Глав: 13 | Статей: 13
Оглавление
Трёхбашенный танк Т-28 к моменту своего создания являлся самым мощным средним танком в мире. Несмотря на некоторую громоздкость многобашенной компоновки, эта машина замечательно показала себя в боях при прорыве «линии Маннергейма» в ходе советско-финляндской войны. Однако в ходе летней кампании 1941 года большинство Т-28 было потеряно, но отдельные машины встречались в танковых частях Красной Амии вплоть до лета 1944-го.

В этой книге на основе архивных документов рассказывается о создании, модификациях и боевом применении танка Т-28, а также боевых машин, созданных на его базе.
Максим Коломиецi / Fachmann

В БОЯХ НА «ЛИНИИ МАННЕРГЕЙМА»

В БОЯХ НА «ЛИНИИ МАННЕРГЕЙМА»



Первый день войны: танкисты 20-й тяжёлой танковой бригады имени Кирова получают боевую задачу. 30 ноября 1939 года (АСКМ).

Наиболее яркой страницей в судьбе танков Т-28 явилось их участие в советско-финляндской, или, как её называют западные источники, «зимней» войне (30 ноября 1939 — 13 марта 1940 г.). Не вдаваясь в причины и общий ход конфликта, напомним, что боевые действия велись на довольно широком фронте, от побережья Финского залива до Мурманска. Наиболее тяжёлые и кровопролитные бои шли на Карельском перешейке.

Вся территория перешейка была покрыта крупными лесными массивами, допускавшими движение танков только по дорогам и просекам. Большое количество рек и озёр с болотистыми или крутыми берегами, не замерзающие болота, валуны — всё это представляло для танков труднопроходимые естественные препятствия.

Дорог было мало, и это ещё больше затрудняло использование танковых частей; движение даже по проходимым участкам леса требовало от механиков-водителей высокого мастерства. Кроме того, суровая зима 1939–40 гг. с морозами, достигавшими в середине января 40–45 градусов, и снежным покровом толщиной 90–100 см создавала дополнительные трудности в применении танков.

Природные препятствия Карельского перешейка дополнились созданной финнами системой укреплений, получившей в отечественной литературе название «линия Маннергейма» (по фамилии главнокомандующего финской армией маршала К. Маннергейма). Она включала в себя полосу обеспечения, главную полосу обороны, вторую и тыловую полосы, рубеж прикрытия Выборга и ряд отдельных позиций обшей протяжённостью до 135 км и глубиной до 90 км. Всего на «линии Маннергейма» к началу войны имелось около 300 железобетонных ДОТов и до 1000 ДЗОТов, которые объединялись в узлы обороны и были связаны между собой хорошо продуманной системой артиллерийского, пулемётного и миномётного огня. Между долговременными сооружениями находились позиции полевых войск — окопы, ходы сообщения, огневые точки — которые часто прикрывались броневыми и бетонными козырьками. Все сооружения на «линии Маннергейма» были отлично замаскированы и прикрыты целой комбинацией противотанковых и противопехотных заграждений, обычно в следующей комбинации: колючая проволока в три-четыре ряда, через 30–40 метров — каменные надолбы в несколько рядов, затем, через 20–50 метров — противотанковый ров или эскарп, на удалении от него 20–50 метров снова колючая проволока в два-четыре ряда. На расстоянии 150–200 м от последнего препятствия располагалась огневая точка (ДОТ или ДЗОТ). Близлежащие дороги, подступы к препятствиям и сами препятствия минировались.



Командир 20-й тяжёлой танковой бригады комбриг Семён Васильевич Борзилов (1893–1941 гг.), фото 1940 года. С 4 июня 1940 года — генерал-майор танковых войск, командир 7-й танковой дивизии 6-го мехкорпуса, затем начальник АБТО 51-й армии. Погиб 28 сентября 1941 года в бою под Перекопом, поднимая бойцов в атаку.

Основными инженерными противотанковыми средствами на «линии Маннергейма» являлись: надолбы, противотанковые рвы и эскарпы, мины и лесные завалы.

Надолбы встречались трёх типов — каменные, железобетонные и металлические. Каменные надолбы из отёсанного гранита размером 60 х 200 см, врытые в землю на 60–100 см, или из валунов диаметром до метра наиболее часто встречались на Карельском перешейке. Они разрушались стрельбой 45 мм бронебойными снарядами из танков (3–4 снаряда разбивали надолбу до основания) или подрывались сапёрами. Иногда, при высоком мастерстве механиков-водителей, удавалось провести танки по вершинам этих надолб.

Железобетонные надолбы имели форму трёхгранной пирамиды высотой 80–100 см и шириной у основания 60–80 см. Они чаше всего встречаюсь на дорогах и, как правило, обладали небольшой прочностью — танкисты, выйдя из танков, легко разрушат и их ударами ломов.

