Глав: 16 | Статей: 30
Оглавление
Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.

* * *

* * *

Весной 1941 года руководство внешней разведки направило В.М. Зарубина в Китай с заданием восстановить связь с ценным источником Вальтером Стеннесом (оперативный псевдоним «Друг»), являвшимся военным советником Чан Кайши.

«Друг» советской разведки

Еще в начале 1930-х годов, когда приход нацистов к власти в Германии становился реальностью, руководство советской разведки поставило перед ее резидентурами стратегическую задачу — проникнуть в ближайшее окружение Гитлера и других главарей Третьего рейха. Со временем эта задача приобрела еще большую остроту и актуальность, так как Гитлер, ставший полным владыкой Германии, единолично решал все вопросы внешней и внутренней политики страны и готовил ее к войне против Советского Союза.

Именно в это время в поле зрения берлинской резидентуры попал Вальтер Мария Стеннес — капитан рейхсвера, капитан полиции, оберфюрер СА (штурмовые отряды).

К началу 1930-х годов в партии Адольфа Гитлера состояли два наиболее отличившихся в Первой мировой войне офицера: бывший военный летчик Герман Геринг, сбивший наибольшее число самолетов противника, и бывший пехотный капитан Вальтер Стеннес, проявивший исключительную храбрость на полях сражений.

С приходом нацистов к власти в Германии Геринг стал вторым человеком после Гитлера в официальной иерархии. Судьба его хорошо известна. Стеннес прожил долгую и яркую жизнь, оставаясь для фюрера его заклятым врагом, которого тот так и не смог устранить.

Вальтер Мария Стеннес родился в декабре 1895 года в Фюрстснберге в семье крупного государственного чиновника.

Двоюродный брат Стеннеса — Генрих Брюнинг — был рейхсканцлером Германии с 1930 до мая 1932 года, когда его сменил фон Папен. Благодаря своему дяде Шультесу — кардиналу-епископу Кёльна — Стеннес располагал широкими связями в католических кругах и в руководстве центристских партий Германии.

После окончания кадетского училища Стеннес воевал на Западном фронте Первой мировой. Послужной список молодого Стеннеса во время войны и в период существования Веймарской республики был довольно внушительным.

Из характеристики командира 16-го пехотного полка от 18 июня 1920 года: «Войсковая служба — командир роты, батальонный адъютант, полковой адъютант. Черты характера: очень храбрый, хороший товарищ. Награды: Железный крест 1 и 2-го класса. Особые сведения: один из лучших и энергичных офицеров».

На фронте Стеннес подружился с летчиком из эскадрильи барона Рихтгофена обер-лейтенантом Германом Герингом — будущим «наци номер два».

Заметивший Стеннеса генерал Ганс фон Сект предложил ему должность в штабе рейхсвера, заменившего собой запрещенный по условиям Версальского мирного договора 1919 года кайзеровский Генеральный штаб, но капитан предпочел поступить на службу в берлинскую полицию, где стал командовать ротой особого назначения.

Из характеристики на Стеннеса, подписанной инспектором полиции в Пруссии фон Прессдорфом 15 февраля 1921 года: «Капитан полиции Стеннес использовался мною и министром внутренних дел для выполнения самых трудных особых поручений».

В феврале 1920 года Стеннес познакомился с 30-летним безработным австрийцем Адольфом Гитлером, который приехал в Берлин из Мюнхена для выступления перед группой финансовых и промышленных тузов, ностальгировавших по временам имперского величия Германии, с программой из 24 пунктов никому не известной доселе Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП).

Идеи Гитлера пришлись по душе Стеннесу. Весной 1923 года он вступил в НСДАП и сблизился с ее лидером. В этот период герой-фронтовик стал одним из организаторов «черного рейхсвера» — добровольческой массовой военизированной организации, созданной в обход требований Версаля для постепенного наращивания военной мощи Германии.

