Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Бои в районе Перемышля

Бои в районе Перемышля

26-я армия Киевского Особого военного округа (командующий — генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко, начальник штаба полковник И.С. Варенников) была сформирована в начале 1941 года для прикрытия 130-километрового участка государственной границы, расположенного между 6-й и 12-й армиями. 2 мая до ее командующего был доведен план прикрытия государственной границы, в соответствии с которым войска армии должны были создать район прикрытия № 3 по линии реки Сан. Для выполнения этой задачи в распоряжение командующего армией были переданы 8-й стрелковый корпус (99-я, 72-я горно-стрелковые и 173-я стрелковая дивизии), 8-й механизированный корпус (12-я, 34-я танковая, 7-я моторизованная дивизии), 376-й гаубичный полк РГК, 259-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, а также Перемышльский укрепленный район (два отдельных пулеметно-артиллерийских батальона и три пулеметных роты).

Правда, имеется информация о том, что поспешно формируемая 26-я армия не имела своего тылового хозяйства и только в апреле — июне 1941 года получила указание о создании складов в ее тылу. Но пока происходил бюрократический процесс, связанный с отводом земельных участков под склады, наступил июнь. В середине июня армии был в спешном порядке передан склад боеприпасов, расположенный в районе Куровице, который находился за пределами правой разграничительной полосы армии.

Тем не менее необходимо отметить, что расположение 26-й армии было наиболее благоприятным для ведения оборонительных действий по сравнению с остальными объединениями Киевского Особого военного округа. Против ее войск развертывались четыре легких пехотных и пехотных немецких дивизии 17-й армии, практически не имевших танков.

Как только части дивизии разместились в отведенных для них районах, был получен общий план оборонительных работ с приложением схем, на которых были указаны опорные пункты, типы и виды инженерных сооружений. К началу войны намеченные работы первой очереди были завершены. Были возведены ДОТы и ДЗОТы, площадки для установки противотанковых орудий, командно-наблюдательные и наблюдательные пункты для командиров рот, батарей, батальонов, дивизионов и полков, убежища для укрытия живой силы и техники с перекрытиями, установлены проволочные заграждения в несколько рядов.

Так, в полосе 72-й дивизии 8-го стрелкового корпуса было возведено 19 долговременных огневых точек, до 150 дерево-земляных огневых точек, оборудовано до 300 окопов для стрелковых и пулеметных отделений, до 50 укрытий для живой силы и техники с перекрытиями, до 30 командных и командно-наблюдательных пунктов, 80 километров проволочных заграждений. Части были полностью укомплектованы личным составом, вооружением и имели необходимое материальное обеспечение.

15 июня командир этой дивизии получил шифровку о приведении соединения в боевую готовность. 19 июня в его распоряжение перешли пограничные подразделения, осуществлявшие охрану границы в полосе дивизии. Правда, затем, 20 июня 1941 года, пришла шифровка от Генерального штаба, которая требовала все подразделения и части дивизии, расположенные на границе, отвести на несколько километров на восток, то есть на рубеж подготовленных позиций. Также требовалось ни на какие провокации со стороны немецких частей не отвечать, пока те не нарушат государственную границу[89].

Это же подтверждается и свидетельствами и бывшего начальника штаба 72-й стрелковой дивизии В.П. Черноуса. Он пишет, что план обороны государственной границы до частей дивизии был доведен командиром корпуса заранее, а с начала 1941 года в полосе обороны дивизии два ее полка первого эшелона осуществляли инженерное оборудование своих полос, и в мае 1941 года первая очередь этих работ уже была закончена[90].

Бывший начальник штаба 99-й стрелковой дивизии 8-го стрелкового корпуса С.Ф. Горохов также пишет, что в феврале — марте 1941 года особым приказом дивизии была поставлена задача по подготовке предполья Перемышльского укрепленного района и открытию окопов в полосе обороны дивизии. Для выполнения этих работ в течение зимы и весны 1941 года части дивизии по тревоге на два-три дня выводились в свои районы и производили инженерные работы. Благодаря этому оборонительный рубеж 99-й стрелковой дивизии к 22 июня 1941 года был практически полностью подготовлен. И только работы на Перемышльском укрепленном районе не были закончены: там не было вооружения, подземных линий связи, водоснабжения[91].