Металлические надолбы (обычно зарытые в землю куски железнодорожных рельсов высотой 100–110 см) встречались лишь небольшими участками в полосах гранитных или железобетонных надолб. Надолбы всех типов располагались в шахматном порядке на удалении друг от друга 1–1,5 м обычно в 3–4, иногда 5–6 рядов.



Танки 90-го танкового батальона выдвигаются на боевые позиции. Район Хоттинен, декабрь 1939 года (ЦМВС).

Эскарпы встречались с вертикальной стенкой высотой до 2,5 м укреплённой брёвнами или гранитными валунами. Противотанковые рвы имели ширину 4–5 м и глубину 2–2,5 м. Стенки рвов укреплялись деревом или камнем. Эскарпы и рвы имели значительное протяжение (иногда более километра) и упирались своими склонами в озёра, болота или крутые склоны.

Минные поля устраивались на берегах озёр и рек (в местах возможных переправ танков), на опушках леса, просеках, дорогах и подходах к населённым пунктам. В качестве противотанковых препятствий финны применяли и лесные завалы, которыми перекрывались дороги, просеки, выходы на опушки леса, береговые линии озёр и рек. Деревья подпиливались на высоте 1–1,5 м, валились на дорогу, оплетались колючей проволокой и, как правило, минировались. Глубина завалов достигала 400–500 м.

В некоторых местах встречались замаскированные противотанковые ямы-ловушки (шириной до 3 м, длиной до 4,5 м и глубиной до 2 м), а кое-где искусно спрятанные проруби во льду на озёрах.



Противотанковые препятствия на «линии Маннергейма» — вверху противотанковый эскарп, внизу гранитные надолбы в 4 ряда. Декабрь 1939 года (ЦМВС).

Именно здесь, в полосе наступления 7-й армии, наносившей главный удар в самом центре «линии Маннергейма», и действовала 20-я тяжёлая танковая бригада имени Кирова, укомплектованная танками Т-28 (в некоторых публикациях упоминается об участии в советско-финляндской войне ещё одной бригады на Т-28 — 10-й тяжёлой танковой, однако это не соответствует действительности).

К 9 октября 1939 года 20-ю танковую бригаду перебросили из города Слуцк на Карельский перешеек и сосредоточили в районе Чёрной Речки. Здесь её укомплектовали до штата военного времени (в бригаду влилось до 50 % приписного состава), и в течение последующих 1,5 месяцев она занимались усиленной боевой подготовкой. Отрабатывались действия подразделений в наступательном бою на пересечённой местности. Проводились практические занятия с экипажами танков по вождению машин по азимуту ночью и преодолению противотанковых препятствий — каменные, деревянные и земляные стенки — при помощи фашин. Особое внимание придавалось подготовке механиков-водителей. В результате к началу военных действий танковые батальоны были полностью укомплектованы и хорошо подготовлены к боям в условиях Финляндии.



Танк Т-28 на пути к району боевых действий. Карельский перешеек, февраль 1940 года (ЦМВС).

Техническое состояние машин было очень хорошим, однако имелся большой некомплект ремонтных мастерских и практически полностью отсутствовали эвакуационные средства (всего 4 трактора «Коминтерн» на всю бригаду). Такое положение сохранялось до конца войны.

К началу боевых действий в бригаду входили: управление бригады (2 танка Т-28 и 3 БТ), 90-й, 91-й и 95-й танковые батальоны (в каждом — 31 Т-28 и 3 БТ), 301-й отдельный автотранспортный батальон, 256-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон, 302-я химическая рота, 215-я отдельная разведывательная рота, 57-я отдельная рота связи, 45-я отдельная зенитно-пулемётная рота, 65-я отдельная рота танкового резерва, 38-я отдельная сапёрная рота, всего — 2926 человек, 145 танков (Т-28 — 105, БХМ-3 — 11, БТ-5 — 8, БТ-7 — 21), 20 бронеавтомобилей (БА-6 — 5, БА-20 — 15), 34 легковых и 278 грузовых машин, 27 автокухонь, 4 трактора «Коминтерн», 16 мотоциклов, 12 счетверённых зенитных пулемётов «Максима» на автомобилях. Командовал бригадой комбриг С. Борзилов, военкомом был полковой комиссар Кулик.

29 ноября 1939 года бригаду придали 19-му стрелковому корпусу с задачей: ударом в направлении Ахи-Ярви — Кирка Кивенапа разгромить финские части и не допустить их отхода в северо-западном направлении.



