Главная / Библиотека / Воздушная мощь — решающая сила в Корее /
/ Часть III. Применение военно-воздушных сил / 12. Мосты у Синандзю и Нёнми . Редакционная статья журнала Куотэрли ревью

Глав: 8 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства: Книга представляет собой сборник статей, написанных американскими офицерами, которые принимали непосредственное участие в боях во время интервенции США в Корее. В книге рассматриваются боевые действия американской авиации по завоеванию и удержанию господства в воздухе, по изоляции районов боевых действий, а также по уничтожению так называемых систем целей, то есть объектов промышленного и сельскохозяйственного значения. Русское издание рассчитано на офицеров, генералов и адмиралов Вооруженных сил Советского Союза.

12. Мосты у Синандзю и Нёнми . Редакционная статья журнала Куотэрли ревью

12. Мосты у Синандзю и Нёнми[17]. Редакционная статья журнала Куотэрли ревью

В конце 1952 года небольшая группа командиров ВВС США разработала план «аренды» участка северокорейской земли и лишения противника возможности пользоваться этим участком в течение длительного периода времени. Способ выполнения плана: захват участка и контролирование его с помощью военно-воздушных сил.

Для захвата был намечен участок местности шириной 3,2 км и длиной 6,4 км, расположенный в 160 км, к северу от линии фронта, на котором находились важнейшие мосты через реки Чёнчёнган и Тэрконган у Синандзю и Нёнми. Этот участок имел особо важное военное значение для противника. Через него проходили главные пути снабжения, связывающие Маньчжурию с линией фронта. На этом участке и вокруг него северокорейцы создали наибольшую концентрацию средств противовоздушной обороны в Северной Корее.

Целью плана авиационных командиров было показать северокорейцам, что вооруженные силы Объединенных Наций могут оказать эффективное давление с воздуха в любое время и в любом месте, могут занять и контролировать с воздуха любой участок их территории в течение такого времени, какое потребуется военной обстановкой.

Окружение с воздуха и блокирование такого жизненно важного и сильно защищенного коридора коммуникаций через реку Чёнчёнган наиболее выразительно продемонстрировало бы потенциальные возможности ВВС США. В то же самое время оно представляло бы собой предупреждение о характере действий авиации в будущем, которые могут иметь место в случае, если события заставят снять ограничения, наложенные на действия ВВС Объединенных Наций.

В начале января 1953 года район Синандзю — Нёнми был подвергну: круглосуточным массированным воздушным налетам, продолжавшимся 5 дней. Координированные атаки с воздуха парализовали транспортные артерии к югу и к северу от основных целей. В процессе выполнения этой гигантской операции ВВС США Дальневосточной зоны совершили 2292 боевых вылета.

В течение 5 дней сокрушающие силы действовали на участке 3,2X6,4 км, представляющем собой площадь цели. В течение 6 дней после последнего дня массированных действий через зону, подвергшуюся налетам, было прекращено всякое движение. Последующие удары совместно со свободными полетами для поиска и уничтожения целей производились днем и ночью и имели своей целью осуществление контроля с воздуха. Таким образом, ВВС «купили» участок земли в 160 км за линией фронта противника и господствовали на нем в течение 11 дней.

Эта воздушная операция представляет собой дальнейший шаг в развитии принципов применения военно-воздушных сил как единственного средства дальнего действия, способного оказывать эффективное давление в ходе войны. С точки зрения доктрины и планирования основное значение имеет то обстоятельство, что эта операция показали способность современных ВВС захватывать, оккупировать и контролировать наземные районы так же надежно, как это традиционно выполнялось сухопутными войсками.

Горловина

Основная масса предметов снабжения вооруженным силам северокорейцев поступала по железным дорогам через реку Ялуцзян у Синыйджу, Синана и Манпхо. Разрушение мостов через реку Ялуцзян прекратило бы поток грузов в Северную Корею, однако в соответствии с директивой от апреля 1951 года во избежание расширения войны действия авиации по этим важным целям были запрещены. Предметы снабжения должны были уничтожаться после того, как они поступали на транспортную систему Северной Кореи. Основные железные и шоссейные дороги после пересечения реки Ялуцзян направляются к югу и сходятся в виде гигантской воронки на линии городов Синандзю и Понвонри, где они пересекают реки Тэрконган и Чёнчёнган. Эти реки делят в широтном направлении транспортную сеть западного побережья на две части. Горные массивы центральной части Северной Кореи оттесняют пути снабжения в узкую горловину на западе страны (рис. 62). После пересечения рек Тэрконган и Чёнчёнган главные транспортные артерии разветвляются на многочисленные основные и второстепенные дороги, расходясь, подобно паутине, к югу от горловины воронки.


Рис. 62. Горловина северокорейской системы путей сообщения.

Мосты через реки Тэрконган и Чёнчёнган являлись важнейшими элементами всей транспортной системы. Два больших комплекса мостов пересекают рукава рек у Синандзю и Нёнми (рис. 63) и связывают северную и южную половины сети железных и шоссейных дорог. К северу от этой горловины основу транспортной сети составляют железные дороги, в то время как к югу от реки железные дороги дополняются автострадами, шоссейными и проселочными дорогами. Большая часть предметов снабжения противника перевозилась по железным дорогам из Маньчжурии через реку Ялуцзян и далее к югу до Синандзю, откуда их значительная часть следовала дальше на грузовых автомашинах, бычьих упряжках, вьючных животных и на плечах людей по широкой сети главных и второстепенных шоссейных и проселочных дорог. Как только предметы снабжения поступали в южную часть транспортной системы, становилось чрезвычайно трудно препятствовать их до ставке к линии фронта. Предметы снабжения просачивались к югу с помощью различных транспортных средств. Перевозки осуществлялись окольными путями от одного замаскированного полевого склада к другому. Они производились без системы, что не позволяло предвидеть, где и когда они будут иметь место. На расстоянии 80 км от линии фронта противник был вынужден осуществлять снабжение своих войск главным образом с помощью вьючных животных и людской силы. Эти способы доставки не зависели от состояния мостов, дорог и других современных транспортных средств. Наиболее эффективные удары по системе снабжения противника могли быть нанесены на участке между Пхеньяном и рекой Чёнчёнган. По этой причине противник для защиты своих ключевых коммуникаций к северу от Пхеньяна сосредоточил наиболее мощные средства противовоздушной обороны.


