3. Минное оружие в войне 1877–1878 гг

3. Минное оружие в войне 1877–1878 гг

Создание в мире специальных минных катеров опиралось на боевой опыт катеров США и практику использования корабельных (то есть поднимаемых на борт) катеров. Первенство в их создании оспаривали Россия, Франция и Англия. Так, в "Морском сборнике" N 10 за 1868 г. говорилось, что "идея эта принадлежит русскому флоту". У нашего фрегата "Светлана" была паровая шлюпка во время последней войны Франции и Англии с Китаем, и польза, которую приносила она как нам, так и союзникам, заставила обоих адмиралов обратить на нее внимание.

Катер "Светланы", как и сам фрегат, строился во Франции, которая в создании паровых шлюпок и катеров еще к 1865 году опережала все страны. Как говорилось тогда в "Морском сборнике", французские паровые шлюпки и баркасы "возбуждали зависть и удивление английских моряков за свою быстроту, силу и легкость управления". На Парижской выставке 1867 года обнаружилось, что и в этой новой отрасли судостроения произошли большие изменения.

Для полного удобства в дальних плаваниях Англия и Франция предлагали вместительные паровые баркасы. Машины и котлы таких баркасов "очень просто и весьма удобно" отделялись от днища с помощью четырех болтов. Таким путем корпус и машину можно было раздельно спускать и поднимать "во всякое время, не стесняясь погодой и волнением и даже в открытом море". Баркас вооружали медной 120-мм пушкой.

Столь же внушительным был 12,8-м длины и 3,5-м ширины двухвинтовой (для лучшей маневренности) баркас с английского фрегата "Ройял Оук". Его, по английской традиции безнаборный корпус состоял из двух диагонально перекрестных слоев тиковой обшивки. Водоизмещение без груза состояло около 20 т. Машина мощностью 39 индикаторных л. с. (6 номинальных) вращала винты диаметром 0,76 м с частотой 360 об/мин и сообщала скорость до 7,8 уз. На носу устанавливали 12- фунтовую пушку, и строители не оставляли намерений превратить баркас "в маленькую канонерскую лодку" и одновременно в походный киллектор, способный поднимать с грунта корабельный якорь. ("Морской сборник" — 1868 года, N 10).

Этот явно избыточный и, естественно, не прижившийся в дальнейшем универсализм опровергается типом более легких и скоростных паровых катеров. Ее представлял ставший уже традиционным деревянный катер французского флота. При длине 8,84 м и ширине 2,13 м он, имея водоизмещение лишь 5,17 т, развивал скорость до 7 узлов. Катер был снабжен водотрубным котлом Бельвиля, позволявшим быстро поднимать пары и считавшимся более безопасным при разрыве трубок. Катер такого рода послужил прототипом для несколько увеличенных и широко применявшихся в начальном периоде русского броненосного флота деревянных 32- футовых (9,75 м) катеров типа "Птичка".

В промежутке между этими паровыми катерами и баркасами в разных странах строились катера многих других типов. Вслед за французским типом появились и ставшие со временем самыми популярными катера английской фирмы Д. С. Уайта. В России первые катера строили заводы Крейтона в Або и Ч. Берда в Петербурге. Один из образцовых катеров Берда имел медный корпус (что устраняло риск обрастания) и уверенно развивал эксплуатационную скорость 9 узлов. На короткое время скорость доходила до 11 узлов. Этот катер под названием "Чесма" участвовал в боевых действиях на Черном море.



Наружный вид и вид сверху минного катера (1877 г.).

1- шест в походном положении; 2- люк машинного отделения; 3- котел; 4- дымовая труба; 5,7- банки; 6 — козырек для защиты от волн; 8,13 — кронштейн минного шеста; 9 — оттяжки: 10,11,12- гальваническая батарея и устройство для замыкания цепи взрывателя; 14 — мина; 15 — шест в боевом положении.

Первый специальный минный катер, приспособленный для действия шестовыми минами, был построен английской фирмой Торникрофтав 1873 году. Катер имел водоизмещение 7,5 т и развивал неслыханную по тем временам 15-узл. скорость. Такие катера начали называть миноносками. Не отставали и французы, которые уже к концу 70-х годов скорость своих миноносок довели до 20 узлов. В России таких катеров не было. Так опережение, достигнутое Россией в развитии минного оружия, было парализовано отставанием в создании его оптимального носителя. И опять, как водится, пришлось идти на поклон к загранице и заказать Торникрофту две миноноски его типа. Прибывшие в Одессу зимой 1876–1877 гг., они в разразившейся следом войне оказались единственными на театре представителями этого нового класса кораблей.

