Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Себежский укрепленный район

Себежский укрепленный район

Себежский укрепрайон предназначался для защиты направления с территории Латвии на Великие Луки. Его строительство началось в 1928 году. Он занимал по фронту 60 километров, имел 75 долговременных оборонительных сооружений. В 1940 году дальнейшее строительство в пределах этого укрепленного района за ненадобностью прекратили, а уже возведенные ДОТы были законсервированы. Их расконсервировали в начале Великой Отечественной войны, а к началу июля 1941-го в укрепленном районе размещались два пулеметных батальона, а также 170-я стрелковая дивизия 22-й армии.

Сведений о том, какие события происходили на территории Себежского укрепленного района в начале июля 1941 года, сохранилось крайне мало, и они носят отрывочный характер. Поэтому предлагаю читателю то, что удалось собрать и систематизировать с различных источников.

В частности, командир 170-й стрелковой дивизии Н.И. Бирюков позже вспоминал:

«25 июня 1941 года я был вызван на Идрицкий телеграф. Начальник штаба 22-й армии генерал Г.Ф. Захаров передал мне боевую задачу — выдвинуть дивизию в Себежский УР и оборонять его. Не пожелав выслушать мой доклад о состоянии частей дивизии и наших нуждах, в заключение разговора он сказал: «Вы получили боевую задачу, извольте выполнять! Все лишнее, ненужное для боя, и учебное имущество сдайте на склады, новое обмундирование и обувь выдайте войскам».

Выдвижение дивизии в назначенный район происходило в тяжелых условиях. Штаб дивизии едва успевал доводить до войск изменения направлений выдвижения частей. Многие трудности вытекали из того, что мы совершенно не имели топографических карт этого района. Единственный экземпляр карт, который мне удалось выпросить у начальника штаба 21-го механизированного корпуса, забрал у меня командир нашего корпуса генерал-майор И.П. Карманов. Поэтому при выдвижении на указанный нам рубеж и организации обороны пришлось пользоваться снятыми с карт примитивными схемами.

Рекогносцировка Себежского укрепленного района показала, что он демонтирован. Некоторые пушечные огневые точки были перестроены под пулеметные. Никакого инвентаря в ДОТах не оказалось, даже посуду для хранения запасов воды пришлось собирать у местного населения, которое охотно помогало нам в этом деле. Занятие укрепленного района и поспешное оборудование его для обороны происходило в условиях непрерывного воздействия вражеской авиации.

Завершить работы по организации обороны Себежского УР нам не удалось. В конце июня командир корпуса сообщил, что нас сменит здесь 170-я стрелковая дивизия, а наша дивизия перебрасывается по железной дороге для обороны рубежа Улла, Бешенковичи в целях прикрытия Невельского направления… Себежский УР до прибытия 170-й стрелковой дивизии оборонять 238-м стрелковым полком; один батальон 290-го стрелкового полка оставить для обороны Глубочицкого противотанкового района, остальные его два батальона держать в резерве, сосредоточив их в районе станции Кузнецовка. Туда же перенести командный пункт дивизии».

Уже намного позже поисковикам удалось установить, что в районе южнее деревни Селиваново в направлении на деревню Ветренка был осуществлен прорыв 18-й танковой дивизии противника. Это направление в районе деревни Грошево прикрывали два ДОТа, один из которых был расположен на склоне высоты 174,9, а второй — в парке бывшей усадьбы Юстиново. Однако, по свидетельству местных жителей, немецкие штурмовые группы сумели быстро заблокировать эти сооружения, и они значительного сопротивления продвигавшимся частям не оказали.

Такая же судьба постигла и советские войска, оборонявшиеся в районе Заситино на рубеже деревень Заситино, Белые Ключи и Заборье. Этот узел обороны создавался для того, чтобы прикрыть дорогу от Зилупе на Себеж. Но представлял собой систему ДЗОТов, противотанковых рвов и эскарпов. Немецкая воздушная разведка вовремя определила его наличие и указала своим наземным войскам пути обхода.

