Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Брестский укрепленный район (№ 62)

Брестский укрепленный район (№ 62)

Строительство Брестского укрепленного района (№ 62) было начато в соответствии с директивой народного комиссара обороны от 26 мая 1940 года для прикрытия Белостокского выступа от удара с юго-западного направления.

Рекогносцировочные работы были проведены зимой 1939/40 года. По воспоминаниям Л.М. Сандалова, эти работы осуществлялись при глубоком снежном покрове и наспех: Поэтому результаты зимних рекогносцировок оказались неудовлетворительными, и весной 1940 года все пришлось переделать заново. Никаких работ зимой по строительству УРа не проводилось, войска занимались размещением личного состава и бытовым строительством.

Вторично рекогносцировка была проведена командующим 4-й армией генерал-лейтенантом В.И. Чуйковым совместно с комендантом укрепленного района. Тогда же командующий армией установил дивизиям полевого заполнения рубеж строительства батальонных районов.

62-й (Брестский) укрепленный район был одним из самых больших по протяженности на новой границе. Он включал укрепления, протянувшиеся на 170 километров от южной окраины Бреста (ст. Митки) до деревни Путковицы (Семятичи) (с лета 1945 года — территория Польши) по высоткам правого берега реки Западный Буг вдоль линии государственной границы СССР с Германией.

Передний край укрепленного района проходил по линии от деревни Путковичи через Дрогичин, Минчево, Крупичи, Семятичи, Мощону-Крулевску, Орлю, Клейники, Речицу, Брест до Бернад.

Непосредственно в УР предполагалось иметь 10 узлов обороны (УО), которые в свою очередь состояли из опорных пунктов (ОП), имевших 380 долговременных сооружений (по-другому — 37 узлов обороны с 2130 объектами долговременной фортификации (ДОТами). Опорные пункты УРов располагались по высоткам восточной стороны рек Буг, Нарев, Бобр. Полоса обороны укрепленных районов почти не имела предполья, а ее общая глубина не превышала 2 километров. Поэтому строительство укреплений производилось непосредственно в поле зрения немецких наземных наблюдательных постов. На отдельных танкоопасных участках имелось около 30 километров противотанкового рва. Кроме того, на территории узлов сопротивления было оборудовано до 16 тыс. метров траншей, а на подступах к ним установлено до 30 километров проволочных заграждений.

Генеральным планом оборонительного строительства предусматривалось в 1940–1941 годах завершить строительство и оборудование первой полосы узлов обороны и опорных пунктов укрепрайонов. В последующие годы (вплоть до 1945 г.) намечалось построить вторые полосы обороны.

Полоса предполья, вследствие того, что сооружения строились по берегу реки, не создавалась, за исключением окрестностей города Дрогичин-на-Буге, где просто по условиям местности ДОТы строились на некотором удалении от берега. Первая линия укреплений главной полосы обороны строилась по восточному берегу р. Западный Буг и воспроизводила начертание ее русла. В июне 1941 года строительство в глубину этого района еще не начиналось.

Основу главной оборонительной полосы составляли долговременные огневые точки (ДОТы), возводившиеся из монолитного железобетона или брони, как правило, двух- или трехэтажные, реже — одноэтажные. Строились укрепления по самым совершенным для того времени проектам, в военно-инженерном отношении места расположения огневых точек были выбраны идеально: на высотках по берегам рек Западный Буг, Нарев и Бобр с широкими заболоченными поймами, труднопроходимыми для танков противника. ДОТы в основном были артиллерийско-пулеметные, в которых устанавливались орудия в шарнирном креплении с укороченными стволами, пулеметы «максим» и ДС-39, а также ручные пулеметы. Некоторые ДОТы были чисто пулеметными.

В состав 74 УНС входили пять строительных участков, которые размещались: № 16 — Высокое, № 18 — Волчин, № 20 — Дрогичин, № 21 — Брест, № 22 — Семятичи. Непосредственным возведением и оснащением долговременных железобетонных оборонительных точек занимались военные — саперные, инженерные и специальные технические части. На подготовительных работах: отрывке котлованов, заготовке песка, щебня, полевого камня, древесины, транспортных работах — широко использовалось местное гражданское население, выполняя трудовую и гужевую повинность.

