Главная / Библиотека / Жизнь по «легенде» /
/ Глава 10. Федор и «Марта»

Глав: 16 | Статей: 30
Оглавление
Читателям предлагается сборник биографических очерков о замечательных людях — сотрудниках нелегального подразделения советской внешней разведки, самоотверженно выполнявших ответственные задания Родины далеко за ее пределами.

Книга основана на рассекреченных архивных материалах Службы внешней разведки России и Зала ее истории.

Автор книги — ветеран внешней разведки (полковник в отставке), журналист и писатель, лауреат Премии СВР России в области литературы и искусства, ряда других литературных премии и конкурсов. После окончания Краснознаменного института КГБ (ныне — Академия внешней разведки) он более сорока лет проработал в центральном и зарубежных аппаратах внешней разведки, а также в ее Пресс-бюро.

Глава 10. Федор и «Марта»

Глава 10. Федор и «Марта»

Разразившийся в 1929–1932 годах мировой экономический кризис показал непрочность существующего в мире порядка, поскольку отдельные страны, прежде всего Германия, Италия и Япония, стали искать выход из неблагоприятного экономического и внешнеполитического положения на путях реванша и агрессии. В целом ряде европейских государств — Венгрии, Италии, Болгарии, Испании, Германии, Финляндии и других установились откровенно фашистские и авторитарные режимы. Европа перестала быть островом свободы и демократии в мире и превратилась в очаг напряженности, который в любой момент мог привести к новой мировой войне.

С приходом Гитлера к власти в 1933 году Германия приступила к установлению «нового порядка» в Европе, предполагавшего завоевание «жизненного пространства» на Востоке, пересмотр в свою пользу колониального раздела мира, сложившегося в результате Первой мировой войны. Планы Гитлера выходили далеко за рамки ревизии Версальского мирного договора, лишившего Германию всех ее колоний, урезавшего се территорию и ограничившего суверенитет, в том числе право иметь значительные вооруженные силы. Гитлер был одержим идеей установления германского мирового господства и обращал свои алчные взоры прежде всего на Восток.

В связи с обострением внутриполитической обстановки в Германии в начале 1930-х годов руководитель внешней разведки Артур Артузов принял решение об усилении работы в стране с нелегальных позиций. В Берлин был направлен разведчик-нелегал Федор Парпаров, который ранее уже работал в Германии.

Федор Карпович Парпаров родился 23 ноября 1893 года в городе Велиж Витебской губернии. Сдал экстерном экзамены за шесть классов гимназии. С 14-ти лет работал учеником на лесоэкспортной фирме в Риге, затем конторщиком в Народном банке в Петербурге. В августе 1918 года вернулся в родной Велиж. Там в ноябре того же года стал членом РКП (б), работал заведующим отделом горкома партии. В апреле 1919 года вступил добровольцем в Красную Армию. Служил красноармейцем, политинспектором, затем комиссаром штаба дивизии и комиссаром инженерного управления армии.

В 1920 году демобилизовался по болезни. Работал заместителем начальника административного управления Наркомпроса, затем в тресте «Моссукно». В 1924 году окончил юридический факультет МГУ. В начале 1925 года поступил на работу в Наркомат внешней торговли и уже в феврале того же года, как в совершенстве владевший немецким языком, был направлен в советское торгпредство в Берлин. Там был привлечен к сотрудничеству с внешней разведкой. В 1929 году отозван в Москву с целью подготовки для работы с нелегальных позиций и последующего направления в нелегальную резидентуру в Германию.

В 1930 году Парпаров вместе с женой и сыном возвратился в Берлин, где объявил себя невозвращенцем, заявил о разрыве с советской властью, получил вид на жительство сначала как лицо без гражданства, затем приобрел румынский паспорт. Для легализации своей деятельности открыл в Берлине экспортную контору. Позднее им были открыты филиалы этой фирмы в ряде европейских стран, а также в Северной Африке, Турции, Иране и Афганистане, что создавало надежное прикрытие для разведывательных поездок. После завершения легализации Центр создал под его началом агентурную группу, которая затем была развернута в самостоятельную резидентуру.

