Глав: 8 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства: Книга представляет собой сборник статей, написанных американскими офицерами, которые принимали непосредственное участие в боях во время интервенции США в Корее. В книге рассматриваются боевые действия американской авиации по завоеванию и удержанию господства в воздухе, по изоляции районов боевых действий, а также по уничтожению так называемых систем целей, то есть объектов промышленного и сельскохозяйственного значения. Русское издание рассчитано на офицеров, генералов и адмиралов Вооруженных сил Советского Союза.

Эффективность воздушной мощи

Эффективность воздушной мощи

Так называемая «стратегическая» война в Корее продолжалась меньше 2 месяцев. Когда бомбардировщики В-29 впервые прибыли на Дальний Восток, положение сухопутных войск было настолько критическим, что эти самолеты пришлось использовать исключительно для изоляции района боевых действий путем нанесения ударов по железнодорожным станциям и основным мостам на железных и шоссейных дорогах. К началу августа наземная обстановка в известной степени стабилизировалась и появилась возможность переключить средние бомбардировщики на нанесение ударов по промышленным центрам Северной Кореи. Основная военная промышленность, обеспечивавшая всем необходимым вооруженные силы Северной Кореи, а позднее и войска китайских народных добровольцев, находилась не на территории Кореи. Однако несколько промышленных предприятий Кореи играли значительную роль в обеспечении ведения войны противником. В их число входили: местные химические заводы, производившие основные исходные продукты для производства боеприпасов; нефтеперегонные заводы и заводы синтетического горючего, которые выпускали примерно 250 тыс. т топлива в год; несколько арсеналов, производивших стрелковое вооружение и боеприпасы для него, а также небольшое количество артиллерийских снарядов; некоторые из крупнейших металлургических заводов, которые производили ежегодно примерно 50 тыс. т твердых сплавов на кобальтовой основе, марганца, высококачественной стали, магния, чугуна и алюминия, и, наконец, 2 крупных паровозо — и вагоноремонтных завода.

В течение августа и сентября промышленность Северной Кореи испытала на себе тяжесть воздушных бомбардировок; удары наносились по тем заводам и фабрикам, которые могли обеспечивать ведение противником войны. К октябрю 1950 года эта задача была выполнена и сколько-нибудь значительное производство промышленной продукции в Северной Корее было прекращено.

Так как вооруженные силы противника могли обеспечиваться всем необходимым извне, то эти бомбардировки имели лишь небольшое влияние на исход войны.


Рис. 119. Одной из 18 так называемых «стратегических» целей, разрушенных осенью 1950 года, был нефтеперерабатывающий завод в Вонсане. Этот завод хотя и был небольшим по американским масштабам, но покрывал значительную часть потребностей Северной Кореи в горючем до тех пор, пока «Суперфортресы» не разрушили его в результате ночных бомбовых ударов.

Переходя далее к рассмотрению борьбы за господство в воздухе, нельзя не обратить внимания на весьма странную особенность этой войны — наряду с тем, что северокорейские вооруженные силы были отлично оснащены танковым и артиллерийско-стрелковым вооружением, они располагали крайне мизерным количеством самолетов.

Отсутствие решительного сопротивления в воздухе со стороны противника являлось одной из главнейших особенностей боевых действий в Корее. Когда началась война, командующий ВВС Дальневосточной зоны генерал Стрэйтмейер высказал мнение, что любые уроки, извлекаемые из опыта войны в Корее, должны быть сделаны с той оговоркой, что корабли морского флота Объединенных Наций беспрепятственно действовали в прибрежных водах, самолеты военно-воздушных сил фактически не встречали противодействия в воздухе и наземным войскам не нужно было опасаться ударов авиации противника. Он постоянно предупреждал, что подобная степень превосходства в воздухе не может никогда быть обеспечена во всеобщей войне. Если бы превосходство в воздухе было на другой стороне, то можно сказать почти наверняка, что вся Корея оказалась бы в руках противника.

Пожалуй, самую лучшую оценку эффекта непосредственной авиационной поддержки дал генерал-майор У. Ф. Дин. Он говорил: «Несомненно, что военно-воздушные силы значительно ослабили первоначальную угрозу со стороны северокорейцев, наступавших в южном направлении. Весьма сомнительно, чтобы без такой непрерывной поддержки с воздуха южнокорейским солдатам, растянутым тонкой цепочкой вдоль линии фронта, удалось бы выдержать жестокую атаку со стороны противника, имевшего огромное численное превосходство».