По рассказам местных старожилов, в деревне Заситино ожесточенный, но недолгий бой вел опорный пункт, состоящий из нескольких железобетонных укреплений, расположенный на Грым-горе (отметка 178,9). Этот опорный пункт вступил в бой, когда немцы показались со стороны деревни Могили. В ответ на огонь советских ДОТов немецкая артиллерия открыла ответный огонь. Под прикрытием огня артиллерии пехота подошла вплотную к сооружениям и блокировала их. Через некоторое время гарнизон ДОТа, убедившись в невозможности вырваться, капитулировал.

Несколько иная картина произошла на другом участке Себежского УРа — в районе деревень Ляхово и Дедино. Здесь через старую линию госграницы и, соответственно, линию укреплений проходила только одна дорога, которая начиналась из Латвии, от хутора Суржа, пересекала по мосту неширокую пограничную речку Синюха и выходила на территории СССР в деревни Асетки. Далее от деревни Асетки в глубь территории СССР вел булыжный большак, который проходил через деревни Иорино (совр. Ляхово), Стеймаки, Черная Грязь и выводил прямо на Себеж. Помимо дороги через Асетки в тех местах имелись и полевые дорожки, ведущие через линию госграницы. Но все они были узкие и шли через заболоченные низины, пролегающие сплошной полосой от деревни Асетки до южного берега озера Дединское. Поэтому вполне понятно, что немцы для наступления выбрали дорогу через Мейкшаны и Асетки на Иорино, где оборонялись части 170-й стрелковой дивизии и пограничники.

Первыми противника встретили пограничники, оборудовавшие в районе своей заставы небольшой полевой оборонительный рубеж. Немецкое командование не стало штурмовать этот рубеж, постаралось обойти пограничников с фланга. И те, увидев угрозу окружения, отошли от своей заставы в район деревни Скрабово.

На окраине Скрабово неприятель был встречен огнем с опорных пунктов, находившихся на двух противостоящих высотах, между которыми пролегала дорога. На гребне одной из высот были оборудованы два капонира, в которых были установлены 45-мм орудия. Капониры соединялись между собой траншеей полного профиля. Сама высота была оборудована для круговой обороны. Но, по неизвестной причине, гарнизон этой высоты оставил ее без боя.



Трехамбразурная огневая точка


Секционная многоамбразурная огневая точка

Сопротивление противнику было оказано гарнизоном другой высоты. Хотя она и была несколько ниже первой, но с нее был лучший обзор и, соответственно, обстрел в сторону дороги. Поэтому красноармейцы именно там оборудовали свои позиции и приняли бой. На этой высоте в капонире было установлено одно орудие. Там же, в окопе, располагалось несколько пулеметов.

Когда на дороге появились немцы, орудие открыло по ним огонь прямой наводкой. Немцы ответили прицельным огнем из своего орудия. Причем интенсивность их огня была намного выше. В результате такой «дуэли» часть защитников высоты погибла, другая оставила занимаемые позиции и отошла в близлежащий лес.

Между деревней Князево и дорогой на Дедино находился пулеметный полукапонир, который и встретил огнем противника. В нем, по воспоминаниям местных жителей, сражались пограничники, которые все погибли в этом бою.

По некоторым данным, дивизия СС «Мертвая голова», которая наступала через Себежский укрепленный район, потеряла убитыми около 2 тыс. человек. По всей видимости, эта цифра сильно преувеличена. Так, по воспоминаниям солдата дивизии «Мертвая голова» (Г. Крафт «Фронтовой дневник эсэсовца». «Мертвая голова в бою»), участвовавшего в прорыве линии Себежского УРа, некоторое количество потерь наступающие подразделения СС понесли уже за линией ДОТов от огня хорошо замаскированных советских

ДЗОТов и от пулеметного огня из засад на лесных дорогах. Вероятно, это больше соответствует действительности.