Одновременно Стеннес вплотную занялся созданием штурмовых отрядов (СА) в Берлине и северных землях Германии. К концу 1920-х годов численность подчинявшихся лично ему штурмовиков составляла 36 тысяч человек, которые были хорошо вооружены. Вскоре Стеннес стал главой НСДАП Северной Германии и получил от Гитлера звание оберфюрера (промежуточное звание между полковником и генералом).

Через некоторое время деятельный и инициативный обер-фюрер стал претендовать на самостоятельность в НСДАП. Без согласования с Гитлером он начал активно расширять связи среди представителей различных кругов германского общества, что вызвало трещину в их отношениях. В начале 1931 года разногласия усилились. Опираясь на недовольных штурмовиков, Стеннес потребовал от Гитлера выполнения обещаний, которые лидер НСДАП в свое время щедро им раздавал. Гитлер ответил отказом и сместил раскольника со всех постов.

1 апреля 1931 года штурмовики Стеннеса подняли бунт против фюрера. Они потребовали от Гитлера выполнения социальной программы, а также ликвидации в стране германского и иностранного монополистического капитала. Одним из требований восставших было повышение их денежного содержания, так как оно не соответствовало постоянному росту цен. Штурмовики захватили типографию геббельсовской газеты «Ангрифф» и некоторые другие учреждения НСДАП в Берлине. Взбешенный Гитлер послал Геринга с отрядом верных тому людей на усмирение мятежников. Бунт был подавлен. Геринг запросил фюрера, что делать с захваченным им Стеннесом.

Гитлер распорядился инсценировать расстрел бунтовщика, после чего он решит его судьбу. Через несколько дней после этого указания конвойная команда вывела Стеннеса во внутренний двор тюрьмы гестапо на Принц-Альбрехтштрассе, 8. Его лицо носило следы побоев. По команде лейтенанта конвоиры вскинули карабины, щелкнули затворами и прицелились в голову заключенного, глаза которого горели непримиримой ненавистью.

Раздалась команда: «Фойер!» Узник непроизвольно шагнул вперед, но ни одна пуля не задела его. Эсэсовец яростно обрушился на своих подчиненных. Он вторично подал команду, однако и на этот раз пули прошли мимо. Узник не шелохнулся, только сильнее стиснул челюсти.

Эсэсовец, злорадно усмехаясь, обратился к нему:

— Стеннес, хватит с тебя на сегодня? Или хочешь продолжить, пока кто-нибудь из моих людей не разнесет тебе череп?

Не дождавшись ответа, начальник команды приказал солдатам увести Стеннеса в тюремную камеру.

Так Гитлер мстил Стеннесу за бунт. Расправиться с ним, однако, он пока не спешил, так как за бунтовщика заступились Геринг и другие высокопоставленные нацистские бонзы. Кроме того, Гитлер постоянно помнил о его родственных связях. Учитывал фюрер и тот факт, что Стеннес поддерживал тесные дружеские контакты с крупнейшими промышленниками — «стальными королями» Маннесманом и братьями Карлом и Арнольдом Рехбергами.

Нацистские газеты «Фёлькиишер беобахтер» и «Ангрифф» напечатали по указанию Гитлера статьи, в которых осудили попытку путча Стеннеса и его подчиненных и подчеркнули, что важнейшей составной программой Национал-социалистической немецкой рабочей партии является «социализм в его национальной окраске», «Ангрифф» обвинила Стеннеса в «политическом шпионаже внутри нацистской партии». Он подал в суд на Гитлера за клевету. Фюрер не стал уклоняться от суда и постарался повернуть его ход в свою пользу. Во время процесса он вынужден был заявить: «Я всего-навсего считаю, что любой, кто противостоит мне и моему движению, является платным агентом». Судебный иск оппозиционера к вождю НСДАП фактически был удовлетворен.

