Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Киевский укрепленный район

Киевский укрепленный район

Особое место в событиях начала Великой Отечественной войны занимает оборона Киева, которая с опорой на Киевский укрепленный район, по официальным советским данным, велась около двух месяцев, с середины июля до 17 сентября 1941 года.

Строительство Киевского укрепленного района началось на основании Программы фортификационной подготовки границ государства к войне, принятой приказом Реввоенсовета СССР № 90 от 19 марта 1928 года. На основании этого документа командующий войсками Украинского военного округа И.Э. Якир дал указание начальнику штаба дислоцировавшегося в Киеве 14-го стрелкового корпуса Попову о разработке проектов по строительству Киевского укрепленного района. И уже 13 августа 1928 года комендантом Киевского укрепрайона был назначен Княгницкий Павел Ефимович, который занимал эту должность до 1937 года.

По первоначальному плану были определены две полосы обороны. Первая должна была пройти по рубежу Демидово — северная окраина Белогородки — высоты по северному берегу реки Вита с упором в Лесники и Ходосовское болото. Вторая полоса была намечена по рубежу хутор Редыкина — Стрельбище — Святошино — Пост-Волынский — Голосеевский лес — Пирогово, с отсеком по берегу реки Новая Гребля и сел Мостище и Новые Петровцы. В пределах этих полос было предусмотрено в течение 1929–1933 годов осуществить строительство 120 долговременных пулеметных огневых точек и 45 артиллерийско-наблюдательных и наблюдательных пунктов.

Второй, исправленный, план строительства Киевского укрепленного района, был представлен 14 ноября 1928 года. В нем предлагалось в течение 1929–1931 годов построить 90 долговременных огневых точек и 30 наблюдательных пунктов. Этот план и был утвержден народным комиссаром по военным и морским делам СССР 12 января 1929 года.

Строительные работы начались весной 1929 года, и за первый год было построено 51 оборонительное сооружение. В то же время работы по совершенствованию плана укрепленного района продолжались. 5 сентября 1929 года П.Е. Княгницкий предоставил командованию Украинского военного округа дополнительный план по строительству и усовершенствованию укрепрайона. По этому плану предлагалось построить уже 239 сооружений. Однако этот план реализован не был. Более того, в 1932 году дальнейшее строительство укрепрайона было прекращено, а 28-е Управление военно-строительных работ, принимавшее участие в его строительстве, было расформировано. В 1933 году все сооружения Киевского укрепрайона были законсервированы.

В августе 1937 года, после арестов первой крупной группы военачальников РККА, в том числе командарма 1 ранга И.Э. Якира, была проведена проверка боеготовности Киевского укрепленного района. На тот момент в нем было построено 246 оборонительных сооружений, на строительство которых ушло 35 769 куб. м железобетона и истрачено 13 117 000 рублей денег.

Следующая проверка Киевского укрепленного района была произведена в конце декабря — начале января 1939 года почему-то силами народного комиссара внутренних дел УССР. По результатам этой проверки в адрес ЦК КП(б) Украины была составлена докладная записка. В ней указывалось:

«Киевский укрепрайон расположен радиусом до 100 км вокруг Киева, левый и правый фланги прилегают к Днепру.

Укрепленный район должен предоставлять хорошо оборудованную зону и должен служить долговременной оборонительной позицией с задачей защиты подступа к Киеву. Кроме этого, должен прикрывать части, находящиеся в Киеве, которые могли бы маневрировать и наносить удары противнику.

Исходя из задач, поставленных перед Киевским укрепленным районом, он должен бы быть уже приведен в полную боевую готовность.

В действительности же Киевский укрепленный район на сегодня представляет только лишь скелет предместной позиции, состоящей в основном из пулеметных сооружений сопротивляемости ружейной пули и орудийного снаряда до 8 дюймов, и совершенно не обеспечен положенным специальным оборудованием (связью, химзащитой, водоснабжением, отоплением, освещением и т. д.).

Из 257 сооружений, имеющихся в районе, только 5 готовы к боевому действию. Левый и правый фланги укрепленного района не защищены и имеют свободный проход для противника (левый — 4 км, правый — 7 км).

В центре зоны укрепленного района (в Белгородском узле) образован мешок (разрыв 7 м), через который открыт свободный проход противнику в глубь укрепленного района к Киеву.

Передний край долговременной полосы удален от центра Киева лишь на 15 км, что дает возможность обстрела противником Киева, не вторгаясь в укрепрайон.