Железобетонная надолба «линии Маннергейма». Декабрь 1939 года. Её размер можно представить, сравнив с фигурой стоящего рядом командира Красной Армии (ЦМВС).


Танки перед выходом на боевую операцию. Карельский перешеек, февраль 1940 года. Передний танк выпуска конца 1939 — начала 1940 года с улучшенной бронировкой перископов наблюдения и ящиком для приборов дымопуска с наклонными бортами, задний танк выпуска первой половины 1939 года (РГАКФД).

30 ноября 1939 года 20-я танковая бригада перешла границу вместе с частями 19-го стрелкового корпуса. На следующий день по приказу командира корпуса для поддержки 68-го стрелкового полка в районе Корвалы была выделена 2-я танковая рота 95-го танкового батальона под командованием молодого энергичного лейтенанта Хохлова. Зная, что дороги минированы, он повёл роту лесом, по азимуту. Танки, легко ломая деревья, двигались по лесу, подойдя к Ковале уже в сумерках. На одной из высот была обнаружена наша пехота, лежащая под огнём финнов. Быстро сориентировавшись, Хохлов повёл танки в атаку, и противник в панике бежал. Пехотинцы поблагодарили танкистов за помощь: оказалось, что стрелковый батальон попал в засаду и был окружён противником.

Рота Хохлова энергично преследовала отступающих финнов, которые из-за внезапного нападения не успели взорвать мост и заминировать дорогу. Но на Выборгском шоссе их сопротивление было уже организованным — мост через реку Линтульи-иоки взлетел на воздух буквально перед носом у танкистов, одновременно из-за реки ударили орудия и пулемёты. Хохлов отвёл свои танки в лес и организовал разведку. Оказалось, что впереди сильный опорным пункт противника в монастыре Линтула. Комиссар бригады Кулик, находившийся всё это время в боевых порядках 2-й танковой роты, связался с комбригом Борзиловым, который подтянул к Линтула основные силы 90-го и 95-го батальонов. Утром 2 декабря разгорелся бой.



Танк Т-28 на марше. Северо-Западный фронт, январь 1940 года. Это машина выпуска 1938 года с пушкой Л-10 и поручневой антенной (ЦМВС).

Финны оказывали упорное сопротивление. Танки, перейдя реку вброд, разбили несколько ДЗОТов и вышли противнику в тыл, чем решили исход боя. Финны отошли к узлу сопротивления Кирка Кивенапа, их преследовал 95-й танковый батальон, в авангарде которого двигалась рота Хохлова с посаженной на танки пехотой. Машины шли в темноте, без огней с хода преодолевая встречающиеся противотанковые рвы.

У Тиртулы по батальону открыла огонь финская артиллерия. Рота Хохлова, выгрузив пехоту, открыла ответный огонь. Правда, ориентироваться было очень трудно: финны подожгли деревню и в зареве пожара различить вспышки их орудий могли только очень опытные танкисты. Ночная темнота ставила примерно в одинаковые условия как советские танки, так и гарнизоны финских ДЗОТов — те и другие не могли вести прицельного огня. Однако финны имели преимущество, действуя на своей территории, которую они хорошо знали и где заранее пристреляли все подступы к огневым точкам. В это время на левом фланге нанёс удар 90-й танковый батальон капитана Ушакова. Части противника, не выдержав одновременного удара двух танковых батальонов, в спешке отошли. Кирка Кивенапа — сильный опорный узел сопротивления финнов — была захвачена одними танками 20-й танковой бригады в этом ночном бою. При этом было подбито 4 Т-28 90-го и 2 Т-28 95-го танковых батальонов.

В первые же дни боёв стало очевидным, что пехота без танков в атаку не идёт, даже при поддержке артиллерии всех калибров. На всём пути к главной полосе обороны «линии Маннергейма» отставание пехоты от танков было систематическим. Танкисты сами, под прикрытием своего огня проделывали проходы в надолбах и эскарпах (например, 95-й батальон в районе Икола), отыскивали и уничтожали цели и возвращались за пехотой, чтобы вести её вперёд. Вообще, плохое взаимодействие различных родов войск Красной Армии было больным местом в начале боёв. Так, в первых числах февраля 1940 года танкисты 20-й танковой бригады обстреляли свою пехоту, с которой должны были взаимодействовать, убив и ранив несколько человек. Вопросы взаимодействия были отработаны только к началу прорыва главной полосы обороны «линии Маннергейма».



Раздача подарков, присланных рабочими Кировского завода танкистам 20-й танковой бригады. Февраль 1940 года. На переднем плане танк Т-28 выпуска 1938 года с пушкой Л-10 и поручневой антенной (ЦМВС).

