Глав: 8 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства: Книга представляет собой сборник статей, написанных американскими офицерами, которые принимали непосредственное участие в боях во время интервенции США в Корее. В книге рассматриваются боевые действия американской авиации по завоеванию и удержанию господства в воздухе, по изоляции районов боевых действий, а также по уничтожению так называемых систем целей, то есть объектов промышленного и сельскохозяйственного значения. Русское издание рассчитано на офицеров, генералов и адмиралов Вооруженных сил Советского Союза.

Мрачные перспективы

Мрачные перспективы

Лето 1956 года противник встретил, уже обладая 3-кратным превосходством в боевых самолетах и 2-кратным — в личном составе по сравнению с вооруженными силами Объединенных Наций в Корее. Это коренным образом изменило соотношение сил, имевшее место в момент начала боевых действий на 38-й параллели 25 июня 1950 года. Северокорейцы дорого заплатили за то, чтобы убедиться, что господство в воздухе означает господство на земле независимо от мощи сухопутных сил. Они дорого заплатили, но, что более существенно, они усвоили урок.

Теперь объединенные ВВС северокорейской армии и китайских добровольцев имеют более 3000 боевых самолетов различных типов. Их советские товарищи могут оказать им поддержку силами своей авиации на Дальнем Востоке, располагающими числом самолетов, более чем вдвое превышающим эту цифру.

Свыше 100 аэродромов северокорейцев, на которых базируются сотни обычных и реактивных истребителей и бомбардировщиков, находятся на удалении около 300 км от расположения сухопутных сил ООН, что примерно равно расстоянию от Нью-Йорка до Вашингтона по прямой линии. Кроме того, более 240 аэродромов находятся в боевом радиусе действия северокорейских легких бомбардировщиков относительно позиций сухопутных войск ООН. Свыше 80 из этих аэродромов, заполненных самолетами, находящимися в боевой готовности, расположены на территории Северной Кореи, на расстоянии от 50 до 250 км от 38-й параллели, где могут базироваться обычные и реактивные самолеты.


Рис. 25. Историю аэродрома Течён к концу войны можно сравнить с историей аэродрома Синыйчжу. Построенная в октябре 1951 года бетонная взлетно-посадочная полоса этого аэродрома (длина 2050 м, ширина 60 м), находясь под постоянным воздействием атак с воздуха, была непригодной для эксплуатации до самого момента прекращения огня. Близость аэродрома Течён к реке Ялуцзян и его длинная бетонная взлетно-посадочная полоса делали его особенно подходящим для реактивных самолетов противника, в связи с чем он являлся одной из первоочередных целей ВВС США Дальневосточной зоны. В последние дни войны, после того как воздушная разведка донесла, что аэродром вновь доведен до степени пригодности к эксплуатации, он был подвергнут бомбардировке с самолетов В-29 и F-84. Ночью 23 июля 11 бомбардировщиков В-29, прокладывая путь сквозь сильный огонь зенитной артиллерии и преодолевая сопротивление ночных истребителей противника, обрушили на взлетно-посадочную полосу 110 т 500-фунтовых бомб. Аэрофотоснимок а, сделанный 25 июля., за 2 дня до перемирия, показывает, что после этого на аэродроме велись интенсивные восстановительные работы. Тысячи рабочих двигались от холмов к аэродрому с тачками, заполненными строительными материалами. Сотни рабочих находились на дороге, идущей от реки, они, вероятно, доставляли песок и гравий. Почти каждую воронку окружали толпы рабочих. Ночью 26 июля 4 бомбардировщика В-29 снова совершили налет на Течён, сбросив через сплошную облачность 40 т бомб. Это был последний в войне налет средних бомбардировщиков. Аэрофотоснимок б, сделанный на следующий день, 27 июля, за несколько часов до прекращения огня, показывает состояние Течёнского аэродрома в последний момент войны.