К строительству Брестского укрепленного района привлекалось большое количество людей. Согласно документам, в марте — апреле 1941 года в работах участвовало до 10 тыс. человек гражданского населения с 4 тыс. подвод. Его строительство было объявлено ударной комсомольской стройкой, и сюда съезжались молодые патриоты-добровольцы из всех уголков СССР. В г. Дрогичин был развернут комсомольско-молодежный лагерь.

Первыми в районе строительства опорного пункта устанавливались полевые бетонный и лесопильный заводы. Затем на стройплощадках проводились маскировочные работы. Территория обносилась высоким забором с колючей проволокой и молодыми елками. Котлован под сооружение копался гражданским населением с использованием исключительно лопат и тачек. Одновременно подвозились строительные материалы: доски, камни, щебень, песок и цемент. Все материалы складировались на расстоянии 100 метров от площадки и далее транспортировались солдатами.

Остальные работы производились саперными и инженерно-техническими подразделениями, а также гражданскими вольнонаемными специалистами, прибывшими из центральных районов СССР. На дно подготовленного котлована плотно укладывался 30-см слой раздробленного полевого камня и щебня. На него заливался бетонный фундамент. Затем устанавливались опалубка и арматура, монтировались броневые короба под вооружение, после чего начиналось бетонирование ДОТа с одновременной установкой части внутреннего оборудования. По воспоминаниям участников строительства, процесс бетонирования продолжался непрерывно около двух суток. Делалось это для того, чтобы не происходило расслоение бетона, которое могло ослабить прочность сооружения. После затвердевания бетона опалубка снималась, монтировались вооружение и оборудование. На заключительном этапе наружные стены покрывались смолой, проводились обсыпка и маскировка готового оборонительного сооружения.

В 62-й укрепленный район, ввиду высокой насыщенности данного района полевыми войсками, входило три отдельных пулеметно-артиллерийских батальона: 16, 17 и 18-й. Наиболее технически подготовленными были узлы обороны на северо-западе довоенной Брестской области (ныне — Польша), в районе деревень Путковицы и Дрогичин на Буге и район местечка Семятичи. Их занимали воины 16-го и 17-го отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов.

16-м отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном командовал капитан А.В. Назаров (начальник штаба — старший лейтенант Ф.Г. Тараскин). Штаб батальона размещался в деревне Крупици. 1-я рота лейтенанта З.Д. Сокола занимала позиции в районе деревни Крупици, 2-я рота лейтенанта И.И. Змейкина — в районе деревни Минчево, 3-я рота лейтенанта П.М. Игнатова — в районе деревни Путьковичи. Всего в батальоне на 1 июня числилось 316 военнослужащих, из них 45 командиров и штабных работников.

17-м отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном командовал капитан А.И. Постовалов (начальник штаба — старший лейтенант И.П. Миренков, заместитель по политчасти — старший политрук М.А. Кролик). Штаб батальона размещался в деревне Бацики. Все три роты батальона размещались компактно: 1-я рота лейтенанта И. И. Федорова занимала позиции у деревни Анусин западнее станции Семятичи. 2-я рота лейтенанта П.Е. Недолугова — у деревни Мощона Крулевска восточнее железнодорожной станции Семятичи. 3-я рота лейтенанта Г.Г. Соловьева — у деревни Слохи. В батальоне на 1 июня числилось 350 военнослужащих, из них 45 командиров и 5 политработников.

18-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон (командир — майор Н.П. Бирюков, начальник штаба — капитан М.И. Ляпин) располагался на участке границы от южных пригородов Бреста с опорой на старый форт литера «3» и далее через Волынское (Госпитальный остров) и Тереспольское (Пограничный остров) с опорой на старые форты «Граф Берг», № 1 и литера «А». Штаб батальона находился в Бресте. На многокилометровом разрыве между Брестским и северо-западными узлами обороны имелся всего один опорный пункт в районе деревни Орля-Новоселки Каменецкого района, который занимала 3-я рота 18-го ОПАБ. 1-я рота лейтенанта Н.Ф. Бубнова занимала позиции севернее Брестской крепости в районе деревни Речица.

2-я рота лейтенанта И.М. Борисова дислоцировалась южнее Брестской крепости в районе деревень Бернады, Гершоны и Вулька. 3-я рота лейтенанта С.И. Веселова — в районе деревень Волчин, Ставы и Орля. Всего в батальоне на 1 июня числилось 347 военнослужащих, в том числе 43 командира и 7 политработников.

