Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Строительство линии Сталина

Строительство линии Сталина

Строительство первых укрепленных районов вдоль западной границы СССР по приказу советского руководства было начато практически сразу же после окончания Гражданской войны. Условно этот процесс можно разделить на три этапа: подготовительный, первый и второй.

Подготовительный этап (1921–1928) был характерен тем, что в первые мирные годы практические работы по возведению укреплений из-за ограниченных возможностей страны проводились в очень ограниченных масштабах. «Понятно, при наших ресурсах и средствах, — отмечал М.В. Фрунзе в докладе на совещании военных делегатов XI съезда РКП (б) весной 1922 г., — говорить о развитии крепостной системы не приходится, но тем не менее мы и теперь, несмотря на ограниченные средства, кое-что выделяем для нужд крепостной обороны».

В рамках этой программы первым, с выходом Красной Армии на Кавказское побережье Черного моря (март 1921 г.), был образован Батумский укрепленный район. Затем после ликвидации Белофинского вооруженного конфликта в Карелии начали возводить долговременные укрепления на Карельском перешейке, предназначавшиеся для прикрытия Петрограда от агрессивных действий с территории Финляндии. В это же время проводились определенные фортификационные работы и по совершенствованию приморских крепостей и морских позиций на Балтийском (Кронштадт) и Черноморском (Севастополь, Очаков, Керчь) театрах военных действий.

Одновременно шла подготовка к строительству укреплений на границах Советского государства: исследовались система и формы военно-инженерной подготовки различных ТВД, разрабатывались фортификационные конструкции для укрепленных районов, типовые полевые и долговременные сооружения из железобетона и брони. Проводились полигонные испытания таких конструкций путем обстрела их артиллерийским огнем с суши и моря, бомбометания с воздуха, взрывами.

Первый этап активного строительства укрепленных районов вдоль западной границы СССР начался после 1927 года со строительства Полоцкого укрепленного района. Это было обусловлено близостью города Полоцка к советско-польской границе (около 20 километров).



Кингисеппский укрепленный район

Масштабное строительство ряда других укрепленных районов развертывается начиная с 1928 года. В соответствии с разработанными теоретическими взглядами эти укрепленные районы строились на наиболее вероятных направлениях наступления противника. Их система была рассчитана на тесное взаимодействие постоянных гарнизонов укрепленных районов с полевыми войсками.

По архивным данным, на 20 марта 1932 года в трех западных военных округах на границах СССР с Финляндией, Эстонией, Латвией, Польшей и Румынией в 1928–1937 годах было построено 12 укрепленных районов: Карельский, Кингисеппский, Псковский, Полоцкий, Минский, Мозырский, Коростеньский, Новоград-Волынский, Летичевский, Могилев-Ямпольский, Рыбницкий, Тираспольский. Кроме того, еще один — Киевский УР — был возведен в 250 километрах от границы для прикрытия столицы Украины. Каждый из укрепленных районов, прикрывая конкретное операционное направление, имел протяжение от 50 до 140 километров и, как правило, обоими или одним из флангов примыкал к крупным естественным преградам.

Интенсивное массовое строительство укрепленных районов потребовало не только от военного ведомства, но и от руководства страны принятия срочных мер по существенному увеличению числа специальных военно-строительных организаций и частей. Для строительства каждого укрепленного района создавалось свое управление начальника работ (УНР), которое в своем составе, как правило, имело 6—12 военно-строительных участков (ВСУ), включавших конторы производителей работ, военно-строительные части и подразделения и вольнонаемную рабочую силу. Гражданский персонал при проведении строительных работ иногда имел ограничения по свободе перемещения и обязан был хранить государственную тайну о характере и содержании оборонительных объектов. Помимо этого, в строительстве укрепленных районов активное участие принимали инженерные, саперные, стрелковые батальоны из войск приграничных военных округов.

При строительстве укрепленных районов большое внимание уделялось его дорожному оборудованию. Каждый из них примыкал к государственной железнодорожной сети. В необходимых случаях внутри укрепленных районов строились специальные железнодорожные ветки (коммуникации и рокады, пути для маневра бронепоездов, перевозки личного состава). Постоянно развивалась сеть автогужевых дорог из тыла, вдоль фронта укрепленных районов, к складам, крупным объектам. Обычно в укрепленном районе строился аэродром или посадочная площадка.