9 декабря танковый взвод 91-го батальона под командованием лейтенанта Груздева (3 Т-28) был выделен для поддержки частей Карельского укрепрайона полковника Лазаренко. Взвод действовал вдоль Финского залива в направлении станции Ино. За три дня танкисты 11 раз ходили в атаку, оказав пехоте большую помощь своим артиллерийским и пулемётным огнём. 13 декабря взвод получил задачу произвести разведку. Пройдя 15 километров вперёд от расположения своей пехоты, у Конгаспелто танки подошли к главной полосе укреплений «линии Маннергейма». Внезапным артиллерийским огнём машина командира взвода была подбита, но экипаж (командир В. Груздев, механик-водитель Ларченко, артиллерист Лупов, пулемётчики Волк и Лобастев, техник Коваль и радист Симонян) с места в течение 40 минут продолжал вести огонь по финским огневым точкам. При подходе своей наступающей пехоты танкисты решили помочь ей и, включив дымовые приборы, покинули танк через нижний люк и открыли огонь из двух пулемётов. Но дымовая завеса оказалась слабой и ответным огнём финских снайперов были убиты Груздев, Волк и Лобастев, ранен Ларченко. Оставшиеся в живых ползком отошли к своей пехоте, забрав с собой раненого.

Второй танк взвода также был подбит. Машина загорелась, но хода не потеряла. Не имея возможности находиться внутри танка, экипаж придумал остроумное решение. Они запустили мотор на малые обороты и направили танк в сторону своих, а сами шли перед ним, прикрываясь его корпусом от обстрела.



Старший политрук Брагин проводит политинформацию среди танкистов 90-го танкового батальона. Февраль 1940 года. На заднем плане Т-28 выпуска 1938 года с пушкой Л-10 и поручневой антенной. На надгусеничной полке уложена лестница для залезания на танк (ЦМВС).

Экипаж третьей машины Т. Ковтунова пытался помочь своим товарищам, но его танк при маневрировании подорвался на мине, а потом был расстрелян артиллерией. Все члены экипажа были тяжело ранены, но эвакуированы с поля боя танкистами с других подбитых танков под руководством К. Симоняна.

За героические действия весь состав взвода был награждён орденами и медалями, а экипажу В. Груздева присвоили звание Героев Советского Союза (трое получили это звание посмертно).

К 11 декабря основные силы 20-й танковой бригады, после ряда маршей, вышли к главной оборонительной полосе «линии Маннергейма» и сосредоточились в районе Бобошино. Здесь танкисты усиленно занимались подготовкой к предстоящим боям. 13 декабря все танки бригады были перекрашены в белый цвет. Примерно в это же время в состав 20-й бригады была включена отдельная рота тяжёлых танков: три опытных машины — КВ, СМК и Т-100, прибывшие для испытаний во фронтовых условиях.

17 декабря 1939 года командование бригады получило боевую задачу: поддержать наступление частей 50-го стрелкового корпуса (123-я и 138-я стрелковые дивизии) при атаке укреплённых узлов Хотгинен и высоты 65,5. Начальник штаба 138-й дивизии доложил в штаб корпуса, что «впереди никакого укрепрайона нет, противник бежит». Не проверив этих сведений, командир корпуса комдив Ф. Горленко отдал приказ отменить ранее назначенную 5-ти часовую артиллерийскую подготовку и двинуть в атаку пехоту 138-й дивизии при поддержке 91-го танкового батальона. Однако наступающие упёрлись в мощную укреплённую полосу обороны противника и попали под сильный артиллерийско-пулемётно-миномётный огонь.



Один из Т-28 90-го танкового батальона 20-й тяжёлой танковой бригады, подбитый в бою 18 декабря 1939 года и оставленный на территории противника. Снимок сделан после прорыва обороны в феврале 1940 года. О накале боёв свидетельствуют начисто срубленные пулями и осколками ветви деревьев (ЦМВС).

Вследствие этого пехота 138-й стрелковой дивизии, не имевшая опыта взаимодействия с танками, была от них отсечена пулемётно-миномётным огнём, понесла большие потери и в конце концов частично залегла, а частично бежала на исходные позиции. 91-й танковый батальон прорвался вглубь обороны противника за линию первых и вторых надолбов на 450–500 м, попал под сильный артогонь и, не поддержанный пехотой, отошёл на исходные позиции, понеся большие потери.



Финские танкисты готовят к эвакуации подбитый в районе Хоттинен Т-28 90-го танкового батальона 20-й тяжёлой танковой бригады. Январь 1940 года (фото из коллекции Есы Муикку, Финляндия).


Отремонтированный финнами Т-28 направляется в тыл. Январь 1940 года (фото из коллекции Есы Муикку, Финляндия).

