Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

«Цементирование» восточных границ

«Цементирование» восточных границ

С советской стороны активное строительство укрепленных районов на Дальнем Востоке началось в 1932 году, сразу же после того, как японцами была сформирована Квантунская армия, которая, начав операцию 18 сентября 1931 году, к 1932 году оккупировала северо-восточную часть Китая (Маньчжурию). При этом следует помнить, что с периода Гражданской войны отношения между СССР и Японией были настолько натянутыми, что Страна восходящего солнца советским военно-политическим руководством рассматривалась в качестве одного из главных вероятных противников. Также большую роль играл тот факт, что многие вожди и формирования Белой армии, потерпев поражение в Сибири и Забайкалье, ушли в Китай и осели в Маньчжурии, превратив Харбин практически в русский город. Агрессивная политика китайского руководства во главе с Чжан Сюэляном привела к возникновению в 1929 году советско-китайского вооруженного конфликта.

Для строительства укрепленных районов на Дальнем Востоке по приказу РВС СССР № 007 от 25 февраля 1932 г. было создано Дальневосточное (Хабаровское) управление инспектора инженерных войск РККА. Строительство велось главным образом силами войск, с максимальным привлечением местных ресурсов. Кроме того, для выполнения отдельных видов работ, требовавших особых знаний и технологий, с центральных районов страны на Дальний Восток постоянно командировались специалисты и даже целые бригады.

Повышения качества работ по созданию укрепленных районов советское руководство пыталось добиться за счет привлечения слушателей ведущих военных академий. В частности, в 1932 году на Дальний Восток для организации фортификационных работ было отправлено 30 слушателей третьего курса инженерного факультета Военнотехнической академии под руководством адъюнкта Молчанова.

В то же время советские власти делали все возможное Для сохранения в тайне оборонных мероприятий, проводившихся на Дальнем Востоке. Строительство тщательно маскировалось под объекты народно-хозяйственного назначения, материалы подвозились, как правило, в ночное время, от строителей брали подписку о неразглашении тайны.

В результате выполнения комплекса строительных работ на участке советско-маньчжурской границы от Благовещенска до Владивостока была построено 13 укрепленных районов. Так как строительство этих укрепленных районов велось последовательно с задачей прикрытия наиболее важных направлений (объектов), то нумерация их была разной.

Первым был построен Хабаровский укрепленный район, на который возлагалась задача контроля за рекой Амур и прикрытия крупного административного центра. Собственно, в прямом смысле укреплением военного назначения этот район назвать было трудно. Он состоял из нескольких узлов сопротивления, разбросанных по берегу и находящихся на островах Амура, каждый из которых имел собственную боевую задачу. В качестве основы укрепленного района рассматривался и сам город Хабаровск, точнее, отдельные его каменные сооружения, расположенные на берегах Амура. В то же время Хабаровский укрепленный район, который получил номер 4, стал одним из главных пунктов в системе обороны советского Дальнего Востока.

Практически одновременно с Хабаровским началось строительство укрепленных районов, задачей которых являлось прикрытие города и порта Владивосток. Со стороны Маньчжурии, западнее поселка Краскино, Владивосток должен был прикрываться двумя укрепленными районами, сооружение которых велось на тех же принципах, что и Хабаровского. После завершения строительных работ эти укрепленные районы получили номера 7 и 8.

Несколько позже началось строительство еще десяти укрепленных районов, нумерация которых начиналась с цифры 101. С севера на юг размещались 101-й (Благовещенский), 102-й (Усть-Сунгарийский), 109-й (Иманский), 112й (Турий Рог), 105-й (Гродековский), 106-й (Полтавский), 111-й (Шуфанский), 107-й (Барабашский), 110-й (Славянский) и 113-й (Посьетский) укрепленные районы.



Артиллерийский полукапонир

Все укрепленные районы этой серии возводились по единым типовым проектам, их организационная структура определялась в соответствии с едиными требованиями и по единой методике. Наиболее крупными из них были Гродековский и Благовещенский укрепленные районы, включавшие от 12 до 18 батальонных районов обороны каждый.

В качестве гарнизонов возводившихся на Дальнем Востоке укрепленных районов директивой штаба РККА № 3/32115сс от 22 ноября 1933 года должно было произойти формирование отдельных пулеметных батальонов на базе уже развернутых частей Белорускою и Украинского военных округов. В частности, Белорусскому военному округу было предписано сформировать четыре отдельных пулеметных батальона и отдельный химический взвод, Украинскому военному округу — шесть отдельных пулеметных батальонов, артиллерийский дивизион капонирных орудий и отдельную роту связи.