Рис. 63. Система мостов Нёнми-Синэнцзю

Район цели

К началу корейской войны через близко расположенные и почти параллельно протекающие реки Тэрконган и Чёнчёнган имелось по одному массивному железнодорожному и одному шоссейному мосту, расположенным севернее Синандзю и южнее Нёнми.

К 1952 году вследствие периодических ударов по этой чувствительной цели с воздуха появилось одиннадцать мостов, которые, подобно пальцам двух гигантских рук, легли через русла рек. Основная масса предметов снабжения противника, перевозимая в южном направлении по транспортной сети западного побережья, проходила через эти мосты. Несмотря на периодические действия ВВС Объединенных Наций, направленные на прекращение движения по этим мостам и проводившиеся в течение всей войны, северокорейцы упорно и настойчиво восстанавливали их и использовали для перевозок многих видов предметов снабжения. Возможно, что одной из причин таких действий являлось то обстоятельство, что путь от баз снабжения, расположенных в Маньчжурии и проходящий через эти мосты к линии фронта в Корее, был наикратчайшим. Не имея достаточного количества рельсов для постройки другой главной линии, противник вынужден был даже снимать рельсы с других менее важных железнодорожных линий для того, чтобы ремонтировать этот основной путь. Участок суши шириной 5,6 км, между двумя реками представлял собой неразрушимую среднюю опору для всего комплекса мостов и увеличивал его поперечные размеры.


Рис. 64. К маю 1951 года прошел почти год с начала войны за мосты у Синандзю. В это время из 4 существовавших мостов оставался пригодным к эксплуатации только В-66, (а), однако это был понтонный мост, имевший ограниченную ценность. К 4 сентября 1951 года (б) мост В-66 имел большую брешь, мост В-73 исчез совершенно, мост Д-68 был рассечен проломами на 3 части. Мост В-75 в момент съемки получил прямое попадание связки фугасных бомб.

Двухпутная магистральная линия, проходящая по побережью, была главным железнодорожным путем сообщения противника с Маньчжурией. По этой дороге направлялись к югу материалы от двух пунктов из трех, расположенных на реке Ялуцзян, через которые проходили пути сообщения с Маньчжурией — Синыйчжу и Синан. Двухпутная линия, идущая от Синыйчжу, соединялась у Тонжу (40 км западнее Нёнми) с однопутной — идущей от пункта Синан. У Нёнми дорога разветвляется и пересекает реку Тэрконган в южном направлении по пяти мостам. Пути вновь соединяются у крупной железнодорожной сортировочной станции Мендуни. К югу от Мендуни дорога вновь разветвляется, пересекает реку Чёнчёнган по большим железнодорожным мостам и соединяется в Синандзю — крупном центре снабжения и коммуникаций. Железнодорожная ветка, идущая от Мендуни на север, соединяет эту станцию с узлом автострад Бакчон, расположенным в 7 км севернее Автострады, идущие от Синыйчжу и Синана, после пересечения реки Тэрконган соединяются с автострадой, идущей от Манпходина. К югу от Мендуни автострада разветвляется и пересекает реку Чёнчёнган по 2 мостам. Железная дорога и автострада (видимые на рис. 63 внизу справа), соединяют Синандзю с Кэчоном, Понвонри с Манпходином; последний является третьим пунктом, через который предметы снабжения поступали в Корею из Маньчжурии.

Несколько гряд холмов, расположенных на полосе земли между двумя реками, давали противнику преимущества для организации обороны, а также развертывания средств транспорта в этом районе. Подходы к каждому комплексу мостов прикрыты холмами и грядами гор. Подходы к цели с воздуха были также ограниченными, так как группы мостов имели общую горизонтальную ось. В этом районе противник сосредоточил много батарей зенитных орудий, что делало комплекс мостов наиболее защищенным объектом в Северной Корее. Перед налетами 10 января, по данным разведки, там насчитывалось по крайней мере 90 крупнокалиберных зенитных орудий и 45 автоматических пушек. Сотни северокорейских граждан и солдат, объединенных в рабочих и боевых батальонах, находились в постоянной готовности быстро осуществить под руководством китайских и русских офицеров ремонт и устранить повреждения, нанесенные бомбами, а также организовать оборону объектов от нападения с воздуха или суши.

Предыдущие налеты

В течение войны мосты у Синандзю — Нёнми периодически разрушались военно-воздушными силами Объединенных Наций. Противник, бессильный предотвратить налеты, прибегал к единственно доступным для него контрмерам. Он стремился увеличить размеры и гибкость цели в такой степени, чтобы она могла претерпеть налеты с воздуха, оставаясь пригодной к эксплуатации. Он скоро увеличил число железнодорожных и шоссейных мостов до 11 в расчете, что одна сквозная линия будет оставаться открытой. Для того чтобы сделать цель менее доступной для военно-воздушных сил Объединенных Наций, противник сконцентрировал там максимальное количество зенитной артиллерии.