О том, как начинались военные действия в полосе 26-й армии, сохранилось немного документов. В частности, начальник штаба 72-й стрелковой дивизии полковник Черноус пишет, что в период между 3 часами 30 минутами и 4 часами утра немецкая авиация начала бомбардировку, а артиллерия — обстрел железнодорожных станций Домбромиль и Хырув. Около 6 часов части дивизии уже начали выходить на государственную границу на основании устного распоряжения, отданного им лично примерно в 5 часов 30 минут утра 22 июня 1941 года. Однако он уточняет, что данный приказ получил только один полк, с которым на то время удалось установить связь. В остальные части с приказами были направлены офицеры штаба дивизии, но далеко не все доехали до места. Так, офицер, направленный в 14-й стрелковый полк, по пути был убит группой украинских националистов. В результате оповещение этой части о боевой тревоге произошло только около 8 часов утра, после того как вражеская авиация обстреляла ее личный состав, выдвигавшийся на завтрак, — было убито 8 и ранено около 20 человек. Но даже и после этого командир дивизии, доложив обстановку командиру корпуса, услышал в ответ: «Огонь не открывать, так как это провокация со стороны немцев».



Бой 99-й стрелковой дивизии 8-го стрелкового корпуса 26-й армии за Перемышль 22–27 июня 1941 года

Официальный приказ о приведении частей 72-й стрелковой дивизии в боевую готовность от командира 8-го стрелкового корпуса и командующего 26-й армией был получен штабом дивизии только в 9 часов утра 1941 года. Но благодаря ранее предпринятым мерам к 10 часам утра два полка дивизии заняли свои участки обороны по государственной границе. Каждый из полков поддерживался огнем артиллерийского полка. Третий и четвертый полки находились во втором эшелоне. Правда, этому способствовало и то обстоятельство, что противник на участке дивизии активных наступательных действий не предпринимал. Тем не менее в 14 часов 22 июня части пограничного отряда начали отход к реке Сан, и подразделения полков первого эшелона дивизии вступили в бой с противником, находившемся на противоположном берегу этой реки[92].

Менее благоприятно складывалась обстановка на правом фланге 26-й армии, где сигнал боевой тревоги и приказ о выводе войск с мест постоянной дислокации в запасные районы, по воспоминаниям начальника артиллерии 26-й армии полковника Н.Н. Семенова, поступили только в 3 часа ночи 22 июня 1941 года. Но пока войска поднимались по тревоге и выдвигались на передовые позиции, противник беспрепятственно форсировал реку Сан в районе севернее Перемышля, в районе населенного пункта Медыка.

К утру подразделения Перемышльского укрепленного района беспрепятственно заняли свои ДОТы, а части 99-й стрелковой дивизии вышли на реку Сан в назначенные районы. Но противник не собирался штурмовать эти ДОТы и форсировать реку Сан под огнем советской артиллерии. Действуя с севера в обход, к 8 часам утра его передовые отряды ворвались в город Перемышль, где находились склады с орудием, продовольствием и семьи офицерского состава. На всех остальных участках полосы 26-й армии и ее 8-го стрелкового корпуса первый день войны прошел в мелких боевых эпизодах на границе по реке Сан.

После занятия противником Перемышля ему открывался прямой путь на Львов. Чтобы не допустить этого, вечером 22 июня командующий 26-й армией приказал командиру 8-го стрелкового корпуса генералу Снегову на следующий день любой ценой вернуть Перемышль, а затем совместно с соединениями 8-го механизированного корпуса «отбросить противника за реку Сан», восстановив государственную границу.

Бой за Перемышль начался с утра 23 июня, и к исходу дня город был освобожден от противника совместными усилиями 99-й стрелковой дивизии и Перемышльского укрепленного района. После этого на несколько дней в полосе 26-й армии наступило относительное затишье, в течение которого передовые соединения 8-го механизированного корпуса и части Перемышльского укрепленного района укрепляли свои позиции по восточному берегу реки Сан.

Между тем противник постепенно теснил советские войска на левом фланге 6-й армии, стремясь вбить «клин» между 6-й и 26-й армиями и овладеть Львовом. Когда попытка ликвидировать этот «клин» контрударом 4-го механизированного корпуса закончилась неудачно, продолжать удержание выступа по реке Сан от Перемышля до Творильне командованием Юго-Западного фронта было признано нерациональным, и войска 26-й армии получили приказ на отход на рубеж Судовая Вишня — Старый Самбор. Таким образом, Перемышльский укрепленный район был оставлен его гарнизоном без боя. После начала отхода войск армии боевые действия на промежуточных оборонительных рубежах не велись, в результате чего противник имел возможность практически беспрепятственно продвигаться во всей полосе обороны 26-й армии.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.204. Запросов К БД/Cache: 0 / 0