Кроме того, в 18-м отдельном пулеметно-артиллерийском батальоне была учебная рота, которая размещалась рядом со штабом батальона.

245-я отдельная рота связи старшего лейтенанта В.И. Палея располагалась в деревне Верховичи. В роте было 185 военнослужащих, из них 12 командиров и один политработник.

В Бресте находились штаб 62-го укрепленного района (комендант — генерал-майор М.И. Пузырев) и 74-е Управление начальника строительства (начальник — майор инженерных войск В.А. Яковлев). В военном городке «Красные казармы» размещался штаб 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона. Здесь же находилась и учебная рота. Правда, перед самой войной, 21 июня 1941 года, штаб укрепленного района перебазировался в Высокое.

Несмотря на высокую интенсивность строительных работ, они велись медленно. Это было вызвано тем, что в связи с большим объемом оборонительного строительства промышленность не успевала обеспечить укрепрайоны стройматериалами и оборудованием. Из-за недостатка материалов и механизмов, вооружения, коробов амбразур и другого оборудования тормозилось выполнение намеченных планов строительства. В 1941 году получили вооружение все сооружения прошлого года и единичные постройки 1941 года, причем большинство из них — только часть вооружения. По свидетельству Л.М. Сандалова, в отдельные объекты монтировались артиллерийско-пулеметные установки, присланные из Мозырского укрепленного района. Аналогичное положение было и с внутренним оборудованием объектов: не хватало перископов, бензоэлектрических агрегатов, водяных насосов, противохимического оборудования и вентиляторов, оборудования связи. Еще хуже обстояло дело с маскировкой объектов: большинство из них не имели земляной обсыпки, а те, которые имели, не были задернованы и замаскированы сеткой и древесными насаждениями.

Бывший начальник штаба 4-й армии Л.M. Сандалов в своих мемуарах «Пережитое» пишет, что на совещании 20 июня 1941 года «Пузырев доложил, что к нему пришли три специальных батальона из Мозырского укрепрайона, и он разместил их на Семятичском, Волчинском и Брестском участках». Подтверждая эту информацию, бывший начальник агитпропчасти политотдела УРа, старший батальонный комиссар Ф.Л. Кокин сообщал, что в апреле — мае проводилось развертывание еще пяти батальонов по 1500 человек в каждом, т. е. по штатам военного времени. Было забетонировано около 130 ДОТов, в которых уже имелось вооружение. Из них 34 занимал личный состав 16, 17 и 18-го артиллерийско-пулеметных батальонов.

Бывший командир 3-й роты 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона младший лейтенант А.К. Шаньков в своих воспоминаниях также писал, что в Брест-Литовский укрепленный район дополнительно вводились 19, 20, 21, 22 и 23-й пулеметные батальоны. По его воспоминаниям, готовые ДОТы в районе деревень Орля и Паниквы должны были занять подразделения 19-го ОПАБ со штабом в деревне Волчин. Правда, так как эти батальоны формировались на базе 16, 17 и 18-го отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов, то трудно установить, входили ли они в число пяти формируемых, о которых писал Л.М. Сандалов, или это были действительно вновь прибывшие подразделения.

Для распределения пополнения по подразделениям и ДОТам почти все офицеры штаба укрепрайона, включая политработников, были направлены в батальоны. Кроме того, все без исключения оставшиеся в живых командиры отмечали, что за день-два до начала войны в их батальоны прибыли большие группы лейтенантов — выпускников Ленинградского, Смоленского, Тамбовского и других военных училищ. Но в списках они не значились и погибли неизвестными, как и сотни других бойцов и командиров вновь формируемых подразделений.

Таким образом, к 22 июня 1941 года на всем участке 62-го укрепленного района протяженностью 170 километров в относительной боеготовности было 92 ДОТа, что составляло около 30 % запланированного количества. Забетонировано к тому моменту было около 170 точек. Реально же в боях участвовало около 50 ДОТов, в том числе и не полностью оборудованных.