Немногие цели в Северной Корее так наглядно демонстрируют необходимость повторных разрушений с воздуха в том случае, если сухопутные войска не используют преимуществ, предоставляемых им изоляцией районов боевых действий с воздуха, и если противник имеет свободу использовать для восстановительных работ значительную часть своих военных сил. Упорство и решительность северокорейцев в восстановлении мостов у Синандзю — Нёнми в условиях повторяющихся разрушений указывали авиационным командирам Объединенных Наций на исключительно важное значение этих объектов для сухопутных войск противника. Приводимые ниже фотоснимки мостов у Синандзю иллюстрируют живую историю всего комплекса с сентября 1951 до октября 1952 года.


Рис. 65. На аэрофотоснимке а, сделанном 2 апреля 1952 года, виден новый мост В-74, появившийся с сентября 1951 года. Он уже в двух местах разрушен и ремонтируется. Мост В-66 разрушен в семи местах. Мост В-75 сильно поврежден, один его пролет сброшен в воду в результате налета 28 марта. Снимок б от 27 июля 1952 года: мост В-74 имел широкую брешь, в момент съемки бомбардировщики В-29 точно накрыли мост В-66 бомбами.


Рис. 66. В течение лета 1952 года наблюдение за мостами и удары по ним продолжались. На этом снимке, сделанном во время налета средних бомбардировщиков 16 октября 1952 года, видны прямые попадания бомб в мосты В-66 и В-74. Шоссейный мост D-68 и железнодорожный мост В-75 непригодны к эксплуатации.

Прекращение ударов по целям Синандзю — Нёнми

К концу 1952 года перемена в действиях по изоляции районов боевых действий стала неизбежной, так как воздушная война вступила в свою последнюю фазу. Эта фаза характеризуется прекращением обычных непрерывных действий по изоляции районов боевых действий на всей территории Северной Кореи и сосредоточением усилий авиации в районах, ближе примыкающих к линии фронта. Однако в тех случаях, когда сообщения воздушной и наземной разведки указывали на то, что удары по некоторым отдаленным целям будут иметь решающее значение и окажутся особо чувствительными для противника, налеты с целью изоляции районов боевых действий переносились дальше на север. Высокое качество воздушной и наземной разведки обеспечивало изумительно точную характеристику биения военного пульса противника и давало возможность военно-воздушным силам точно определять время и место удара с воздуха по жизненным артериям противника, на которых отмечалось возобновление активности.

Войну можно рассматривать с нескольких различных точек зрения, и оценка ее в каждом случае будет одинаково полезной и ценной. Генерал Уэйлэнд в своей статье «Воздушная война в Корее» рассматривает войну в Корее с точки зрения ее целей, опасностей и возможностей. В тактическом отношении воздушную войну в Корее можно также подразделить на 3 традиционные фазы: развертывание сил, решающие сражения и завершающие действия.

В фазе развертывания военно-воздушные силы накапливали свою мощь с целью оказания помощи сухопутным войскам в развитии наземных операций. Переговоры о мире, которые начались в июле 1951 года, изменили первоначальные военно-политические цели Объединенных Наций. Они отказались от захвата Северной Кореи и установления контроля над ней и поставили цель достигнуть перемирия на выгодных условиях.

Изменение военно-политической цели Объединенных Наций сопровождалось изменением военной стратегии. В соответствии с новой стратегией военно-воздушным силам были поставлены задачи удерживать превосходство в воздухе, не давать возможности противнику осуществить решающее наступление сухопутных сил и посредством ударов с воздуха оказывать на противника максимальное давление, с тем чтобы принудить его заключить перемирие на выгодных условиях. Сухопутные силы должны были создать прочную линию обороны по всей ширине полуострова, чтобы защитить авиабазы Объединенных Наций от атак сухопутных сил. Военно-воздушные силы стали наступательным компонентом комбинированных сил, а воздушные налеты — наступательным элементом комбинированной стратегии. В этих изменившихся условиях военно-воздушные силы в июле 1951 года вступили в решающую фазу воздушной войны.

В течение более года эта решающая фаза войны носила характер воздушного наступления, в ходе которого по противнику наносились бомбардировочные удары от линии фронта до реки Ялуцзян. Подвергая каждое подразделение армии противника непрерывным атакам с воздуха, военно-воздушные силы вынудили их почти полностью закопаться в землю. Непрерывные круглосуточные действия авиации по путям снабжения и коммуникациям с целью изоляции районов боевых действий не допускали к линии фронта до 90 % предметов снабжения. Однако, не испытывая давления сухопутных войск Объединенных Наций и не видя угрозы их наступления, противник не был поставлен перед необходимостью проведения вынужденных боевых действий и соответственно не нуждался в срочном получении снабжения для их обеспечения. Во время затишья в боевых действиях на земле общие потребности противника в снабжении были уменьшены приблизительно до 40 т на дивизию в день, что составляет менее чем одну десятую потребного количества снабжения для одной американской дивизии при таких же условиях. Северокорейцы могли удовлетворить эти небольшие потребности доставкой снабжения путем «просачивания», используя небольшие возможности железнодорожного и автомобильного транспорта, дополненные примитивными способами доставки с помощью вьючных животных и носильщиков.

