Главная / Библиотека / Воздушная мощь — решающая сила в Корее /
/ Часть IV. Обеспечение / 19. Тыловой эшелон технического обслуживания . Майор К. Дж. Нельсон

Глав: 8 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства: Книга представляет собой сборник статей, написанных американскими офицерами, которые принимали непосредственное участие в боях во время интервенции США в Корее. В книге рассматриваются боевые действия американской авиации по завоеванию и удержанию господства в воздухе, по изоляции районов боевых действий, а также по уничтожению так называемых систем целей, то есть объектов промышленного и сельскохозяйственного значения. Русское издание рассчитано на офицеров, генералов и адмиралов Вооруженных сил Советского Союза.

19. Тыловой эшелон технического обслуживания . Майор К. Дж. Нельсон

19. Тыловой эшелон технического обслуживания[22]. Майор К. Дж. Нельсон

Каждая операция отличается своими трудностями, обусловленными местностью, своими тактическими и оперативными особенностями и своими проблемами снабжения, которые не поддаются разрешению в рамках обычных организационных форм воинских частей. Когда этот комплекс местных условий серьезно снижает оперативную эффективность, то стандартная форма организации должна быть модифицирована или старая форма должна быть заменена новой, приспособленной для удовлетворения этим местным условиям. Корейская война в воздухе породила серию новых образований, наиболее эффективным из которых явился Тыловой эшелон технического обслуживания. Созданием Тылового эшелона была разрешена главная проблема снабжения и технического обслуживания при проведении воздушных операций в корейской войне, освободив 2 или более групп реактивных самолетов, действовавших в передовых районах, от несения ими ответственности за полевое техническое обслуживание самолетов, профилактические осмотры, замену двигателей и их мелкий ремонт.

Стремление обеспечить действовавшие в Корее тактические авиационные подразделения техническим обслуживанием на стационарных базах в тыловых районах обусловливалось географическими особенностями, транспортными возможностями, тактическими соображениями и недостатком средств технического обслуживания на аэродромах.

Рельеф местности в Корее накладывает одно из главных ограничений на средства транспорта на полуострове. Более 70 % всей поверхности Кореи имеет уклон, превышающий 30°. Извилистый характер горных хребтов затрудняет движение в любом направлении, горные же цепи, проходящие в направлении север — юг, делают передвижения в направлении восток — запад особенно трудными.

Имеются две главные железнодорожные линии, которыми располагали вооруженные силы Объединенных Наций в Корее. Двухпутная линия между Пусаном и Сеулом проходит через Тайгу, Тэчжон и Ендынпхо, а однопутная линия между Пусаном и Сеулом пролегает через Енчон, Андон, Чэчон и Вончжу. Вследствие пересеченной местности железные дороги имеют крутые уклоны и много поворотов, мостов и туннелей, которые ограничивают пропускную способность этих линий. Например, на однопутной дороге на протяжении 500 км имеется 96 туннелей и 311 мостов.

Корея фактически не имеет шоссейных дорог с твердым покрытием. Дороги Кореи можно сравнить только с наиболее плохими грунтовыми дорогами в Соединенных Штатах. Несмотря на большие усилия, затраченные на строительство и содержание основной сети дорог, важных для ведения военных действий, дороги в основном не имеют покрытий и обычно неровны и каменисты.

Пусан является единственным крупным портом в Корее, который имеет достаточно причалов и оборудования, а также достаточную глубину и позволяет пропустить значительный объем грузов. Инчон является вторым важным портом. Он расположен на западном побережье Кореи и может принимать суда каботажного плавания. Пусан и Инчон, вместе взятые, дают большую часть грузооборота всех портов Южной Кореи.