Из 257 сооружений укрепленного района у 175 отсутствует нужный горизонт обстрела из-за рельефа местности (бугры, горы, крупный лес и кустарник).

Планировочные работы по укрепленному району, несмотря на указания правительственной комиссии, обследовавшей Киевский укрепленный район в 1937 году, оттягиваются выполнением на военное время, тогда как эти работы необходимо проводить немедленно. Только по одному 3-му участку необходимо для планировочных работ снять 15 ООО кубометров земли, для чего потребуется не менее 4 месяцев работы. Аналогичное положение и по другим трем участкам. В целом по укрепленному району для расширения сектора обстрела существующим сооружениям необходимо снять до 300 000 кубометров земли и вырубить до 500 га леса и кустарника.

На протяжении нескольких лет маскировка огневых сооружений не обновлялась и не ремонтировалась, вследствие чего на 75 % сооружений она пришла в негодность и требует замены.

Герметическое приспособление к амбразурам, к пулеметным сооружениям, имеющим заслонки амбразур 1929–1930 гг., а также к заслонкам артиллерийских наблюдательных пунктов не подходит. В силу этого в сооружениях на главных направлениях (Житомирском, Петровском, Чайковском, Романовском) на пунктах фактически герметического приспособления не имеется. В целом по укрепленному району не обеспечены герметизацией амбразуры у 284 пулеметов и 67 артиллерийских наблюдательных пунктов. 140 долговременных огневых сооружений оборудованы пулеметными заслонками 1930 г., которые при стрельбе закрываются автоматически и способствуют поражению бойцов из своих же пулеметов рикошетированными пулями.

Оптическими приборами укрепленный район обеспечен только на 2 %. Из имеющегося наличия газоопределителей ни один не испытывался, а по агентурным данным, они не пригодны. Перископы в укрепленном районе совершенно отсутствовали до декабря 1938 г. 25 декабря 1938 года были доставлены в укрепленный район 150 перископов на сумму 300 000 руб. По распоряжению комбрига Швыгина эти дорогостоящие перископы сложены на дамбе возле склада, несмотря на наличие помещения, и приходят в негодность. Биноклями укрепленный район совершенно не обеспечен (имеется в НЗ 18 штук совершенно негодных к использованию).

Подземной связью укрепленный район полностью не обеспечен. Для приведения связи в порядок требуется проложить 100 км кабеля. Заложенный кабель при первой же бомбардировке противником огневых точек выйдет из строя, так как он лежит на глубине от 80 до 120 см.

Оборудованием для химической обороны сооружения укрепленного района не обеспечены.

Агрегатов для освещения огневых точек и приведения в движение гидровентиляционной системы не хватает на 184 сооружениях, а имеющиеся агрегаты не проверены в действии. Почти во всех сооружениях отсутствует вода.

Действующего отопления в сооружениях укрепленного района нет. Установлено паровое отопление на 4 сооружениях, которое не работает.

Кроме перечисленных выше крупными недостатками укрепленного района являются:

1) Отсутствие непосредственной огневой защиты мостовых переправ через реку Ирпень, железнодорожный Ирпенский мост и шоссейные Житомирский, Демидовский, Романовский, Белгородский, Почтово-Витянский, Круглянский и Леснические мосты.

2) Отсутствие командных пунктов (батальонных, комендантского и полевых войск усиления).

3) Отсутствие долговременных убежищ и позиций для прожекторных установок.

4) Отсутствие долговременных убежищ для полевых войск.

5) Отсутствие складов боеприпасов и продовольствия.

Прочим оборудованием — пулеметными столами, бачками для охлаждения, нарами, откидными сиденьями — сооружения обеспечены только на 70 %, причем требуется полная замена имеющегося деревянного оборудования, пришедшего в негодность.

По акту правительственной комиссии от 25 августа 1937 года, наметившей конкретные мероприятия, ни командованием Киевского укрепрайона, ни отделом инженерных войск КОВО ничего не принято (предпринято. — Авт.).