В 1931 году Парпаров поместил в берлинской газете следующее объявление: «Молодой предприниматель ищет партнершу для совместного времяпрепровождения и помощи в журналистской работе. Полная конфиденциальность гарантируется».

Через две недели на его имя поступило письмо. В нем незнакомая женщина писала: «Хотела бы познакомиться с вами, если вы обладаете такой скромностью, как заверяете. Я из лучшего берлинского общества, куда и вас охотно введу, когда мы познакомимся. Я замужем, но часто бываю одна, так как слишком честна. Вы должны сами решить, хотите ли познакомиться со мной. Как только вы ответите, вы узнаете, кто я. Конечно, доверие необходимо».

Предложение было многообещающим, и разведчик решил действовать. Он встретился с женщиной в кафе. Завязалась оживленная беседа. Женщина, которая впоследствии получила оперативный псевдоним «Марта», рассказала, что ее муж является ответственным чиновником МИД Германии. Вскоре между молодыми людьми установились приятельские отношения. Из бесед с «Мартой» разведчик узнал, что она страдает от одиночества в связи с постоянными командировками мужа. К тому же время от времени она бывает стеснена в средствах и рассчитывает на дополнительный приработок.

Центр весьма сдержанно отреагировал на контакт Федора с иностранкой: «В отношениях с «Мартой» проявляйте осторожность, продолжайте ее разработку, но не идите на вербовку до проведения проверочных мероприятий. Не проявляйте интереса к ее мужу и его работе, к имеющимся у него документам. Создайте у «Марты» впечатление, что она интересует вас как женщина, а также как возможный помощник в вашей журналистской деятельности», — говорилось в оперативном письме.

В беседах с «Мартой» оперработник все чаще затрагивал вопросы политики, касался положения в Германии, Европе и мире. Его собеседница также проявляла интерес к таким разговорам. В суждениях и оценках Федора она находила ответы на многие волновавшие ее вопросы. Его слова разительно отличались от того, что говорили ей муж и его сослуживцы. «Марта» верила, что ее оценки нужны Федору для его журналистской работы. Вскоре оперработнику стало ясно, что немка может стать серьезным источником политической информации и согласится на передачу материалов мужа.

Проведенная проверка «Марты» дала положительные результаты. Сведений о ее сотрудничестве с германскими спецслужбами получено не было. В отчете о проверке «Марты» Парпаров писал в Центр:

«Ей чуть больше тридцати лет; она родилась в одном из городов на Рейне в семье крупного коммерсанта. Окончила консерваторию, а затем с целью усовершенствования посещала музыкальные курсы. Любит музицировать у себя дома. После смерти отца «Марта» с матерью и сестрой проводила летние месяцы на южных курортах Германии. Там она познакомилась со своим будущим мужем — уже немолодым дипломатом, типичным прусским чиновником. Знающие «Марту» люди характеризуют ее как жизнерадостную, общительную особу, любящую повеселиться, но в рамках, дозволенных этикетом. Она знает себе цену и пользуется хорошей репутацией. Она отличается воодушевленностью и жизнелюбием. Про таких женщин немцы обычно говорят: «Легко живущая, но не легкомысленная»».

Несмотря на то что «Марта» была женой высокопоставленного чиновника МИД Германии, Центр не торопился ставить задания разведчику по организации доступа к имеющимся в распоряжении немца мидовским документам. Между тем встречи оперработника с ломкой продолжались, доверие «Марты» к Федору росло. В апреле 1931 года она рассказала, что муж попросил се во время проведения одной из международных конференций выполнить ответственное поручение германских спецслужб. «Марта» должна была под благовидным предлогом пригласить в заранее снятый отдельный кабинет в ресторане иностранца, который постоянно носил с собой портфель с секретными документами. Эти документы интересовали МИД Германии. «Марта» справилась с поручением. Немецкие спецслужбы подмешали снотворное в бокал с вином иностранца, он уснул, а его документы были сфотографированы и возвращены на место. Опасаясь разоблачения, иностранец был вынужден поддержать на конференции Германию при голосовании по вопросу о снятии ограничений на вооружение се армии, предусмотренных Версальским договором.

