Главная / Библиотека / Первые германские танки. «Тевтонский ответ» /
/ ТАНКИ И ЭКИПАЖИ — ОКРАСКА, ОПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ, ЭКИПИРОВКА

Глав: 19 | Статей: 19
Оглавление
«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

ТАНКИ И ЭКИПАЖИ — ОКРАСКА, ОПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ, ЭКИПИРОВКА

ТАНКИ И ЭКИПАЖИ — ОКРАСКА, ОПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ, ЭКИПИРОВКА

Германские танки окрашивались различно. Поначалу преобладала однотонная окраска в светло-зеленый или серо-стальной цвет «фельдграу». Некоторые танки — по примеру британских — стали покрывать деформирующей пятнистой окраской. Пятнистую окраску из сочетания красок различных цветов (буквально тех, что «были под рукой») имели, к примеру, A7V № 501 в ходе испытаний, танки № 506, № 507, № 529 и № 562 во время весенних боев 1918 года, № 560 в июне, № 504 и № 528 — в августе. Танк № 505 и под Сен-Кантен в марте, и под Виллер-Бретонне в апреле нес камуфляжную окраску из размытых пятен. В бою у Реймса 15 июля 1918 г. танки A7V несли камуфляжную краску в виде неправильных желтых и красно-бурых пятен поверх зеленого фона.



Taнк A7V № 505 вскоре после передачи из 1-го в 3-е «штурмовое отделение». Апрель 1918 г. Танк несет ранний вариант камуфляжной окраски, крестов и тактических номеров пока нет. Обратим внимание на «козловую» установку орудия, а также на вспомогательную мушку, надетую на ствол орудия.

Oт французов немцы позаимствовали прием рисовать на броне фальшивые смотровые щели, чтобы отвлечь на них огонь стрелков и пулеметчиков противника — фальшивые смотровые лючки нес, например, танк № 525 в боях того же июля 1918 г. На бортах, на лобовом и кормовом листах рисовались черные «тевтонские» кресты, соответствующие знаку ордена «Железный крест», такие кресты в то время уже использовались как опознавательные знаки германских военных самолетов. Поначалу на каждом борту танка рисовался один крест, а с мая 1918 года — по два. Танк A7V № 507 в марте 1918 г., кроме того, нес на лобовой части упрощенное изображение знака Железного креста. Большие кресты служили скорее не для «поднятия духа» экипажей, а для предохранения их от обстрела своими же войсками — ведь германская пехота и артиллерия больше привыкла к наличию танков у противника. Некоторые танки — как, например, № 527 — имели кресты и на вентиляционных решетках крыши — очевидно, в расчете на свои самолеты-штурмовики. После апреля 1918 г. между крестами посередине борта, а также на лобовом и кормовом листах помещалась цифра — номер танка в подразделении (танки 1-го «штурмового отделения» несли черные арабские цифры поверх пятнистого камуфляжа еще перед боем 24 апреля 1918 г. у Виллер-Бретонне). Номер мог располагаться внутри окружности — в частности, белая окружность соответствовала 1-му отделению. Во 2-м отделении для нумерации танков использовали римские цифры — поначалу их писали белым по бокам от «железных крестов» на передней и задней части корпуса, а после боев у Виллер-Бретонне на танках 2-го отделения номера наносили на бортах между «железными крестами» красными римскими цифрами с белым окаймлением. А вот A7V 3-го «штурмового отделения» долго сохраняли по одному кресту на бортах и не несли на себе явно видимых тактических номеров. В соответствии с традициями тех лет каждая бронемашина имела, подобно кораблю или форту, собственное имя.



Танк A7V № 560 (с корпусом «Рёхлинг» второго заказа) из состава 1-го «штурмового отделения». Обратим внимание на отсутствие смотровых лючков по бокам от орудийной установки, на наличие лючка для стрельбы из личного оружия в левом лобовом листе.