В пределах каждого укрепленного района создавалось несколько узлов обороны, возводились долговременные оборонительные сооружения, а также жилые помещения для гарнизона и полевых войск, а также другие объекты инфраструктуры (клуб, госпиталь, баня-прачечная и др.).

К середине 30-х годов все основные операционные направления на западной советской границе были прикрыты укрепленными районами. Военное и политическое руководство высоко оценило труд всех, кто участвовал в их создании. Так, например, начальник военно-инженерного управления РККА Н.Н. Петин и его заместитель А.П. Баландин были награждены орденом Ленина.

В то же время эти укрепленные районы не были лишены отдельных существенных недостатков.

Во-первых, возводившиеся укрепленные районы были рассчитаны главным образом на отражение наступления пехоты и кавалерии противника. Так, анализ фортификационного оборудования укрепрайонов, построенных на западной границе в 1928–1937 годах, свидетельствует о том, что количество орудийных сооружений, предназначенных для борьбы с танками противника, составляло всего около 10 % от всех возведенных долговременных сооружений. Так, например, в Летичевском укрепленном районе имелось 343 ДОТа, из которых 332 были пулеметными и только 11 орудийными полукапонирами. В Новоград-Волынском укрепленном районе, прикрывавшем житомирско-киевское операционное направление, представлявшее собой открытую, танкодоступную местность, было построено 210 боевых сооружений, из которых только 44 имели артиллерийское вооружение. Таким образом, в построенных в тот период укрепленных районах из 3196 оборонительных сооружений 409 были предназначены для размещения в них капонирной артиллерии, способной вести борьбу с танками противника.

Во-вторых, качество возведенных сооружений уже в то время не обеспечивало их устойчивость от огня новой артиллерии. Так, проводившие проверку укрепленных районов Украинского военного округа помощник начальника 5-го отделения особого отдела ОГПУ Ивановский и уполномоченный этого отделения Козлов 17 марта 1932 года в докладной на имя начальника Штаба РККА А.И. Егорова писали, что при возведении оборонительных сооружений в проверенных ими укрепленных районах имели место случаи, когда боевые сооружения типа М-3, рассчитанные только на сопротивление от попадание снаряда 75-мм пушки и 122-мм гаубицы и предназначенные для прикрытия второстепенных участков обороны, были возведены непосредственно на границе, «на переднем крае оборонительной полосы». На этом основании делался вывод о том, что эти сооружения под воздействием интенсивного артиллерийского огня тяжелых орудий противника «в короткий срок выйдут из строя и могут привести к неверию красноармейцев и комсостава в мощь железобетонных сооружений нормальной сопротивляемости».

В-третьих, как отмечали отдельные военные специалисты, многие ДОТы были неграмотно установлены в тактическом отношении, так как не обеспечивали взаимную поддержку огнем. Кроме того, они были рассчитаны на отражение фронтальных атак противника и не готовились для ведения огня в стороны флангов и тыла.

По решению Советского правительства в 1938 и 1939 годах начался третий этап строительства укрепленных районов. С целью увеличить их плотность на западной границе было начато строительство еще восьми укрепленных районов: Каменец-Подольского, Изяславского, Островского, Остропольского, Себежского, Слуцкого, Староконстантиновского и Шепетовского.

Одновременно продолжалось совершенствование ранее построенных укрепленных районов. В их пределах было увеличено число огневых сооружений различного типа и усиливались препятствия, прежде всего за счет создания новых минных полей. Для усиления противотанковой обороны в ДОТах дополнительно устанавливали артиллерийские орудия. Повышались защитные свойства долговременных сооружений. Так, было забетонировано 1028 сооружений, остальные получили усиление путем насыпки дополнительного слоя земли.