Особенно неблагополучно обстоит с состоянием гидротехнических сооружений (плотин), предназначенных для заболачивания подступов к переднему краю укрепленной полосы у сел Казаровичи, Демидова и Красного хутора. В 1931–1932 гг. было построено для этой цели 3 плотины. В 1933 году во время паводка плотины были размыты (убытки 1 200 000 руб.). Впоследствии была восстановлена одна Демидовская плотина, которая вторично размыта в 1935 году. Для восстановления Демидовской плотины в 1937 году было ассигновано 250 000 руб. (по заключению специалистов, требуется 2 миллиона руб.), которые израсходованы не по назначению. Штаб КИУР с целью снятия с себя ответственности в августе 1938 году передал плотину для ремонта Ушосдору, но не отпустил средств для ее ремонта. Ушосдор работ никаких не провел и передал (плотину) обратно КИУР.

В полосе Киевского укрепленного района отделом инженерных войск КОВО выстроен командный пункт для штаба КОВО. Постройка командного пункта началась в 1932 году, но по сие время не закончена. Водопроводные трубы, трубы для отопления водяной системы, электрокабель и кабель связи заложены на глубине 150 см и будут разрушены при первой же бомбежке. Электропроводка в пункте не закончена, и к установлению собственных силовых установок не приступлено (так в документе. — Авт.)

Киевский укрепленный район на 5 января 1939 года к отмобилизованию не готов, мобилизационный план полностью не отработан. Учетных данных боевых сооружений в мобплане не отражено, оперативный план также отсутствует. Во вновь составляемом мобплане не отражено снабжение боеприпасами и продуктами. Батальонные и ротные районы не определены, порядок распределения людей по району не отработан.

О небоеспособности Киевского укрепленного района и непринятии мер комендантом КИУР Особый отдел КОВО неоднократно информировал командование КОВО, но, несмотря на это, до сего времени ничего не предпринято…»

Зам. народного комиссара внутренних дел УССР Кобулов

(Из докладной записки НКВД УССР в ЦК КП(б) Украины о состоянии Киевского укрепленного района от 11 января 1939 г.)

Данная докладная записка позволяет сделать вывод о том, что на начало 1939 года в Киевском укрепленном районе был выполнен определенный объем строительных работ, на что истрачены значительные средства. Однако его боеготовность по требованиям того времени была признана крайне низкой. Это привело к появлению серьезных организационных выводов и даже арестам среди руководителей строительства и инженерного состава. В то же время в связи с походом Красной Армии в Западную Украину осенью 1939 года конкретных работ по совершенствованию Киевского укрепленного района до начала Великой Отечественной войны выполнено не было.

29 июня 1941 года состоялось совещание ЦК КП(б)У, на котором присутствовали руководящие партийные работники республики, командующий ЮЗФ генерал-полковник М.П. Кирпонос и командующий войсками КОВО генерал-лейтенант В.Ф. Яковлев, член ВС фронта генерал-майор Н.С. Хрущев и другие, был принят план действий по подготовке оборонительных сооружений в районе Киева. В частности, было решено в кратчайшие сроки подготовить полевые укрепления, произвести расконсервацию ДОТов и оборудовать противотанковые препятствия, окопы и траншеи для полевых войск, огневые позиции для артиллерии и минометов.

В соответствии с этим решением в период с 30 июня по 6 июля на строительные работы было привлечено за счет населения города от 50 до 160 тыс. человек ежедневно. Принимали участие в работах также и инженерные войска. Общее руководство осуществлялось инженерным управлением Юго-Западного фронта.

В плане усиления оборонительных качеств Киевского УР река Ирпень была перегорожена дамбой недалеко от Дымерского шоссе, с тем чтобы поднять уровень воды. Рылись эскарпы, противотанковые рвы, ставились минные поля и проволочные заграждения. В итоге было построено в первой полосе обороны более 700 ДЗОТов, отрыто около 30 километров противотанкового рва, устроено до 10 километров эскарпов, установлено около 15 километров минных полей, металлические ежи, 16 километров электрофицированных проволочных заграждений, не считая обычных.

Между тем немецкие войска 6-й полевой армии и 1-й танковой группы, наступавшие на киевском направлении, нанеся удар в стык 5-й и 6-й армий Юго-Западного фронта, быстро прорвали их оборону и уже 9 июля овладели Житомиром. После этого 13-я танковая дивизия 3-го моторизированного корпуса 1-й танковой группы противника двигалась на Киев по Житомирскому шоссе, первой вышла к Киевскому укрепленному району около населенного пункта Капитоновка, где оборонялись соединения 64-го стрелкового корпуса (командир — генерал-майор Рогозный).

