Главная / Библиотека / Воздушная мощь — решающая сила в Корее /
/ Часть III. Применение военно-воздушных сил / 9. Истребители-бомбардировщики в Корее. Полковник Чарльз Дж. Тэшнэр

Глав: 8 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства: Книга представляет собой сборник статей, написанных американскими офицерами, которые принимали непосредственное участие в боях во время интервенции США в Корее. В книге рассматриваются боевые действия американской авиации по завоеванию и удержанию господства в воздухе, по изоляции районов боевых действий, а также по уничтожению так называемых систем целей, то есть объектов промышленного и сельскохозяйственного значения. Русское издание рассчитано на офицеров, генералов и адмиралов Вооруженных сил Советского Союза.

9. Истребители-бомбардировщики в Корее. Полковник Чарльз Дж. Тэшнэр

9. Истребители-бомбардировщики в Корее. Полковник Чарльз Дж. Тэшнэр

Последний крупный урок географии для населения нашей страны начался 25 июня 1950 года. Миллионы американцев, которые до этого знали Корею только по названию, должны были узнать много нового об этой небольшой стране, имеющей большую историю войн и угнетения. Многие, кому выпал жребий быть посланным для бивачной жизни в Корее за счет государства, узнали немало о климате, топографии и обычаях этого полуострова. Другие познакомились с Кореей через письма, которые посылали домой те, кто там находился. Эта информация, вероятно, варьировалась в широком диапазоне от ярких и преувеличенных рассказов до кратких сообщений о погоде. Сообщения из Кореи приблизили к большинству населения зловещие события, доставлявшие ему огромное беспокойство. Из всех американцев, участвовавших в корейской войне, летчик истребителя-бомбардировщика получил наиболее богатый опыт. В дополнение к тому многому, что узнали другие, он хорошо ознакомился с побережьем страны, ее озерами, реками, железными и шоссейными дорогами и горными хребтами.

Корейская война породила множество разногласий, от личных до международных по своему значению. Например, представители командования Объединенных Наций и Северной Кореи вступают в спор всякий раз, как только сходятся вместе. Президент Ли Сын Ман недоволен представителями Объединенных Наций за их отношение к вопросу возобновления борьбы за объединение Южной и Северной Кореи. Национальные группы спорят друг с другом о том, какую лучше проводить политику. Военные руководители имеют противоречивые точки зрения на использование различных видов вооруженных сил. Некоторые лица ведут горячие споры о способах, применявшихся в подготовке разгрома противника. Все эти споры вызваны нашим участием в корейской войне.

Среди множества предметов для спора одним из наиболее часто встречающихся является истребитель-бомбардировщик. Это объясняется в основном четырьмя причинами: во-первых, все виды вооруженных сил — армия, ВВС, ВМС и морская пехота — применяли истребители-бомбардировщики и руководили их действиями, во-вторых, истребители-бомбардировщики были основным оружием в военных действиях против северокорейцев, по крайней мере во второй половине корейской войны; в-третьих, учитывая области планирования, снабжения, обеспечения связи и наведения, а также действительное количество произведенных боевых вылетов, можно сказать, что в применении истребителей-бомбардировщиков в Корее было занято больше личного состава, чем в применении какого-либо другого вида оружия, за исключением, может быть, лишь стрелкового оружия; наконец, в-четвертых, поскольку корейская война не окончилась победой, оценка усилий истребителей-бомбардировщиков не представляется возможной.


Рис. 43. В представлении обывателя воздушная война в Корее заключалась главным образом в жарких воздушных боях истребителей-перехватчиков, патрулировавших в районе «аллеи истребителей», или в действиях небольших отважных вертолетов, снижавшихся позади линии фронта, чтобы взять на борт членов экипажей сбитых самолетов. Однако, хотя эти стороны воздушной войны и являлись существенными, более важными по количеству боевых вылетов и воздействию на противника были действия истребителей-бомбардировщиков.