В одном из оперативных писем в Центр Федор указывал: «Семейная жизнь тяготит «Марту», и поэтому она ищет удовлетворения в какой-либо деятельности. Муж скуп, и недостаточность личных средств несомненна, о чем она часто говорит. Однажды она обратилась с просьбой дать ей денег на покупку пальто. Выдано 150 марок. Достигнутый уровень отношений позволяет уже сейчас ставить вопрос о постепенном втягивании се в работу в наших интересах. Попросил ее выяснить интересующие нас сведения экономического характера. Она сообщила содержание неофициального доклада по данной проблеме, увиденного у одного из знакомых журналистов».

Вскоре Федор под предлогом оказания ему помощи в журналистской работе попросил «Марту» подготовить обзор на основе материалов ее мужа к сессии Лиги Наций. Соответствующую справку она составила и передала оперработнику. Информация, направленная в Москву, получила положительную оценку Центра. В заключение Центра отмечалось:

«Предварительное ознакомление с первыми полученными от «Марты» материалами свидетельствует о том, что мы имеем дело, по-видимому, с серьезным источником».

Через некоторое время Центр санкционировал вербовку немки под «чужим флагом». Она легко согласилась с предложением Федора подзаработать на продаже документов ее мужа какому-либо иностранному государству. Так в мае 1931 года состоялась вербовка «Марты» на флаг Японии. В отчете в Центр оперработник писал:

«Без сопротивления с ее стороны договорились о том, что она будет изымать документы из досье мужа или переписывать их… Ей передано 400 марок на лечение».

С целью усиления безопасности в работе Федор обсудил с «Мартой» возможность перефотографирования документов мужа, которые тот брал домой для работы. Был куплен фотоаппарат, и Федор научил немку пользоваться им. Для легендирования наличия у нее фотоаппарата «Марта» стала говорить окружающим о своем увлечении фотографированием.

Тем временем к власти в Германии пришли нацисты. Поступавшая от «Марты» информация однозначно свидетельствовала о том, что главной целью агрессии Германии в Европе станет Советский Союз. В этой связи получаемые от нее документальные материалы становились все более важными. Муж «Марты» подчинялся непосредственно министру иностранных дел, присутствовал на совещаниях руководящего состава министерства, а иной раз и на совещаниях у Гитлера.

«Марта» не принимала нацизм, критически относилась к сотрудничеству мужа с гитлеровским режимом, продиктованному карьеристскими соображениями. От немки продолжала поступать ценная информация о внешнеполитических планах Гитлера. По роду службы муж «Марты» участвовал во всех международных конференциях, на которых присутствовала делегация Германии. К удовольствию мужа, «Марта» стала сопровождать его в зарубежные поездки. Она использовала их для получения актуальной информации, которая имела особое значение для Москвы.

Во время одной из таких международных встреч за границей секретные материалы германской делегации были помещены в надежный сейф, доступ к которому был ограничен и который располагался в апартаментах, отведенных для их семьи. «Марта» сумела изготовить дубликат ключа и, пользуясь удобным случаем, извлекала документы и копировала их, переписывая от руки. Она была, как жена Цезаря, вне подозрений.

Предупреждаемый о предстоящей поездке «Марты» с мужем за границу, Федор заблаговременно отбывал туда для подбора мест конспиративных встреч с источником. Проделав эту работу, он возвращался в Берлин и тщательно отрабатывал с «Мартой» условия встречи в незнакомом для нее городе.

Политическая атмосфера в Европе ухудшалась, Центр все чаще оценивал информацию «Марты» как «весьма важную и интересную». Было принято решение о переводе работы с ней на «советский флаг», чтобы ставить перед немкой информационные вопросы, непосредственно затрагивающие интересы СССР. К этой беседе Федор подготовился особенно тщательно, однако «Марта» совершенно спокойно реагировала на его признание о работе на советскую разведку.