Системы в наименованиях не было ни по первым буквам, ни по смысловой нагрузке — здесь были и мифологические персонажи вроде «Мефисто», «Воган», «Геркулес» или «Циклоп», и персонажи эпоса о Нибелунгах «Зигфрид», «Хаген», и популярные исторические — например, «Старый Фриц» (прозвище прусского короля Фридриха II). Танк № 501 после передачи в 3-е отделение упоминается под именем «Гретхен» — видимо, потому, что строился первоначально как «женский тип», «самка», хотя танк № 502 (503), переданный в то же отделение, назвали там «Фауст» (а ведь Фауст у Гете называл свою возлюбленную Гретхен). Танк № 504 нес имя «Шнук», 505 — «Баден I», 506 — «Мефисто», 507 — «Циклоп», 525 — «Зигфрид», 527 — «Лотти», 528 — «Хаген», 542 — «Эльфриде», 561 — «Никсе», 562 — «Геркулес», 563 — «Вотан». Стоит отметить, что в 1-м «штурмовом отделении» собственные имена давали не всем танкам, а во 2-м и 3-м «крестили» все машины. Иногда не один раз. В 3-м «штурмовом отделении» проявили весьма верноподданнические чувства, подобрав танкам имена сыновей кайзера: к июню 1918 г. танк № 503 здесь был из «Фауста» переименован в «Кронпринца Вильгельма», № 505 — из «Баден I» в «Принца Августа Вильгельма», № 507 — из «Циклопа» в «Принца Айтеля Фридриха», а № 543 после передачи из второго отделения в третье из «Булле» перекрещен в «Принца Адалберта».

Эти имена существовали как бы параллельно с прежними именами машин. Ну а танк № 564 — последний, поставленный в 3-е отделение — сразу назвали «Принц Оскар». Правда, еще 25 мая специальным приказом запретили использовать титулы правящей семьи, но в боях на р. Мас в начале июня танки 3-го отделения все еще несли эти имена. Затем их сократили до просто «Вильгельм», «Адалберт», «Фридрих» и т. д., закрасив титулы. А танк № 503 после «Короля Вильгельма» («Вильгельма») уже в августе был еще переименован просто в «Хейланд» — по фамилии командира лейтенанта Хейланда. Была и определенная преемственность — так, когда 2-е отделение взамен потерянного у Виллер-Бретонне танка № 561 «Никсе» получило танк № 529, тот получил не только тот же номер «пять», но и имя «Никсе-II». Имя «Старый Фриц» упоминается в разных источниках и для танка № 526, и для танка № 560 — благо оба находились в 1-м «штурмовом отделении». Имя на A7V писали белой краской на лобовой и кормовой частях корпуса вверху слева или справа, но имена принцев в 3-м отделении писали прямо посередине. Из всех танков разве что № 506 «Мефисто» нес заметную собственную эмблему — на левом лобовом листе корпуса был нарисован красный чертик, весело несущий под мышкой британский «ромбовидный» танк (германский юмор — дескать, «утащим британских танкистов в ад»).



Танк ATV № 540 из состава 2-го «штурмового отделения». Маршьен-о-Пон, середина апреля 1918 г. Танк — с корпусом «Крупп», тумбовой артиллерийской установкой, полными бронеэкранами ходовой части. Ранний вариант обозначений включает по одному «железному кресту» на бортах, лобовой и кормовой частях, тактический номер «IV» и имя «Bulle». Обратим внимание на то, что при полном повороте артиллерийской установки влево прорезь маски пушки для прицела перекрывается краем амбразуры.

Танки 1-го «штурмового отделения» первыми получили «адамову голову» — изображение черепа и скрещенных костей, старинного символа бессмертия духа, принятого в качестве эмблемы еще прусскими лейб-гусарскими полками в конце XVIII века. «Адамова голова» (или «мертвая голова») стала общим символом танковых «штурмовых отделений», она как бы роднила их со штурмовыми группами германской пехоты — по мнению ряда историков, именно способы действий штурмовых пехотных групп и батальонов в 1917–1918 гг. стали основой дальнейшего развития тактики танков. Эмблема «мертвая голова», которую носили германские танкисты в 1918 году, была аналогичная той, что носили некоторые пехотные части, огнеметчики и т. п. «Адамова голова» была, кстати, популярна в конце войны и у русских «ударных» частей, включая бронеавтомобильные. Танки первых поставок могли нести номера шасси с внутренней стороны дверей и на стенке корпуса — чтобы сориентировать экипажи и ремонтников (полезный прием, с учетом «штучной» сборки каждой боевой машины со своими мелкими отличиями). В сентябре 1918 г. командование решило упорядочить систему обозначения танков. 22 сентября 1918 г. специальным приказом для нового боевого средства вместо заимствованного английского «Tank», а также собственных словообразований «Panzerwagen», «Panzerkraftwagen» и «Kampfwagen» официально утвержден термин «Sturmpanzerwagen» (впоследствии в Германии предпочли более короткое «Panzer» или полное «Panzerkampfwagen»). Тогда же утверждена типовая камуфляжная деформирующая окраска боевых машин. Поверх обычного «фельдграу» наносились крупные пятна и извилистые широкие полосы неправильной формы красно-бурого, светло-зеленого и лимонно-желтого цветов. Пятна могли разделяться черными контурными линиями. Изображение «адамовой головы» наносилось теперь на все танки, включая трофейные. Тевтонские кресты заменяются прямыми черными крестами с белым окаймлением — такой крест (Balkenkreuz) в 1918 г. был принят и для авиации рейхсвера, позже его разновидности использовались в вермахте. Некоторые машины — как № 507 «Циклоп» — несли на корме изображение имперского черно-бело-красного флага. Британские танки на «германской службе» сохраняли «родную» окраску, поверх которой в обязательном порядке рисовались по два больших креста на бортах и кресты на корме и лобовом листе (опять же — чтобы германская артиллерия не перепутала их с противником), имя и номер танка. Так, трофейный пулеметный Mk IV нес номер 153, имя «Ханни», кресты и «адамову голову». Германские танкисты поначалу носили ту форму, которую принесли из своих родов оружия. Для пехотинцев и артиллеристов это была обычная полевая форма, правда, без ранцев, подсумков и т. п.