Первые бои на линии Киевского укрепленного района произошли 12 июля, когда советские войска попытались отразить наступление передового отрада 13-й танковой дивизии, состоящего из группы мотоциклистов и нескольких бронетранспортеров с пехотой. К вечеру того же дня советские части под давлением противника покинули правый (западный) берег реки Ирпень, но противник также был вынужден прекратить наступление по причине отставания пехоты и артиллерии от танков[125].

После этого фронт на киевском направлении на некоторое время стабилизировался. Эту передышку советское командование использовало для усиления инженерного оборудования Киевского укрепленного района. Так, из сводки Инженерного управления Юго-Западного фронта известно, что только в период с 1 по 3 августа на территории Киевского укрепленного района было создано:

Завалов — 4,1 км.

Минных полей — 12,3 км.

Противотанковых рвов — 1 км.

Контрэскарпов — 0,5 км.

Проволочной сети в 3 кола — 7,2 км.

Заграждения по дну реки — 0,6 км.

Электризованных препятствий — 1,7 км

КП командиров батальонов — 2 шт.

«Немецкого» забора — 1,2 км.

Сеть на низких кольях — 1 км.

Малозаметных препятствий (МЗП) — 0,3 км.

Отремонтировано дороги — 0,4 км[126].

В то же время немцы небольшими группами, преимущественно разведывательно-диверсионными, постоянно просачивались на территорию, занятую советскими войсками. Так, в немецких архивах сохранились сведения о том, что группы из состава 1-й роты разведывательного батальона 13-й танковой дивизии дважды переходила через линию фронта и произвели диверсию на железной дороге, уничтожив при этом 25 грузовиков, один поезд с 30 вагонами, перевозившим войска, и один поезд, перевозивший горючее.

В дневной оперсводке штаба Киевского укрепленного района от 17 июля докладывается о нерешительных действиях двух батальонов 2-й воздушно-десантной бригады у села Мостище (30 км к юго-западу от Киева) и об атаке немецких танков на один из батальонов соседней 3-й воздушно-десантной бригады, который в этом бою потерял до 60 человек и отошел на восточный берег реки Ирпень.

Кроме того, советские войска пытались наступать на северо-запад в сторону Житомирского шоссе, до которого было около 20 километров. Так, 24 июля сводный отряд 206-й стрелковой дивизии вел бой у восточной окраины села Капитановка, что на Житомирском шоссе один километр западнее моста через реку Ирпень. В течение с 24 июля по 1 августа сводный батальон 81-й механизированной дивизии пытался при поддержке бронепоезда вытеснить противника из села Новая Гребля, расположенного у станции Бородянка на линии железной дороги Киев — Коростень).

30 июля противник силами трех пехотных дивизий нанес сильный удар по 64-му стрелковому корпусу 26-й армии вдоль шоссе Белая Церковь — Киев, стремясь прорваться к Киеву с юга. Острие удара было направлено в стык 165-й и 175-й стрелковых дивизий. К утру 31 июля разобщенные части 165-й стрелковой дивизии были вынуждены начать отход за Днепр, заняв оборону в полосе от села Бортничи до Воронков.

175-я стрелковая дивизия и сводный отряд генерал-майора Ф.Н. Мотыкина (танковый, мотострелковый батальоны и артиллерийский полк) отошли в южный сектор Киевского укрепленного района.

В ходе этого прорыва, по немецким данным, только 71-я пехотная дивизия за 30 и 31 июля захватила около 1000 пленных. Но и для немецкой стороны это наступление оказалось нелегким. Так, 1-й батальон 206-го пехотного полка 99-й легкой пехотной дивизии за это время потерял 44 человека убитыми, двух пропавшими без вести и 68 раненых. Для этого подразделения этот бой был самым кровопролитным за всю летнюю кампанию 41-го года. 2-й батальон этого же полка потерял почти всех офицеров (в пехотном батальоне вермахта было по штату 14 офицеров). В бою за село Геленовка 30 июля 191-й пехотный полк 71-й пехотной дивизии потерял 269 человек, из них 68 убитыми.



Немецкие саперы у ДОТа

В первой декаде августа 1941 года советские войска в районе Киева пытались неоднократно контратаковать противника, который в это время особой активности не проявлял. Более того, перенеся усилия на окружение и уничтожение группировки советских войск в районе Умани, он даже отвел находившиеся южнее Киева войска на линию Юровка — Вита-Почтовая — Круглик — Вита-Литовская.