Необычные тактические требования воздушной войны в Корее в комбинации с этими физическими препятствиями обусловили дополнительную нагрузку на средства технического обслуживания на передовых аэродромах. Большой спрос на авиацию для тактической поддержки сухопутных войск при ограниченной дальности действия реактивных истребителей вызывал необходимость размещать боевые подразделения как можно ближе к линии фронта. Аэродромы обычно находились только в нескольких километрах от линии фронта. В периоды быстрых изменений наземной боевой обстановки авиационные подразделения перебазировались вперед или назад на несколько сот километров, ведя при этом непрерывно боевые действия.

Авиакрыло реактивных истребителей имело при себе до 10000 т инструмента, оборудования и предметов снабжения, а крыло легких бомбардировщиков — около 12 000 т. В периоды особенно быстро изменяющейся наземной обстановки любая попытка использовать авиакрылья в полном составе в передовых районах была тщетной. Поскольку подразделения должны были быть все время готовыми к перебазированию, то они содержали большую часть своего имущества в ящиках, в которых оно к ним поступило. Поэтому в течение первых шести месяцев войны около 80 % оборудования было невозможно использовать. Одно из подразделений могло ввести в действие свой первый станок приблизительно спустя год после своего прибытия в Корею. При таких условиях тяжелое оборудование мастерских являлось только дополнительным бременем для совершенно недостаточных транспортных средств. Личный состав, следовавший вместе с этим оборудованием, в ожидании возможности его использования еще более обременял работу транспорта. Потери, хищения и разрушения от климатических условий уносили до 50 % имущества отдельных частей.

Средства технического обслуживания на аэродромах в это время находились не в лучшем состоянии, чем транспортные средства. Типичная для корейских условий авиационная база имела 2 небольших ангара с общей площадью пола около 1260 кв. м, которые первоначально использовались под склады предметов снабжения. Когда были построены другие здания, то ангары стали использоваться для технического обслуживания самолетов. В первую зиму были построены утепленные палатки и небольшие оштукатуренные бараки, однако для технического обслуживания могли быть использованы только укрытия от ветра без крыши. Зимнее техническое обслуживание заключалось главным образом в заправке топливом, в пополнении боеприпасов и в замене отдельных деталей, чтобы обеспечить возможность полета самолета. Невозможность осуществить надлежащее техническое обслуживание в условиях интенсивных боевых вылетов влекла за собой быстрый выход самолетов из строя. Когда самолеты F-80 после 4 месяцев эксплуатации в таких полевых условиях были направлены на ремонтную базу, то для полного восстановления каждого самолета потребовалось в среднем по 7500 человеко-часов.

С начала операций в Корее на театре военных действий использовалось несколько вариантов боевых авиакрыльев в соответствии с пожеланиями командиров и местными условиями.

Недостаток необходимых данных не позволяет дать статистическую оценку результатов технического обслуживания особенно в связи с тем, что тактические и местные условия часто превалировали над другими факторами. Однако трудности, встреченные при попытке перебазировать крыло как единую часть, могут быть проиллюстрированы на опыте 3 крыльев непосредственной поддержки. Эти крылья понесли большие потери, которые не были непосредственным результатом повреждений в боях и лишь частично могли быть отнесены за счет погоды и состояния аэродромов. Вследствие частых перебазирований оборудование не успевало следовать за подразделениями. Часть оборудования была потеряна в результате боевых действий противника, а часть — при перевозках. Неудовлетворительное состояние самолетов в этих крыльях вызвало необходимость создания промежуточного подразделения по обеспечению технического обслуживания при базе материально-технического обслуживания в Японии. Это временное подразделение было подчинено штабу 5-й воздушной армии. Хотя это подразделение и оказало ценную помощь, однако оно не справилось полностью со своей задачей. Отсутствие системы централизованного планирования и координации с действующими частями вызывало задержки самолетов в ожидании ремонта, количество которых доходило до 25.