Движение по северокорейским железным и шоссейным дорогам в дневное время было уже давно прекращено. Поезда и грузовые автомашины противника пробирались по залатанным железным и шоссейным дорогам и мостам в темные часы суток, прячась днем в тоннелях или под камуфлированными строениями. Низкое качество ремонта повреждений, нанесенных при воздушных налетах, выполнявшегося в большой спешке, не позволяло осуществлять перевозки в больших масштабах. По железной дороге мог тащиться ночью черепашьим шагом паровоз с одним или максимум двумя вагонами. Отремонтированные железные дороги, автострады и мосты были ненадежны; часто имели место провалы и сходы с рельсов. Однако ремонт осуществлялся с такой скоростью, с какой военно-воздушные силы выводили из строя хрупкие пути сообщения. Доставка предметов снабжения на небольшие расстояния вьючными животными, бычьими упряжками и на плечах носильщиков существенно помогала противнику в проникновении через полосу изоляции. Противник был вынужден затрачивать много людских ресурсов и материальных средств, чтобы некоторое количество предметов снабжения продолжало поступать.

К, концу 1952 года была закончена решающая фаза воздушной войны. Решающий успех, если его рассматривать с точки зрения цели войны (заключение перемирия на выгодных условиях), был достигнут, когда вследствие ударов военно-воздушных сил противник оказался не в состоянии осуществлять наступательные операции сухопутных войск.

Непрерывные удары с воздуха наносились на всю глубину территории противника от линии фронта до реки Ялуцзян. Эти удары подорвали возможности снабжения противника, и он не мог предпринять серьезного наступления сухопутных войск. Они держали его под угрозой постоянных ударов с воздуха и обеспечили «равновесие» сухопутных сил, которое позволяло пребывать в ожидании заключения перемирия. Продолжающиеся удары военно-воздушных сил по коммуникациям и другие действия по изоляции поля боя достигли размаха, при котором дальнейшее их расширение уже не давало существенного эффекта. Противник был вынужден затрачивать неимоверные усилия, чтобы обеспечить возможность подвоза по своим путям снабжения относительно небольшого тоннажа грузов.

Более массированное применение военно-воздушных сил с целью прекращения поступления оставшихся 10 % снабжения противника потребовало бы либо увеличения военно-воздушных сил, либо снятия ограничений с действий ВВС и с применяемых видов оружия. Однако ни то, ни другое не было осуществлено.

Примерно в ноябре 1952 г. командование ВВС поняло, что посредством действий с воздуха возможности противника предпринять наступление были эффективно подорваны и даже при сокращении количества боевых вылетов для действий по путям снабжения противника все-таки воздействие оказалось бы достаточным для того, чтобы вынудить его бездействовать на линии фронта.

Это явилось началом заключительной фазы воздушной войны и вместе с тем началом применения нового принципа использования боевой авиации, ставшего известным как период сдерживающих действий авиации. Этот период был характерен главным образом тщательным выбором целей, которые были слабо защищены и действия по которым давали существенный эффект; контролированием деятельности противника и оказанием сильного давления с воздуха на противника в любом месте, где возобновление его активности предлагало выгодные и чувствительные цели; переходом к действиям по наземным целям с высот более 900 м, чтобы не подставлять самолет стоимостью 400 000 долл. и хорошо обученного летчика под пулеметный огонь ради уничтожения нескольких грузовых автомашин; большим вниманием к обучению боевым действиям и особенно составлению и выполнению детальных планов комбинированных действий авиации с привлечением средних и легких бомбардировщиков, истребителей-бомбардировщиков и истребителей прикрытия, В это время авиационная поддержка 8-й армии велась с таким расчетом, чтобы ослаблять давление противника на фронте во время его ограниченных наступлений.

В заключительной фазе войны основные усилия по изоляции районов боевых действий были перенесены к югу от линии Пхеньян — Вонсан, за исключением вылетов для действий по особо привлекательным целям, как скопления войск, сортировочные станции, промышленные предприятия и т. п., удары военно-воздушных сил по которым считались целесообразными.

В течение двух последних месяцев 1952 года 5-я воздушная армия затрачивала более 30 % своих усилий на круглосуточные действия по изоляции районов боевых действий, направленные на разрушение шоссейных или железнодорожных мостов к югу от линии Пхеньян — Вонсан. Хотя линии коммуникаций и снабжения противника в этом районе были не так сильно защищены, однако выполнение задач по срыву снабжения непосредственно вблизи районов боевых действий было для ВВС делом несравненно более трудным и менее экономичным, чем раньше, когда эти задачи решались путем ударов по артериям снабжения в районах, расположенных севернее. Тем не менее результаты были удовлетворительными. Неопытные экипажи (большинство экипажей-ветеранов к этому времени было заменено молодежью, только что выпущенной из летных школ) получили отличную тренировку в более легких боевых условиях, чем те, которые они встретили бы севернее, где они, могли подвергнуться атакам с воздуха. Изоляция районов боевых действий на этом участке производила дальнейшее истощение транспортной системы противника, вынуждая последнего перевозить материалы для ремонта на 80–160 км далее к югу по путям, уже находящимся на грани разрушения.

В связи с переносом действий авиации по изоляции районов боевых действий на южную часть севорокорейской системы путей сообщений налеты на мосты у Синандзю — Нёнми были ограничены. Последний крупный налет имел место в начале октября 1952 года. Противник немедленно обнаружил изменение характера действий. Полагая, что оно является вынужденным для Объединенных Наций, или забывая прежние уроки налетов с воздуха, противник начал работы по устранению ограничений подвоза снабжения на севере. Воздушная разведка отмечала быстрое восстановление разрушенных мостов, включая комплекс мостов у Синандзю — Нёнми, и превращение главных железнодорожных линий в действующие артерии снабжения. Перевозки предметов снабжения по железным дорогам из Маньчжурии к югу через мосты у Синандзю — Нёнми значительно увеличились. Перевозки осуществлялись открыто, что граничило с бравадой и военным недомыслием.

