм. Его упорная и настойчивая работа по решению этой задачи, начатая в 1907 году в оружейной мастерской Офицерской стрелковой школы, а затем продолжавшаяся на Сестрорецком и Тульском оружейных заводах, завершилась созданием в 30-х годах самозарядной винтовки СВТ-38, которая стала поступать на снабжение армии. После модернизации, с учетом опыта боевого использования, она принята на вооружение под наименованием СВТ-40. И хотя недолго состояла на массовом производстве винтовка Токарева, но накопленный опыт при ее создании, конструкторской доработке и эксплуатации сыграл положительную роль в работе конструкторов при дальнейшей разработке оружия подобного типа.

Но на самозарядной винтовке не замыкалась конструкторская деятельность Ф.В. Токарева. В 1924 году им осуществлена переделка станкового Максима под ручной вариант пулемета, который состоял некоторое время на вооружении армии.

Разрабатывались Токаревым опытные образцы пистолетов-пулеметов, а в 1930 году поступил на снабжение войск самозарядный пистолет системы Токарева — ТТ, который в годы войны являлся основным видом личного оружия офицерского состава.

Итог всей научной и конструкторской деятельности отечественных энтузиастов оружейного дела и первооткрывателей отечественной школы конструирования автоматического стрелкового оружия в 30-х годах подводит профессор А.А. Благонравов в период работы на стрелковом факультете, а затем факультете вооружения Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского, который он возглавлял до начала Великой Отечественной войны.

Анатолий Аркадьевич Благонравов (1891–1975) после окончания этой академии в 1929 году, именовавшейся в то время Военно-технической, положил начало организации подготовки инженерно-технических кадров по оружейным специальностям первоначально созданием нового ружейно-пулеметного отделения на артиллерийском факультете академии.

В период создания специального факультета и кафедры по стрелковому вооружению А.А. Благонравов, обобщая накопленный опыт проектирования и исследований автоматического стрелкового оружия и произведя самостоятельно ряд дополнительных исследований, написал капитальный труд «Основания проектирования автоматического оружия». Указанная книга, а также последующие научные труды Благонравова по материальной части стрелкового оружия служили не только учебным пособием при подготовке оружейных кадров в стенах академии, но и являлись настольным руководящим техническим пособием для конструкторов-оружейников промышленных КБ. Ими было положено начало формирования новой отечественной оружейной школы на прочной научно-технической основе, ставшей именоваться в конструкторском мире «школой Благонравова».

Теоретические основы проектирования оружия, разработанные А.А. Благонравовым, в дальнейшем во многом были дополнены его учениками и последователями на кафедре стрелкового вооружения.

Важным вкладом в оружейную практику была разработка Э.А. Горовым и М.Г. Арефьевым новых расчетно-аналитических методов проектирования и исследования механизмов оружия, получивших широкое применение в конструкторской и исследовательской работе.

Преемником А.А. Благонравова по руководству кафедрой В.А. Малиновским, которую он возглавлял весьма продолжительное время, разработан и введен в учебный процесс новый курс: «Проектирование пулеметных станков и установок» с изданием книги такого же наименования. В опубликованных работах В.А. Малиновского впервые вскрыта весьма существенная роль свойств пулеметных станков в вопросах обеспечения меткости стрельбы как одного из важнейших боевых качеств оружия. Теоретические основы проектирования пулеметных станков, изложенные в этих работах, нашли свое воплощение в личной конструкторской практике В.А. Малиновского при разработке нового станка треножного типа к пулемету СГМ, который после длительных мытарств был принят на вооружение армии.

По оружию наиболее удачным конструкторским участием работников Артакадемии в проводимых конкурсах была разработка Безручко-Высоцким в 1942 году пистолета-пулемета, который по своим основным положительным конструктивным особенностям имел большое сходство с образцом конструкции А.И. Судаева.

Рядом положительных конструктивных особенностей, представлявших собою техническую новизну, обладали ручной и станковый пулеметы Горова и Любимова, созданные на той же кафедре вооружения, проходившие конкурсные испытания на полигоне в 1942–1943 гг.

Лабораторией кафедры вооружения Артакадемии проводились большие поисковые работы по созданию специального оборудования и приборов для лабораторных исследований оружия, которые впоследствии находили применение в ряде других научно-исследовательских, учебных и проектирующих оружие организациях, а также на оружейных заводах.

Представленное на первые конкурсные испытания новое оружие, созданное в военное время конструкторами разных поколений, было, безусловно, шагом вперед в отечественном оружейном деле.

Конструкторы старшего поколения в созданных ими новых системах, при наличии в них и элементов новизны, незыблемо сохраняли верность своему, утвердившемуся годами конструкторскому почерку. Он сохранялся прежде всего в главных принципах построения оружия, что придавало новым системам и внешнюю схожесть с ранее созданными этими же авторами типами оружия. Авторскую принадлежность образцов Дегтярева, Токарева, Симонова можно было определить издалека, не рассматривая их внутреннего содержания. Принцип подобия сохранялся не только по внешнему виду образцов, но и по конструкторскому оформлению многих внутренних деталей.

Образцы оружия, созданные конструкторами нового поколения, не имели сходства со штатными системами, находящимися на вооружении. Не были они еще пока и похожи друг на друга.

Заимствование уже созданного, обладающего практической перспективой при разработке новых систем в отечественной конструкторской практике стало утверждаться в годы Великой Отечественной войны. Это обуславливалось требованиями военного времени по созданию наиболее совершенных систем в максимально сжатые сроки. Это рекомендовалось полигоном и ГАУ. Этому способствовало также отсутствие патентной защищенности изобретений. Такой подход к конструированию оружия утвердился и в послевоенное время, что было связано и с усилением внимания к вопросу обеспечения унификации деталей и отдельных сборок вновь создаваемых изделий не только с ранее выпущенными однотипными образцами, но и с образцами разных типов, разных по своему назначению, в том числе и создаваемых различными авторами. В послевоенное время это стало находить отражение и в директивных указаниях Главного управления Министерства обороны и отраслевого промышленного министерства (арх. 2512-56, стр. 111, арх. 2591-57, стр. 31). Связано это было, помимо всего прочего, и с необходимостью упрощения поставки ремонтного ЗИПа в войсковые ремонтные органы и производства самого ремонта.

Выполнению этих задач в годы войны способствовало все большее накопление в творческом арсенале отечественных оружейников рациональных конструкторских решений, расширяющих возможности выбора лучшего при создании новых образцов и модернизации существующих. Отечественная война не могла не способствовать активизации и ускорению этого процесса. Учитывался также и зарубежный опыт конструирования в силу более широкого его познания по материалам всесторонних исследований наиболее совершенных образцов на полигоне и в других специализированных организациях.

Результаты весьма активной и плодотворной деятельности отечественных оружейников в годы войны в сочетании с расширением сети специальных проектно-конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов способствовали тому, что уже в это время работа над оружием стала приобретать формы коллективного творчества и это впоследствии дало весьма положительные результаты.

Постепенное накопление положительных качественных тенденций развития оружейной техники в предвоенное, и особенно в военное, время в дальнейшем явилось потенциальной основой для коренных преобразований в системе вооружения армии и стремительного прорыва ее технического развития в сторону нового прогресса.

Оглавление книги


Генерация: 0,566. Запросов К БД/Cache: 2 / 0