К концу первого года войны в Корее некоторые части нашли собственное решение проблемы. Вместо того чтобы таскать тяжелое оборудование вместе с крылом, они оставляли средства технического обслуживания на стационарных авиабазах и перегоняли туда самолеты для технического обслуживания. Преимущества такой системы технического обслуживания можно видеть из сравнения состояния 2 легкобомбардировочных крыльев за время с июля по декабрь 1951 года. Одно из крыльев было летом перебазировано целиком в Корею. Были построены небольшие мастерские и 2 ангара для технического обслуживания самолетов. С июля по декабрь 1951 года количество самолетов, находящихся в состоянии боевой готовности, уменьшилось с 78 до 65 %. Количество летных часов в месяц уменьшилось с 5425 в июле до 3904 в декабре. Аварийность увеличилась, и инспектора из штаба сообщили, что техническое состояние самолетов было плохим. Другое легкобомбардировочное крыло перебазировало свои подразделения в Корею приблизительно в то же самое время, однако большая часть его средств технического обслуживания осталась в Японии и самолеты возвращались туда для ремонта. С июля по декабрь 1951 года положение в этом крыле существенно улучшилось. Аварийность и количество срывов боевых вылетов уменьшились. Число самолетов, находящихся в состоянии боевой готовности, увеличилось с 57 % в июле до 82 % в декабре, а количество летных часов в месяц увеличилось с 3884 в июле до 4612 в декабре. Техническое состояние самолетов было отличным.

Инспектора штаба летом 1951 года отмечали, что техническое состояние самолетов, принадлежащих частям, техническое обслуживание которых осуществлялось в тыловых районах, было наилучшим. Тенденция к осуществлению технического обслуживания в тыловых районах усилилась, и к февралю 1952 года все боевые крылья, действующие в Корее, получали техническое обслуживание в тыловых районах. По мере того как эта форма технического обслуживания распространялась, общее техническое состояние самолетов улучшалось и аварийность сокращалась. Одно истребительное крыло пользовалось техническим обслуживанием в Тыловом эшелоне в течение всего периода своих действий в Корее. Когда самолеты F-80 этого крыла были в декабре 1951 года заменены самолетами нового типа, 25 из их числа были направлены в ремонт. Эти самолеты вели боевые действия в течение более года, однако каждый из них потребовал для ремонта и восстановления только 2000 человеко-часов. Это явилось значительным контрастом по сравнению с 7500 человеко-часами, которые потребовались Для ремонта и восстановления упомянутых ранее самолетов F-80, участвовавших в боевых действиях в течение только 4 месяцев, но все техническое обслуживание которых осуществлялось на передовых аэродромах.


Рис. 111. Техническое обслуживание самолетов в Корее сводилось к мелкому ремонту и промежуточным осмотрам; крупный ремонт и основные регламентные работы осуществлялись на тыловых базах в Японии. Летный состав, как, например, члены экипажа этого самолета В-26, мог быть уверен, что их самолет будет всегда в полной исправности.

Обслуживающие подразделения крыла имели в своем составе более 2000 человек и от 10000 до 12000 т оборудования. Перебазирование такой массы грузов представляло собой трудную задачу и никогда не должно было бы предприниматься в районах боевых действий.

Организация постоянной базы даже при наличии всех необходимых средств потребовала бы больших усилий всего состава крыла в течение приблизительно 2 недель, прежде чем она смогла осуществлять полное обеспечение действовавших подразделений. Эти затраты времени и энергии имели смысл только в том случае, если выбранное место являлось безопасным в отношении действий сухопутных войск. В условиях Кореи переброска целого крыла воздушным или наземным транспортом не могла быть обеспечена. Планы, рассчитанные на такую степень мобильности, могли окончиться только неудачей и огромными потерями.

Уроки боевых действий авиации в Корее позволяют сделать два важных вывода:

1) Каждое боевое крыло, действующее в таких условиях, должно организовать стационарную базу в тыловом районе. Она должна иметь все средства для технического обслуживания, состоящих на вооружении крыла самолетов и должна находиться по отношению к предполагаемой передовой оперативной базе в пределах дальности полета самолетов данного типа.

