Глав: 10 | Статей: 73
Оглавление
Книга инженера-испытателя А. А. Малимона посвящена развитию отечественного автоматического стрелкового оружия от его зарождения до наших дней. В этом крупном технико-историческом исследовании автор анализирует сложный процесс создания, развития и совершенствования отечественного автомата.

В книге отражены три крупных периода в истории российского автомата.

2 Это было только начало

2

Это было только начало

К середине мая первые конкурсные испытания автоматов и пулеметов под новый патрон постепенно набирают свою силу. За каждым образцом на весь период испытаний закреплен офицер. Большинство — это недавние выпускники Артиллерийской академии. Для молодых испытателей участие в этой работе и постоянное тесное общение с именитыми конструкторами, по штатным образцам которых они совсем недавно сдавали экзамены в Академии, это была большая школа приобщения к «тайнам» конструкторского мастерства и получения новых знаний.

Руководитель испытаний — инженер-капитан Каннель Б.Л. из числа большой группы военных инженеров последнего предвоенного выпуска Академии, направленной на полигон «для дальнейшего прохождения службы». Председатель комиссии — заместитель начальника оружейного отдела УСВ ГАУ — инженер-подполковник Башмарин А. Я.

Ежедневно комиссией подводились итоги испытаний, при этом было замечено, что по всем показателям выделяется автомат Судаева. Обратила на себя внимание в этой системе более рациональная, чем у других образцов, схема размещения подвижного узла в ствольной коробке. Затворная рама в этой системе как бы лежит сверху на коробке, а снизу к ней подвешен затвор, свободно перемещающийся по внутренним направляющим коробки. Такое размещение подвижного узла автоматики уменьшало ее чувствительность к различным загрязнением, скапливающимся во внутренней полости коробки. Соединение рамы со ствольной коробкой, закрываемой сверху крышкой, осуществлено короткими направляющими с большими зазорами в сочленении деталей и малыми поверхностями трения.

На эти конструктивные особенности автомата Судаева не мог не обратить своего внимания и В.А. Дегтярев. По разрешению председателя комиссии он познакомился с этим образцом, но своего мнения о нем и, тем более, критических замечаний не высказывал.

Проявил интерес к этому образцу и конструктор С.Г. Симонов, пришедший с «четвертого направления», где испытывается его карабин. Здесь же испытываются его ручные пулеметы. Симонов остановился недалеко от стеллажа и со стороны наблюдает за чисткой судаевского автомата, который только что прошел испытания в условиях запыления. Подошедший к нему Дегтярев, бросив взгляд в сторону лежащего на стеллаже разобранного автомата, заметил:

— Умная система, Сергей Гаврилович, ничего не скажешь. Хорошая смена к нам с тобой подходит.

— Вполне согласен с Вами, Василий Алексеевич. Сейчас, говорят, эта система прошла запыление без единой задержки.

— А ты обрати внимание на затворную раму, какая она угловатая и неотесанная. Ты думаешь, ее нельзя было изготовить более аккуратно, сделать более обтекаемой и изящной? Но это же убавило бы ее вес, а вес — это энергия движущихся частей.

— Эта система и работает лучше, чем наши, но дело, наверное, не только в раме, — заметил Симонов.

— Да, есть у нее то, чего нет у наших образцов.

— Ты гляди, затворная рама у него где находится?

— В самом верху, почти вся над ствольной коробкой, и никакие загрязнения, которые собираются внутри оружия, не влияют на его работу.

— Василий Алексеевич, у меня так же все сделано. Стебель затвора сверху.

— Так, да не так, — покачав головою, заметил Василий Алексеевич. У тебя направляющие выступы где? На стебле затвора. А направляющие пазы для них? Внутри ствольной коробки. У Судаева все наоборот. А это не одно и то же. И, кроме того, у тебя стебель с широкими и длинными направляющими сначала направляется ствольной коробкой, а затем — крышкой коробки.

— Это нехорошо, — заключил Василий Алексеевич, сделав ударение на последнем «о».

И здесь Симонов не удержался от критики системы Дегтярева.

— А у Вас, Василий Алексеевич, затвор с рамой еще глубже спрятаны, а рама при накате работает как клин, распирая в стороны боевые упоры. Тоже потери скорости и энергии.

— Твоя правда, Гаврилыч, я об этом давно думаю.

— Есть у меня одна задумка, но поздно сейчас что-то менять. На эти испытания пока прислал я автомат с перекосом затвора, но только вверх, а не вниз, как у тебя. Чтобы ты не жаловался. Последние слова Василий Алексеевич уже произнес в шутливом тоне.

— Я это уже давно заметил, — добродушно и тоже улыбаясь ответил Сергей Гаврилович Симонов.

На этом разговор двух давних друзей и коллег по совместной учебе в «академии» В.Г. Федорова временно прервался.

К Василию Алексеевичу подошел слесарь-отладчик Н.Д. Зернышкин и, как бы в подтверждение недавних разговоров двух конструкторов, доложил, что один из пулеметов Дегтярева «споткнулся» на запылении — дал две задержки, а затем стал работать без отказов.

— Две задержки тоже много, — заметил Василий Алексеевич и решил сам осмотреть состояние этого образца непосредственно на огневой позиции.