Используя преимущества перерыва в воздушных налетах, северокорейцы забыли бдительность, вышли из укрытий и приступили к накоплению предметов снабжения в северных районах с целью обеспечения решающего наступления сухопутных войск или же с целью обеспечения длительной обороны. Каковы бы ни были мотивы увеличения активности по подвозу снабжения, командование ВВС Объединенных Наций решило, что противнику необходимо дать еще один урок. Командование вооруженных сил Объединенных Наций понимало, что превосходство в воздухе над Северной Кореей дает ему возможность контролировать территорию противника и ослаблять или сводить к нулю любое усилие, которое он может предпринять на земле.

Возвращение к Синандзю

Главной целью плана окружения с воздуха Синандзю — Нёнми являлось нанести такой мощный удар по сильно защищенному комплексу мостов, чтобы исключить использование его противником в течение длительного периода времени. Эффективное и длительное окружение с воздуха потребовало бы не только закрытия коридора у Синандзю — Нёнми, но также парализования значительных участков линий коммуникаций, ведущих на север и на юг от этого района. Поэтому второстепенные объекты, на которые производились атаки, должны были включать железнодорожные пути, сортировочные станции, шоссейные дороги и мосты на расстоянии 120 км к северу и югу от реки Чёнчёнган. Эти парализующие атаки могли продолжаться после осуществления окружения основного района.

Полное запрещение движения по шоссейным и железным дорогам через реку Чёнчёнган путем массированного применения авиации не только показало бы противнику потенциальные возможности военно-воздушных сил ООН, но также поставило бы его перед проблемой, связанной с его постоянной и острой зависимостью от потока снабжения из Маньчжурии через мосты на реках Чёнчёнган и Тэрконган.

Кроме непосредственного военного и психологического эффекта, который оказало бы на противника вертикальное окружение, пробка на реке Чёнчёнган задержала бы железнодорожные эшелоны на сортировочных станциях и вдоль магистральных железнодорожных линий, создавая привлекательные цели для атак с воздуха в течение продолжительного периода времени. Поток грузов из Маньчжурии, перевозимый по шоссейным дорогам, сильно бы возрос. Разбухшие автомобильные перевозки должны были бы осуществляться по извилистым и уязвимым дорогам между Маньчжурией и рекой Чёнчёнган. Это вызвало бы общее увеличение движения на автострадах по всей Северной Корее, усиливающее скученность средств транспорта на основных и второстепенных дорогах, образуя выгодные цели для ударов самолетов Объединенных Наций, ведущих свободную охоту за наземными целями. С началом сезонной распутицы, приблизительно в середине марта, автомобильные перевозки должны были бы осуществляться по основным автострадам, так как второстепенные дороги стали бы непроходимыми. Грязь и разлившиеся реки сделали бы невозможным проезд через разрушенные участки автострад и поврежденные мосты. Дезорганизация всей системы снабжения была бы огромной. Предметы снабжения должны были болезненно медленно перевозиться по обходным путям вдоль разрушенных линий коммуникаций, подвергавшихся воздействию с воздуха, или же снабжение нужно было направлять по системе путей сообщения на восточном побережье. Последнее было весьма маловероятным. Система путей сообщения восточного побережья соединяется с Транссибирской железной дорогой Советского Союза, а на территории Северной Кореи подходит к Вонсану по извилистому и сильно уязвимому побережью. Использование этого пути снабжения наложило бы дополнительную нагрузку на восточный сектор Транссибирской дороги, вызывая сокращение собственных, сибирских перевозок Советского Союза, что было бы невозможно в течение продолжительного времени.

В дополнение к этому усиливающиеся атаки на всю систему путей сообщение западного побережья вынудили бы противника переместить средства противовоздушной обороны для защиты других наиболее чувствительных объектов. Это перемещение вскрыло бы наиболее слабые и важные звенья в системе тыла. Кроме того, потребовалось бы использовать дополнительные тысячи человек военного и гражданского персонала для ремонтных работ, что существенно ослабило бы боевую активность противника на линии фронта.

В ночь на 9 января 1953 года 18 бомбардировщиков В-29, базирующихся на острове Окинава и в Японии, прорвались через интенсивный огонь зенитной артиллерии, чтобы сбросить с помощью радиолокационных прицелов 170 т бомб на мосты, батареи зенитной артиллерии и железнодорожные сортировочные станции в районе Синандзю — Нёнми.

Менее чем через 12 часов более 300 истребителей-бомбардировщиков 5-й воздушной армии сбросили с пикирования 282 т фугасных бомб на 8 главных железнодорожных и шоссейных мостов и 27 позиций зенитной артиллерии, защищавшей комплекс мостов.

Этими двумя атаками начались массированные 5-дневные (с 10 по 15 января 1953 года) воздушные налеты на коридор Синандзю — Нёнми.

В течение последующих 4 дней ночные бомбардировщики ВВС США Дальневосточной зоны, истребители-бомбардировщики и истребители непрерывными, координированными круглосуточными атаками обрабатывали район мостов, имеющий размеры 3,2X6,4 км. Большие группы в составе от 200 до 400 истребителей-бомбардировщиков проходили волна за волной для того, чтобы держать район под постоянным воздействием с воздуха. Каждую минуту к цели подходили 8 истребителей-бомбардировщиков, то есть 2 — каждые 15 секунд, которые разворачивались, выходили на боевой курс и сбрасывали бомбы. Это было внушительной демонстрацией, доказывавшей противнику, что он не сможет остановить решительные атаки с воздуха, несмотря на концентрацию зенитной артиллерии.