2) Обслуживающий персонал оперативной базы должен ограничиваться числом, необходимым для проведения предполетного и послеполетного осмотров, осуществления заправки горючим и снаряжение боеприпасами самолета, мелкого текущего ремонта и замены двигателей.

Когда эти уроки путем горького опыта были усвоены, все крылья стали создавать свои тыловые базы. Ограниченное количество аэродромов на Корейском полуострове сделало необходимым использование несколькими крыльями одних и тех же аэродромов для размещения своих тыловых баз технического обслуживания. Это вело к созданию на одном аэродроме нескольких одинаковых мастерских, в силу чего соответствующие командиры договаривались между собой о совместном использовании имеющихся средств и разделении ответственности. Такой организации по обеспечению технического обслуживания было дано наименование РЕМКО (REMCO) — «Тыловой эшелон технического обслуживания».

Вначале организационная структура была громоздкой и схема подчиненности сложной. Впоследствии организационная структура вылилась в следующие 2 формы:

1) Одно из крыльев принимало на себя ответственность за всю работу Тылового эшелона. Боевая группа этого крыла, за исключением технического обслуживающего персонала, необходимого для проведения периодических осмотров, находилась на передовом аэродроме. Остававшийся на тыловой базе обслуживающий персонал придавался эскадрилье технического обслуживания группы технического обслуживания и снабжения. Таким образом, создавалась секция периодического и специального технического обслуживания. Эта секция усиливалась обслуживающим персоналом из других крыльев, совместно использовавших средства РЕМКО. Количество персонала, выделявшееся из других крыльев, было пропорционально количеству самолетов данного крыла, получавшему обслуживание на данной базе. Обычно эскадрилья снабжения усиливалась аналогичным образом.

2) РЕМКО функционировал как арендатор авиабазы, обеспечивающий базовое обслуживание, включая и снабжение.

В то время как организационная структура РЕМКО варьировалась в зависимости от имеющихся средств и количества обслуживаемых крыльев, функции их были аналогичными, за исключением небольших отклонений в отношении мелкого ремонта реактивных двигателей. Все РЕМКО производили основные технические осмотры самолетов; осуществляли все полевое техническое обслуживание, включая ремонт повреждений, полученных в боях; выполняли работы на самолетах и двигателях в соответствии с техническим регламентом; производили приемочные осмотры и боевую маркировку всех новых самолетов; осуществляли замену двигателей на самолетах обслуживаемых частей; проводили основные и специальные осмотры двигателей; производили мелкий ремонт реактивных двигателей и подготавливали двигатели к морской перевозке для ремонта в мастерских на территории США.

Комплектование личным составом и обеспечение снабжения в первые дни существования РЕМКО представляли наибольшие трудности. Способ передачи личного состава для временной службы был неудовлетворительным во многих отношениях, особенно в отношении докладов командованию о личном составе. Необходимый персонал нужной квалификации отзывался из различных подразделений и передавался РЕМКО, который получал право непосредственного доклада в штаб 5-й воздушной армии. В донесениях о личном составе высшим штабам указывался весь личный состав РЕМКО по должностям соответственно штатному расписанию подразделений, из которых он был взят. Таким способом упрощалась процедура донесений о личном составе, обусловленная временным характером организации.

Инструмент и оборудование, необходимые для работы РЕМКО, в большей части обеспечивались за счет штатных средств частей и подразделений. Несмотря на то, что в связи с местными условиями и появлением на самолетах новых систем, а также в связи с введением дополнительных технических требований и требований контроля потребовалось специальное оборудование, тем не менее общая потребность в оборудовании мастерских и в испытательной аппаратуре при техническом обслуживании в системе РЕМКО существенно сократилась.