Укрепленный район состоял из цепи узлов обороны (батальонных районов обороны), каждый из которых занимал район от 3 до 5 километров по фронту и от 2 до 3 километров в глубину и должен был заниматься отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном (опаб). Батальонные районы размещали так, что промежутки между ними были труднодоступны, заболочены или заняты реками и озерами. Каждый из них, в свою очередь, состоял из 3–4 ротных опорных пунктов (РОП) по 3–4 пулеметных долговременных оборонительных сооружений (ДОС) в каждом. Гарнизон каждого ДОСа приравнивался к взводу. Таким образом, всего в составе БРО могло находиться 10–15 пулеметных (ДОТ) и 1–3 артиллерийских полукапониров.

Для лучшего понимания оборудования укрепленных районов желательно предварительно разобраться в специфической терминологии.

ДОТ (долговременная огневая точка) — фортификационное сооружение из прочных и долговечных материалов (железобетон, броня), предназначенное для ведения артиллерийского, минометного и пулеметного огня. Согласно военно-инженерной терминологии первой половины XX века долговременные огневые точки подразделялись на капониры, полукапониры, кофры, блокгаузы, оборонительные казармы и т. д. По особенностям конструкции ДОТы строились одно-, двух- и многоамбразурные. По количеству ярусов — одно- и двухъярусные. ДОТы состояли из помещений различного назначения — казематов.

ДЗОТ (дерево-земляная огневая точка) — фортификационное сооружение полевого типа из бревен, досок, дерна и т. д., предназначенное для ведения пулеметного огня.

КАПОНИР (от французского слова «сароnіеге» — ниша) — фортификационное сооружение для ведения флангового огня в двух противоположных направлениях.

ПОЛУКАПОНИР — фортификационное сооружение для ведения флангового огня в одном направлении.

По материалам, используемым при строительстве, капониры и полукапониры подразделялись на казематированные (железобетон, кирпич), блиндированные (броня, сталь), открытые (бревна, земля и т. д.). По характеру вооружения и способу боевого применения различались:

— артиллерийские или артиллерийско-пулеметные капониры (АПК) и полукапониры (АППК), возводимые на наиболее важных, ответственных участках обороны;

— пулеметные капониры (ПК) и полукапониры (ППК), сооружаемые на вспомогательных направлениях.

КАЗЕМАТ (от французского слова «kazemate» — комната с толстыми стенами) — помещение в закрытых фортификационных сооружениях, защищающее людей и вооружение от воздействия огневых средств противника.

По своему назначению выделяются следующие типы казематов:

• Каземат командира ДОТа, который оснащался наблюдательными приборами (перископами, сфероскопами и т. д.). В РККА чаще всего применялись состоявшие на вооружении перископы ПСФ (1,5-кратное увеличение, 30-градусный обзор), ТУ (4-кратное увеличение, 10-градусный обзор). В АПК, АППК устанавливались более совершенные перископы типа ПДН-2 (10-кратное увеличение, 40-градусный обзор). Защитные трубы перископов имели на верхнем конце запорные крышки, закрывавшиеся изнутри при помощи специальной штанги.

• Казематы для пушек и пулеметов. В этих казематах были устроены амбразуры для ведения огня. Размер амбразур по наружной поверхности стен — от 1,2 до 2,2 метра при высоте 0,8 метра. Грани амбразуры — либо гладкие, либо ступенчатые. Последние чаще встречаются во фронтальных стенах. Внутри амбразуры устанавливалась стальная рама с прямоугольным отверстием для пулемета или квадратным — для пушки. Некоторые рамы в нижней части образуют стальной стол для перемещения орудия (установки). В своде над столом была предусмотрена металлическая скоба, использовавшаяся при обслуживании орудия. Изнутри амбразуры закрывались стальными полусферическими заслонками.



Батальон обороны в районе с. Большие Куземки (Кинигсеппский укрепленный район)

В некоторых сооружениях устраивались косые шахты гильзоотводов для выбрасывания гильз наружу. Но чаще оборудовались специальные погреба с люками для этих же целей. Но в некоторых случаях ДОТы вообще не имели приспособлений для удаления гильз из каземата.

• Каземат для размещения гарнизона встречается чаще в больших — двухъярусных АПК и АППК. Он был приспособлен для отдыха личного состава, принятия пищи и оказания медицинской помощи. Помещение оборудовалось деревянными или металлическими нарами, в ряде случаев заменяемых простой соломой. Здесь же, при отсутствии других помещений, хранились боеприпасы, личные вещи, умывальные принадлежности, обмундирование и т. д.