Вечером того же дня командир бригады докладывал в штаб 50-го стрелкового корпуса: «После боя 17 декабря 91-й танковый батальон небоеспособен. Убито 7 человек, ранено 22, в том числе и командир батальона майор Дроздов, пропало без вести 16, в том числе и комиссар батальона Дубовский. Из 21 танка Т-28, высланного в атаку, прибыло на сборный пункт 5 машин, 2 сданы на СПАМ (сборный пункт аварийных машин — Прим. автора). Остальная матчасть требует ремонта, что и производится. 4 машины сгорели на поле боя, 1 перевернулась вверх гусеницами в противотанковом рву, 1 неизвестно где. При атаке уничтожено: ПТО — до 5 шт., ДОТ — до 3 шт. Ввиду того, что пехота не пошла и осталась за надолбами, которые севернее высоты 65,5 в 500 м, этот район нашими войсками не занят».



Танк Т-28 91-го танкового батальона 20-й тяжёлой танковой бригады, подбитый в декабрьских боях 1939 года. Район высоты 65,5, февраль 1940 года (ЦМВС).

18 декабря 90-й танковый батальон поддерживал 138-ю стрелковую дивизию при атаке укрепрайона Хоттинен — Турта. И вновь пехота была отсечена от танков, а танки, прорвавшись вглубь обороны противника, понесли большие потери. Командир бригады докладывал об этом бое так: «Доношу, что 18 декабря в 16.30 90-й танковый батальон получил задачу атаковать Хоттинен — Турта и вступил в бой, успешно продвинувшись в глубину обороны противника до 1,5 км и выйдя к лесу севернее Турта. Танки, не имея за собой пехоты, были обстреляны артогнём ДОТ и миномётами из глубины обороны противника. Передние машины 2-й роты были сожжены пехотой противника: забросаны бутылками с быстро воспламеняющимся веществом. При отходе из леса батальон понёс следующие потери: 3 рота — 1 машина сгорела, 1 машина (лейтенанта Логинова), подорванная на мине, оставлена в лесу; 2 рота — сгорела машина лейтенанта Бугаева, машина лейтенанта Котова оставлена в лесу подорванная, подбита и оставлена машина командира 2-й роты старшего лейтенанта Черных. Кроме того, в результате отхода в районе противника осталась сгоревшая машина командира батальона капитана Янова. О машине командира взвода 2-й роты лейтенанта Тарарушкина сведений не имеется».

19 декабря в 12.00 была произведена новая атака 90-го танкового батальона со 138-й стрелковой дивизией на Хоттинен, а 91-го батальона со 123-й стрелковой дивизией — на высоту 65,5. На этот раз атаке предшествовала артиллерийская подготовка. Танкисты, буквально «подлезая» под свой артогонь, прошли две полосы заграждений, «оседлали» укреплённый узел и продвинулись на три километра вглубь, фактически прорвав главную полосу обороны финнов.

К 14.00 90-й танковый батальон капитана Янова ротой Т-28 и ротой тяжёлых танков вышел к лесу в 1,5 км северо-восточнее Турта, пройдя на этом участке всю линию укреплений и фактически выполнив задачу по прорыву укрепрайона. Две другие роты батальона в это время вели бой в глубине обороны, обстреливая ДОТы и прикрывая пехоту, а 95-й танковый батальон начал атаку с фронта.

Когда же танкисты потребовали от пехоты 138-й стрелковой дивизии броска вперёд для занятия ДОТов, финны открыли миномётный огонь и пехота в панике отступила.



Финские танки «Виккерс», подбитые огнём Т-28 20-й тяжёлой танковой бригады в бою у станции Перо 29 февраля 1940 года (АСКМ).

Причём финны были настолько деморализованы, что даже практически не вели по пехоте пулемётного огня. Однако, почувствовав, что танки действуют одни, они, подтянув противотанковые орудия, начали их расстреливать с флангов и тыла, а финская пехота бутылками с бензином стала поджигать подбитые танки. К 17.00 по приказу командира бригады остатки батальона отошли на исходные позиции, понеся большие потери в матчасти и личном составе. В этом бою погиб и командир батальона капитан Янов. Атака 91-го танкового батальона также захлебнулась из-за пассивности своей пехоты. Всего за этот день бригада потеряла 29 Т-28.

20 декабря 1939 года 20-ю тяжёлую танковую бригаду вывели в тыл, где до 1 февраля 1940 года занималась ремонтом матчасти, пополнением личным составом и боевой подготовкой. В частности, активно проводились занятия по преодолению надолб, сбросу фашин с боевых машин, обучению взаимодействию пехоты с танками и т. д.

В период с 1 по 10 февраля 1940 года танки Т-28 действовали в составе блокировочных групп по уничтожению финских ДОТов, а также производили разведку боем, особенно активно действуя на участке Хоттиненского укрепрайона.