Действия истребителей-бомбардировщиков в корейской войне можно подразделить примерно на пять видов. Это деление, имевшее прямую связь с пятью фазами корейской войны, означает, что вылеты истребителей-бомбардировщиков носили разнообразный характер. Одни использовали всю свою норму летных часов на боевые вылеты по изоляции районов боевых действий, для поиска и атаки наземных целей, не совершив ни одного вылета в порядке взаимодействия с сухопутными войсками. Другие вылетали свою норму во время первого отступления и последующего наступления, в то время как почти половина летчиков совершила все свои вылеты после того, как линия фронта стабилизировалась в ее современном положении. Вследствие этого ветераны войны в Корее имеют совершенно различное представление о совместных действиях авиации и сухопутных войск. Имея это в виду, я предлагаю данный обзор боевых действий истребителей-бомбардировщиков в Корее.

Непосредственно перед началом военных действий в Корее на части истребителей-бомбардировщиков дальневосточного театра возлагалась задача обеспечения стратегической противовоздушной обороны Японии, островов Рюкю и в пределах возможностей Марианских островов, а также островов Волкано и Бонин. В дополнение к этому для баз и сооружений США на Филиппинских островах также требовалось обеспечение противовоздушной обороны в соответствии с условиями соглашения между США и Филиппинской республикой. В круг задач командующего ВВС США Дальневосточной зоны не входила подготовка противовоздушной обороны или возможного взаимодействия с частями сухопутных войск в Корее.

Две группы истребителей-бомбардировщиков базировались в Японии, и одна группа находилась на Филиппинских островах. Все три группы были вооружены самолетами F-8 °C. Перевооружение с поршневых самолетов F-51 на реактивные поставило много новых проблем. Одну из наиболее серьезных проблем представляли подкрыльные держатели для подвески сбрасываемых топливных баков и реактивного или бомбардировочного вооружения. Трудности при решении этой задачи были столь велики, что, когда началась корейская война, значительный процент самолетов F-8 °C не мог быть снабжен подвесными топливными баками или бомбами. Другие затруднения, неблагоприятно влиявшие на переход к реактивным самолетам, заключались в недостатке кислородных масок и шлемов для летчиков, а также аэродромных силовых установок и заправочных средств для самолетов. Вследствие ограниченности бюджета ВВС США программа обучения была сокращена. Дальность полетов по маршруту была уменьшена, и большинство полетов с целью тренировки экипажей в самолетовождении производилось между хорошо известными базами, трассы между которыми были полностью обеспечены радионавигационными средствами. Такого рода обучение оказалось мало полезным для летного состава в условиях боевых действий на территории, недостаточно обеспеченной навигационными средствами. Когда внезапно потребовалось осуществлять самолетовождение по способу счисления пути, то немногие летчики оказались подготовленными к этому. Обучение стрельбе реактивными снарядами было почти прекращено вследствие ограничений, обусловленных режимом экономии средств, проводившимся в частях вооруженных сил. Было проведено несколько практических стрельб подкалиберными снарядами, однако не было проведено ни одной стрельбы 5-дюймовыми реактивными авиационными снарядами HVAR, которые позднее применялись в боевых действиях.

Поскольку задачей ВВС США Дальневосточной зоны являлась оборона, то тактическое обучение частей сводилось главным образом к тренировочным полетам и учебным вылетам по перехвату воздушных целей. Имели место отдельные совместные учения с 8-й армией, однако в процессе их проведения решались ограниченные задачи в хорошо знакомых районах. Они дали очень мало как авиационным, так и сухопутным подразделениям в отношении их подготовки к действиям в реальных боевых условиях.

Отступление к Пусану (25 июня — 25 сентября 1950 года)

В момент начала военных действий эскадрильи истребителей-бомбардировщиков находились далеко от своих баз и были заняты на учениях или объединенных маневрах. Большинство летчиков, недавно переживших сокращение офицерского состава в вооруженных силах, были опытными, стойкими и агрессивно настроенными. Не успев привыкнуть к своим новым самолетам, они получили приказ вылететь на авиабазы Южной Японии. Все имевшиеся истребители-бомбардировщики были сосредоточены в районе Фукуока, где 5-я воздушная армия развернула передовые штабы и объединенный оперативный центр на авиабазе Итадзуки.