Однако Гитлер также не сидел сложа руки. Он исключил Стеннеса из своей партии и принял ряд мер по наведению порядка среди штурмовиков. В то же время Гитлер сделал вид, будто по-прежнему считает Стеннеса своим другом. Он даже великодушно предложил Стеннесу примирение, забыв «случайную размолвку», и пообещал повышение по службе в Баварии.

Стеннес отверг предложение Гитлера. Он понимал, что Гитлер не простит ему бунта и постарается при удобной возможности расправиться с ним. Стеннес продолжил борьбу, открыто присоединившись к одному из руководителей штурмовых отрядов Отто Штрассеру, возглавлявшему левое крыло НСДАП и осуждавшему Гитлера за «измену революционным идеалам».

На деньги, полученные от влиятельного политического конкурента Гитлера Германа Эрхардта, Стеннес стал издавать собственную газету «Рабочие, крестьяне, солдаты». Он также участвовал в создании «Союза революционных национал-социалистов», или, иначе, «Черного фронта». Поскольку в программе этого политического движения были требования национализации банков, крупных концернов и земли, в Москве одно время всерьез рассматривали этот Союз как возможную альтернативу национал-социализму гитлеровского толка.

Став в январе 1933 года рейхсканцлером и разогнав парламент, Гитлер укрепил свою власть и решил, что пора расправиться с непокорным штурмовиком. Учрежденная 26 апреля 1933 года декретом премьер-министра и министра внутренних дел Пруссии Германа Геринга тайная государственная полиция — гестапо — вновь арестовала Стеннеса. В тюрьме его подвергли жестоким издевательствам и пыткам. Неожиданно помощь пришла от самого Геринга, который убедил Гитлера, что открытая расправа над героем Первой мировой войны может произвести неблагоприятное впечатление как на членов партии, так и на немецких обывателей. Он подчеркнул, что есть другие способы избавиться от недруга, например, выслать его из страны. Тогда о Стеннесе забудут даже его бывшие сторонники.

Командира штурмовиков освободили из застенков гестапо и дали понять, что ему лучше уехать из страны. В 1934 году Стеннес выехал вместе с генералом фон Сектом в Китай, где по частному контракту стал работать в группе немецких военных и политических советников при гоминьдановском правительстве. Вскоре он стал начальником личной охраны Чан Кайши и руководителем его разведки.

Советская внешняя разведка через свою агентуру постоянно держала Вальтера Стеннеса в поле своего зрения. Однако найти прямые подходы к нему в Германии было невозможно в связи со сложной агентурно-оперативной обстановкой в стране и постоянной слежкой гестапо за строптивым штурмовиком. Когда же Стеннес оказался в Чунцине — огромном городе, ставшем на время войны с Японией временной столицей гоминьдановского Китая, такая возможность представилась.

Эго случилось в 1939 году. В один из весенних дней разведчик Николай Тищенко вышел на встречу с агентом «Генрихом», одним из германских советников при гоминьдановском руководстве. Они встретились в небольшом местном ресторанчике. «Генрих» рассказал, что вскоре Гитлер, вероятно, отзовет всех советников из Китая на родину, поскольку не считает Чан Кайши надежным и перспективным союзником. Кроме того, постоянные контакты с ним немецких советников могут отрицательно повлиять на отношения Германии с Японией, чего фюрер допустить не может.

По словам «Генриха», разведчику следовало бы обратить внимание на капитала Стеннеса, довольно примечательного человека, официального начальника личной охраны Чан Кайши и создателя его разведывательной службы. Стеннес опасается возвращаться в Германию, где его могут убить по приказу Гитлера. Он предпочел бы, если это только возможно, выехать в Советский Союз.

Тищенко задал уточняющий вопрос:

— С какой целью Стеннес хочет прибыть в СССР? Почему нацисты будут преследовать его в Германии?

«Генрих» ответил с заминкой:

— Причины могут быть самыми разнообразными. Стеннес в молодости был приятелем Гитлера и отлично знает всю его подноготную. С тех пор многое переменилось, и он стал заклятым врагом фюрера. Капитан располагает обширными связями среди германской оппозиции и готов все сделать для свержения гитлеровского режима. Гитлеру это известно, и он может расправиться со своим оппонентом.

