Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Продолжать укреплять границу

Продолжать укреплять границу

Низкая эффективность использования имевшейся системы укрепленных районов на западной границе СССР в июне 1941 года вынудила советских военных специалистов впредь уделять этому вопросу более серьезное внимание. Это объяснялось тем, что укрепленные районы в то время также имелись и на восточных границах страны, против которых были сосредоточены войска японской Квантунской армии, которая, по мнению некоторых советских руководителей, могла открыто выступить на стороне фашистской Германии.

В период с 1941 по 1945 год в Советском Союзе выходит в свет ряд теоретических трудов, посвященных прикрытию государственной границы с помощью укрепленных районов. Основательно этим вопросом занимались ученые Военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева, часть из которых непосредственно участвовала в создании укрепленных районов по западной и восточной границах СССР.

Так, в 1942 году публикуется брошюра полковника В.П. Недогорова «Повышение живучести сооружений укрепленных районов», в которой он рекомендует все ДОТы выстраивать в шахматном порядке с учетом организации перекрестного огня артиллерии и стрелкового оружия. При этом автор считает, что глубина укрепленных районов должна быть увеличена примерно в два раза.

В том же 1942 году выходит в свет проект Временного наставления по боевой службе укрепленного района, узла обороны и опорного пункта. В нем в качестве основных задач укрепленных районов, кроме прикрытия государственной границы, указываются также задачи по прикрытию районов и направлений, важных в политическом, стратегическом и экономическом отношении. На практике это означает возможность применения укрепленных районов не только на линии государственной границы, но и в глубине территории государства для решения важных оборонительных задач.

В первой главе указанного Временного наставления подробно расписываются организация обороны, состав войск, их боевые порядки, а также построение обороны укрепленного района, организация его связи и тыла. При этом указывается, что количество и состав полевых войск, выделяемых для обороны конкретного укрепленного района, определяются его задачами и размером и могут колебаться от армии до корпуса.

В отношении системы огня указывалось, что она должна иметь такую плотность, «которая исключила бы возможность успешного наступления противника». Для этого нужно было добиться, «чтобы любая из точек, находящаяся в полосе обстрела, была взята под действительный огонь минимум двух огневых единиц, а важнейшие направления были бы перехвачены огнем 3–4 единиц».

В отношении построения укрепленного района предписывалось, что он должен включать в себя передовую оперативную зону заграждений (оперативное предполье) и тактическую оборонительную зону. При этом передовая оперативная зона заграждений глубиной 30–50 километров должна была «обороняться пограничными и полевыми (армейскими) войсками по принципу подвижных действий войск» и включать в себя «ряд передовых промежуточных и отсечных позиций полевого и долговременного типа, усиленных мощными инженерно-химическими, противотанковыми и противопехотными заграждениями».

Далее следовала тактическая зона обороны глубиной от 30 до 50 километров, которая должна была включать в себя полосу обеспечения (тактическое предполье) глубиной 10–15 километров, позицию боевого охранения, расположенную на удалении 1–3 километра от переднего края главной полосы обороны, первую полосу заграждений глубиной до одного километра, передовую (главную) полосу сопротивления, вторую полосу заграждений, которая также является полосой расположения дивизионных резервов и ударных групп и вторую полосу обороны общей глубиной 4–6 километров, находящуюся на расстоянии 10–12 километров от главной. Вторая полоса должна соединяться с главной «рядом промежуточных и отсечных позиций и противотанковых районов, преграждающих и охватывающих вероятные направления наступления противника»[36].

Вторая глава этого наставления была посвящена боевой службе пулеметного батальона в узле обороны, а третья — боевой службе пулеметной роты укрепленного района в опорном пункте. При этом указывалось, что узел обороны батальона должен занимать район протяженностью 4–8 километров по фронту и 4–6 километров в глубину, а основу его должны составлять 3–5 отдельных ротных и взводных опорных пунктов. Перед передним краем каждого батальонного района на удалении от 1 до 3 километров должна была заблаговременно создаваться позиция боевого охранения, состоящая из отдельных ДОТов или опорных пунктов, рассчитанных на оборону взвода, а также «полевых сооружений, находящихся во взаимной связи между собой»[37].