• Казематы для фильтровентиляционных установок (ФВУ) размещались на нижнем ярусе, а в одноярусных сооружениях — ближе к тыльной стене. Дизельные установки (ДУ) предназначались для выработки электроэнергии и питания систем жизнеобеспечения, в том числе вентиляции и очистки воздуха. Здесь же, по-видимому, находился и запас Г.М. Сведений о марках и типах ФВУ и ДУ у нас, к сожалению, нет.

Кроме того, имелись казематы для размещения гарнизона, казематы для фильтровентиляционных и дизельных установок, казематы-склады, казематы-санблоки. Все они сообщались между собой посредством люков, галерей, металлических и решетчатых дверей, а также шлюзов с газонепроницаемыми дверями.

Вход в капонир или полукапонир запирался стальной дверью, защищенной от попадания снарядов и воздействия ударной волны коленчатым сквозником (П-образным коридором).

В некоторых ДОТах предусматривалось помещение склада-арсенала для хранения боеприпасов, вооружения, различных зипов, обмундирования, снаряжения, продовольствия, медикаментов, строительных материалов.

Проектом предусматривалось оснастить казематы системами освещения, связи (телефонами, радиостанциями и переговорными трубами), водоснабжения (колодцы и скважины), канализации, реже — коллективной системой противохимической защиты (ПХЗ) с газонепроницаемыми шлюзами. Для этого внутренние стены имели многочисленные ниши, отверстия, проемы, трубы различных размеров и сечений.

Некоторые сооружения оборудовались запасными выходами и многочисленными колодцами, шахтами и погребами, назначение части которых нами не установлено. Вероятно, многие из них использовались в соответствии с прямым назначением того или иного каземата.

В укрепленных районах, возведенных на западных границах СССР до осени 1939 года, большинство пулеметных дотов являлись блокгаузами, то есть сооружениями, которые могли вести огонь в широком секторе. Орудийные полукапониры могли вести огонь в сравнительно узком секторе, преимущественно фланговый или косоприцельный. Интервалы между районами простреливались пулеметно-артиллерийским огнем и могли достигать 5 километров.

Наиболее распространенными сооружениями были пулеметные доты-блокгаузы, которые в свою очередь подразделялись на два типа — большие и малые.

Большие ДОСы обычно были двухэтажными и имели размеры примерно 12 на 12 метров. Толщина их стен колебалась от 1,4 до 1,9 метра, а перекрытия — от 0,9 до 1,35 метра. В верхнем этаже этих ДОСов было оборудовано от 3 до 6 амбразур.

Наиболее распространенный вариант ДОСа малого типа имел 2 или 3 амбразуры. Они были одноэтажными, размером 8–9 на 6 метров, с толщиной стен от 1 до 1,5 м., перекрытия 0,8–0,9 метра. Подобные ДОСы размещались позади сооружений большого типа, между ними или прикрывали их с тыла. Кроме того, они устанавливались в промежутках между БРО.

Данные оборонительные сооружения с полутораметровыми стенами могли выдерживать многократные попадания 203-мм бетонобойных снарядов и единичные — снарядов калибра 280–305 мм. ДОСы с более тонкими стенами выдерживали многократные попадания 152-мм и единичные — 203-мм снарядов. Изнутри стены и потолки имели обычно противооткольное покрытие из стали толщиной 5–7 мм, что исключало поражение гарнизона осколками бетона. Иногда вместо противооткольного покрытия во внутренний слой бетона укладывалась мелкоячеистая проволочная сетка в два-три слоя.

Пулеметные амбразуры имели конусообразную форму, сужающуюся во внутрь. Их наружное отверстие имело ширину 1,5–3 метра и высоту около 0,4 метра, а внутреннее — 0,12 метра в ширину и 0,18 метра в высоту. Попасть в такую амбразуру, тем более расположенную у самой земли, даже из противотанкового орудия было почти невозможно. Кроме того, оно перекрывалось бронезаслонкой толщиной 20–40 мм, которая могла принимать три фиксированных положения по высоте, так что размеры отверстия можно было регулировать с помощью специального рычага в зависимости от положения ствола пулемета.