Так, в состав 101-го (Благовещенского) укрепленного района на конец 1940 года входили три пулеметных батальона (99, 100 и 107-й), 77-й артиллерийский дивизион, 70-й саперный батальон, 68-й батальон связи, 42-я отдельная рота ПХО и 3-я мотопонтонная рота. Батальоны занимали районы обороны, расположенные на берегу Амура выше и ниже Благовещенска. На территории каждого батальонного района обороны создавалось 2–3 ротных и 3–4 взводных опорных пункта, а также располагалось от 8 до 13 взводов капонирной артиллерии. При возникновении военной угрозы пулеметный батальон, как правило, усиливался ротой танков за счет отдельного такового батальона, который дислоцировался в Благовещенске.

Всего в составе укрепленного района было положено иметь по штату 4069 человек личного состава, до 30 танков и порядка 16–24 капонирных и полевых орудий.

Полевое заполнение Благовещенского укрепленного района должны были осуществлять батальоны 189-го стрелкового полка, который также дислоцировался в Благовещенске.

102-й (Усть-Сунгарийский) укрепленный район был создан приказом войскам командующего Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии № 6/001 от 25 января 1932 года с центром в селе Михалово-Семеновское (в последующем Блюхерово, Ленинское). Он должен был, тесно взаимодействуя с Хабаровским укрепленным районом, обеспечить оборону русла Амура непосредственно в районе впадения в него реки Сунгари.

Строительство укрепленного района началось с того, что было организовано управление начальника строительных работ (УНР-102), которое в свою очередь делилось на строительные участки, соответствующие будущим батальонным или ротным районам обороны. Протяженность Усть-Сунгарийского укрепленного района влево и вправо напротив устья реки Сунгари составляла 35 километров. Он насчитывал 48 пулеметных ДОТов, в том числе один совмещенный с артиллерийским наблюдательным пунктом, 6 орудийных полукапониров и 7 командно-наблюдательных пунктов.

В качестве гарнизона укрепленного района использовался 90-й отдельный пулеметный батальон, который был сформирован в декабре 1933 года из частей Минского укрепленного района и дивизий Белорусского военного округа.

В начале января 1934 года 90-й отдельный пулеметный батальон прибыл в место назначения — село Михалово-Семеновское — и был включен в состав Усть-Сунгарийского укрепленного района. Штаб этого батальона разместился в селе Усть-Сунгари.

По прибытии к месту назначения этот батальон был укомплектован личным составом и имуществом по штату военного времени. Согласно расходной ведомости, он имел 435 человек личного состава, на вооружении которых состояло 287 винтовок, 4 пистолета осветительных (сигнальных), 473 пистолетов автоматических, 45 револьверов образца 1895 г., а также 84 пулемета станковых системы «максим». Из артиллерийского вооружения имелось 183 компаса, 167 6-кратных биноклей, 36 координатных мерок, столько же целлулоидных кругов, эклиметров-высотомеров и визирных линеек, 8 перископов, 32 буссоли, 32 командирских планшета и сеток к ним, 32 дальномера, 12 треног зенитного пулемета, 12 прицелов к зенитному пулемету, 84 прицела оптических или угломеров-квадрантов. Из военно-инженерного имущества имелось 28 масок и перекрытий пулеметных. Из имущества связи — 7 сумок телефонных инструментальных, 164 телефонных катушки, а также 4 комплекта запчастей к телефонной двуколке и 16 комплектов запчастей к телефонному аппарату УНА-Ф-16. Для решения боевых и хозяйственных задач батальон имел один легковой и один грузовой (1,5 т) автомобили, а также 12 строевых и 27 обозных лошадей.

В состав Усть-Сунгарийского укрепленного района был включен 81-й отдельный артиллерийский дивизион большой мощности, который был укомплектован личным составом, прибывшим из состава Краснознаменной Амурской военной флотилии, две батареи (50-я и 60-я) которого 4-орудийного состава уже были установлены на временные огневые позиции, находившиеся на острове Среднем. Но, как оказалось, этот остров совершенно не был подготовлен для размещения на нем войск.