Первые боевые вылеты истребителей-бомбардировщиков были совершены 28 июня 1950 года, как раз через 3 дня после начала войны. Эти вылеты имели целью оказать поддержку армии ООН, подвергавшейся сильному давлению и отступавшей в Юго-Восточную Корею. Самолеты совершали вылеты главным образом для поиска и поражения движущихся колонн войск противника и его транспорта, подвозящего вооружение и предметы снабжения. Хотя базы, с которых производились вылеты, были расположены возможно ближе к Корее, тем не менее истребители F-8 °C могли находиться в районе цели только несколько минут. Для того чтобы продлить время пребывания наших самолетов в районе боевых действий, требовалось увеличение их радиуса действия или же перебазирование в Южную Корею. Радиус действия был увеличен за счет добавления по одному отсеку к сбрасываемым бакам на концах крыла, однако увеличение веса вызывало многочисленные случаи поломки крыльев.

Два лучших корейских аэродрома — Кимпо и Сувон — были потеряны в результате первоначальных действий сухопутных войск противника, однако аэродромы К-2 в Тэгу и К-3 в Пхохане после оборудования на них взлетно-посадочных полос с покрытием из стальных решеток стали пригодными для использования в качестве передовых баз.

В то время рассматривалась возможность замены истребителей F-8 °C истребителями F-51. Самолеты F-51 более подходили для действий с плохих аэродромов Кореи, кроме того, они имели большую продолжительность полета на малых высотах при выполнении задач по обнаружению и атакам наземных целей и оказанию непосредственной поддержки сухопутным войскам и потребляли меньше горючего. Вследствие этих причин, а также потому, что самолеты F-51 и запасные части к ним могли быть получены от ВВС национальной гвардии, была произведена замена самолетов F-8 °C на F-51.

К середине июля, после кратковременного пребывания в Тэчжоне, Центр совместных действий и Центр управления тактической авиацией были развернуты в Тэгу. Центры наведения тактической авиации не использовались вследствие недостатка оборудования и отсутствия сопротивления противника в воздухе. 18 постов наведения тактической авиации оказывали помощь в управлении налетами на войска продвигающегося противника. Позднее стали использоваться воздушные наводчики, которые, находясь на самолетах, выполняли важную задачу, наводя истребители-бомбардировщики на наиболее выгодные цели. В дальнейшем все каналы связи оказались настолько перегруженными, что единственным способом управления во многих вылетах являлся только инструктаж летчиков перед вылетом.


Рис. 44. В первые дни корейской войны в боевых действиях, когда подвижная линия фронта и большое разнообразие целей требовали надежного, живучего и гибкого самолета, который мог находиться над целью больше времени, чем истребитель F-80, применялся истребитель-бомбардировщик F-51. Самолет обычно нес различную боевую нагрузку. На фотоснимке представлен готовый к взлету истребитель F-51, вооруженный 2 напалмовыми баками и 4 реактивными снарядами калибра 127 мм.

В августе, когда войска северокорейцев приблизились к аэродрому К-2, наземная обстановка стала настолько серьезной, что самолеты и обслуживающие части должны были быть перебазированы в Японию. Это усложнило действия истребителей-бомбардировщиков, однако они продолжали наносить удары с целью оказания поддержки отступающим сухопутным войскам вплоть до установления оборонительной линии на Лусанском плацдарме.

Продвижение к реке Ялуцзян (26 сентября — 25 ноября 1950 года)

По мере того как сухопутные войска ООН на Пусанском плацдарме перегруппировывались и создавали запасы снабжения, северокорейские сухопутные силы становились слабее, так как их растянутые линии снабжения находились под атаками истребителей-бомбардировщиков. Прорыв с Пусанского плацдарма в сочетании с морским десантом у Инчона позволил осуществить быстрое продвижение войск ООН к реке Ялуцзян. В это время, как и в первой фазе войны, было множество целей для истребителей-бомбардировщиков: как для их действий по изоляции районов боевых действий, замедлявших отступление противника, так и таких, как живая сила и вооружение, удары по которым деморализовывали противника и наносили ему потери. Изоляция районов боевых действий путем вывода из строя дорог была выполнена настолько успешно, что даже продвижение собственных войск было замедлено.

Для того чтобы продолжать преследование противника в Северной Корее, вновь стало необходимым перебазировать авиационные части на корейские аэродромы. Условия жизни во всех отношениях были суровыми, однако боевой дух был высоким, так как победа с каждым днем становилась все очевиднее. Находчивость, изобретательность и тяжелый труд обеспечивали непрерывность действий авиации до тех пор, пока в районе от линии фронта до Ялуцзяна не осталось больше целей.