Генерал Уокер, цитируя генерала Дина, дополнил данную им оценку усилий авиации. Авиационная поддержка обеспечила успех первой американской дивизии, стремительно брошенной в Корею, несмотря на то, что последняя была введена в бой без какого-либо предварительного планирования авиационной поддержки. Военно-воздушные силы уделяли главное внимание и направляли все свои усилия на удержание основной оборонительной полосы… «до того момента, когда была устранена угроза для наших войск, удерживавших линию фронта». При отступлении на юг летом 1950 года генерал Уокер рассчитывал главным образом на маневренность воздушной мощи. На утренних совещаниях своего штаба он указывал слабые места в положении сухопутных войск, с тем чтобы присутствовавшие там представители командования ВВС могли в соответствии с этим распределить силы авиации и усилить войска на фронте. В начале августа он писал: «5-я воздушная армия обеспечила полную поддержку всех наших операций… Ее самолеты уничтожали танки противника, которым удавалось преодолеть нашу оборону… Ее усилия имели громадную ценность для наших войск и позволили сохранить много-много жизней наших пехотинцев».

Полный эффект непосредственной авиационной поддержки не был известен до ноября 1950 года, когда штабом генерала Макартура был издан отчет, составленный на основании материалов допроса военнопленных, документов противника и других материалов.

Согласно показаниям военнопленных, руководители Северной Кореи считали, что США будут обеспечивать материально-техническое снабжение войск Южной Кореи и посылать туда советников, но они не пойдут на открытое вмешательство в конфликт сухопутных и военно-воздушных сил Объединенных Наций. Противник уделял очень мало внимания прикрытию с воздуха и мероприятиям наземных войск по отражению ударов авиации.

Направляя в начале войны основные усилия на обеспечение непосредственной авиационной поддержки, военно-воздушные силы Дальневосточной зоны могли уделять лишь крайне ограниченное внимание операциям по изоляции района боевых действий. Тем не менее в течение первых месяцев войны было разрушено около 58 мостов и 31 мост поврежден.

Первая широкая программа по изоляции района боевых действий имела своей целью сорвать доставку предметов материально-технического обеспечения и живой силы по железным дорогам, идущим в Корею с Севера, сорвать перевозки на железных дорогах, связывающих основные районы Кореи, и, наконец, прекратить подвоз непосредственно к районам боевых действий.

Было принято решение разрушить железнодорожные мосты и сортировочные станции в Пхеньяне, Хамхыне, Сеуле, сортировочную станцию в Вонсане и много других целей на железных и шоссейных дорогах. К середине сентября ВВС США Дальневосточной зоны могли заявить, что все намеченные цели и еще дополнительно 140 железнодорожных мостов и 93 моста на шоссейных дорогах, ведущих к Пусанскому плацдарму, были выведены из строя.

Однако снабжение к сражавшимся на фронте северокорейским войскам продолжало поступать. С помощью колонн грузовиков, передвигавшихся в ночное время, и армии носильщиков, насчитывавшей в своем составе примерно 300 тыс. человек, каждый из которых переносил на себе в темное время суток около 20 кг груза на расстояние 19 км, противник ежедневно доставлял из района Сеула на фронт около 500 т груза.

По американским нормам, это, конечно, было небольшим количеством. Однако было подсчитано, что потребности северокорейской дивизии в необходимых ей для ведения боя предметах снабжения составляли лишь 50 т в день. Оценивалось также, что дневная потребность северокорейского солдата в предметах снабжения составляла менее 3,6 кг, хотя с такой оценкой очень многие не были согласны.

Были немедленно привлечены для ночных действий легкие бомбардировщики; они производили разведку железных и шоссейных дорог, нанося удары по любой заслуживающей внимания цели, которую они обнаруживали. Такие боевые действия авиации были невыгодными, так как за каждый разбитый грузовик или уничтоженный поезд приходилось платить неимоверно дорогой ценой. Но они знаменовали собой начало нового способа ведения боевых действий, который применялся до самого конца войны.

Командование военно-воздушных сил было недовольно отсутствием специальных самолетов, спроектированных для поиска, обнаружения и нанесения ударов по вооружению и боевой технике противника на земле в ночное время. Некоторые считали, что военно-воздушные силы не справляются со своей задачей. Однако материалы допросов военнопленных говорили об обратном.

Военнопленные считали, что действия военно-воздушных сил явились важнейшим фактором, парализовавшим работу системы снабжения их войск. Эти операции по изоляции района боевых действий настолько серьезно ослабили систему снабжения северокорейских вооруженных сил, что лишь путем самой жесткой экономии и использования трофейных продуктов, а также доставки в первую очередь боеприпасов и топлива удавалось удержать свои позиции и предпринимать ограниченные наступательные действия.