По ночам бомбардировщики В-26 присоединялись к истребителям-бомбардировщикам, бомбардировавшим позиции зенитной артиллерии и разбрасывавшим по всему району бомбы замедленного действия, а также связки осколочных бомб для поражения личного состава ПВО.

Дневные налеты сменялись ночными, осуществляемыми бомбардировщиками В-26 и В-29. Большие количества истребителей F-86 днем и F-94 ночью сопровождали атакующие самолеты, эффективно прикрывая их от северокорейских реактивных истребителей, вторгавшихся из района за рекой Ялуцзян. Проводя атаки с больших и малых высот днем и ночью ВВС ООН держали район под полным контролем с воздуха, поражая позиции зенитной артиллерии, прожектора и всякую движущуюся или оставшуюся нетронутой при массированных налетах цель.

Истребители-бомбардировщики 5-й воздушной армии, поддерживая главное воздушное наступление на район мостов, совершали полеты вдоль железнодорожных линий к югу и северу от реки Чёнчёнган, отыскивая возможные цели, разрушая участки железнодорожных путей, насыпи дорог и мосты. Средние и легкие бомбардировщики в ночных налетах сравняли с землей многочисленные сортировочные станции к югу и к северу от реки Чёнчёнган. Группы бомбардировщиков В-29 уничтожили узел железных и шоссейных дорог в Намси и мост у Хичена, расположенного далеко вверх по течению реки Чёнчёнган, а также маневровые пути вдоль линии дороги к югу от Синандзю. Эти налеты охватывали районы на 80–120 км к югу и северу вдоль транспортных артерий, проходящих через прямоугольник Синандзю — Нёнми. Они производились с целью парализовать пути, ведущие в этот район, и добиться большей эффективности окружения с воздуха.

Ночь с 12 на 13 января


Вторая половина дня 13 января


Утро 13 января


Ночь с 13 на 14 января


Во время гигантской пятидневной операции было совершено всего 2292 боевых самолето-вылета, исключая вылеты с целью разведки, выполнения спасательных работ и перевозки грузов. Это составляло 54 % боевых усилий ВВС США Дальневосточной зоны.


Рис. 67. 13 января 1953 года — один из пяти дней окружения с воздуха.

5-я воздушная армия совершила 1243 боевых самолето-вылета, из которых 1116 приходятся на долю истребителей-бомбардировщиков — рабочих лошадок корейской войны.

Общее количество самолето-вылетов, связанное с воздушным наступлением, включая воздушные перевозки, спасательные работы и разведку, превышает 4000.

К концу пятого дня Синандзю — Нёнми представлял собой тлеющую дымящуюся массу искореженной стали, перепаханной земли и обломков бетона, разбросанных на сотни метров по местности. Поезда, грузовые вагоны и автомашины, застигнутые между реками Тэрконган и Чёнчёнган, были полностью или частично засыпаны тоннами земли, выброшенной при взрывах фугасных бомб. Другие застигнутые в этом же районе, а также к югу и северу от него были блокированы в туннелях или разрушены при земляных обвалах. Летчики разведывательных самолетов, совершая разведку после налетов, докладывали, что «весь район перепахан, разрушены сами мосты, подъезды к ним и участки дорог между ними». Один летчик сообщал: «Мосты выглядят так, как будто какой-то гигант взял и скрутил их, подобно кренделям… было бы чудом, если бы что-нибудь уцелело».

Один из уроков, который командование ВВС имело в виду преподать на основании операции Синандзю — Нёнми, заключался в том, чтобы показать, что противовоздушная оборона не может явиться непреодолимым препятствием для решительного наступления. Поскольку при планировании всех воздушных операций в Корее учитывались потери от средств ПВО, то большая плотность противовоздушной обороны противника в небольшом районе Синандзю — Нёнми сделала подавление зенитной артиллерии основной задачей при разработке оперативных планов окружения с воздуха.

По данным разведки, проведенной перед налетами, мосты и прилегающие к ним районы были защищены 135 зенитными орудиями (из них 90 крупного калибра и 45 автоматических), которые противник непрерывно перемещал для того, чтобы сделать любую атаку с воздуха опасным предприятием.

Наблюдением, проведенным перед налетами, были установлены и отмечены позиции, занятые зенитной артиллерией, однако во время первого налета летчики Объединенных Наций обнаружили, что многие из отмеченных позиций были пустыми и зенитная артиллерия вела огонь с неожиданных направлений. Реактивные самолеты, выделенные для подавления огня зенитной артиллерии, устремлялись вниз сквозь плотный огонь, чтобы заставить замолчать пушки. Один летчик истребителя-бомбардировщика, ветеран второй мировой войны, сказал: «Я никогда не видел ничего подобного. Они вели по нам бешеный огонь из тяжелых орудий. Я мог даже видеть снопы огня, вылетающие из стволов. Количество разрывов снарядов можно было сравнить с количеством конфетти на Бродвее».

Налеты на мосты потребовали наиболее интенсивных ударов по зенитным средствам ПВО, какие когда-либо предпринимались во всей корейской кампании. Бомбардировщики В-26 и В-29 специально выделялись для действия против позиций зенитной артиллерии и прожекторов в темное время суток. В 6 главных налетах истребителей-бомбардировщиков, проведенных в дневное время, 713 боевых вылетов из 1166 были направлены на подавление огня зенитной артиллерии, в то время как 453 — на разрушение мостов.

Потери самолетов Объединенных Наций от средств ПВО показали, что такая тактика себя оправдала. При тысячах боевых самолето-вылетов, сделанных в район цели, было потеряно только 7 истребителей-бомбардировщиков, причем 6 из 7 летчиков были спасены самолетами-амфибиями или вертолетами, патрулировавшими у устья реки Чёнчёнган; 12 истребителей-бомбардировщиков получили серьезные повреждения и 19 — незначительные.

