Глав: 8 | Статей: 42
Оглавление
НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Полевые укрепленные районы

Полевые укрепленные районы

Потерпев поражения в операциях начального периода войны, советское командование прилагало все усилия, чтобы остановить или хотя бы задержать наступление противника. Это и привело к созданию полевых укрепленных районов силами специальных военно-строительных организаций и местного населения. В обороне такие укрепленные районы имели место во время обороны Москвы, Ленинграда, а затем и Сталинграда.

В частности, при обороне Москвы на Можайском оборонительном рубеже было создано четыре укрепленных района: 35-й Волоколамский, 36-й Можайский, 37-й Малоярославский и 38-й Калужский, в пределах которых намечалось иметь 1228 бетонных и дерево-земляных оборонительных сооружений, 4356 пулеметных огневых точек, свыше 600 километров противотанкового рва, 735 километров эскарпа, 1268 километров других противотанковых препятствий. Однако к моменту подхода войск противника к Можайской линии намеченные мероприятия до конца выполнены не были, а специальные гарнизоны укрепленных районов отсутствовали. Несмотря на это, советским войскам, с опорой на сооружения укрепленных районов, удалось значительно снизить темпы наступления противника. Бои на Можайской линии продолжались в течение 12 суток. Средние темпы наступления противника не превышали 4–8 километров в сутки вместо 25–40 километров по плану.

При обороне Ленинграда, кроме Кингисеппского, Островского и Псковского долговременных укрепленных районов, на Лужской оборонительной линии эффективно использовался Красногвардейский полевой укрепленный район общей протяженностью около 250 километров. Он оборудовался по рубежу реки Нарва и Волхов на участке Новгород-Шимск, Свирь-2, Токсовск, Колтушск, Приморск и имел 20-километровую полосу обеспечения.

Этот укрепленный район оборонялся пятью отдельными пулеметно-артиллерийскими батальонами во взаимодействии с войсками Лужской оперативной группы в течение двух недель, которые были вынуждены отойти только в связи с угрозой обхода с флангов.

Однако причинами невыполнения укрепленными районами своих задач были не только действия противника, но и плохое качество его инженерного оборудования. Так, в сентябре 1941 года помощник командира 280-го пулеметно-артиллерийского батальона старший лейтенант B.C. Литвинов докладывал в штаб укрепленного района, устроенного по берегу р. Ижора: «Район обороны строился в начале войны гражданскими специалистами поспешно, без консультаций с общевойсковыми командирами. Огневые сооружения построены без всякого учета местности и расположены в одну линию в 60–70 метрах от берега р. Ижоры, без эшелонирования в глубину, без взаимной поддержки, часто даже без зрительной связи. Несмотря на холмистый характер местности, огневые точки высотой 2–3 метра построены исключительно на высотах, стоят, как «грибы», и хорошо наблюдаются со стороны противника. Вооружение принятых долговременных огневых точек за отсутствием специалистов установлено некачественно: секторы стрельбы ограничены естественными препятствиями или устройством амбразур».

10 января 1942 года вышла в свет инструкция Генерального штаба о строительстве оборонительных рубежей. В ней, в частности, было указано: «Полевые оборонительные рубежи предварительно намечаются и разрабатываются Управлением строительства укрепленных районов Генерального штаба и утверждаются Верховным главным командованием. Общее руководство работами рекогносцировочных комиссий возглавляют начальники отдела укрепленных районов при штабе саперных армий».

25 января выходит в свет «Положение об отделе укрепленных районов штаба фронта», в котором определялись функции и взаимоотношения отделов штаба фронта и штаба строительной организации. На практике это означало, что каждый оборонительный рубеж по своему оборудованию должен быть максимально приближен к укрепленному району, и ответственность за это возлагалась на конкретных начальников.

К весне 1942 года для обороны Ленинграда была создана целая сеть укрепленных районов. Так, 79-й укрепленный район простирался от Финского залива до Витебской железной дороги. 14-й укрепленный район — от Витебской железной дороги до р. Невы у устья с р. Тосно. Далее следовали 16-й укрепленный район — от Невы до западного берега Ладожского озера, 17-й укрепленный район — по побережью Ладожского озера и 22-й укрепленный район от Ладожского озера до Финского залива. В составе Волховского фронта создавались 71, 72 и 73-й полевые укрепленные районы. Как известно, они сыграли большую роль в решении задач обороны Ленинграда.

Широко использовались полевые укрепленные районы и в битве за Сталинград. Уже в самом начале наступления противника на Сталинград в районе Старый Оскол, Воронеж в июне 1942 года в составе Юго-Западного фронта был развернут 52-й полевой укрепленный район (7 отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов). Его передний край проходил по восточному берегу р. Оскол, по линии Молчановка — Купянск — Угловая — Кругляковка — Боровская. Он принял на себя удар противника и задержал продвижение его войск на несколько дней.

Другой, 75-й, полевой укрепленный район в составе 6 отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов и огнеметной роты, заняв 30 июня 1942 года подготовленный рубеж обороны на подступах к г. Воронежу на рубеже Михайловка, Лебяжье — Землянск — Нижняя Ведуга — Нижнее Турово — Плотницкий, на фронте протяженностью 115 километров, упорно оборонял его своими силами без помощи войск полевого наполнения. Он смог задержать продвижение противника к Воронежу на 4 дня, уничтожив при этом 152 вражеских танка и до полка пехоты. За боевые заслуги в этих боях он получил почетное наименование 1-го гвардейского укрепленного района.