Отсутствие творческого задела и собственных идей принудило в октябре 1876 г. к поспешному и малопродуманному заказу первого крупнотоннажного миноносца Ч. Берду, а грянувшая 12 апреля 1877 года война с Турцией заставила, как это уже было не раз, прибегнуть к импровизации и экстренному судостроению.

Шестовыми и буксируемыми минами спешно вооружили все пригодные для этого корабли Черноморской флотилии и мобилизованные для этой цели пароходы. Часть из них (если позволяла прочность корпуса) вооружалась артиллерией. По железной дороге перебрасывались корабельные паровые катера, призванные теперь свой транзундский опыт атак шестовыми минами применить в боевых условиях (с торпедами дело довести до конца так и не сумели). Уже в январе 1877 г. для обороны черноморских портов была создана такая импровизированная флотилия, включавшая 29 пароходов, 15 паровых катеров (затем их стало 18), 9 пароходов, оборудованных для постановки минных заграждений, и 12 мелкосидящих пароходов для защиты этих заграждений.

Образцы крейсерских действий проявили в войне вооруженные пароходы "активной обороны". "Веста" 11 июля 1877 г. выдержал отчаянный 4,5-часовой бой с преследовавшим его турецким броненосцем "Фетхи-Буленд". "Россия" 11 декабря 1877 г. захватила у Пендераклии и привела в Севастополь турецкий войсковой транспорт с 700-ми солдатами. Наравне с ними главной ударной силой флота оказались катера. Прибывшие из Балтики, они получили названия кораблей, с которых были сняты. В войне участвовали: "Петр Великий", "Цесаревич", "Царевна", "Олаф", "Кремль", "Первенец", "Грейг", "Не тронь меня", "Опыт", "Генерал- Адмирал", "Варяг", "Джигит" и др. Свой катер "Шутка" (самый большой — длиной до 18 м-из действующих в Черном море) со стальным корпусом предоставил наследник цесаревич (будущий император Александр III). Катер "Мина" с медным корпусом купили у завода Берда. Катер "Ксения" был получен от румынского правительства. На собственном катере, им и командуя, действовал гардемарин граф Строганов.

Катера обеспечивали переправу через Дунай, несли долговременную службу, ставили мины, не допуская к переправам турецкие мониторы, неоднократно атаковали их шестовыми минами. Но, несмотря на отчаянную храбрость русских моряков, сближавшихся для атак в упор под огнем противника, несовершенное оружие могло отказать, и от удара в борт мины подчас не взрывались. Так сорвались атаки катеров "Цесаревич" и "Шутка".



Минный катер "Чесма" с парохода "Великий Князь Константин".

Наибольшая известность выпала на долю катеров "Цесаревич" (лейтенант Ф. В. Дубасов), "Ксения" (лейтенант П. Шестаков), "Джигит" (мичман B. П. Персии), "Царевна" (мичман М. Я. Баль). Потопление ими (атаку произвели лейтенанты Дубасов и Шестаков) 14 мая 1877 г. у Браилова монитора "Сейфи" заставило турок поверить в грозную силу минного оружия. Их активность на Дунае была парализована. Но действенными становились и средства борьбы с шестовыми и буксируемыми минами. Примененные турками боны уже 29 мая 1877 г. помешали выйти в атаку у Сулина четырем катерам парохода "Великий Князь Константин". Приведенные им из Одессы два "быстроходящих" катера (командиры лейтенанты В. О. Рожественский и Л. П. Пущин) взорвали свои мины о боны. Катер Пущина погиб, но людей турки подобрали.

Универсальным носителем минного оружия стал пароход РОПиТ "Великий Князь Константин", который инициатор его вооружения С. О. Макаров назвал "самым сильным миноносцем в мире". Действительно, корабль имел на вооружении все возможные виды мин: буксируемые, шестовые, бросательные, "крылатки", выбрасываемые за борт килевые (с поплавками), и нес на борту четыре спускаемых на воду малых паровых катера, также имевших на вооружении все названные виды мин, а в дальнейшем и самодвижущиеся мины, приобретенные у Уайтхеда.

Переоборудование парохода осложнялось разнообразностью и несовершенством предоставленных С. О. Макарову катеров. Весьма легкий и хрупкий 3,5-тонный катер завода Берда "Чесма" (названия их были даны приказом командира C.О.Макарова) с медным корпусом толщиной 1,6 мм приходилось поднимать за три точки, из которых главная нагрузка приходилась на котел.