Таким образом, данное Временное наставление, разработанное и вышедшее в свет уже в годы Великой Отечественной войны, давало четкие инструкции относительно построения обороны и боевого применения укрепленных районов, как для прикрытия государственной границы, так и любого важного оперативного направления в глубине территории страны.

Существенную роль в развитие теории строительства и боевого применения укрепленных районов внесли в этот период и преподаватели Военной академии имени М.В. Фрунзе. Правда, их работы были посвящены не столько инженерному оборудованию укрепленного района, сколько его роли и месту в обороне армии (корпуса, дивизии) при прикрытии государственной границы.

Так, в труде В.Е. Елизарова, изданном в 1943 году, было четко прописано, что укрепленные районы эффективны только для прикрытия угрожаемых направлений на труднодоступной местности. При этом автор считал, что упор должен делаться не на строительство дорогостоящих долговременных оборонительных сооружений, а на создание большого количества легких дерево-земляных огневых точек, прикрытых системой инженерных заграждений.

Для прикрытия восточных границ СССР исключительный интерес представляет труд полковника Р.С. Иванова «Ведение обороны в условиях сильно пересеченной лесистой местности». В этой работе автор, ссылаясь на опыт советско-финляндской войны, пишет о том, что главная линия укреплений должна находиться на удалении до 50 километров и более от государственной границы, а впереди нее может оборудоваться большое количество временных огневых точек, которые должны последовательно занимать маневренные силы.

Правда, данная теория подверглась жесткой критике со стороны ряда военных специалистов. Так, на конференции, проводившейся в городе Горьком в начале 1944 года, группа офицеров Наркомата обороны (К.А. Балицкий, В.М. Парский и С.М. Михалишин) в своих выступлениях назвала труд Р.С. Иванова упадническим и вредным на том основании, что он допускает глубокое вклинение противника на свою территорию. В частности, С.М. Михалишин заявил, что автор «видимо, хочет таким образом спасти свои личные вещи, а не нанести решительное поражение противнику».

В то же время на этой конференции был выдвинут ряд ценных предложений, касающихся вооружения, системы связи и повышения живучести укрепленных районов. В частности, было указано на необходимость чередовать пулеметные и артиллерийские ДОТы с таким расчетом, чтобы они перекрывали огнем друг друга, прокладывать дублирующие линии связи и улучшать маскировку ДОТов.

В 1944 году выходит в свет новый проект Наставления по обороне укрепленных районов Красной Армии. В нем было определено, что протяженность укрепленного района по фронту в зависимости от его оперативного назначения должна быть не более 80 километров, а его глубина, в зависимости от наличия и глубины предполья, может достигать 30 километров. В отношении размещения узлов обороны было сказано, что должны размещаться так, чтобы «создавать для противника огневые мешки»[38].



Артиллерийско-пулеметные полукапониры

Исключительно большое внимание уделялось системе огня укрепленного района, которая «должна была обеспечивать круговую оборону каждого узла, опорного пункта и огневое взаимодействие боевых сооружений». При этом указывалось, что для того, чтобы создать плотную огневую завесу, любая точка местности перед передним краем и на флангах на удалении до 600 метров должна быть взята под действительный огонь минимум двух огневых единиц, а важнейшие направления были перехвачены четырех-пятислойным огнем. Также определялось, что перед передним краем укрепленного района и на флангах между узлами обороны должен создаваться «не менее чем трехслойный флангово-косоприцельный пулеметный и не менее чем двухслойный артиллерийский огонь, дополняемый фронтальным пулеметно-артиллерийским огнем из глубины и маневром огневых средств, расположенных на открытых позициях». Каждое оборонительное сооружение должно было перекрываться огнем 2–3 соседних сооружений[39].