Результаты

Во время налетов и в течение 11 дней после первоначального удара ВВС Объединенных Наций контролировали район мостов и не давали противнику возможности использовать их. Всякие железнодорожные или автомобильные сообщения через этот район были приостановлены. Поддерживающими атаками были разрушены железнодорожные и шоссейные мосты у Понвонри — второстепенная переправа, находившаяся выше по течению реки от Синандзю. Таким образом, транспортная сеть западного побережья была полностью рассечена на две части. 18 января, через три дня после окончания налетов, фоторазведка отметила начинающуюся активизацию ремонтных работ в районе Синандзю — Нёнми. Было обнаружено, что противник строит новый мост в районе Нёнми (В-65). Менее чем через 48 часов были установлены все кессоны и сделаны насыпи для подъездных путей к мосту. 19 января отмечались крупные ремонтные работы на обоих комплексах мостов. 20 января все мосты оставались еще непроезжими. 21 января, на двенадцатый день после начала атак, разведка сообщила о возобновлении движения в ограниченных масштабах через этот район. Массы северокорейских рабочих и солдат двигались через несколько спешно залатанных мостов, неся на спинах предметы снабжения от Нёнми к ожидающим грузовикам на синандзюйском берегу реки Чёнчёнган. Наблюдалось также, что по ночам грузовые автомашины перевозили предметы снабжения по замерзшей поверхности реки к поездам, ожидавшим на другом берегу. Через 11 дней ограниченные перевозки снабжения по ночам были возобновлены.

Намечавшееся разрушение всей транспортной системы осуществилось. С помощью налетов авиации система путей сообщения была разорвана на две части. При остром недостатке снабжения боевых частей на линии фронта противник был вынужден осуществлять перевозки предметов снабжения днем, несмотря на опасность дальнейших атак с воздуха.

Разрыв линий коммуникаций в районе комплекса мостов вызвал сильную перегрузку железных дорог и скопление поездов на сортировочных станциях на линии Синандзю — Пхеньян и на северных линиях, идущих на Синыйчжу, Намсан-ни и Манпхо. Все скопления поездов на железных дорогах к реке Ялуцзян явились целями для атак средних бомбардировщиков.

Парализование системы железнодорожных путей сообщения вынудило противника переключить перевозки на автострады. Автомобильные перевозки к югу и к северу от реки Чёнчёнган увеличились как днем, так и ночью. Длинные колонны автомашин, идущих вплотную, буфер к буферу, были прекрасными целями для самолетов, вылетавших на свободную охоту за наземными целями в дневное время, а также для ночных легких бомбардировщиков В-26 и ночных реактивных истребителей-бомбардировщиков.

Перекрытие коридора вызвало цепную реакцию на всех путях к линии фронта, в результате чего огонь сухопутных войск противника сократился до минимума. В течение примерно недели войска противника вели только редкий спорадический минометный огонь сериями по одному или по два выстрела с большими интервалами между ними. Это неожиданное ослабление огня указывало на критическое положение системы снабжения противника вследствие воздушного наступления. Оно раскрывало чрезвычайно низкий уровень запасов на складах противника у линии фронта и полную его зависимость от дневных перевозок предметов снабжения, совершавшихся по коридору через реку Чёнчёнган.

Разрушение подвижного состава автомобильного и железнодорожного транспорта вместе с тысячами тонн предметов снабжения и боеприпасов при воздушных налетах имело тяжелые последствия для противника. Объединенные Нации пользовались плодами этого даже через шесть месяцев, во время подписания перемирия.

Урок воздействия с воздуха был усвоен противником. Он вновь закопался в землю и перешел к окольной, скрытой системе снабжения. Этим окольным способом могло быть доставлено минимальное количество военных материалов, достаточное только для существования войск, и таким образом для сухопутных войск Объединенных Наций устранялась всякая опасность решающего наступления противника. Что касается комплекса мостов у Синандзю — Нёнми, то, после того как они были разрушены массированными налетами с воздуха, задача воспрепятствовать их восстановлению и держать их в состоянии, не пригодном для эксплуатации, стала намного проще. С этой задачей справлялись небольшие группы истребителей-бомбардировщиков, совершавших непрерывные дневные и ночные тревожащие налеты. Было установлено, что достаточно 8 истребителей-бомбардировщиков ночью и не больше чем 24 — днем, вооруженных фугасными бомбами общего назначения с взрывателями замедленного действия, чтобы создать необходимую угрозу и заставить ремонтные команды противника прятаться в укрытиях. В дневное время наиболее эффективным было бомбометание с больших высот с пикирования со сбрасыванием бомб на высоте 3 500–4 500 м. Такая тактика позволяла истребителям-бомбардировщикам избежать потерь от огня зенитной артиллерии противника.

Средние бомбардировщики и истребители-бомбардировщики в последующих налетах производили систематически разрушение мостов, по мере того как работы по их восстановлению приближались к концу. Последнее фотографирование, произведенное 19 июля, за 8 дней до подписания перемирия, показало, что все пролеты мостов были не пригодны к эксплуатации.

Военно-воздушные силы нанесли удар по самому чувствительному месту системы снабжения вооруженных сил Северной Кореи. Они вынудили противника вновь прибегнуть к скрытой системе снабжения, действовавшей главным образом ночью.