В ноябре 1933 года командир дивизиона К.В. Курьяков писал заместителю начальника Военно-морских сил РККА Куркову: «…Здесь я встретил целый хаос. Личный состав занятий не проводит, а занимается стройкой для того, чтобы как-нибудь перезимовать. Управление начальника района считает, что это не его дело обеспечивать жилыми помещениями как краснофлотцев, так и начсостав. Краснофлотцы доделывают казарму, хотя в ней жить будет очень трудно при настоящих морозах, т. к. в стенах щели, можно просовывать ладонь, а помещение для начсостава находится в первобытном состоянии. Сбито из досок помещение площадью 18 кв. м, в котором помещается 10 человек. Командиру поставили железную самодельную печь и ею обогреваются. Пока она горит, то греет. 7 человек командиров прибыли с семьями [44]… В этой полуземлянке я поставил в углу свою койку и здесь же мой рабочий штаб…

Прибывал начальник штаба флотилии и тот никаких указаний не дал. В отношении строительства заинтересовался и командарм Блюхер, дал радионачальнику работ об окончании строительства дома начсостава. Ну и начали бегать, а толку никакого, то того, то другого материала нет. Приказано чтобы к 15 ноября начсостав вошел в этот дом, но у него еще не выкрашены стены. А начсостава более 20 человек и прибывает еще…»

Сегодня трудно сказать, как сложилась судьба первых обитателей Уст-Сунгарийского укрепленного района. Известно только, что командование Краснознаменной Дальневосточной армии лично контролировало не только ход строительных работ, но и завоз угля и дров для отопления помещений размещения личного состава. С этой целью была поставлена специальная задача коменданту Хабаровского гарнизона, который нес личную ответственность за доставку перечисленных грузов.

По состоянию на 1 января 1937 года в составе Усть-Сунгарийского укрепленного района насчитывалось 4030 человек личного состава, 1245 лошадей, 3 ручных пулемета, 167 станковых пулеметов, 18 76-мм пушек, 3 122-мм пушки, 6 107-мм пушек, 3 152-мм пушки, 11 мотоциклов, 24 трактора, 26 прицепов.

На вооружении батарей 81-го отдельного артиллерийского дивизиона большой мощности находились 152-мм пушки, по четыре орудия в каждой. В дивизионе насчитывалось 310 человек личного состава, 10 лошадей, 3 ручных и 8 станковых пулеметов, 3 грузовых автомобиля, 2 трактора, один моторный катер и 3 шлюпки-шестерки.

К тому времени (в октябре 1936 года) уже было принято решение о перемещении к концу 1937 года батареи № 50 на мыс Екатерины в бухту Де-Кастри. С целью маскировки этого перемещения приказом по армии эту батарею на старой огневой позиции было приказано заменить ложной. Все работы, связанные с перемещением, были произведены успешно.

С началом Великой Отечественной войны состав 102-го (Усть-Сунгарийского) укрепленного района неоднократно менялся. Известно, что по состоянию на 1 января 1943 года в его составе было 5 трехамбразурных ДОТов типа Б и 42 ДОТа типа М, Ml и М2, 13 артиллерийских двухорудийных полукапониров (из них 7 двухэтажных постройки 1939–1940 годов и 3 одноэтажных постройки 1932–1933 гг.), а также 3 бетонных козырька. В докладной записке отмечалось, что «артиллерийские полукапониры постройки 1939 и 1940 гг. не обеспечены табельным вооружением. В них не хватает 8 76-мм установок Л-17, а вместо них установлены 45-мм противотанковые пушки на рамах, прикрепленных к коробу Л-17. Однако эти крепления не надежны и даже при испытаниях выходят из строя»[45].

К лету 1945 года на усиление 102-го (Усть-Сунгарийского) укрепленного района прибыли 117-й пулеметный батальон, 95-й отдельный артиллерийский дивизион 122-мм гаубиц, 111-й отдельный батальон связи, 146-й отдельный саперный батальон, а также 81-я отдельная автотранспортная рота, 41-й полевой автохлебозавод и 2924-я военно-почтовая станция. В связи с этим он превратился в достаточно мощную воинскую часть, способную решать не только оборонительные задачи.