Тищенко направил в Центр телеграмму, в которой подробно изложил содержание своей беседы с «Генрихом». В Москве с интересом восприняли сообщение разведчика, поскольку советская разведка давно изучала бывшего штурмовика и ждала только случая осуществить подход к нему.

Ознакомившись с собранными на Стеннеса материалами, начальник внешней разведки Фитин принял решение поглубже разобраться с его взглядами и привлечь немца к сотрудничеству на основе совпадения интересов в деле свержения Гитлера и фашистского режима в Германии.

В резидентуру ушла телеграмма, в которой Тищенко предлагалось установить прямой контакт с советником Чан Кайши.

14 марта 1939 года Тищенко встретился со Стеннесом. Беседа началась со взаимного прощупывания позиций.

Немец поинтересовался у оперработника его оценкой международной обстановки. Подумав, Тищенко ответил, что, по его мнению, мир живет в условиях начавшейся большой войны. Стеннес был удовлетворен ответом.

— Да, это так! — согласился он. — Гитлер, видя, что ни одна из великих держав не собирается всерьез оказывать на него давление, все больше наглеет. Сейчас он затевает крупную авантюру. Я считаю своим долгом предупредить вас, что Гитлер активно готовится к войне против СССР. Сведения получены мною от солидного источника.

Тищенко поинтересовался, что побуждает Стеннеса к подобной откровенности. Немец ответил, что в настоящее время он является беспартийным. Его главная цель — свергнуть Гитлера и создать демократическую Германию. По его словам, когда Гитлер будет уничтожен, необходимо будет заключить соглашение между Германией и СССР, а также с Китаем. Этот тройственный альянс создаст соответствующие условия для успешного экономического сотрудничества и развития всех его участников. В ходе дальнейшей беседы Стеннес подчеркнул, что новая мировая война, по его мнению, станет гибельной для Германии. Поэтому необходимо сформировать немецкий легион из антифашистов, который при поддержке союзников будет сражаться против Гитлера.

Говоря о своих служебных обязанностях советника Чан Кайши, Стеннес отметил, что он одновременно руководит его разведкой. Он обменивается информацией с представителями разведок США, Англии и Франции и мог бы «на джентльменской основе» делиться получаемыми сведениями с советской разведкой. Однако он подчеркнул, что не будет раскрывать своих источников информации в целях безопасности для всех, особенно для лиц, которые доверились ему.

— За всё, что я смогу сделать для вас, и за мою информацию, — указал в заключение Стеннес, — я прошу только об одном: в случае необходимости помочь мне вернуться в Европу проездом через СССР, когда для этого наступит подходящее время.

В Москве тщательно проанализировали содержание беседы Тищенко с немцем и пришли к выводу о том, что Стеннес открыто высказал согласие сотрудничать с советской внешней разведкой на основе своих антифашистских настроений и во имя свержения гитлеровского режима, с которым у него были личные счеты.

На Лубянке завели оперативное дело на Стеннеса, дав ему кодовое наименование «Друг». Дело было особой важности и выдавалось только с разрешения самого высокого руководства разведки.

Однако в конце 1939 года Тищенко возвратился в Москву без замены, и связь с «Другом» оборвалась.

Неожиданно 25 ноября 1940 года резиденту советской внешней разведки в Токио Долбину поступило лично от Берии указание разыскать «Друга» и восстановить с ним связь. Такое решение было вызвано тем, что другие возможности по восстановлению контакта с иностранцем отсутствовали. В конце декабря Долбин встретился с «Другом», который был явно рад восстановлению контакта с ним. Он подчеркнул, что по-прежнему хотел бы посетить Советский Союз, однако пока условия для этого не созрели.

Докладывая в Москву о встрече с «Другом», Долбин предложил учесть предстоящий проезд через Москву в Китай супруги Стеннеса. Она могла бы под предлогом «болезни» задержаться в Москве, а Стеннес — под этим же предлогом навестить ее.