Второе отступление (26 ноября 1950 года — 5 января 1951 года)

24 ноября 1950 года 8-я армия предприняла завершающее наступление. 26 ноября китайские добровольцы предприняли ожесточенные контратаки на большей части западного фронта. Почти все усилия истребителей-бомбардировщиков были направлены на непосредственную поддержку сухопутных войск Объединенных Наций, подвергавшихся сильному давлению. С 28 ноября по 20 декабря 1950 года истребители-бомбардировщики совершили 736 боевых вылетов для оказания поддержки 3-й дивизии морской пехоты и 7-й пехотной дивизии, отступавшим из района корейских водохранилищ и вдоль восточного побережья. Вылеты по изоляции районов боевых действий, а также для поиска и атак противника с целью замедлить его продвижение вперед несколько сократились. В результате действий по изоляции районов боевых действий и непосредственной авиационной поддержки сухопутные войска ООН в начале января 1951 года смогли стабилизировать линию фронта.

В ходе отступления были потеряны передовые аэродромы в районах Пхеньяна и Вонсана, аэродром К-13 в Сувоне и аэродром К-14 в Кимпо. Самолеты производили перебазирование по мере изменения обстановки, при этом они осуществляли непрерывные интенсивные атаки с воздуха, имевшие целью оказать поддержку сухопутным войскам. Этим была продемонстрирована большая гибкость в действиях авиации. В ноябре большинство эскадрилий ВВС США Дальневосточной зоны были перевооружены реактивными истребителями F-8 °C, которые показали, что они являются хорошими самолетами для оказания поддержки наземным войскам. В конце ноября силы истребителей-бомбардировщиков ВВС США Дальневосточной зоны были увеличены за счет крыла истребителей сопровождения Стратегического авиационного командования, которые при выполнении тактических задач показали себя с отличной стороны.

В течение первых шести месяцев управление и связь даже в тех условиях, которые обычно считаются неблагоприятными, постепенно улучшались. Было обеспечено достаточное количество различных УКВ частот. Первоначальные затруднения, обусловленные перегрузкой ограниченного количества каналов связи, были в значительной степени устранены.

За первые 6 месяцев корейской войны летчик истребителя-бомбардировщика в короткий срок получил разнообразный опыт. Он был внезапно оторван от мирного обучения и брошен в бой, будучи слабо подготовленным, он сменил свой самолет на другой без переходного обучения, непрерывно совершая боевые вылеты с плохих аэродромов для поддержки сухопутных войск.

Главная линия обороны стабилизирована (6 января — 25 июня 1951 года)

Как только линии снабжения северокорейцев снова удлинились, действия по ним истребителей-бомбардировщиков позволили союзным сухопутным войскам укрепиться на линии к югу от 38-й параллели.

Частям истребителей-бомбардировщиков были назначены районы для поиска и атак наземных целей в дневное время. Летчики хорошо знали выделенные для них районы и, когда обнаруживали цели, вызывали дополнительные самолеты. Действуя таким образом, они сумели приостановить снабжение противника в дневное время.

К марту вооруженные силы ООН вновь были готовы к наступлению на север и заявки на вылеты для непосредственной поддержки сухопутных войск увеличились. В связи с этим наступлением действиями истребителей-бомбардировщиков был изолирован район около Мунсана в целях обеспечения выброски с парашютами в этом районе боевой группы, которая состоялась 28 марта 1951 года. Парашютное десантирование группы было осуществлено при небольшом сопротивлении или вообще без сопротивления. Хотя и не такое быстрое, как бросок к реке Ялуцзян в ноябре прошлого года, это наступление успешно продолжалось до тех пор, пока оно не было остановлено в ожидании соглашения о перемирии. Это ожидание длилось более двух лет.

Давление с воздуха для достижения мира (26 июня 1951 года — 27 июля 1953 года)

В течение всего этого периода не было существенных изменений в положении главной линии обороны. Действия сухопутных войск обеих сторон заключались в действиях патрулей и атаках с ограниченными целями. Несколько раз разведка докладывала, что северокорейцы готовятся к прорыву, однако они уже никогда не были в состоянии осуществить новое генеральное наступление. Войска ООН также не пытались предпринять наступление. Однако стабилизировавшаяся наземная обстановка не уменьшила усилий истребителей-бомбардировщиков. Напротив, силы истребителей-бомбардировщиков продолжали возрастать и наибольшая интенсивность их боевых действий за все время войны была достигнута в последние заключительные месяцы.