109-й (Иманский) укрепленный район был создан в 1939 году для защиты долины реки Иман, важного железнодорожного моста через эту реку и дороги вдоль долины реки в глубь советской территории. Напротив него, за рекой Сунгари, находился японский Хутоуский укрепленный район, к которому с глубины Маньчжурии было подведено шоссе. По сведениям советского командования, именно на этом участке японское командование предполагало нанести главный удар по району Имана и Лесозаводска, чтобы отрезать войска, обороняющие Гродековский и Полтавский укрепленные районы и город Владивосток от остальной части Дальнего Востока.

Строительство Иманского укрепленного района велось в высоких темпах. В его пределах было сооружено три мощных узла обороны, на территории которых, по состоянию на конец 1940 года, насчитывалось 104 долговременных фортификационных сооружения и 10 каменно-бутовых объектов. Общая протяженность укрепленного района достигала 70 километров.

Для занятия этих объектов был развернут отдельный пулеметно-артиллерийский батальон с 12 взводами капонир-ной артиллерии. На вооружении подразделений батальона находилось 67 станковых и 24 ручных пулемета, 6 45-мм противотанковых пушки, 8 76-мм гаубиц и 6 120-мм минометов.

К августу 1945 года Иманский укрепленный район был усилен еще одним дивизионом 76-мм пушек и ротой саперов.

105-й (Гродековский) укрепленный район был одним из самых мощных на Дальнем Востоке. Он включал в себя 10 батальонных районов обороны, в каждом из которых было около 30 долговременных фортификационных сооружений. Всего в Гродековском укрепленном районе имелось 282 пулеметных ДОТа, в том числе один с бронеколпаком и четыре совмещенных с командно-наблюдательными пунктами. Артиллерийскую составляющую этого укрепленного района представляли 9 полукапониров. Известно, что в его планировке и строительстве участвовали начальник инженеров Приморской группы Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии Н.Т. Мамичев, комендант Приморского укрепленного района Я.3. Покус и известный в то время военный инженер В.А. Свиньин.



Укрепленные районы советского Дальнего Востока

По состоянию на начало августа 1945 года в Гродековском укрепленном районе находилось четыре отдельных пулеметно-артиллерийских батальона, а его полевое заполнение было представлено частями соединениями 5-армии 1-го Дальневосточного фронта.

107-й (Барабашский) укрепленный район, построенный в 1932 году, первоначально был частью Приморского укрепленного района, предназначенного для защиты Владивостока со стороны Маньчжурии.

В марте 1934 года он стал самостоятельной боевой единицей, предназначенной для развертывания на его базе 92-й стрелковой дивизии. В замысле командующего Краснознаменной Дальневосточной армией на оборону указывалось, что в его составе, кроме отдельного пулеметного батальона, также находятся два мотострелковых полка, артиллерийский полк, самоходно-артиллерийский дивизион, разведывательный батальон и ряд других подразделений этой дивизии.

Позиция Барабашского укрепленного сектора имела протяженность около 60 километров и представляла собой структуру Т-образной формы. Его верхняя часть буквально упиралась в границу с Маньчжурией. Перпендикулярная часть, имевшая длину около 28 километров, проходила вдоль танкоопасного направления от государственной границы в сторону Владивостока.

Огневые точки каждого узла обороны были представлены в основном сооружениями класса М-2 и М-3. У поселка Приморский была сосредоточена группа плотно расположенных сооружений, состоявшая из семи пулеметных ДОТов (4 трехамбразурных, 3 двухамбразурных), двух трехамбразурных наблюдательных пунктов, расположенных на высотах над Приморским, и двух орудийных полукапониров. При этом самый правый из орудийных полукапониров был и оснащен двумя 76,2-мм пушками образца 1902 г. и расположен над железнодорожной насыпью. Его основной задачей была оборона широкой равнины, простиравшейся к поселку Приморскому. Данный полукапонир прикрывается двумя пулеметными ДОТами, которые находились от него на расстоянии около 200 метров.

Левее этого орудийного полукапонира, по правому берегу реки Барабашевки (Монгугай), на расстоянии от 200 до 600 метров друг от друга находилось пять ДОТов, которые должны были прикрывать доступы к поселку Барабаш. На вооружении этих ДОТов состояли 7,62-мм пулеметы системы «максим», установленные на специальных деревянных поворотных станках типа «гитара» с сиденьями для пулеметчика. По запасам боеприпасов, продовольствия, воды и медикаментов каждый ДОТ был способен выдержать пятидневную блокаду.