Еще один, 53-й, укрепленный район, действовавший в составе Брянского фронта, в июне 1942 года оборонял переправы через р. Дон на рубеже Духовское — Анашкино. Он имел 4 отдельные пулеметно-артиллерийских батальонов и легкий артиллерийский полк. В конце июня 1942 года в составе Юго-Западного фронта по линии Мындрянка — Россошь — Ровеньки — Белокуракино — Петренково были развернуты 117, 118 и 74-й укрепленные районы. Во второй половине июля в составе Сталинградского фронта действовали 115, 58, 76 и 77-й полевые укрепленные районы. В составе Донского фронта — 159-й укрепленный район.

Таким образом, в период оборонительных операций советских войск 1941–1942 годов полевые укрепленные районы нашли достаточно широкое распространение. При этом они занимали по фронту полосы от 30 до 75 километров и вначале представляли собой расположенные в одну линию батальонные районы обороны.

С конца 1942 года основой укрепленного района стали батальонные узлы обороны с ротными и взводными опорными пунктами. На угрожаемых направлениях батальонные узлы могли располагаться в две линии и соединяться между собой отсечными позициями. В пределах каждого узла обороны ротные опорные пункты также строились в две линии и соединялись между собой траншеями. Оборудовались траншеи (ходы сообщения) и между каждыми взводами и отделениями, оборонявшими отдельные долговременные огневые сооружения.

Сами долговременные огневые сооружения также постепенно меняют свой облик. На смену трудоемким железобетонным и дерево-земляным конструкциям приходят изготовленные заводским способом бронеколпаки. Широко используются вкопанные в землю танки с поврежденными моторами или ходовой частью.

Появляются подвижные огневые точки. Они представляли собой чаще всего лист из согнутого железного листа, за которым укрывался стрелок с ручным пулеметом. В процессе обороны это укрытие в темное время постоянно перемещалось с одного места на другое, в результате чего менялось положение огневой точки.

Особенно все эти новшества нашли применение на относительно стабильном Ленинградском фронте, опиравшемся на промышленность Ленинграда.

В то же время имело место недопонимание некоторыми войсковыми командующими значения полевых укрепленных районов в системе обороны объединений. Нередко при рекогносцировке нового рубежа обороны к выбору места расположения укрепленного района относились точно так же, как и к выбору рубежа полевой обороны: не учитывались задачи войск, места устройства долговременных оборонительных сооружений, порядок прикрытия их инженерными заграждениями, возможность всестороннего обеспечения их боя и многое другое. В результате этого нередко большой предварительный труд по возведению оборонительного рубежа, к которому чаще всего привлекалось местное население, был потрачен зря. Войска полевого укрепленного района после его занятия вынуждены были заниматься переоборудованием многих объектов.

Обобщение опыта строительства и боевого применения полевых укрепленных районов в 1941–1943 годах позволило в 1944 году в проект Наставления по обороне укрепленных районов Красной Армии 1944 года впервые включить специальную главу, в которой были прописаны задачи, состав, порядок организации и ведения боевых действий полевыми укрепленными районами. В ней указывалось, что эти укрепленные районы могут создаваться в ходе боевых действий: в обороне — для прикрытия важных операционных направлений, открытых флангов армий, прикрытия перегруппировки полевых войск, а также для удержания занимаемого района в целях обеспечения вынужденного отхода полевых войск; в наступлении — на второстепенных направлениях и для обеспечения флангов и стыков.

В Наставлении было сказано, что оборона полевого укрепленного района организуется по принципу позиционной обороны полевых войск, «но с более развитой системой инженерных заграждений и различными типами полевых и, в отдельных случаях, долговременными фортификационными сооружениями». При этом определялось, что ширина его фронта «не должна превышать 30 км, а его основой являются батальонные районы обороны шириной 3–6 км и глубиной 2–3 км, которые в свою очередь состоят из ротных районов размерами 1–1,5 км по фронту и в глубину. Взвод должен обороняться в районе 500–700 кв. м, оборудуя 2–3 линии траншей. По этому принципу полевые укрепленные районы создавались в ходе Ясско-Кишиневской, Белорусской, Балатонской и других операций завершающего периода Великой Отечественной войны.

В наступательных операциях Красной Армии 1944 и 1945 годов войска полевых укрепленных районов использовались, как правило, для действий на второстепенных направлениях, а также для закрепления рубежей, достигнутых общевойсковыми и танковыми соединениями. В первом случае максимально использовались их огневые возможности, благодаря которым можно было вводить противника в заблуждение относительно истинного направления главного удара. Во втором — возможности по быстрому возведению различных инженерных сооружений и заграждений, необходимых для закрепления достигнутого рубежа.

В отдельных случаях полевые укрепленные районы также использовались для усиления общевойсковых соединений или действовали наравне с ними. Так, войска 9-го полевого укрепленного района с апреля по ноябрь 1944 года принимали участие в наступательной операции 8-й армии в Прибалтике под Нарвой и в районе Финского залива. Войска 115-го и 119-го полевых укрепленных районов с 19 по 25 апреля 1945 года участвовали в Берлинской операции в составе 58-й армии 1-го Белорусского фронта, наступая в направлении Губен — Либерове и при ликвидации франкфуртско-губенской группировки противника.

Таким образом, полевые укрепленные районы, в отличие от стационарных, создавались советским командованием уже в ходе Великой Отечественной войны, и успешно использовались командованием Красной Армии не только в обороне, но и в наступлении. Они требовали особой организации и имели свои особенности в тактике действий. Их главной задачей в обороне было прикрытие угрожаемого операционного направления, в наступлении — обеспечение открытых флангов или закрепление достигнутого рубежа. В ряде случаев они использовались и для решения неспецифических задач. Несмотря на это, эти специфические формирования, действовавшие, как правило, на широком фронте, без средств усиления, также успешно решали достаточно сложные и ответственные боевые задачи.

Оглавление книги


Генерация: 0.194. Запросов К БД/Cache: 3 / 1