Общие методы осмотра и ремонта самолетов, применявшиеся на авиабазах крыльев и в РЕМКО, являлись аналогичными. Организация производственного процесса определялась размерами производственной площади, имеющимися средствами, квалификацией личного состава и объемом работы. Большой объем работы по осмотру самолетов, выполняемый секцией периодических осмотров РЕМКО, мог быть лучше всего выполнен при поточном способе организации работы. Поскольку методы технического обслуживания в РЕМКО не отличались существенно от методов обслуживания на авиабазах крыльев, то большую роль должно было играть планирование. Пренебрежение этой функцией приводило к чрезмерному скоплению самолетов, ожидавших ремонта, чрезмерной задержке самолетов в ремонте, неэффектному использованию рабочей силы, затруднениям в обеспечении снабжения и в конечном счете к лишению действующих подразделений надлежащего обеспечения.

Поскольку задачей тыловых служб является обеспечение боевых действий, то планирование технического обслуживания должно базироваться на оперативных планах. На основании оперативных планов на ближайший месяц подсчитывалось потребное количество летных часов и, исходя из этого, определялось количество основных осмотров и регламентных работ, необходимое для обеспечения действий авиации.

РЕМКО получал заявки на техническое обслуживание от подразделений, базирующихся на передовых аэродромах. После тщательного анализа этих заявок секция планирования разрабатывала план, в котором определялось количество самолетов, поступавших в РЕМКО каждый день. Каждое боевое подразделение получало индивидуальный план с точным указанием дней, когда самолеты подразделения должны быть доставлены в РЕМКО.

Точность планирования имела исключительное значение. На передовых аэродромах боевые действия и техническое обслуживание должны были строго планироваться. Необходимо было следить за тем, чтобы использование ресурсов самолетов в подразделениях на передовых аэродромах осуществлялось с таким расчетом, чтобы осмотры самолетов были равномерно распределены в течение всего месяца. Когда эскадрилья планировала боевые вылеты, то использование самолетов, у которых до основного осмотра осталось 20 летных часов, контролировалось на уровне авиационной группы, с тем чтобы обеспечить равномерный поток работы для РЕМКО. О самолетах, у которых до основного осмотра осталось меньше 20 летных часов, сообщалось в РЕМКО, и их эксплуатация осуществлялась под постоянным наблюдением. В целях корректировки планов в связи с непредвиденной погодой или другими обстоятельствами между подразделениями на передовых аэродромах и РЕМКО поддерживалась регулярная связь.

Если планирование является важнейшим фактором успешного технического обслуживания в Тыловом эшелоне, то управление производством должно по праву расцениваться как нервный центр РЕМКО. РЕМКО не мог эффективно функционировать без хорошо организованного и эффективного управления производством. Организация управления производством, изложенная в наставлении «Управление производством в ВВС», эффективно функционировала в РЕМКО. Под руководством начальника производства действовали 4 подразделения: организации производства, материально-технического обеспечения, планирования и анализа. Поскольку функции управления являлись общими для всех эскадрилий полевого технического обслуживания и мастерских, то ниже будут рассмотрены функции, свойственные только РЕМКО, или операции, заслуживающие особого внимания.

При планировании боевых действий командир боевого подразделения должен был знать, какими самолетами он мог располагать. Это означает, что самолеты, отремонтированные РЕМКО, должны были возвращаться в передовое подразделение точно во время, предусмотренное планом, за исключением самолетов, получивших в бою или при эксплуатации серьезные повреждения. Планирование должно было быть точным, материалы и запасные части, необходимые в процессе производства, должны были готовиться заранее и работы на самолете вестись по графику. Руководитель должен был иметь ясную картину хода работ и проверять состояние каждого самолета по крайней мере два раза в день. Эта информация могла быть получена из графика хода работ на самолете.