Через некоторое время муж «Марты» получил назначение на должность посла в одну из европейских стран. Федору предстояло подготовить «Марту» к передаче на связь другому оперработнику. Однако она категорически отказалась встречаться с незнакомым человеком. Связь с «Мартой» какое-то время осуществлялась в периоды ее приездов в Берлин или выездов в другие европейские столицы. В этой связи встречи стали носить нерегулярный характер, что отрицательно сказалось на оперативных результатах работы с ней.

Напряженность в Европе и, в частности в Германии, возрастала. Европа стояла на пороге Второй мировой войны. Информация о намерениях гитлеровской Германии была необходима советскому руководству, однако добывать ее становилось все труднее. В результате массовых репрессий, развязанных в Москве, советская внешняя разведка была парализована. Был отозван в Москву и Федор. Позже но ложному обвинению в сотрудничестве с гестапо он был арестован и брошен в застенок, где подвергался пыткам и избиениям. Связь с «Мартой» была утрачена.

Для восстановления контакта с немкой в Берлин была направлена опытная разведчица «Вардо» — жена известного разведчика-нелегала Василия Зарубина Елизавета Зарубина. Она привезла с собой письмо от Федора, написанное им во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке. Однако «Марта» заподозрила, что письмо написано не оперработником, так как оно было напечатано на машинке: ежовские костоломы повредили Федору руки, и он не мог писать. «Марта» в ультимативной форме потребовала от «Вардо» немедленно вызвать Федора в Берлин для встречи с ней.

Разумеется, это требование невозможно было выполнить, поэтому «Вардо» сказала «Марте», что Федора собираются направить на работу в такую страну, откуда он в течение нескольких лет не сможет приехать в Берлин. «Марта» ответила, что верит главным образом только Федору и опасается неосторожности со стороны новых людей. Тем не менее «Вардо» сумела убедить немку в безопасности встреч с ней. Сыграло свою роль и то, что разведчица свободно говорила по-немецки. Поток важной информации от источника возобновился.

К сожалению, это продолжалось недолго. «Марта» по-прежнему требовала встречи с Федором и постепенно стала уклоняться от контактов с разведчицей. Устойчивая связь с этим ценнейшим источником информации была налажена лишь после того, как «Марта» получила от Федора собственноручно написанное им письмо. В письме Федор просил ее не беспокоиться, верить «Вардо» и не отказываться от контакта с ней. «Марта» продолжила сотрудничество с советской разведкой, ее информация высоко оценивалась в Москве. В одном из писем, направленных ею в Центр для Федора и сохранившихся в архивах внешней разведки, «Марта» писала: «Я работаю в сложнейших условиях, тружусь, как автомат. Но если я буду расхолаживаться, я могу утратить активность».

В другом письме она отмечала: «Мужа снова хотят использовать на работе в центральном аппарате МИД, и это даст нам много больше и будет намного важнее, чем его нынешний пост за границей… Я очень довольна, что Молотов побывал в Берлине. Было бы ужасным, если бы между нашими странами возникли конфликты, которые привели бы к войне. Я надеюсь, что хорошие отношения возобновятся».

Однако эти ее надежды не оправдались. Началась война, которая навсегда нарушила связь «Марты» с советской разведкой. Накануне нападения гитлеровской Германии на Советский Союз «Вардо» передала «Марте» условия связи на чрезвычайный период, но ими уже никто и никогда не воспользовался. Долгое время судьба «Марты» была неизвестна. Только после войны резидент внешней разведки в Германии Александр Коротков установил, что во время одной из бомбардировок Берлина британской авиацией ее надломленная психика не выдержала. «Марта» заболела, попала в психиатрическую больницу, откуда уже не вышла.

