Глав: 19 | Статей: 22
Оглавление
Броненосец “Цесаревич” строился по принятой в 1898 г. судостроительной программе “для нужд Дальнего Востока" — самой трудоемкой и, как показали события, самой ответственной из программ за всю историю отечественного броненосного флота. Программа предназначалась для нейтрализации усиленных военных приготовлений Японии. Ее правители. не удовольствовавшись возможностями широкой экономической экспансии на материке, обнаружили неудержимое стремление к территориальным захватам. Эти амбиции подкреплялись угрожающим наращиванием сил армии и флота, и направлены они были исключительно против России.

2. Проектное задание

2. Проектное задание

Рекомендации ОСО от 27 декабря 1897 г., сформулированные во всеподданнейшем докладе генерал-адмирала Алексея Александровича (1850–1908) 30 января 1898 г., были 23 февраля одобрены императором Николаем II (1868–1918). Во всем полагаясь на Провидение и интеллект своего дяди, он начертал на докладе следующие исполненные оптимизма слова: "Да благословит Господь и да увенчает Он успехом великое дело укрепления родного флота (эти слова подчеркнуты императором) на пользу и славу России!" Ожидания эти, увы, не оправдались.

Ревниво охраняя свою монополию на творчество, МТК не находил нужным поддерживать инициативы некоторых корабельных инженеров по многовариантной проработке поручавшихся им проектов. Не продвигали к прогрессу и перспективному творчеству изредка объявлявшиеся МТК конкурсы на составление проектов по его заданиям, а также разрабатывающиеся по его же заданиям цензовые проекты корабельных инженеров.

С непостижимым равнодушием отнесся МТК и к проектной инициативе, проявленной в апреле 1896 г; Балтийским заводом. Озабоченный своевременной загрузкой работами освободившегося вскоре стапеля в каменном эллинге, завод предложил броненосец "в виде усиленного "Пересвета"". Корабль должен был иметь почти то же вооружение (с добавлением по два орудия калибром 152, 75, 47 и 37 мм). но увеличенную до 20 узлов скорость. Это преимущество в МТК не сочли существенным (хотя маневр скоростного охвата в бою головы колонны противника в тактике был уже известен), увеличенное вооружение корабля в сравнении с "Пересветом" признали более слабым на 10 %.

Вместо многообещавшего скоростного броненосца завод заставили практически заново проектировать третий крейсер серии "Рюрик" (получивший название "Громобой"). Между тем, увеличенный "Пересвет" прямо подсказывал МТК путь разработки целой сетки перспективных проектов с вариациями по скорости и составу вооружения. Это позволило бы во всеоружии подойти к решению надвигавшейся задачи создания полноценного мореходного броненосца. Не сдвинулось дело и в октябре 1897 г., когда Балтийский завод напомнил о том, что предстоявшей весной 1898 г. спуском броненосца "Пересвет" освободится очередной стапель. Завод настаивал на немедленной выдаче (чтобы заблаговременно разработать проект) наряда на постройку нового корабля — или "по готовым чертежам" или с разработкой нового проекта по заданиям управляющего морским министерством.

Лишь с утверждением императором 23 февраля 1898 г. новой программы в структурах Морского министерства началась очень неторопливая раскачка. Шедший во главе прогресса Балтийский завод сделал еще одну попытку подтолкнуть дело. 12 марта 1898 г. председатель правления Балтийского завода контр-адмирал В.М. Лавров уведомил управляющего Морским министерством о том, что при некотором дополнительном напряжении сил и увеличении материальной базы завод мог бы взять на себя постройку целиком трех броненосцев (срок готовности к сдаче в 1901, 1902 и 1903 гг.) и поставку комплектов механизмов для двух броненосцев, предлагаемых к постройке силами петербургского порта (сдача в 1902 и 1903 гг.). Постоянно испытывая на себе гнет и неповоротливость казенных бюрократических порядков, завод, как он это уже делал при экстренной постройке крейсера "Россия" в 1895–1896 гг. (см. книгу автора ""Рюрик" был первым"), напоминал, что названные сроки он сможет выдержать лишь при определенных условиях.

Тем временем на совещании у генерал-адмирала 14 марта 1898 г. было "принципиально решено" (ведомство по-прежнему все еще не спешило) броненосцы, следующие за "Пересветом" и "Ослябей", строить по их типу, с теми же трехвинтовыми машинами, в том же теоретическом чертеже, но с устранением деревянной и медной обшивки и с заменой 254-мм пушек на 305-мм. Разработку такого проекта МТК поручал Балтийскому заводу.



Броненосец “Пересвет”

Уже 24 марта завод представил расчет изменения нагрузки в новом проекте. Но в МТК нашли способ осложнить дело. Не желая, видимо, брать на себя хлопоты по координации ускоренной разработки проекта башен для 305-мм орудий, МТК, ссылаясь на длительность такой работы, убедил генерал-адмирала не спешить с разработкой проекта в том "принципиально" новом виде, как это было одобрено самим великим князем. Так был предрешен проект броненосца "Победа".