Маленький "Наварин" (с яхты "Держава") мог носить, и то с трудом, только один минный шест. Не отличались мореходностью промерный катер "Синоп" и катер "Минер" (со шхуны "Полярная звезда"). Из них лишь "Чесма" развивал крейсерскую скорость до 9-11 узлов; остальные обладали скоростью, вдвое меньшей. По примеру первых винтовых канонерских лодок катера, как и пароход, были окрашены в маскировочный серый цвет. Несмотря на огромный риск, все 4 катера уже в ночь с 30 апреля на 1 — е мая 1877 года под непосредственным командованием С. О. Макарова атаковали на Батумском рейде турецкий сторожевой пароход.

Но крылатые пироксилиновые мины, сброшенные лейтенантом И. М. Зацаренным с "Чесмы", не взорвались. Килевую мину с поплавками на катере "Минер" (С. О. Макаров) применить не успели. Пароход ушел. После крейсерства "Великого Князя Константина" у Севастополя, Одессы, Сулина и Анатолийских берегов 4 катера 7 августа пришли на рейд в г. Гагра, но в темноте обнаружить турецкий броненосец не сумели. С рассветом, подняв катера, пароход должен был уходить от погони броненосца.

12 августа, чтобы помочь прорыву русского сухопутного отряда, катера совершили нападение на Сухумский рейд. Крылатые мины трех катеров взорвались под бортом оказавшегося на рейде броненосца. Экипажам пришлось выпутываться из рухнувших снастей и обломков и выдержать рукопашную схватку с командой гребного катера, оказавшегося у борта броненосца. Но сам он удержался на плаву. Становилось ясно, что крайняя ненадежность шестовых и буксируемых систем, обилие случайностей и применение турками защитных бонов будут в дальнейшем сводить на нет все героические усилия и отчаянную храбрость экипажей катеров. Но снабдить С. О. Макарова более действенным оружием, приобретенным еще в 1876 году у фирмы Уайтхеда, — самодвижущимися минами начальство отказалось.

Главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н. А. Аркас считал, что офицеры парохода, "незнакомые со сложным механизмом мин Уайтхеда, не сумеют освоить новое оружие". Флот, оказывается, имел лишь одного специалиста — поручика Ф. К. Максимова (к нему позднее присоединился лейтенант К. Д. Рончевский), которого, конечно, отправлять на пароходе было рискованно.



12 августа 1877 г. Атака минных катеров на Сухумском рейде.

Так режим и после смерти императора Николая Павловича продолжал расписываться в своей неспособности своевременно брать на вооружение новейшую технику. Лишь 1-го июля 1877 года Н. А. Аркас, получив предписание из С.-Петербурга, куда через его голову обратился С. О. Макаров, вынужден был выдать на пароход две мины Уайтхеда.

Во время стоянки в Севастополе собственными силами устроили импровизированную систему запуска мин из-под днища (после атаки пусковую трубу сбрасывали) или с плотика под его бортом. Уже тогда С. О. Макаров настаивал на том, что для мин Уайтхеда следовало бы "выстроить специальные паровые катера". Работы были закончены лишь в ноябре, и 16 декабря на Батумском рейде состоялась первая в мире торпедная атака.

Две мины, выпущенные с катера "Синоп" (с бортового плотика) лейтенантом О. И. Щешинским, вызвали сильные взрывы. Но оказалось, что броненосец уцелел. Одна мина ударила в якорную цепь, отчего зарядное отделение отломилось и взорвалось на грунте. Другая, попав в борт, не взорвалась, видимо, из-за отсыревшего пироксилина. Это могло произойти во время трехнедельного использования парохода для перевозки провианта. (Других транспортных средств у начальства под рукой тогда не оказалось). Механизмы обеих торпед (N 255, Р-30 и N 258, Р-26), исследованные получившим их Уайтхедом /‘оказалась совершенно без всяких признаков ржавчины и, по-видимому, содержались в отличном порядке". Они даже годились для вторичного использования.

Это делало честь русским морякам. Но время для создания эффективных носителей и действенного исполнения нового оружия было безнадежно упущено. Катера успели совершить еще лишь одну и на этот раз вполне удавшуюся атаку: 14-го января 1878 года в 2 часа ночи с расстояния 60–80 м торпедами катеров "Чесма" (лейтенант И. М. Задаренный) и "Синоп" (лейтенант О. И. Щешинский) на рейде Батуми был потоплен сторожевой корабль "Интибах".

Но эта удача не могла предотвратить состоявшиеся вскоре бомбардировки турецкими броненосцами Евпатории, Феодосии и Анапы. Успехи флота не гарантировали и от возникшей угрозы вторжения в Черное море английских броненосцев. Как и в Крымской войне, возможности нового оружия остались не использованными.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.170. Запросов К БД/Cache: 3 / 1