Предложение было серьезным, и нарком Берия поинтересовался у заместителя начальника внешней разведки Судоплатова, что эта поездка может дать с точки зрения интересов разведки. Судоплатов подчеркнул, что поездка Стеннеса в Москву позволила бы руководству советской разведки более детально побеседовать с ним с целью выяснения взглядов «Друга», его разведывательных возможностей, дальнейших планов и, следовательно, наметить линию дальнейшей работы с ним. Для того, чтобы выяснить возможность поездки Стеннеса в Москву, в Шанхай был направлен опытный разведчик-нелегал, хорошо знавший Германию и немцев, Василий Зарубин.

Разведчик посетил «Друга» на его вилле, расположенной во французском сеттельмене Шанхая, где он обосновался с весны

1940 года, и провел с ним беседу. Немец не возражал против продолжения работы. В то же время он категорически отказался от материального вознаграждения, подчеркнув при этом, что сотрудничает с советской разведкой в качестве активного борца против нацизма. Он сообщил, что по сведениям крупного чиновника, только что прибывшего из Германии, выступление Гитлера против СССР в военном и экономическом отношениях практически подготовлено. Начала войны следует ожидать в самое ближайшее время. На другой встрече с оперработником, состоявшейся 9 июня 1941 года, он назвал более точную дату начала войны — до 25 июня. «Друг» сообщил также разведчику, что согласно разработанному плану боевых действий война должна быть скоротечной и длиться не более трех месяцев. Он просил немедленно передать эту информацию в Москву.

В тот же день в Центр ушла срочная телеграмма. Она была незамедлительно доложена Сталину. Однако он проигнорировал сообщение разведки о близящейся войне. Дальнейшее развитие событий полностью подтвердило правдивость информации «Друга».

Зарубин без труда договорился с «Другом» о его приезде в Москву. Немец написал записку для своей жены, в которой просил ее задержаться в Москве, рекомендовал ей Зарубина как своего хорошего друга по Китаю, который объяснит ей все остальное.

На встрече 9 июня немец также сказал оперработнику, что из идейных соображений он готов информировать СССР по важнейшим политическим вопросам, и попросил дать ему для этих целей связника. Работа советской разведки с ним в Китае была продолжена. «Друг» информировал Центр о германо-японских отношениях, политике этих стран в отношении СССР и Китая. Весьма важное значение имели его прогнозы относительно перспектив вступления Японии в войну против СССР на стороне Германии. В 1942 году «Друг» проинформировал своего куратора об аресте в Японии разведывательной группы Рихарда Зорге. Поступавшая от иностранца информация была крайне важной и высоко оценивалась в Москве.

После разгрома Японии интерес к «Другу» стали проявлять американские спецслужбы. В начале 1947 года их представитель предложил немцу работать на ЦРУ, пообещав устроить его в организацию Гелена — предшественницу германской разведслужбы БНД. «Друг» категорически отказался от этого предложения и в 1948 году вместе с войсками Чан Кайши отбыл на остров Тайвань. Через жену он сообщил в резидентуру свой берлинский адрес для возобновления контакта, если он все же вернется на родину.

Только в начале 1950-х годов «Друг» прибыл в Германию и поселился у сестры в британской зоне оккупации. С конца 1951 года начал выпускать еженедельный информационный бюллетень по вопросам внешней и внутренней политики, распространявшийся среди банкиров и крупных промышленников. В ней излагались идеи экономического возрождения Германии при ее полном отказе от милитаризации.

Представители аппарата уполномоченного МГБ СССР в Берлине провели с «Другом» несколько встреч. В конце 1952 года Центр пришел к выводу о том, что иностранец утратил разведывательные возможности, и связь с «Другом» была окончательно прекращена.

Оглавление книги


Генерация: 0.059. Запросов К БД/Cache: 0 / 0