Северокорейцы с типичной для них быстротой возвратились в опустошенный район. 18 января, через три дня после окончания налетов, разведка наблюдала, что противник приступил к гигантским работам по расчистке и приведению мостов и дорог «коридора» в состояние, пригодное для эксплуатации. Его рабочие батальоны производили ремонтные работы с неимоверной скоростью. Аэрофотоснимки, сделанные ночью 21 января, вскрыли, что железнодорожные мосты B-64N и B-64S у Ненми и В-74 у Синандзю находятся в состоянии хотя и временной, но надежной готовности к эксплуатации. Однако было сомнительным, что участок железнодорожных путей между мостами был восстановлен должным образом, чтобы обеспечить сквозное железнодорожное сообщение.

Состояние мостов у Ненми в январе — июле 1953 года



Состояние мостов у Синандзю в январе — июле 1953 года



К 21 января противник доставил в «коридор» 214 зенитных орудий — 139 тяжелых и 75 автоматических пушек, — что на 44 пушки крупного калибра и на 75 автоматических пушек превосходило количество артиллерии ПВО в этом районе к началу воздушных налетов. Значительное увеличение средств противовоздушной обороны свидетельствовало о большом значении «коридора» для противника и о его решимости еще более укрепить свои позиции.

Может быть, наиболее интересной реакцией противника было строительство нового основного обходного железнодорожного пути с севера на юг, который окаймлял комплекс мостов Синандзю — Нёнми. Северокорейцам потребовалось только несколько дней для того, чтобы понять смысл и значение окружения с воздуха как решающей формы авиационного воздействия. Собрав тысячи человек из числа военных и гражданских лиц в рабочие батальоны, противник показал небывалый темп строительства, построив новую обходную железную дорогу длиной около 100 км со скоростью 1,6 км в день. Начинаясь у Нанси, новая дорога проходила через горы к Понвонри на реке Чёнчёнган и затем на юг к Часапни. С этой новой линией противник имел два далеко лежащих друг от друга основных железнодорожных пути, соединяющих Маньчжурию с тыловыми районами фронта.

Ввиду недостатка рельсов и других строительных материалов это строительство значительно, опустошило ресурсы противника. ВВС своими действиями в районе Синандзю — Нёнми вынудили противника пойти на это, что является еще одним примером тотальности, которую придают военно-воздушные силы современной войне.

Значение операции

О чем говорит то обстоятельство, что военно-воздушные силы у Синандзю и Нёнми заняли и удерживали в течение 11 дней участок местности, имеющий чрезвычайно важное значение для противника? Имеет ли оно значение для будущих боевых действий?

Можно указать несколько положительных сторон действий авиации у Синандзю — Нёнми. С одной стороны, они явились демонстрацией силы, которая показала возможности огневой мощи авиации, используемой для решительного воздействия. В будущем также может возникнуть острая военная необходимость запретить противнику использовать определенный район, которая может оправдать такое довольно расточительное расходование авиационных ресурсов. Такое применение авиационных сил может оказаться необходимым для того, чтобы сорвать планируемые противником военные действия. Если бы в Корейской войне было разрешено применение атомного оружия, то нет сомнения в том, что тот же самый результат у Синандзю — Нёнми мог бы быть достигнут значительно легче и экономичнее путем сбрасывания атомной бомбы в надлежащем месте одним истребителем-бомбардировщиком вместо тысяч тонн тринитротолуола, для доставки которых потребовались сотни боевых самолето-вылетов, осуществлявшихся в течение нескольких дней.

Операция у Синандзю — Нёнми продемонстрировала, что военно-воздушные силы могут создать огневую завесу вокруг ограниченного района и не допустить в него противника. Размеры такого района зависят только от располагаемых военно-воздушных сил или типа применяемых авиационных боеприпасов. Можно также утверждать, что операция у Синандзю — Нёнми показала, что если бы в первый период войны, когда целью Объединенных Наций являлись захват и установление контроля над Северной Кореей, последние имели достаточно авиационных сил, то изоляция районов боевых действий с воздуха могла иметь решающее значение для более быстрого окончания войны на условиях, обеспечивающих более благоприятную перспективу для длительного мира. После того как целью войны стало достижение перемирия, огневая мощь авиации могла быть применена по всей системе снабжения в Северной Корее и военно-воздушные силы имели возможность воспрепятствовать подвозу последних 10 % предметов снабжения, которые еще просачивались к линии фронта. Однако затраты авиационных ресурсов по сравнению с результатами, которые могли быть достигнуты, были бы слишком велики. Нет сомнения в том, что операция Синандзю — Нёнми явилась хорошим уроком для северокорейцев. Она была ценной демонстрацией силы, уроком оказания военного воздействия с воздуха, она привела к временному сокращению боевых действий на фронте до минимума и вынудила противника вернуться к примитивным способам снабжения. Такая операция могла быть повторена в любое время и в любом месте к югу от реки Ялуцзян. Это обстоятельство убедило северокорейцев, что они не в состоянии предпринять новое общее наступление, являвшееся для них единственной доступной формой военного давления, которым они могли бы аргументировать за столом конференции.

Однако проведение непрерывных боевых действий авиации такой интенсивности на всей территории Кореи поглотило бы все ресурсы ВВС США на то, что в конечном счете являлось только частью задач ВВС США в глобальной борьбе.

Новое мощное средство вооруженных сил, находящееся в распоряжении командующего войсками на театре военных действий, было снова проверено. Оно может быть применено и впредь с решающими целями в совместных авиационных и наземных наступательных операциях, когда за изоляцией поля боя следует наступление сухопутных войск. Оно может быть применено в этом новом направлении как единственная решающая сила для достижения определенных целей на театре военных действий.

Оглавление книги

Реклама
Похожие страницы

Генерация: 0.412. Запросов К БД/Cache: 0 / 0