Что касается Федора, то после отзыва в Москву он в 1937 году выезжал в Голландию, где установил контакт с бывшим разведчиком одной из западных стран, проживавшим в Германии, и привлек его к работе на Советский Союз. От источника поступали весьма важные материалы, которые освещали главным образом вопросы строительства военных судов, аэродромов и посадочных площадок в Германии.

В начале 1938 года в связи с предательством Вальтера Кривицкого Федор вновь был отозван в Москву. 27 мая 1938 года он был арестован и находился под следствием до июня 1939 года. Причиной ареста была его совместная работа с репрессированными сотрудниками ИНО Гордоном и Силли, а также рекомендации, которые ему ранее дали репрессированные к тому времени Дерибас и Смирнов. Лишь в июне 1939 года он был освобожден из заключения по указанию Берии. Как ни странно, этому способствовали письма «Марты» к нему, а также то, что она продолжала по просьбе оперработника сотрудничать с советской разведкой. Обвинения в том, что Федор работал с «Мартой» «под колпаком» гестапо, также отпали как беспочвенные.

В 1940 году Парпаров был восстановлен в НКВД с присвоением звания майора госбезопасности, что соответствовало званию армейского полковника.

В конце 1940 года Ф.К. Парпаров выехал в Эстонию, где восстановил связь с «Эльзой», одним из ранее завербованных им агентов в германском министерстве иностранных дел. «Эльза» сообщила, в частности, о концентрации германских вооруженных сил на юго-восточном направлении и передала разведчику другие ценные сведения. Особо важное значение имела информация о наращивании Германией своих войск на югославской границе, которые затем были введены в эту страну для подавления народного восстания. Эта операция на три недели отсрочила нападение Германии на Советский Союз. Активная работа с «Эльзой» продолжалась до весны 1941 года. Позднее выяснилось, что «Эльза», подобно «Марте», пострадала во время бомбардировки Берлина английской авиацией, получила тяжелую контузию и скончалась в американской зоне оккупации.

С весны 1941 года Ф. Парпаров с «легальных» позиций выполнял ответственное задание Центра в Прибалтике. Война застала его вместе с семьей в Литве. Эвакуироваться пришлось под непрерывными бомбежками и под огнем немецких танков. С большим трудом разведчик добрался до Москвы. В июне 1941 года он был зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения 4-го управления НКВД.

В октябре 1941 года Парпаров был возвращен во внешнюю разведку и направлен нелегальным резидентом в Швейцарию через Иран. Однако в апреле 1943 года у разведчика возникли проблемы со швейцарской визой, и он вынужден был возвратиться в Москву.

Ф.К. Парпарова вновь направили в распоряжение 4-го управления НКВД. Ему пришлось работать с генерал-фельдмаршалом Паулюсом, находившимся после разгрома его армии под Сталинградом, в плену в лагере под Суздалем. Как крупный специалист но Германии, после окончания войны Парпаров участвовал в подготовке Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса, на котором он представил фельдмаршала международным судьям, что вызвало сенсацию у присутствовавших на процессе журналистов. Затем участвовал в мероприятиях, связанных с организацией деятельности оккупационных властей в Германии.

В середине 1950-х годов Федор Карпович вышел в отставку. До кончины в 1959 году возглавлял военную кафедру в МГУ.

Как рассказывал сын Ф.К. Парпарова — Лев Федорович, находившийся вместе с отцом в Германии и работавший на Нюрнбергском процессе в качестве переводчика немецкого языка, Федор Карпович после войны стеснялся появляться на общественных пляжах, поскольку когда он снимал рубашку, на его спине были отчетливо видны рубцы и полосы от заживших ран. Они остались еще с того довоенного времени, когда отважный разведчик подвергался пыткам и истязаниям в ежовских застенках.

Лев Федорович Парпаров работал над книгой воспоминаний о своем отце, и разведка оказывала ему помощь в подборе интересующих его материалов. Однако довести до конца начатый труд ему не удалось. Преждевременная смерть, наступившая в результате сердечного приступа в 2001 году, оборвала работу. Книга осталась незавершенной.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.195. Запросов К БД/Cache: 3 / 0