Подразделение организации производства должно было точно устанавливать потребности в материалах и запасных частях, ведя карточки на каждый самолет с таким расчетом, чтобы материалы и запасные части были обеспечены ко времени начала работ по техническому регламенту, а также ко времени замены агрегатов, выработавших установленный ресурс. Осуществление этих заявок заблаговременно позволяло органам снабжения не нарушать нормальный порядок снабжения и не терять время на ожидание запасных частей. Потери двигателей также планировались, с тем чтобы всегда иметь в запасе двигатели для замены поврежденных или выработавших свой ресурс. Нормативы ожидаемых потерь двигателей, установленные на основе предыдущего опыта боевых действий на театре, давали возможность вести планирование с приемлемой степенью точности.

Анализ существенно помогал в деле планирования и общего руководства. Тщательное наблюдение за расходом рабочей силы давало возможность избегать потерь во времени и обеспечивало реальное планирование.

По прибытии самолета с передового аэродрома в РЕМКО он подвергался предварительному осмотру с целью установления объема работ сверх заранее запланированного. Рабочий план осмотра согласовывался с управлением производством, пока самолет проходил обработку в обмывочной.

Управление производством составляло план работы для данного самолета и давало указания о производстве необходимых работ в мастерских. Все произведенные на самолете работы отмечались в соответствующей рубрике плана работы. Мелкое полевое техническое обслуживание и ремонт мелких повреждений, полученных в боях, производились во время осмотра. Выполнение этих работ координировалось таким образом, чтобы не помешать осуществлению осмотра. Самолеты требующие ремонта крупных повреждений, полученных в боях, или большого объема работ в мастерских, передавались на участок полевого технического обслуживания РЕМКО.


Рис. 112. Боевые самолеты, которые в период второй мировой войны оценивались бы как «износившиеся в боях» и направлялись бы в США для капитального ремонта, во время корейской войны приводились в исправное состояние на базах РЕМКО в Японии и быстро возвращались в строй. Ежедневно базы РЕМКО выпускали в среднем по 4 реактивных истребителя.

Как только план работы был спущен, подразделение материально-технического снабжения начинало подавать требуемые детали к назначенному месту самолета или поточной линии и получать материалы в соответствии со специальными заявками инспекторов. Как и во всяком поточном производстве, детали, агрегаты и материалы должны были поступать в то место и время, где и когда они необходимы. Квалифицированные техники не должны были отрываться от работ по техническому обслуживанию для получения материалов.

Хотя система технического обеспечения боевых действий в органах РЕМКО может не во всех случаях оказаться наиболее приемлемой, тем не менее во время корейской войны она показала следующие преимущества:

1) увеличение мобильности передовых авиабаз;

2) улучшение технического состояния боевых самолетов;

3) увеличение производительности технического обслуживания вследствие создания более эффективных условий работы и более полного обеспечения техническими средствами имело своим результатом увеличение потенциального количества летных часов на самолет;

4) уменьшение потребностей передовых аэродромов в снабжении;

5) ускорение темпа работ по техническому обслуживанию осуществлялось тщательнее и более планомерно, так как работа каналов обеспечения снабжения в тылу не нарушалась частыми передвижениями линии фронта и в распоряжении имелись лучшие транспортные средства;

6) объединение подразделений, обслуживающих одинаковые типы самолетов, позволяло осуществлять более тщательный контроль за доставкой важнейших частей самолетов;

7) в тыловых районах могли быть использованы технически квалифицированные японцы;

8) с увеличением расстояния от районов боевых действий увеличилась безопасность для тяжелых средств технического обслуживания и самолетов, находившихся в ремонте.

Стоимость современного самолета и его оборудования не позволяет больше применять практиковавшийся во время второй мировой войны порядок списания самолетов в том случае, когда они требовали значительного ремонта. Почти неограниченное снабжение новыми самолетами, имевшее место к концу войны, породило «идею изобилия», которого у нас может никогда не быть снова. В будущем должно быть уделено значительное внимание максимальному сбережению оборудования. При планировании должно предусматриваться непрерывное возрастание эффективности технического обслуживания.

Оглавление книги


Генерация: 0.154. Запросов К БД/Cache: 0 / 0