Танкисты 91-го танкового батальона 20-й танковой бригады, получившие звание Герой Советского Союза у своего танка. Слева направо: воентехник 2-го ранга Коваль, командир башни Луппов, радист Симонян. Карельский перешеек, февраль 1940 года. Обратите внимание, что один из траков на гусенице перевёрнут гребнем наружу для улучшения сцепления с грунтом (ЦМВС).

Здесь батальоны 20-й и 35-й танковых бригад, поддерживая части 100-й стрелковой дивизии, продвинулись вперёд, уничтожив часть ДОТов и выявив всю систему финских укреплений. Несмотря на большие потери (только 20-я бригада потеряла здесь 59 танков), главным результатом было то, что атаки в районе Хоттинен вынудили финское командование перебросить сюда войска с других участков, что способствовало прорыву главной полосы обороны финнов в районе высоты 65,5.

Основной формой использования танков Т-28 в этот период являлось тесное взаимодействий с пехотой, артиллерией и сапёрами в борьбе за передний край и в тактической глубине обороны противника. Кроме того, одной из важнейших задач, решаемых танками, было их действие в составе блокировочных (штурмовых) групп по захвату и уничтожению ДОТов. Как правило, в состав такой группы включалось три пушечных и два огнемётных танка, взвод сапёров, до роты пехоты, два-три пулемёта и одно-два орудия. Чаще всего работа проводилась ночью или в снегопад. Взрывчатое вещество — а для подрыва ДОТ его требовалось от 1000 до 3000 кг — подвозилось танками на бронесанях Соколова. Пушечные танки огнём по амбразурам и прилегающим к ДОТ траншеям обеспечивали подход огнемётных танков, которые заливали амбразуры и двери ДОТ огнесмесью и зажигали её. В это время сапёры вели работу по подрыву, а пехота прикрывала сапёров от атак финнов.

В первое время действия штурмовых групп были неудачными, так как атаке подвергался отдельно взятый ДОТ и танки расстреливались из соседних огневых точек. В последующем, когда атаковали сразу 3–4 близлежащих ДОТа, действия блокировочных групп были более успешными. Особенно удачно действовали они в полосе 39-й и 20-й танковых бригад.

11 февраля 1940 года 91-й танковые батальон капитана Яковлева, поддерживая части 123-й стрелковой дивизии, после полуторачасовой артподготовки начал штурм высоты 65,5. Особенно успешно действовала головная рота батальона под командованием старшего лейтенанта Хараборкина, приданная стрелковому батальону капитана Сороки.



Герой Советского Союза техник 90-го танкового батальона 20-й тяжёлой танковой бригады Н. А. Евстратов у своей боевой машины. Карельский перешеек, март 1940 года. Видно, что танк имеет частичную экранировку переднего наклонного листа и пулемётных башен, на крыле видна металлическая звезда (АСКМ).

При уточнении вопросов взаимодействия Хараборкин предложил пехотинцам засучить правый рукав маскхалата, чтобы танкисты могли отличить их от финнов. Кроме того, было решено обозначить синими флажками те стрелковые подразделения, которые находились ближе всего к противнику. Таким образом, синий флажок означал, что перед данным подразделением нашей пехоты больше нет и танкам можно открывать огонь.

К моменту окончания артиллерийской подготовки рота Хараборкина подошла к первым надолбам и по проходам, проделанным сапёрами, преодолела их. Затем с ходу была преодолена вторая линия надолбов, в которой не было проходов. Причём некоторые машины расстреливали надолбы из танковых пушек, а другие, включая танк Хараборкина, прошли по верхам надолб, за которыми оказался противотанковый ров. При помощи фашин, лежавших на броне, танкисты сделали два прохода через ров и прошли по ним. Затем, развернувшись, танки завязали бой с ДОТами, сдерживавшими наступление пехоты. Танк командира роты оказался позади одного из ДОТов. Тремя бронебойными снарядами экипаж разбил его бронедвери и заставил ДОТ замолчать. Пользуясь поддержкой танков, пехота батальона Сороки перебралась через ров и пошла на штурм. К вечеру 11 февраля высота 65,5 была взята. Рота Хараборкина потеряла в этом бою 4 Т-28. За умелое руководство ротой и личное мужество старшему лейтенанту Хараборкину присвоили звание Героя Советского Союза.



Место прорыва главной полосы обороны «линии Маннергейма» — высота 65,5 — после боя. На заднем плане два подбитых танка 20-й тяжёлой танковой бригады. Февраль 1940 года (ЦМВС).