Увеличение эффективности действий истребителей-бомбардировщиков было постоянной задачей в течение всей войны, однако тогда этому могло быть уделено больше внимания, так как поведение противника не вызывало необходимости в тех или иных действиях. Увеличивалось количество истребителей-бомбардировщиков, в дополнение к этому старые типы самолетов снимались с вооружения. За 6 месяцев до окончания войны последние самолеты F-51 и F-80 были заменены истребительно-бомбардировочными вариантами самолета F-86.

Подготовке к боевым действиям на театре военных действий стало уделяться большое внимание, что было невозможно раньше. Новые летчики проходили обучение под постоянным наблюдением в течение 30–40 час. Только тогда они считались готовыми к боевым действиям. Это требовало большого расхода летного времени, которым располагали части. Временами до одной трети летного времени затрачивалось на обучение — это было внушительным количеством, учитывая то обстоятельство, что снабжение в большей своей части доставлялось из США. Подобное дорогостоящее обучение оправдывалось тем, что боевые потери уменьшились и точность бомбометания увеличилась. Учебные полеты никогда не совершались в ущерб боевым вылетам. Оперативные требования удовлетворялись в первую очередь, и во время кратких периодов интенсивных боевых действий учебные полеты вовсе прекращались.

Усовершенствование средств управления и связи привело к увеличению эффективности применения истребителей-бомбардировщиков. Стабилизированный фронт, позволивший создать полупостоянную сеть связи для тактического управления, увеличил также и требования к подобной сети. Такие цели, как автомашины, танки и войска на открытой местности, стали настолько редкими и быстро исчезающими, что если цель такого рода обнаруживалась разведкой или наземными наблюдателями, то для оказания помощи самолетам в обнаружении целей требовалась быстрая и надежная связь. Это было необходимо независимо от того, находились ли боевые самолеты в воздухе или на взлетно-посадочной полосе. Указание самолетам их местонахождения приобретало все большее значение, так как позволяло избегать ошибочных ударов по своим позициям. Подобное обеспечение служило также вспомогательным средством для самолетовождения и позволяло обнаруживать цель при плохих условиях погоды. Если условия погоды не давали возможности осуществлять визуальное бомбометание, то центры наведения наводили истребители-бомбардировщики, совершавшие полет по приборам в сомкнутом строю по 4 самолета. Это давало возможность осуществлять боевые действия при любой погоде, однако при этом бомбы падали недостаточно кучно, чтобы поражать точечные цели, и поэтому данный способ бомбометания с истребителей-бомбардировщиков применялся в небольших масштабах.


Рис. 45. Когда боевые действия сухопутных войск несколько стабилизировались, истребители F-51 стали заменяться истребителями F-80, которые впоследствии явились основными истребителями-бомбардировщиками 5-й воздушной армии о Корее. Перед самолетом стояло много задач, которые должны были выполняться по напряженному плану. Время для подготовки к боевым вылетам было незначительным. На фотоснимке показана подготовка самолета F-80 к очередному вылету. Под крылом подвешиваются фугасные бомбы весом по 450 кг каждая.

Все летчики, которые летали в этот последний период войны, помнят, как их действия все более и более ограничивались в связи с имевшими место случаями сбрасывания бомб на свои позиции. Такие случаи были редки, и их количество непрерывно уменьшалось. Однако они являлись сенсационными событиями, заслонявшими текущие события в Корее, и получали широкое и неправильное освещение в национальной периодической печати. Помимо того, что подобные происшествия являлись сами по себе в высшей степени прискорбными и заставляли делать все возможное для их предотвращения в будущем, они обычно приводили к новым ограничениям, все более усложнявшим задачи истребителей-бомбардировщиков.