В раздел, посвященный построению обороны укрепленного района, также были внесены определенные изменения и дополнения. Так, вместо существовавшего ранее термина «передовая оперативная зоны заграждений», вводится термин «передовая оперативная зона обороны», глубина которой оставалась прежней, 30–50 километров. Но при этом стойкость обороны передовой оперативной зоны увеличивались, так как исключался термин «подвижные действия войск». На практике это исключало возможность последовательного отхода войск, оборонявшихся в этой зоне, которые должны были до конца удерживать назначенные позиции[40].

За передовой оперативной зоной следовал так называемый «развитый укрепленный район» глубиной до 30 километров, который состоял из полосы обеспечения, главной и второй полос обороны, а также отсечных позиций. При этом глубина полосы обеспечения (предполья) определялась в 10–15 километров, а позиции боевого охранения были несколько приближены к главной полосе обороны (1–2 километра).

Затем следовали главная полоса обороны глубиной 5–6 километров и вторая полоса обороны глубиной 4–5 километров. Вторая полоса должна была создаваться на удалении 10–12 километров от переднего края главной полосы, строиться по типу первой и соединяться с ней «рядом промежуточных и отсечных позиций».



Артиллерийско-пулеметный полукапонир (одноярусный и двухъярусный)

В новом наставлении были несколько уменьшены размеры батальонного узла обороны, до 4–6 километров по фронту и до 3–5 километров в глубину. Его должны были составлять 3–5 опорных пунктов, имевших размеры около 1,5 километра по фронту и в глубину, которые должны были размещаться «углом вперед, углом назад или шахматным порядком». Основу каждого опорного пункта должны были составлять долговременные огневые точки: пулеметные, орудийно-пулеметные, артиллерийские полукапониры, капониры и казематы[41].

Также определялось, что каждый узел обороны должен обороняться постоянным гарнизоном, состоящим из одного пулеметного батальона специального состава (3–5 рот). В качестве полевого заполнения должны были использоваться полевые войска. В их составе предполагалось иметь от одного стрелкового батальона до стрелкового полка, 1–3 дивизиона артиллерии, а также специальные подразделения. При этом указывалось, что «начальником, объединяющим все части и подразделения, организующие бой и взаимодействие их, является комендант узла обороны».

В разделе, связанном с ведением оборонительного боя в узле обороны, указывалось, что «гарнизон отдельных опорных пунктов и узла обороны в целом при его окружении противником обязан стойко сражаться до тех пор, пока противник не будет отброшен контратаками прибывших полевых или подвижных стрелковых частей». Это же касалось и ведения обороны в отдельном опорном пункте[42].

Новым явлением стали положения Наставления, посвященные полевым укрепленным районам, которые могли создаваться в ходе боевых действий для прикрытия важных операционных направлений, открытых флангов армий, перегруппировки полевых войск, а также для удержания занимаемого района в целях обеспечения вынужденного отхода полевых войск. Им определялось, что оборона полевого укрепленного района организуется по принципу позиционной обороны полевых войск, но с более развитой системой инженерных заграждений и различных полевых, а в отдельных случаях долговременных фортификационных сооружений. При этом говорилось, что ширина такого укрепленного района по фронту не должна превышать 30 километров. При этом размеры батальонных районов обороны определялись в 3–6 километров шириной, и в 2–3 километра в глубину. При этом указывалось, что артиллерийско-пулеметная рота должна занимать район размером 1–1,5 километра по фронту и в глубину, а взвод может строить свою оборону в 2–3 линии траншей и оборонять район площадью от 500 до 700 квадратных метров[43].

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны продолжала развиваться и совершенствоваться теория строительства и боевого применения укрепленных районов. Ужесточились требования к их обороне, упростилась система полос, позиций и районов. Появился новый тип — полевой укрепленный район.

Оглавление книги


Генерация: 0.086. Запросов К БД/Cache: 0 / 0