В 62-й укрепленный район входило три отдельных пулеметно-артиллерийских батальона (опаб): 16, 17 и 18-й, которые были передислоцированы сюда из Мозырского УРа. Наиболее технически подготовленными были узлы обороны на северо-западе довоенной Брестской области (ныне — Польша): деревни Путковицы — г. Дрогичин-на-Буге и район г. Семятичи. Их занимали воины 16-го и 17-го отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов. 18-й батальон располагался на участке границы от южных пригородов Бреста — деревни Гершоны, Бернады, Митьки — до северных окраин — деревень Речица и Козловичи. Кроме того, в качестве опорных сооружений были использованы Волынское и Тереспольское укрепления Брестской крепости, старые форты № 1, «Граф Берг», Литеры «А» и «3», а также оборонительная казарма Литер «А-Б». На многокилометровом разрыве между Брестом и северо-западными участками УРа имелся всего один узел обороны в районе д. Орля — Новоселки (Каменецкий район), который занимала 3-я рота 18-го ОПАБ.

В Бресте находились штабы 62-го УРа и 74-го УНС. 20 июня штаб УРа перебазировался в Высокое. Также в Бресте, в небольшом военном городке «Красные казармы» (район Речицы около форта «Граф Берг»), размещался штаб 18-го ОПАБ. Здесь же находилась и учебная рота. 245-я рота связи дислоцировалась в Верховичах.

В подразделениях УРа не хватало вооружения, боеприпасов, средств связи, не все уже построенные ДОТы были технически оборудованы и вооружены, не везде были установлены энергоагрегаты и воздухоочистительные установки, отсутствовали источники водоснабжения.

Каждый узел обороны (УО) занимала одна рота отдельного пулеметно-артиллерийского батальона.

Как вспоминают бывшие командиры и бойцы УРа, в подразделениях накануне войны был значительный некомплект личного состава, особенно артиллеристов. Пополнение ожидалось через день-два.

Наркомат обороны СССР и командование Западного Особого военного округа прилагали большие усилия по комплектованию У Ров. Так, если в соответствии со штатнодолжностным расписанием в 62-м У Ре 1 мая 1941 года насчитывалось 975 человек, то уже 1 июня — 1244. За 21 день до начала войны это число резко увеличилось. Так, бывший начальник штаба 4-й армии Л.M. Сандалов в своих мемуарах «Пережитое» пишет, что на совещании 20 июня 1941 года «Пузырев доложил, что к нему пришли три специальных батальона из Мозырского укрепрайона, и он разместил их на Семятичском, Волчинском и Брестском участках». Бывший начальник агитационно-пропагандистского политотдела Ура старший батальонный комиссар Ф.Л. Кокин сообщал, что в апреле — мае проводилось развертывание еще пяти батальонов по 1500 человек в каждом, т. е. по штатам военного времени. Было забетонировано около 130 дотов, в которых уже имелось вооружение. Из них 34 занимал личный состав 16, 17 и 18-го отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов.

Бывший командир 3-й роты 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона младший лейтенант А.К. Шаньков, принимавший активное участие в исследовательской работе по истории УРа, писал, что в укрепрайон дополнительно вводились 19, 20, 21, 22 и 23-й пулеметные батальоны. В частности, готовые ДОТы в районе деревень Орляя и Паниквы должен был занять подразделения 19-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона со штабом в деревни Волчин. Эти батальоны формировались на базе 16, 17 и 18-го ОПАБ, и сейчас уже нельзя установить, входили ли они в число формируемых или это были новоприбывшие подразделения. Для распределения пополнения по подразделениям и ДОТам почти все офицеры штаба укрепрайона были направлены в батальоны, где вместе с бойцами приняли первый бой. Все без исключения оставшиеся в живых командиры отмечали, что за день-два до начала войны в их батальоны прибыли большие группы лейтенантов — выпускников Ленинградского, Смоленского, Тамбовского и других военных училищ. Но в списках они еще не значились и погибли неизвестными, как и сотни других бойцов и командиров вновь формируемых подразделений.

Весной 1941 года начались интенсивные занятия. По воспоминаниям бывшего командира взвода 17-го батальона младшего лейтенанта А.Д. Гришечкина, перед майскими праздниками проводились стрельбы из дотов, причем красноармейцы и младшие командиры стреляли из пулеметов, а командиры — из 45-мм пушек (по 3 снаряда на каждого командира). Но чаще всего стрельбы проводились на стрельбищах и на полигоне. При этом крайне мало проводилось совместных учений со стрелковыми частями. Не были достроены окопы и траншеи для этих частей[70].