КОЛИЧЕСТВО ОСНОВНЫХ СООРУЖЕНИЙ В УКРЕПЛЕННЫХ РАЙОНАХ СОВЕТСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА


Кроме перечисленных выше, в Забайкалье имелся 31-й (Даурский) укрепленный район, который был построен по приказу командующего войсками Отдельной Краснознаменной дальневосточной армии № 60/ 25 от 27 апреля 1932 года. Он находился на самой границе и располагался в районе Забайкальска (бывшая станция Мациевская, затем Отпор, потом Дружба).

Строительство этого укрепленного района началось весной 1932 года, и продолжалось несколько лет. Его комендантом был назначен командир 40-й территориальной Красноярской стрелковой дивизии А.Я. Сазонтов. Вначале управление укрепленного района находилось на 79-м километре железнодорожного разъезда, а с июля 1940 года было переведено на станцию Даурия.

В начале 1937 года Даурский укрепленный район получает статус отдельной боевой единицы. На 1 января 1937 года на его территории было построено 167 железобетонных огневых точек, 29 командно-наблюдательных пунктов, 3 артиллерийских наблюдательных пункта, 4 убежища для личного состава. На его вооружении состояло 535 станковых пулеметов, 6 76-мм пушек, 36 122-мм гаубиц, 12 152-мм гаубиц и 12 107-мм пушек. Гарнизон укрепленного района насчитывал 6251 человек личного состава. Также там имелось 1905 лошадей, 7 мотоциклов, 7 легковых и 21 грузовой автомобиль, 80 тракторов и 62 прицепа.

На то время организационно Даурский укрепленный район состоял из управления (59 чел.), 88-го отдельного пулеметного батальона 4-ротного состава (479 чел.), который дислоцировался в поселке Увир-Нор, 94-го отдельного пулеметного батальона также 4-ротного состава (479 чел.), который располагался в поселке Хадабулак. Также в его состав входили 58, 87 и 96-й отдельные артиллерийские дивизионы (по 12 75-мм орудий каждый), 131-я отдельная рота связи (176 чел.) и отдельная саперная рота (166 чел.), которые располагались в поселке Борзя. 58-й и 87-й артиллерийские дивизионы располагались в пос. Федькино, а 96-й — в районе разъезда на 79-м километре железной дороги.

В августе 1939 года был разработан новый план совершенствования Забайкальского укрепленного района, который было поручено реализовывать его коменданту комбригу B.C. Викторову. По этому плану нужно было к концу года в составе укрепленного района дополнительно сформировать 205-й и 207-й отдельные пулеметные батальоны 3-ротного состава с двумя отделениями противотанковых орудий в каждом, три (22, 24 и 25-я) отдельные пулеметные роты, а также два конных взвода для несения караульной службы, школу младшего комсостава и автотранспортный взвод.

О том, удалось ли Викторову выполнить поставленную задачу, сведений не имеется. Зато известно, что в феврале-марте 1941 года управление Даурского укрепленного района было передислоцировано в Прибалтийский военный округ, где велось строительство укрепленных районов по новой границе СССР.



Пулеметные полукапониры

В августе 1945 года 31-й (Даурский) укрепленный район вошел в состав 36-й армии Забайкальского фронта, и его 6-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон участвовал в Маньчжурской операции.

В итоге в период 30-х — первой половине 40-х годов на Дальнем Востоке была создана система укрепленных районов, которые имели своей целью прикрыть границу СССР от возможной агрессии японцев со стороны Маньчжурии. Однако в связи с тем, что расположенные в этом районе японские войска особой активности не проявляли, эти укрепленные районы постепенно переходили от оборонительной к наступательной направленности своего развития. Так, на смену легкой противотанковой артиллерии начинают поступать более мощные орудия полевой артиллерии, увеличивается количество пулеметно-артиллерийских батальонов, в штатах отдельных из них начинают появляться саперные части и даже танки.

Таким образом, в 20-е и первой половине 40-х годов советское руководство придерживалось мнения о том, что укрепленные районы смогут надежно прикрыть государственную границу в случае агрессии со стороны противника. И это происходило при том, что исторический опыт уже доказал несостоятельность этого вопроса. Но потребовалось еще немало лет для того, чтобы от идеи возводить укрепленные районы советское военно-политическое руководство отказалось окончательно.

Оглавление книги


Генерация: 0.177. Запросов К БД/Cache: 3 / 1