Ко времени заключения перемирия в Северной Корее имелось всего 34 аэродрома. Только 7 из них могли принимать реактивные самолеты, но все они были не пригодны к эксплуатации. Только горсточка самолетов, максимум 2 десятка, базировалась в Северной Корее. По условиям перемирия северокорейцы не должны были бы иметь более многочисленные ВВС, чем в то время. Однако данные разведки войск ООН вскрыли грубое нарушение перемирия северокорейцами. Они восстановили свои военно-воздушные силы. Это означает для наших вооруженных сил, находящихся в настоящее время в Корее, возможность возобновления войны в любое время, войны, в которой нашим вооруженным силам будут противопоставлены превосходящие сухопутные силы, поддерживаемые военно-воздушными силами, имеющими большое превосходство над нашими.


Рис. 26. Тот факт, что противник перед прекращением огня сумел перебазировать небольшую часть своих военно-воздушных сил из Маньчжурии в Северную Корею, является выдающимся достижением. Аэродром Ыйчжу, расположенный непосредственно на берегу реки Ялуцзян, оставался пригодным к эксплуатации в течение большей части времени войны, и к моменту перемирия на этом аэродроме могло быть хорошо укрыто ограниченное количество самолетов противника. Хотя близость аэродрома Ыйчжу к комплексу аэродромов у Аньдуна делала удары по нему опасными, тем не менее он подвергался бомбардировке, как только воздушная разведка отмечала действия с него северокорейских реактивных истребителей. Аэрофотоснимок а, сделанный за несколько дней до заключения перемирия, показывает, что аэродром не пригоден к эксплуатации и северокорейские реактивные истребители в районе капониров отсутствуют. Однако снимок б небольшого участка внешнего края аэродрома Ыйчжу с малой высоты вскрывает 4 замаскированных северокорейских реактивных истребителя. Дорога, ведущая к берегу, идет непосредственно от взлетно-посадочной полосы. За рекой находится Маньчжурия. Такая ситуация позволяла предполагать, что северокорейцы намеревались перебазировать на аэродром Ыйчжу реактивные самолеты, скрытно переправляя их через реку Ялуцзян.

ВВС Объединенных Наций в течение трех лет вели непрерывное наблюдение за 34 аэродромами противника в Северной Корее и предпринимали бомбардировочные удары по ним, когда их ремонт приближался к концу или когда на них появлялись самолеты. Эти непрекращающиеся усилия были трудной задачей и требовали для ее решения значительной части имеющихся в распоряжении сил авиации. Тот факт, что авиация ООН выиграла битву за аэродромы, сохранив вдвое больше сил вне войны далеко от зоны боевых действий сухопутных сил ООН в Корее, является замечательным достижением. Если же выполнение этой задачи рассмотреть в свете ежедневной потребности в самолетах для непосредственной поддержки, изоляции районов боевых действий, специальных боевых вылетов и удовлетворения непрерывного потока заявок первой очереди на воздушные атаки по сотням целей различного рода, то это достижение приобретает исключительное значение.


Рис. 27. Грунтовый аэродром Пхеньян размерами 1020 X 150 м, который, как сообщают, в настоящее время реконструирован и используется для базирования боевых самолетов первой линии, во время войны использовался противником для заманивания неопытных или вновь прибывших боевых летчиков под перекрестный огонь зенитных орудий. На аэродроме, известном летчикам как «пхеньянский зенитный капкан», находились 12–18 поврежденных самолетов (остатки северокорейских ВВС, уничтоженных на земле в начале войны). Для летчиков, возвращавшихся с севера из боевого вылета, эти самолеты с воздуха представляли собой заманчивую цель для атаки. Противник непрерывно перемещал свои хорошо замаскированные зенитные батареи. Канавы поперек взлетно-посадочной полосы были, вероятно, отрыты с целью предотвратить высадку с воздуха воздушно-десантных войск Командования Объединенных Наций. В настоящее время с этого аэродрома разведывательные самолеты противника могут днем постоянно вести наблюдение за линией фронта.