В ДОТах пулеметы Максима образца 1910 г. устанавливались на специальном металлическом или деревянном станке. Если использовался первый, то наводчик сидел верхом на велосипедном сиденье и мог поворачивать пулемет, упираясь ногами в пол. Вертикальную наводку во время стрельбы осуществлял второй номер с помощью особого подъемного винта (как это было предусмотрено и для пулемета на полевом станке). Если же станок был деревянным, то первый номер осуществлял горизонтальную наводку, передвигая пулемет руками. На каждый станковый пулемет полагалось иметь по 20 тыс. патронов, а на ручной — по 10 тыс. При этом на станковый пулемет приходилось по восемнадцать лент, которые должны были храниться набитыми, что составляло 4,5 тыс. патронов на ствол, а оставшиеся 15,5 тыс. содержались в цинках в хранилище в нижнем этаже ДОТа или в каземат-убежище.

Орудийные полукапониры (орпк) были рассчитаны на ведение, как правило, фланкирующего огня. В большинстве своем они были двухэтажными и располагались так, чтобы своим огнем фланкировать противотанковые рвы, простреливать промежутки между батальонными районами обороны. Подступы к ним обычно прикрывали пулеметные ДОСы.

Каждый орпк был вооружен одним или двумя орудиями и мог иметь, кроме того, еще один-два пулемета. Толщина их стен и покрытия была такой же, как и пулеметных ДОСов большого типа, но оборонительные качества этих сооружений еще более усиливались земляной обсыпкой.

Артиллерийские доты вооружались 45-мм и 76-мм пушками. 45-мм пушки могли вести огонь по горизонту в секторе 60 градусов, при углах возвышения и склонения по 10–15 градусов. Дальность стрельбы до 2 километров, а по танкам — до одного километра. Также они оснащались 76-мм пушкой образца 1902 г. со стволом в 30 калибров на казематном лафете Путиловского завода 1932 г. Иногда вместо классической «трехдюймовки» устанавливали ее «противоштурмовой» вариант образца 1903 г. со стволом, укороченным до 20 калибров. Дальность стрельбы казематной «трехдюймовки» достигала 5500 метров, угол возвышения — 12 градусов, снижения — 7 градусов, горизонтальной наводки — 40 градусов.



Киевский оборонительный район

Со стороны фронта стволы орудий дополнительно защищались отбойными стенками, казематы двухорудийных ДОТов располагались уступом. Даже те сооружения, которые не имели нижнего этажа, оборудовались помещением для стреляных гильз под боевым казематом или диамантными ровиками, куда выводилась труба для выбрасывания стреляных гильз. Хранилища позволяли иметь запас в несколько сот снарядов на орудие.

Кроме того, имели место случаи строительства сверхмощных оборонительных сооружений для размещения батареи 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20, которых из-за их высокой стоимости называли «Миллионными». В частности, такие сооружения в конце 30-х годов были возведены в полосе Карельского укрепленного района. Это были четыре оригинальных артиллерийских полукапонира на горе Каллелово. Их орудия могли обстреливать участок Выборгского шоссе на территории Финляндии от р. Сестра до пос. Кивеннапа (Первомайское) на глубину до 15 километров.

Особое внимание обращалось на противотанковую оборону всех БРО. С этой целью широко применялись противотанковые рвы, но военные инженеры чаще всего стремились использовать рельеф местности, эскарпируя естественные откосы, прикрывая сооружения реками, заболоченными ручьями и озерами. До войны надолбы использовались крайне редко, их делали из гранита и называли «зубы дракона». Во время войны в качестве надолбов использовались железобетонные пирамиды.

Все сооружения укрепленного района были связаны между собой телефонной связью, а наиболее крупные, кроме того, оснащались радиостанцией 6ПК с дальностью передачи телефоном 3 километра, а телеграфом — 6 километров. Для внутренней связи служили переговорные трубы. Коменданты ДОТов наблюдали за полем боя с помощью перископа с полуторным увеличением, заключенного в бронированную трубу. При необходимости отверстие перископа закрывалось сдвижной бронированной крышкой толщиной 20 мм, управлявшейся изнутри. Корректирование огня артиллерии велось со специальных наблюдательных вышек, которые оборудовались на высотных зданиях (например, колокольнях) или в кронах деревьев. В исключительных случаях устраивались стационарные вышки, которые маскировались под местные предметы.