На следующий день, 12 февраля, комбриг Борзилов перебросил в район высоты 65,5 95-й танковый батальон, с помощью которого прорыв расширили и углубили, и к вечеру 13 февраля 1940 года на этом участке главная оборонительная полоса «линии Маннергейма» была полностью прорвана.

16 февраля 20-я тяжёлая танковая бригада вошла в состав подвижной группы комбрига Борзилова (20-я и 1-я танковые бригады и два стрелковых батальона), выполняя задачу по разгрому финских войск в районе Вийпури, отрезая им пути отхода с юго-восточной части перешейка. 17 февраля группа подошла к Кямаря, а с 18-го начала наступление на двух направлениях — 1-я танковая бригада на Пиен-Перо, а 20-я танковая бригада на Хонкониеми. Встретив сильное сопротивление финнов, группа, неся большие потери, вела бои до 20 февраля. После этого 1-ю танковую бригаду вывели в резерв, а 20-я бригада продолжала действовать в районе Хонкониеми совместно со 123-й стрелковой дивизией.

20–27 февраля бригада вела бои за овладение станцией Хонкониеми и населёнными пунктами Кусисто, Юкола. В этих боях особенно хорошо проявил себя 95-й батальон капитана Стрельмаха, действовавший не по дорогам, а лесными дебрями. Противник не мог в данной местности протащить свои противотанковые орудия, а танки свободно прокладывали себе дорогу, ведя за собой пехоту. «Вообще условия такие, что весь личный состав заслуживает одобрения и награды за мужество. Живут на снегу, под обстрелом, не жалуются и сохраняют прекрасный боевой дух», — докладывал в штаб фронта комиссар 20-танковой бригады Кулик, находившийся всё это время в боевых порядках батальона.

29 февраля бригада завязала бои за станцию Перо. Финны пытались контратаковать пехотой при поддержке имевшихся у них двух танков «Виккерс» (номера R-672 и R-666), но безуспешно. «Виккерсы» вышли на позиции 91-го танкового батальона, где и были подбиты. В журнале боевых действий 91-го батальона 20-й танковой бригады этому эпизоду отведена всего одна строчка: «Во время атаки станции Перо в одном километре северо-западнее Вяракоски с хода были расстреляны два танка «Виккерс». По финским данным, в этом бою из восьми танкистов погибло трое и один был ранен. Вечером того же дня станция Перо была взята.



Жительница Ленинграда дарит цветы экипажу танка Т-28 «Андрей Жданов» 20-й тяжёлой танковой бригады. 24 апреля 1940 года (АСКМ).

1 марта 91-й танковый батальон овладел районом Пероинсункюля и высотой 30,6, захватив там батарею 76,2-мм орудий, радиостанцию, более 100 лошадей и разгромив штаб пехотной дивизии.

3–7 марта 1940 года бригада во взаимодействии со 123-й стрелковой дивизией вела бой за высоты 13,7 и 88,0, преодолевая при этом надолбы, минные поля и зону затопления. 7 марта во время атаки высоты 13,7, когда пехота встретила сильное сопротивление финнов и залегла, лейтенанты Яник, Копытов и военный комиссар 90-го такового батальона старший политрук Брагин вышли из танков, вернулись к пехоте и повели её в атаку на финские позиции, завершившуюся рукопашной схваткой. В результате боя сильно укреплённая высота 13,7 была взята, а трём командирам-танкистам присвоили звание Героев Советского Союза (Брагину — посмертно).

8 марта 91-й батальон занял станцию и населённый пункт Тали, а к 12 марта батальоны бригады, развивая успех, вышли на рубеж высота 45,5 и озеро восточнее Портинхайка.

20-я танковая сыграла при прорыве «линии Маннергейма» наиболее активную, если не решающую роль. Эта бригада благодаря умелому и энергичному руководству была подготовлена к боевым действиям лучше других танковых частей. Её командование сумело организовать хорошую координацию действий с другими родами войск, правда, справедливости ради, стоит отметить, что не всегда это удавалось сделать должным образом.

Взаимодействие танков с артиллерией и пехотой осуществлялось методом совмещения командных пунктов танковых, артиллерийских и пехотных начальников. На КП устанавливались дополнительные приёмники на волнах боевых сетей танков. Этот метод дал положительные результаты, так как всё время своевременно удовлетворялись заявки танкистов на подавление артогня противника и начальники были в курсе боевой обстановки.

Для управления танками во время боя командиры подразделений активно использовали радио. Переговоры осуществлялись при помощи закодированной условными сигналами таблицы, составленной из необходимых для боя фраз и обозначений (например, танки назывались конями, пехота — винтовками, горючее — водой и т. д.).

Хорошо было налажено снабжение 20-й танковой бригады: батальоны, по несколько дней находясь в боях, в течении всей войны не имели перебоев в получении всего необходимого, несмотря на загруженность дорог в тылу и пробки на них.