В ночь на 22 июня 1941 года проводная связь между штабами батальонов и рот, а также со штабом 62-го укрепленного района была нарушена диверсантами. На рассвете 22 июня воины Брестского укрепленного района вместе с пограничниками первыми приняли на себя удар двух немецких дивизий.

С первых минут войны и в течение 6 часов бойцы 1-й роты 18-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона из ДОТов в районе Козловичи — Речица вели пулеметно-артиллерийский огонь по фашистам, не давая им переправиться через Буг. Противник бросил на ДОТы пехоту, специальные саперные части с огнеметами. Дольше других держался ДОТ у деревни Речица, в котором сражались 23 бойца под командованием младших лейтенантов П.П. Селезнева, Н.Г. Зимина и старшины И.Ф. Рехина. На предложение сдаться они ответили отказом и с пением «Интернационала» погибли в пламени огнеметов, заливаемые горящей смолой и бензином.

Так же самоотверженно сражались гарнизоны ДОТов 2-й роты на южной окраине Бреста (УО-13). Они отразили одиннадцать атак врага, в ходе которых противник потерял убитыми более 400 человек. Но когда кончились боеприпасы, фашисты блокировали ДОТы. Для уничтожения гарнизонов оборонительных сооружений они заливали в отверстия перископов бензин, использовали огнеметы и подрывные заряды. Погибли все, в том числе командир роты старший лейтенант И.М. Борисов и политрук П.Д. Данилов.

В районе деревень Огородники, Орля, Новоселки (УО-9) стойко отражала атаки 3-я рота под командованием лейтенанта С.И. Веселова. Вначале противник обстреливал ДОТы из орудий, затем применил огнеметы. Однако гарнизоны ДОТов не сдавались. Двое суток вел огонь по врагу гарнизон артиллерийского ДОТа под командованием младшего лейтенанта А. К. Шанькова. Даже после того, как врагу удалось снарядами пробить левый каземат, контуженые и полуоглохшие бойцы перешли в уцелевшие отсеки и продолжали вести огонь.

В конце второго дня обороны погиб командир роты лейтенант С.И. Веселов, но ряд ДОТов продолжали вести бой и на следующие сутки. И только после того, как у их гарнизонов кончились боеприпасы, фашисты блокировали ДОТы и взорвали. Из 258 бойцов и командиров 3-й роты роты чудом остались в живых двое (младший лейтенант Шаньков и пулеметчик Ф.А. Чиж).

Наиболее напряженные и длительные бои с противником вели воины 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (командир — капитан А.И. Постовалов) в районе местечка Семятичи. Этот батальон по сравнению с другими имел больше готовых ДОТов, опорные пункты рот размещались компактно.

1-я рота этого батальона защищала центральную позицию опорного узла, в состав которого входили трехамбразурный ДОТ «Орел» под командованием лейтенанта И.И. Федорова, пулеметно-артиллерийские ДОТы «Светлана», «Сокол» и другие. Они были предназначены для защиты железнодорожного моста через Буг и шоссе на Семятичи. На этом мосту огнем артиллерии из ДОТов в первый же день войны был подбит вражеский бронепоезд.

ДОТ «Орел» сражался еще 12 дней. На 13-й день, когда кончились боеприпасы, фашисты его окружили. На предложение сдаться советские бойцы ответили отказом. Федоров обратился к бойцам: «Боевые мои друзья, советские воины не складывают оружия и не сдаются. Я предлагаю закрыть люки и остаться здесь до конца. Перед смертью споем наш партийный гимн». Фашисты применили газы, огнеметы, а затем взорвали ДОТ. Об этом рассказал израненный и обожженный боец Амозов, через несколько суток выползший из-под развалин ДОТа, и подтвердили местные жители.

Не менее героически сражались гарнизоны и других ДОТов. Так, старшина 2-й роты 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона А.С. Крюк, сражавшийся в ДОТе «Затвор», расположенном у деревни Мощена Королевская, позже вспоминал, что в первый день войны «к нам в командный ДОТ прибыл командир батальона Постовалов, который лично обстреливал из орудия немецкий бронепоезд, перешедший через реку Буг. Постовалов сам был наводчиком, когда танки пошли на ДОТ, и подбивал из орудия огневые точки противника».