Позже экипажи танков стали использовать авиационные и мотоциклетные куртки и комбинезоны (из двух частей). Автомобилисты принесли с собой и «очки-консервы». Еще в феврале 1918 г. появились серые цельные защитные комбинезоны с содержанием асбеста, носимые поверх обычной униформы. Но обычно их носили водители и механики, другие члены экипажа оставались в обычной униформе — им и так было жарко внутри танка. Из обуви могли носить и сапоги, и ботинки с обмотками. Кожаные амортизирующие шлемы с защитными валиками, применявшиеся водителями и механиками, также были позаимствованы у летчиков и мотоциклистов. Однако нередко экипажи использовали обычные стальные каски, одевавшиеся поверх фуражки-бескозырки. Позже появились кожаные защитные шлемы упрошенной формы, напоминающие британские каски — благо такие каски в большом количестве были взяты вместе с британскими танками под Камбрэ. Шлемы часто дополняли кожано-металлические маски с прорезями для глаз и кольчужной бородой, защищавшие лицо и глаза от мелких осколков брони и свинцовых брызг — их германские танкисты также позаимствовали у британских «коллег». На поясе носилась пистолетная или револьверная кобура, кинжал («окопный нож») в ножнах. Поскольку экипажи танков обучались действовать вне машин как пехотная штурмовая группа, в танке, как уже говорилось, возились карабины экипажа, запас ручных гранат, два сигнальных пистолета.



Трофейный британский танк Mk IV «самец» (Beutepanzerwagen IV) в составе танковых сил рейхсвера. Танк перевооружен 57-мм пушками «Максим-Норденфельд», несет деформирующую пятнистую камуфляжную окраску, большие «железные кресты» и имя «Хайнц».


Танк A7V № 540 из состава 1 — го «штурмового отделения», оставленный в районе Камбрэ, октябрь 1918 г. Танк с корпусом «Рёхлинг» первого заказа, несет последний вариант камуфляжной окраски и прямые («греческие») кресты.


Танк A7V № 506 из 1-го «штурмового отделения» под командованием лейтенанта Фосса на полигоне близ Бёвиля во время совместного обучения с подразделениями 5-го штурмового батальона, начало февраля 1918 г. Пятый слева, в шинели и фуражке — капитан Йозеф Фольмер. Танк с корпусом «Рёхлинг» первого заказа, «козловой» установкой орудия и ранним вариантом бронирования кожухов пулеметов, в монохромной окраске. Большинство членов экипажа — в рабочих комбинезонах и стальных шлемах, за исключением механиков и водителя, использующих защитные «шоферские» шлемы.


Танк A7V погружен на железнодорожную платформу (вид с кормы). Рубка управления сложена, на танк наброшена маскировочная сеть.


Танк A7V № 525 «Зигфрид» из состава 2-го «штурмового отделения». На броне танка отмечены 520 попаданий, полученных в бою у Реймса 15 июля. Танк с корпусом «Рёхлинг» второго заказа, без смотровых лючков, но со смотровой щелью и лючком для стрельбы в лобовых листах корпуса. Фальшивые «смотровые лючки» включены в рисунок камуфляжа.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.028. Запросов К БД/Cache: 0 / 0