Несколько слов о бытовых условиях танкистов на Карельском перешейке. В условиях суровой морозной зимы, при отсутствии жилья, далеко не всегда удавалось найти ночлег в землянке или в специально утеплённом автофургоне. В танке же было слишком тесно, при выключенном двигателе слишком холодно, а при работающем можно было угореть. Однако танкисты нашли выход: брезент, которым укрывали танк от непогоды, спускали с орудийной башни так, чтобы он образовывал навес над бронёй моторного отделения. Для отопления своей «палатки» экипаж использовал горячий воздух, отбрасываемый от двигателя: с помощью специального щитка его направляли внутрь брезентового навеса. Иногда в «палатку» проводили освещение, используя лампочки с питанием от танковых аккумуляторов. С помощью тех же брезентов делали себе баню — палатку натягивали прямо на снегу или на льду, сооружали тёплый пол из соломы, хвойных веток и досок, вместо печки использовали бочки из-под бензина, а воду наливали в цинковые ящики из-под патронов.


Командование Красной Армии высоко оценило роль 20-й танковой бригады в прорыве «линии Маннергейма» — в апреле 1940 года Указом президиума Верховного Совета СССР бригаду наградили орденом Боевого Красного Знамени. За мужество и героизм 21 танкист был удостоен звания Героя Советского Союза, а 613 человек наградили орденами и медалями, из них: орденом Ленина — 14, орденом Боевого Красного Знамени — 97, орденом Красной Звезды — 189.

Потери бригады в личном составе за всё время боёв составили 564 человека — 169 убитыми, 338 ранеными и 57 пропавшими без вести.

Во время боевых действии на Карельском перешейке танки Т-28 использовались как раз для того, для чего их и создавали — для поддержки войск при прорыве сильно укреплённых позиции противника. Несмотря на то, что эти машины создавались по требованиям начала 1930-х годов, они показали себя с самой лучшей стороны. Т-28 превосходили все остальные танки по проходимости — на второй передаче они свободно передвигались по снегу глубиной 80–90 см, лучше преодолевали рвы, эскарпы и другие препятствия.

Однако, несмотря на более толстую броню (опять же по сравнению с Т-26 и БТ), первые же бои показали, что Т-28, как Т-26 и БТ, уязвимы для огня имевшихся на вооружении финской армии 37-мм противотанковых пушек шведской фирмы «Бофорс» (справедливости ради стоит отметить, что к началу войны у финнов имелось всего 112 таких орудий, большая часть которых находилась на Карельском перешейке). Поэтому для усиления бронезащиты в начале 1940 года небольшое количество Т-28 было частично экранировано — дополнительными броневыми листами защищались передний лобовой лист, щиток механика-водителя, малые башни, передняя часть большой башни.



Жители Ленинграда приветствуют танкистов 20-й тяжёлой танковой бригады, возвращающихся с Карельского перешейка в место постоянной дислокации. 24 апреля 1940 года. На фото машина выпуска 1939 года с клёпано-сварным корпусом (РГАКФД).

Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надёжной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля. Об этом можно судить по следующим цифрам.

К началу войны (30 ноября 1939 года) в 20-й танковой бригаде имелось 105 Т-28. В ходе боевых действий на пополнение прибыло с Кировского завода 67 новых танков выпуска 1939–1940 годов, таким образом, общее количество Т-28, участвовавших в советско-финляндской войне составляет 172 машины. Теперь посмотрим статистику потерь (см. таблицу на стр. 78).

Из 482 потерянных танков в ходе боёв было восстановлено 386, что составит 80 % потерь. Кроме того, легко заметить, что каждый участвовавший в войне Т-28 восстанавливался как минимум дважды (по документам, некоторые машины ремонтировались в ходе боёв до 5 раз!) и снова шёл в бой. Из общего числа потерь безвозвратные (то есть не подлежащие восстановлению) составили всего 32 танка Т-28 — 30 сгоревших и 2 машины захвачены финнами — то есть всего около 7 %.

Такое положение дел объясняется не только успешной работой ремонтно-восстановительного батальона бригады, но и близостью Кировского завода, выпускавшего Т-28. Завод в течение всей войны бесперебойно снабжал танкистов необходимым количеством запасных частей, а также выделил в помощь ремонтникам бригады группу опытных рабочих с необходимым оборудованием. Это подтверждает то, что при нормальном грамотном обслуживании и обеспечении запасными частями танк Т-28 являлся надёжной боевой машиной, даже при эксплуатации в особо тяжёлых условиях.

Оглавление книги


Генерация: 0.271. Запросов К БД/Cache: 0 / 3