Рис. 120. К началу 1951 года фактически все железнодорожные станции противника сколько-нибудь значительных размеров выглядели подобно изображенной на этом фотоснимке. Противник мобилизовал огромное количество местного населения и создали по всей Северной Корее запасы строительных материалов. Эта рабочая сила неуклонно восстанавливала разрушенные при бомбардировках участки железных и шоссейных дорог почти с такой же скоростью, с какой они разрушались.

По сведениям, полученным от военнопленных, более половины тоннажа предметов снабжения, предназначавшегося для фронта, уничтожалось в пути следования. В связи с тем, что колонны транспорта передвигались только в ночное время, расстояние, покрываемое ими за сутки, сократилось до 48 км. Разрушение железных и шоссейных дорог редко задерживало доставку предметов снабжения более чем на 1 или 2 дня, однако в сумме эти задержки, по сути дела, сорвали материально-техническое снабжение войск, находившихся на фронте.

В течение войны было испробовано много способов по изоляции района боевых действий. «Операция удушения», упоминавшаяся в статье генерала Уэйлэнда, с точки зрения военно-воздушных сил была успешной. Однако результаты этой серии ударов по железным и шоссейным дорогам не оправдали данное этой операции название.

Другой разновидностью операций по изоляции района боевых действий явились рассмотренные в третьей части книги удары авиации по железнодорожным мостам в Синандзю и Нёнми. Некоторые из применявшихся приемов так и не дали ожидаемых результатов. Одним из таких приемов явилось нанесение ударов по уязвимому пункту железных и шоссейных дорог у Вадонга. Вадонг — небольшой провинциальный город Северной Кореи, расположенный на полпути между Синандзю и Вонсаном. Сам по себе город не представлял важной цели для нанесения ударов с воздуха. Однако в нескольких километрах к востоку от него в узком горном ущелье пересекаются основные железная и шоссейная дороги, связывающие между собой восточные и западные районы страны. Если бы удалось блокировать это ущелье, то все движение по железным и шоссейным дорогам между западным и восточным побережьем Кореи было бы остановлено. Для самолетов авиации Объединенных Наций в этом случае не было бы больше необходимости патрулировать ночью по этому опасному маршруту. Один из офицеров, разрабатывавших план этой операции, доказывал, что взрывы бомб в ущелье несомненно вызовут обвалы, в результате которых связь между западной и восточной частями Северной Кореи будет полностью прекращена. Другие офицеры, участвовавшие в разработке операции, согласились с ним (большинство из них, вероятно, ничего не смыслили в области геологии). В результате для проведения операции были выделены небольшие силы бомбардировочной авиации. Первый налет не дал никакого результата. Был запланирован еще удар, за ним другой, третий — до тех пор, пока на эту неудачную цель не было сброшено 1800 т бомб. Обвала так ни разу и не произошло. Взамен был разрушен виадук через ущелье, который был восстановлен противником через несколько недель. Люди, готовившие эти операции военно-воздушных сил, были крайне огорчены сопротивлением, которое оказывала им «мать-природа».

Последним аспектом воздушной войны в Корее явилось массированное применение авиации против избранных систем целей. Разрушение этих систем целей должно было придать большую убедительность аргументам представителей Объединенных Наций за столом переговоров в Панмыньчжоне.

Разрушение двух из этих избранных систем целей очень хорошо иллюстрировано и рассмотрено в третьей части книги, посвященной ударам авиации по гидроэлектростанциям и ирригационным плотинам.

Самым большим препятствием, стоявшим на пути военно-воздушных сил к выполнению этих задач, явилось получение санкции правительства на нанесение ударов по этим системам целей.

Даже после получения санкций существовали опасения, что политические и психологические последствия могут оказаться очень неблагоприятными и будут иметь гораздо больший отрицательный эффект, чем достигнутый в результате этих ударов военный успех. Вызывает большое удивление, что, кроме крайне резкого протеста пхеньянского радио, реакции с других сторон не последовало.

Удары по ирригационным плотинам, по-видимому, окончательно убедили противника в том, что Объединенные Нации совершенно серьезно желали заключить перемирие в Корее. Об этом свидетельствует тот факт, что ход переговоров изменился в лучшую сторону. И, как свидетельствует история, вскоре в Корее наступил не окончательный неустойчивый мир.

Оглавление книги


Генерация: 0.172. Запросов К БД/Cache: 3 / 1