Если бы перед участвовавшими в войне в Корее ВВС ООН стояла задача держать в непригодном к эксплуатации состоянии в 2 раза большее число аэродромов и в то же время вести активную борьбу против ВВС противника над его территорией и оказывать поддержку своим сухопутным войскам, то силы авиации ООН в Корее оказались бы распыленными до опасной степени.

Кто может сказать, что такая задача не станет перед ВВС Объединенных Наций? Все данные указывают на то, что противник уже восстановил и реконструировал все старые аэродромы для своей реактивной авиации. Сведения разведки о строительстве новых аэродромов являются также удручающими. Неподтвержденные сообщения говорят о том что строятся 30 или более новых аэродромов. Если эти данные верны то северокорейцы будут иметь всего в Северной Корее более 75 аэродромов, на которые смогут переместить крупные военно-воздушные силы, базирующиеся в Маньчжурии.


Рис. 28. Военнопленные из состава вооруженных сил Объединенных Наций, проезжавшие через Пхеньян, следуя из лагерей в Панмыньчжон для обмена, сообщали, что видели большое количество двухмоторных реактивных и обычных бомбардировщиков, а также истребителей МиГ и других неизвестных одномоторных истребителей, совершавших полеты над столицей, взлетая и приземляясь на аэродромах Пхеньянского узла. Пхеньянский узел, состоящий из 3 аэродромов, был сфотографирован 27 июля, за несколько часов до прекращения огня. К этому времени все 3 аэродрома были не пригодны к эксплуатации и самолеты на них отсутствовали. Позднее, меньше чем через 2 месяца, поступило сообщение, что аэродромы узла восстановлены и на них находятся самолеты северокорейских ВВС в большом количестве. На снимке а показан аэродром, расположенный внутри Пхеньяна. Бетонная взлетно-посадочная полоса длиной 1940 м была построена путем расширения городской улицы. Ангары, мастерские и другие аэродромные сооружения находились среди жилых домов, окружающих взлетно-посадочную полосу. На снимке б показан главный аэродром Пхеньянского узла с бетонной взлетно-посадочной полосой длиной 1170 м, рулежными дорожками, местами стоянок и ангарами. Считалось, что на этом аэродроме могли скрытно базироваться самолеты противника, и поэтому он часто подвергался налетам наших средних бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков. На фотоснимке в показан подвергшийся сильной бомбардировке восточный аэродром, интенсивно использовавшийся противником в самом начале войны. Он сильно пострадал во время первого большого налета на Пхеньян в середине 1952 года и оставался не пригодным к эксплуатации до заключения перемирия.


Рис. 29. Сообщения разведки ВМС США указывали на интенсивную реконструкцию аэродромов в районе Вонсана и прилегающего к нему восточного побережья с момента заключения перемирия. Необычно большое строительство велось на 3 основных аэродромах: Вонсан, Сондок, Хоемун. На фотоснимке А показан общий вид крупного аэродрома в Вонсане перед заключением перемирия. Аэродром имеет две взлетно-посадочные полосы шириной 75 м и длиной соответственно 940 и 1250 м, окруженные травяным полем размерами 1275 X 1080 м. Хорошее оборудование для обслуживания, ангары и обширный участок для капониров (а) усиливали значение этого аэродрома. На снимке Б показан аэродром Сондок, имеющий большое летное поле размерами 2100 X 2050 м. и многочисленное оборудование для обслуживания, включая бетонированные площадки для ремонта самолетов и ангары. На аэрофотоснимке В показан аэродром Хоемун, имеющий грунтовую взлетно-посадочную полосу длиной 1230 м и шириной 105 м (b) и ровную травяную площадку рядом с ней размерами 1480 X 310 м, годную для посадки самолетов. На аэродроме Хоемун имеются многочисленные капониры (с) и площадки для рассредоточения самолетов, однако ангаров на нем нет.