Вентиляционная система каждого ДОСа снабжалась дымовыми и газовыми фильтрами. В малых сооружениях она действовала от ручного вентилятора производительностью до 500 куб. м в час в приточном варианте и до 75 куб. м в час в вытяжном. В больших, пулеметных и артиллерийских ДОСах вентиляторы действовали от механического привода к бензоэлектроагрегату.



Коростенский укрепленный район

Электрическим освещением были оборудованы все ДОСы. В малые доты ток подавался из больших по подземным кабелям. Кроме того, в больших сооружениях были печи для отопления и приготовления пищи, а некоторые артиллерийские оснащались также и системой центрального отопления. Канализация в подавляющем большинстве сооружений отсутствовала: во время боя предполагалось использовать выносные ведра с герметичными крышками.

Вход в ДОТы закрывался бронированной клепаной дверью. Специальные амбразуры позволяли обстреливать из ручного пулемета противника, приближавшегося ко входу.

Все артиллерийские и пулеметные ДОСы большого типа оборудовались запасным выходом-лазом шириной и высотой около 0,7 метра. Если сооружение было двухэтажным, то лаз устраивался в нижнем этаже, обычно с тыльной стороны дота. Отверстие лаза перекрывала тонкая бетонная стенка без арматуры, которую при необходимости следовало разбить ломом. После чего личный состав мог выбираться наружу, раскапывая землю. Для того чтобы эта стенка не была пробита близким разрывом тяжелого снаряда, лаз дополнительно перекрывался разборной перемычкой из отрезков металлических швеллеров, а пространство между швеллерами и бетоном засыпалось песком. В редких случаях к лазу снаружи вел бетонированный колодец. Сзади к сооружению подходила траншея, часто перекрытая. Такая же траншея могла окружать ДОТ, что затрудняло подход к нему штурмовых групп противника.

Несмотря на это, план строительства укрепленных районов не выполнялся даже наполовину. В 1938 году он был выполнен только на 45,5 %, а в 1939-м — на 59,2 %. Как оказалось, советская промышленность не смогла обеспечить всем необходимым строительство линии укрепленных районов. В распоряжение строителей в 1938 году поступило от запланированного 28 % цемента и 27 % леса. В следующем, 1939 году поставки несколько улучшились, но все равно по отдельным показателям не достигли и половины, например, леса — 34 %, цемента — 53 % от запланированного на этот год. Комиссия Главного военно-инженерного управления Красной Армии, проверив ход работ, отметила, что забетонированные «сооружения не имеют боевого вооружения и внутреннего оборудования».

Всего к 1939 году на западной границе СССР было построено 22 укрепленных района, которые должны были перекрыть расстояние в 2067 километров. В их пределах было возведено 3279 долговременных огневых сооружения и ряд сооружений другого назначения. Еще 538 ДОСов и много сооружений другого назначения находилось в стадии строительства.

КОЛИЧЕСТВО ОСНОВНЫХ СООРУЖЕНИЙ В УКРЕПЛЕННЫХ РАЙОНАХ, ВОЗВЕДЕННЫХ НА СТАРОЙ ГРАНИЦЕ СССР В ПЕРИОД 1928–1930 ГОДОВ


В качестве основных недостатков этой линии укрепленных районов можно отнести ее сравнительно небольшую глубину (от 2 до 5 километров) и низкий процент долговременных оборонительных сооружений, предназначенных для борьбы с танками противника (не более 10 %). Кроме того, далеко не все красные командиры считали укрепленные районы перспективным направлением развития военного искусства и полезными в будущей войне. Часть из них, в том числе и высшего руководящего состава, смотрела на укрепленные районы «как на отжившие и утратившие свое оперативно-тактическое значение», что привело в отдельных округах к принятию решения командованием к их консервации без указаний сверху.

Оглавление книги


Генерация: 0.127. Запросов К БД/Cache: 3 / 0