Защитники ДОТов не только оборонялись, но и совершали дерзкие вылазки. Во время одной из них старшина С. Горелов и старший сержант Жир подбили штабную автомашину и доставили в ДОТ документы, радиостанцию, автоматы и другие трофеи. Комендант ДОТа 3-й роты младший лейтенант А.В. Еськов из засады возле шоссе убил проезжавшего в автомашине высокопоставленного немецкого офицера, после чего каратели сожгли деревню Слохи Аннопольские и расстреляли всех мужчин в возрасте от 16 до 60 лет.

Но положение защитников долговременных оборонительных точек в районе местечка Семятичи с каждым днем ухудшалось. Кончались боеприпасы, ДОТы разрушались огнем артиллерии прямой наводкой, взрывались саперами. Их гарнизоны травили газом, жгли огнеметами.

25 июня был блокирован ДОТ «Быстрый» младшего лейтенанта И.Н. Шибакова. Бойцы отбивались гранатами. Фашисты затопили нижний этаж, а затем пустили отравляющий газ, однако его гарнизон не сдавался. И только 29 июня фашисты взорвали ДОТ «Быстрый». Оставшийся в живых пулеметчик П.П. Плаксий вынес на плечах тяжело раненного командира И.Н. Шибакова.

Последним, 29 июня, был уничтожен ДОТ «Холм», находившийся в лесу западнее реки Каменка, обороной которого руководил политрук В.К. Локтев. Об этом в донесении командования 293-й немецкой пехотной дивизии сообщалось: «В одном ДОТе в лесу западнее р. Каменка был взят в плен политрук и согласно приказу расстрелян. Этот политрук принял на себя командование ротой 17-го батальона, в том числе и подчиненными ей ДОТами… Сам он находился в ДОТе «Холм»… Он был душой сопротивления противника в этом районе».

Несколько меньше известно о боевых действиях 16-го ОПАБ (командир — капитан А.В. Назаров), который занимал оборонительные сооружения, расположенные на участке границы между деревнями Крупица и Путковицы, включая Дрогичин.

Известно, что огневые точки 2-й роты этого батальона (командир — лейтенант И.И. Змейкин), а также взвод вкопанных в землю танков без двигателей под командованием старшего сержанта Синицына в первый день войны подбили несколько танков врага и отразили все атаки его пехоты. Но силы были неравны. Подвозя боеприпасы из пункта боепитания, погиб воентехник 1 ранга С.П. Федоров. На второй день обороны был убит политрук Кормич. До последнего снаряда сражались танкисты, и последним, предварительно уничтожив несколько немецких танков, погиб командир взвода Синицын. На шестой день от роты осталось лишь несколько раненых и контуженых бойцов. Так, в ДОТе младшего лейтенанта И.С. Антипова из 8 человек в живых остался только рядовой Гунько.

Несколько атак противника были отбиты гарнизоном ДОТа, расположенного на высотке у деревни Заенчики.

На левом фланге батальона у деревни Крупица в течение недели держали оборону 1-я рота лейтенанта З.Д. Сокола, подразделения штаба батальона, а также группа накануне прибывших лейтенантов. Командовал этой группой капитан А.В. Назаров, который позднее погиб от взрыва снаряда. Позже чудом оставшийся в живых писарь 1-й роты И.Ф. Барсук вспоминал, что они сражались в ДОТах до 26 июня, а когда закончились боеприпасы, скрытно по команде оставили ДОТы и начали отходить к станции Нурец.

3-я рота 16-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона (командир — лейтенант П.М. Игнатьев) в полном окружении сражалась у деревни Путковицы несколько суток. По рассказам местных жителей, после того как у советских бойцов кончились боеприпасы, взбешенные их упорством гитлеровцы замуровывали входы и амбразуры. Не уцелел ни один человек из состава этой роты.

Таким образом, гарнизоны Брестского укрепленного района первыми приняли на себя удар противника и сдерживали его на обороняемых участках границы от двух до десяти суток, до тех пор, пока практически все не погибли. Реально в боях участвовало около 50 ДОТов, в том числе и не полностью оборудованных. Значение этого укрепленного района оценил командир 293-й пехотной дивизии вермахта, которая 30 июня 1941 года штурмовала позиции 17-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона Брестского укрепленного района в местечке Семятичи северо-западнее Бреста. Позже он писал: «Не подлежит никакому сомнению, что преодоление укрепрайона после завершения его строительства потребовало бы тяжелых жертв и применения тяжелого оружия больших калибров».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.103. Запросов К БД/Cache: 0 / 0