При подписании соглашения о перемирии противник добился от Командования Организации Объединенных Наций уступки, разрешающей строительство аэродромов. Считалось, что это не является существенным, поскольку противнику запрещено вводить авиационные подкрепления в Северную Корею. Однако военно-воздушные силы могут быть за несколько часов перебазированы по воздуху на первоклассные аэродромы, полностью пригодные к эксплуатации, или же в течение нескольких недель доставлены скрытно различными окольными путями. Инспекция и контроль за авиационными сооружениями являются ключом политики перемирия. Единственным эффективным средством контроля за развитием военно-воздушных сил противника является воздушная разведка его авиабаз. В первоначальный проект договора о перемирии входила статья, позволяющая патрульным самолетам военно-воздушных сил ООН действовать до реки Ялуцзян, однако она была исключена в порядке уступки северокорейцам. Окончательное соглашение не только запретило авиационную разведку над Северной Кореей, но Командование ООН согласилось также эвакуировать жизненно важные радиолокационные станции с островов, расположенных севернее ограничительного рубежа безопасного бомбометания, и с побережья Северной Кореи, которые могли бы обеспечить непосредственное наблюдение за активностью авиации северокорейцев. Инспекция и контроль были возложены на нейтральные инспекторские группы Организации Объединенных Наций, находящиеся только в определенных пунктах, через которые могут быть введены ВВС. Вследствие этого выполнение статьи, запрещающей ввод авиационных подкреплений, гарантируется только совестью подписавших договор сторон.

Ко времени подписания перемирия объединенные силы ВВС китайских добровольцев, ВВС Северной Кореи и ВВС Советского Союза, расположенные за рекой Ялуцзян, насчитывали около 2500 боевых самолетов, главным образом реактивных бомбардировщиков и истребителей. По своей численности это были третьи в мире военно-воздушные силы, уступавшие лишь ВВС Советского Союза и США.

Если придет время, когда противник вновь развяжет войну в Корее, Командование Организации Объединенных Наций немедленно почувствует истинное значение современной воздушной обстановки. Если даже основные силы ВВС противника все еще находятся севернее реки Ялуцзян, то их перебазирование на подготовленные в Корее аэродромы может быть легко осуществлено в любой момент по усмотрению противника. Один смелый удар, аналогичный «Пирл-Харбору», по авиабазам истребителей в Южной Корее передал бы в руки противника жизненно важное господство в воздухе, которое в течение всей войны принадлежало вооруженным силам ООН. Даже наиболее важные цели на Японских островах будут находиться в радиусе действия реактивных бомбардировщиков, базирующихся на авиационных базах в Северной Корее.

Авианосцы Командования Организации Объединенных Наций не смогут противостоять решительным действиям реактивной авиации противника и, следовательно, не будут в состоянии обеспечить господство в водах вокруг Корейского полуострова. Имеется серьезное сомнение в том, что Южную Корею удастся удержать в случае массового применения противником военно-воздушных сил, параллельно с наступлением сухопутных сил.

Пока вооруженные силы ООН контролировали воздух, вооруженные силы противника оставались относительно парализованными. Предоставив противнику право после заключения перемирия строить аэродромы в Северной Корее и, не сумев обеспечить условиями перемирия эффективной системы контроля за усилением его военно-воздушных сил, Объединенные Нации лишили себя единственного военного фактора, способного обеспечить прикрытие своих вооруженных сил и контроль над вооруженными силами противника, — то есть лишили себя преимущества, завоеванного и удерживавшегося ценой таких больших затрат сил и средств.

Отсутствие в договоре о перемирии специального условия об аэродромах может поставить вооруженные силы ООН в Корее в настоящее время в более опасное положение, чем в черные дни у Пусана.

Оглавление книги


Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 3 / 1