Метод испытания оружия в условиях запыления в то время на полигоне был весьма примитивным. Оружие запылялось в закрытом ящике с раздуванием пыли небольшим мехом с ножным «приводом». В аналогичном ящике производилось и замораживание оружия путем запуска в него углекислоты через отверстие в боковой стенке из громоздкого и тяжелого баллона. Для поддержания минусовой температуры в ящике в пределах 50–60 градусов по Цельсию в течение двух часов, без учета времени на «нагон» температуры до заданной величины, требовалось 6–7 баллонов углекислоты. Со стрельбой на открытом воздухе требовалось проявлять торопливость, особенно в летнее время, иначе оружие отпотевает, покрываясь толстым слоем инея, после чего требуются длительные нахаживания подвижной системы вручную до получения первых выстрелов.

Указанные методы испытаний не могли претендовать на полную имитацию реальных условий эксплуатации оружия. Они позволяли лишь в какой-то мере давать сравнительную оценку образцам различных конструкций.

Трудно было соблюдать и идентичность условий испытаний при повторениях опыта.

В.А. Дегтярев был ведущим конструктором стрелкового оружия своего времени, являясь главным разработчиком основных образцов отечественного стрелкового вооружения. Его образцы были базовой основой отечественной системы стрелкового вооружения армии еще в довоенное время.

«Во всей истории развития ручного огнестрельного оружия нет ни одного оружейного конструктора, ни одного оружейного изобретателя, многогранная талантливость которого дала бы столько разнообразных образцов, как это было выполнено В.А. Дегтяревым», — отмечается в материалах ученого совета Артиллерийской академии по присвоению В.А. Дегтяреву ученой степени доктора технических наук.

Василию Алексеевичу Дегтяреву в числе других ведущих разработчиков основных видов военной техники в годы войны было присвоено генеральское звание, минуя все офицерские ступени, что не только отмечало прежние заслуги, но и определяло его роль в дальнейшем совершенствовании вооружения армии.

На полигон генерал-майор Дегтярев последний раз прибыл в гражданской форме одежды, но ладно сшитой и аккуратно подогнанной, как бы по военным меркам и требованиям. С членами комиссии вел себя весьма скромно и корректно, не вступая ни в какие споры и не предъявляя никаких претензий. Был малоразговорчив с рядовыми испытателями и не вмешивался в их дела, контакты с ними поддерживали помощники конструктора. Сам конструктор, чувствовалось, в мыслях был связан с другими, более сложными проблемами, которые он продолжал обдумывать уже здесь, на полигоне.

Приезд В.А. Дегтярева для полигона, его инженерно-технического состава, конструкторов, испытателей, — всех, чья работа многие годы была связана с оружием выдающегося и весьма плодовитого конструктора, был знаменательным и не часто повторяющимся событием.

К новым образцам, созданным этим конструктором, проявлен большой интерес не только комиссии, но и всех, кто был связан с их испытаниями и исследованиями.

Из трех образцов, представленных КБ Дегтярева, в конструкторском отношении с самого начала наиболее перспективным был признан пулемет с ленточным питанием, имеющим прямую подачу патрона. Он стал выделяться в лучшую сторону среди пулеметов других конструкций и по результатам испытаний.

По принципиальной схеме устройства автоматики пулемет Дегтярева не отличался от модернизированной штатной системы ДП, но имел большие переделки по конструктивному оформлению многих деталей и узлов. Промежуточный патрон образца 1943 года, созданный Н.М. Елизаровым и Б.В. Семиным, позволял существенно уменьшить габариты ручного пулемета и снизить его общий вес. Длина нового пулемета Дегтярева по сравнению с пехотным ДП уменьшилась более чем на 200 мм, а общий вес со снаряженным магазином, более чем вдвое увеличенной емкости, снизился с 8,4 до 7,4 кг. Указанное снижение веса еще не в полной мере характеризовало уровень повышения маневренных качеств пулемета, которые существенно повышаются, если учитывать вес носимого боекомплекта патронов. Вес патронной коробки со снаряженной лентой на 100 патронов у нового пулемета был на 0,4 кг меньше, чем вес дискового магазина ДП, вмещающего 47 патронов.

Новый пулемет Дегтярева по сравнению со своим предшественником был более компактным и внешне более привлекательной конструкции. Черный блеск плотного оксидного покрытия с немного сероватым оттенком придавал ему и хороший декоративный вид. А прославленный в годы войны ручной пулемет ДП даже в модернизированном виде выглядел рядом с новым образцом громоздким, рогатым и неуклюжим. Он стал вдруг сразу тяжелее в руках испытателя, чем прежде.

Создание легкого ручного пулемета с лучшими эксплуатационными и маневренными качествами было, конечно, шагом вперед в конструкторском деле, если не учитывать тот факт, что старый тяжелый образец сохранял превосходство перед новым по эффективности поражения целей за дальностью 600–800 м. Но это было уже связано с преимуществом винтовочного патрона, которому существенно уступал по баллистическим свойствам новый, образца 1943 года. С увеличением дальности стрельбы это преимущество прогрессивно усиливалось.

Новый пулемет Дегтярева по надежности работы уступал автомату Судаева, а при стрельбе со сменой огневых позиций требовал второго номера расчета для своего обслуживания и переноски коробок с лентами. Но стрельба на ходу была невозможна даже в этом случае. Наличие разборного деревянного цевья на стволе позволяло осуществлять короткие перебежки с пулеметом, удерживая его даже одной рукой, но этого оказывалось еще недостаточно. Встал вопрос о прицепной коробке с лентой небольшой емкости, и конструктор начал думать об этом тут же, на испытаниях. Маленькая коробка круглой формы с лентой на 100 патронов вместе с квадратными приставными коробками на 200 патронов была подана на испытания, но она не пристегивалась к пулемету.

Оглавление книги


Генерация: 0.247. Запросов К БД/Cache: 3 / 1