Неожиданно ход событий резко ускорился. Это под адмиралтейский шпиц внес смуту и подавил всех своей действительно всесокрушающей американской деловитостью глава известной судостроительной фирмы в Филадельфии Чарльз Крамп. Уже 21 марта 1898 г. его предложения о постройке для русского флота броненосцев, крейсеров и миноносцев были доложены ГМШ генерал-адмиралу. Обсудив ряд вариантов заказа, Крампу решили поручить (письмо ГМШ в МТК от 23 марта) постройку миноносцев и крейсера водоизмещением 6000 т. он же должен был "выработать и представить чертеж нового броненосца, подходящего по типу и размерам к "Пересвету", с 12-дюймовыми орудиями в башнях вместо 10-дюймовых и с двумя машинами вместо трех.

Одновременно Балтийскому заводу предлагали решить, может ли он при замене в проекте броненосца типа "Пересвет" 254-мм артиллерии на 305-мм обеспечить те же сроки постройки, которые назывались ранее в письме председателя правления завода от 12 марта. Все это было похоже на попытки выиграть время для беспрепятственного распределения первых заказов среди иностранных фирм. Для бюрократии такие заказы всегда в силу элементарной материальной заинтересованности оказывались более "удобными", чем на отечественных заводах.

Одновременно Балтийскому заводу поручили приступить к разработке броненосца такого же водоизмещения, но с 305-мм пушками. "Такой же проект броненосца", как говорилось в отношении МТК в ГУКиС от 14 апреля, будет разрабатывать американский заводчик Крамп "по заданию Технического комитета". Что же касается броненосцев, которые будут строиться в Адмиралтействах Петербургского порта, но для них предстояло разработать новый проект, который по утверждении в МТК будет сообщен командиру петербургского порта "для исполнения". Этой работой, как вскоре выяснилось, занимался главный корабельный инженер порта Д.В. Скворцов. Картина складывалась, что и говорить, безрадостная.

И ранее не стесняясь произволом по отношению к формально принадлежавшему казне Балтийскому заводу. Морское министерство на этот раз превзошло себя. Пока завод одновременно вел работу над двумя проектами, Ч. Крамп, пользуясь переданными ему материалами проектов "Пересвета" и "Князя Потемкина-Таврического", и мобилизовав собственный опыт, успел заблаговременно подготовиться и обсудить в МТК свой проект. Это был синтез двух русских проектов, на основе которого в МТК разработали "Программу для проектирования", или техническое задание для составления проекта. В качестве официального задания "Программу" и передали Крампу 24 марта. Характеристики проекта предусматривались следующие. Водоизмещение должно было составлять не более 12 700 т (уже тогда МТК пришлось признать несостоятельность 12 000-тонного задания ОСО 1897 г.), "углубление с килем" не более 26 футов (7,925 м), скорость (в продолжение 12-час. испытания) не менее 18 уз.

Артиллерия должна была состоять из четырех 305-мм (длина ствола 40 калибров) орудий (высота осей орудий носовой башни над ватерлинией не менее 8,23 и) и 12 1512-мм пушек "в отдельных казематиках", 20 75-мм, 20 4-мм, 6 37-мм пушек и 2 десантных калибром 64 мм. Толщина броневого пояса по ГВЛ на протяжении 0.66 ее длины должна была составлять 229 мм. в оконечностях (высотой до броневой палубы) вместе с обшивкой корпуса 64 мм.

Тем временем Балтийский завод, не посвященный в министерские интриги, продолжал добросовестно выполнять полученные задания: дорабатывать проект броненосца с 305-мм пушками и одновременно перекраивал усовершенствованный проект третьего броненосца типа "Пересвет" (будущая "Победа") с 254-мм пушками.

27 марта Управляющий Балтийским заводом С.К. Ратник (1852–1924) представил в МТК четыре проекта, разработанных казалось бы в полном соответствии с начертаниями МТК. Их авторами были главный корабельный инженер завода В.Х. Оффенберг (1856–1916) и работавшие на заводе инженеры К.Я. Аверин, Н.Н. Кутейников (1872–1921), М.В. Шебалин. Отвечая всем требованиям "Программы для проектирования" МТК, проекты предусматривали весьма схожие характеристики: водоизмещение 12 700-13 000 т, скорость 18 уз, вооружение из 4 305/40, 12 152, 18–20 75-мм. 2 64, 18–20 47-мм и 6 37-мм орудий. Не теряя времени управляющий Балтийским заводом в тот же день материалы проектов с резолюцией П.П.Тыртова передал председателю МТК.

Очень неторопливо, со скрипом и скрежетом, со сбоями и остановками продолжала крутиться неповоротливая машина министерской бюрократии. События, одно другого неожиданнее, то. и дело вмешивались в ход этой машины. О четырех проектах Балтийского завода вспомнили почему-то только 8 июня, когда управляющего заводом пригласили на их обсуждение 9 июня к двум часам дня в кабинет председателя МТК. Проекты будто бы были уже рассмотрены (но почему-то без участия завода) накануне генерал-адмиралом и теперь речь собирались вести о предполагаемых в них изменениях. Настораживать могли и невнятность информации, и третьестепенный способ ее передачи на завод. Но никто и предполагать не мог, какой сюрприз был подготовлен для завода на другом берегу Невы.

Оглавление книги


Генерация: 0.109. Запросов К БД/Cache: 0 / 4