Достаточно подробно изложил свои воспоминания о боях в Себежском УРе Шмелев В.Ф. (были опубликованы в Военно-историческом журнале). Он пишет следующее:

«30 июня к нам подошло подкрепление — пехота. Когда пехотинцы вырыли на холмах окопы и расположились в них, мы, в отсутствие боевых действий расслабившиеся и даже прозвавшие наши долговременные огневые точки «домом отдыха туристов», наконец поняли, что этот укрепленный район будем оборонять довольно серьезно. Надеялись, что врага дальше не пропустим, а когда 3 июля 1941 года слушали по радио выступление товарища Сталина, то и вовсе уверовали в скорое освобождение от оккупантов захваченных ими районов. Впрочем, и в дальнейшем даже в самой трудной обстановке мы верили в окончательную победу над врагом.

4 июля с утра нашему батальону пришлось вести напряженный бой. Пехота была выведена скрытно с рубежа, о чем мы до самого вражеского наступления немцев не подозревали. Немцы вначале открыли артиллерийский огонь, обработав основательно нашу оборону, правда, не нанеся нам потерь, так как все находились в ДОТах. Когда же они двинулись в атаку, то пулеметный огонь из ДОТов, расположенных по фронту, покосил их изрядно. Атака захлебнулась. Тогда они, перегруппировав силы, выдвинули орудия на прямую наводку и стали стрелять прямо по амбразурам, вернее, по мешкам с песком, и в ДОТах появились раненые. Но и из повторной атаки тоже ничего не вышло. Три раза пытались немцы взломать нашу оборону и все три раза вынуждены были откатываться назад.

Наш взвод в бой не вступал, так как амбразура нашей огневой точки была направлена в тыл, о действиях же фронтового ДОТа рассказали добравшиеся к нам оттуда четверо раненых красноармейцев. Не в состоянии одолеть наш рубеж, фашисты решили обойти его с тыла, однако там наткнулись на наши ДОТы. Мы встретили их губительным пулеметным огнем. Прекратив временно активные действия, противник расположил в укрытых местах снайперов. Если замечал движение, то немедленно летели снайперские пули. Мы потеряли не только всякую подвижность, но и возможность вести повсеместное наблюдение. К нашему ДОТу с закрытой от нас стороны проникли несколько немцев и забросали нас гранатами. Прямого вреда не причинили, поскольку осколки ударили лишь по стенкам хода, но дым от сгоревшего заряда заполнил весь ДОТ. Кто-то крикнул «газы», и мы суетливо надели маски, но очень быстро поняли, что дым — от порохового заряда.

Через некоторое время ДОТ, где находился наш взвод, оказался полностью блокированным. Кто-то предложил прорваться через амбразуру с гранатами, но это предложение было отвергнуто. Решили ждать ночи, чтобы бесшумно снять вражеского часового. С часовым даже не пришлось возиться — он уснул. Не поднимая шума, мы парами двинулись в темноте через боковой выход к траншее. Я был во второй очереди. Когда первые двое вползли в траншею, тронулись мы с напарником и вскоре наткнулись на них. Шепотом спросили, в чем дело. В траншее, как оказалось, маячила чья-то тень. К счастью, это была всего-навсего шинель, оставленная кем-то случайно. У нас отлегло от сердца. Мы поползли дальше.

Преодолев опасный участок, разделились на три группы и пошли к Себежу разными путями. Ночь была темная, но короткая и освещенная частыми пожарищами. По ним было очень хорошо ориентироваться, а когда рассвело, ориентировались по солнцу. К месту расположения наших частей мы добрались примерно во второй половине дня, сделав, как выяснилось, большой круг, поскольку шли не по карте. Через три дня мы встретили нашего командира, собирающего батальон, из которого в наличии оказалось около трети первоначального состава, т. е. человек шестьдесят-восемьдесят. И все же батальон опять стал боевым подразделением»[109].

Таким образом, оборона советских войск с опорой на сооружения Себежского укрепленного района на отдельных направлениях была преодолена противником практически без боя, на других продолжалась в течение трех суток.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.052. Запросов К БД/Cache: 0 / 0