Ограничения накладывались также в связи с принимавшимися мерами по уменьшению боевых потерь. С замедлением темпа войны становилось все меньше целей, из-за поражения которых стоило бы рисковать потерей самолета и летчика. Анализ боевых действий показал, что наибольшее количество повреждений было нанесено самолетам на высотах менее 900 м на втором и третьем заходах на цель. Соответственно с этим атаки стали ограничиваться одним заходом каждого самолета и минимальной высотой выхода из пикирования не менее 900 м для большинства целей. В результате точность попаданий снизилась, однако боевые потери существенно уменьшились.

Последние действия истребителей-бомбардировщиков были направлены на бомбардировку аэродромов Северной Кореи. К моменту прекращения боевых действий истребителями-бомбардировщиками, находившимися в подчинении ВВС США Дальневосточной зоны и 5-й воздушной армии, было сделано 352 023 боевых самолето-вылета. Хотя действия истребителей-бомбардировщиков рассматриваются в данной статье вне связи с действиями истребителей-перехватчиков, а также легких и средних бомбардировщиков, планирование и проведение операций без учета общих усилий всех родов авиации было невозможно.


Рис. 46. В последние 2 года войны в Корее произошли значительные изменения в вооружении 5-й воздушной армии. На смену истребителям F-80 пришли истребители F-84 (а) и стали, основой истребительно-бомбардировочных сил. За 6 месяцев до окончания войны последние самолеты F-51 и F-80 были заменены истребительно-бомбардировочным вариантом самолета F-86 (б)

В течение всей корейской войны было затрачено много времени и усилий на усовершенствование тактики и приспособление ее к корейским условиям, однако не было внесено ничего радикально нового по сравнению с тактикой, применявшейся в Европе во время второй мировой войны. Все задачи, связанные с войной, за исключением задачи выигрыша самой войны, были успешно разрешены. В ходе войны многие люди получили ценный опыт по методике решения задач в условиях военного времени. Политические ограничения, отсутствие целевой установки бороться до победы и отказ от использования нашего наиболее эффективного оружия создали искусственные условия ведения войны. В связи с этим многие задачи, их решения, а равно и приобретенный опыт в какой-то степени имеют ложный характер. При оценке того, что из этого опыта должно быть принято в будущей войне, необходимо проявлять большую осторожность.

Рассмотрим, например, программу действий истребителей по изоляции районов боевых действий. При существовавших политических ограничениях применялись различные тактические приемы, ценность которых осталась невыявленной. То, что северокорейцам наносились чувствительные удары, являлось очевидным по их быстрой и энергичной реакции, которая в свою очередь требовала изменения характера наших действий. Когда наши истребители-бомбардировщики вынудили северокорейцев прекратить движение по дорогам в дневные часы, они начали осуществлять перевозки предметов снабжения ночью. Тогда начали применяться бомбардировщики В-26 для того, чтобы проводить действия по изоляции районов боевых действий также и в ночное время. Бомбардировщики В-26 обнаруживали колонны автомашин по свету фар. Тогда северокорейцы разработали систему предупреждения, позволявшую им при приближении самолетов по сигналу выключать свет.

Когда мы сконцентрировали наши усилия на разрушении сети железных и шоссейных дорог северокорейцев, последние стали размещать материалы для ремонта дорог и ремонтные команды на всем протяжении главных дорог, по которым осуществлялось снабжение, с тем чтобы быстро устранять разрушения, произведенные нашими бомбардировщиками, и привлекли тысячи носильщиков для того, чтобы обеспечить доставку снабжения. Такая цепь действий и противодействий продолжалась из недели в неделю. Независимо от масштаба и эффективности усилий осуществить стопроцентную изоляцию районов боевых действий невозможно. Если дерево диаметром 24 дюйма подпилить так, чтобы осталось 3 дюйма, то можно быть почти уверенным, что оно немедленно упадет. Если же оставить 3 дюйма не подпиленными у дерева толщиной 4 дюйма, то такое дерево будет стоять неопределенно долгое время. Говорить о том, что действия по изоляции районов боевых действий в Корее провалились, так же неправильно, как говорить о том, что любое дерево, надпиленное до 3 дюймов, не упадет.

Если индивидуальный и коллективный опыт, полученный в корейской войне, будет должным образом оценен и использован, то затраченные усилия будут вполне оправданы и сыграют свою роль в укреплении нашей военной мощи.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.157. Запросов К БД/Cache: 0 / 0