Приняв плановый отвод частей противника за отход, командование Юго-Западным фронта пыталось организовать наступление. В ходе этого наступления 175-я стрелковая дивизия освободила Тарасовку и атаковала врага в Юровке. Но противник оказал упорное сопротивление. Так, в утренней сводке штаба 37-й армии за 10 августа говорится о крайней измотанности частей. В 728-м стрелковом полку 175-й стрелковой дивизии осталось всего 250 человек.

Несмотря на это, 11 августа 175-я стрелковая дивизия продолжала безуспешно штурмовать Юровку, и на следующий день ее части даже деблокировали ДОТ № 205 (комендант — лейтенант В.П. Ветров) и два артиллерийских капонира: № 206 и № 207[127].

Оборона ДОТа № 205 занимает особое место в истории Киевского укрепленного района. Это оборонительное сооружение было расположено на северной окраине деревни Юровка, и 5 августа его гарнизон принял бой. Части 44-й пехотной дивизии противника дальше северной окраины Юровки не прошли. Но в тылу ДОТа, оказавшегося на нейтральной полосе, находились советские части, благодаря чему в ДОТ 8 и 9 августа доставлялись патроны и продукты.

В эти дни, в связи со сменой войск, противник не пытался овладеть ДОТом № 205. Но в последующие обстановка изменилась. В немецких документах по этому поводу имеется следующая запись: «На участке 218 пп наша разведгруппа установила 18.8 непосредственно перед передним краем нашей обороны русский бункер, который был замаскирован под хату и был все еще занят противником. Штурмовая группа, усиленная саперами, получила приказ взять бункер. После короткого боя гарнизон сдался: 1 капитан, 1 лейтенант, 37 рядовых».

20 августа советское командование, под угрозой охвата северного крыла Юго-Западного фронта, приняло решение отвести 5-ю армию и 27-й стрелковый корпус на левый берег Днепра в район Чернигова. Противник, определив начало отхода, начал преследование и вечером 23 августа захватил переправы через Днепр у села Окуниново.

24 и 25 августа 131-й пехотный полк 44-й пехотной дивизии противника начал наступление на село Демидово. Но советские саперы успели вовремя взорвать мост через реку Ирпень, а попытки противника форсировать эту реку были пресечены огнем из ДОТов.

В начале сентября ситуация на линии Киевского укрепленного района существенно не менялась. Советское командование отмечает факты обстрела наших позиций агитснарядами и агитминами со стороны противника, а также призывы немцев по репродукторам сдаваться в плен. Местами по инициативе обеих сторон происходили частные бои, которые для общей обстановки существенного значения не имели.



Ход боевых действий под Киевом 11–15 сентября 1941 года

В это время немецкое командование завершало масштабную стратегическую операцию по окружению советских войск в районе Киева путем глубокого охвата их с флангов.

15 сентября штаб Юго-Западного фронта направил в Москву телеграмму следующего содержания: «Обстановка требует немедленного вывода войск из Киевского укрепленного района со стороны Козелец. Противник стремится отрезать Киев от Востока. Резервов для парирования этого удара нет».

В Москве по поводу этой телеграммы в 17 часов 40 минут 15 сентября состоялись телефонные переговоры между Маршалами Советского Союза С.К. Тимошенко и Б.М. Шапошниковым.

— Кирпонос не совсем представляет себе задачу уже потому, что он простился со своим командным пунктом в Киеве, — сказал Тимошенко. — В его действиях не видно решительных мероприятий.

— Я тоже считаю, что мираж окружения охватывает прежде всего Военный совет Юго-Западного фронта, — согласился Шапошников.

В этот день войска 1 — й танковой группы Клейста в районе Лохвици соединились с войсками 2-й танковой группы Гудериана. Операция по окружению основных сил Юго-Западного фронта в районе Киева была успешно завершена.

Таким образом, Киевский укрепленный район, безусловно, сыграл важную роль в обороне Киева. Перед его передним краем немецкие войска были остановлены почти на два месяца. Но эта остановка была вызвана не столько упорством оборонявшихся войск, сколько переносом усилий на другие направления, результатом которых стали окружение и разгром двух армий Юго-Западного фронта под Уманью и основных сил Юго-Западного фронта под Киевом. Все это время непосредственно в полосе Киевского укрепленного района велись только бои местного значения, которые не стали испытанием прочности его оборонительных сооружений и стойкости гарнизонов ДОТов.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.095. Запросов К БД/Cache: 0 / 0