Глав: 9 | Статей: 30
Оглавление
Книга посвящена деятельности эскадрилий дальней разведки люфтваффе на Восточном фронте. В отличие от широко известных эскадр истребителей или штурмовиков Ju-87, немногочисленные подразделения разведчиков не притягивали к себе столько внимания. Их экипажи действовали поодиночке, стараясь избегать контакта с противником. Но при этом невидимая деятельность разведчиков оказывала огромное влияние как на планирование, так и на весь ход боевых действий.

Большая часть работы посвящена деятельности элитного подразделения люфтваффе – Aufkl.Gr.Ob.d.L., известной также как группа Ровеля. Последний внес огромный вклад в создание дальней разведки люфтваффе, а подчиненное ему подразделение развернуло свою тайную деятельность еще до начала войны с Советским Союзом. После нападения на СССР группа Ровеля вела разведку важных стратегических объектов: промышленных центров, военно-морских баз, районов нефтедобычи, а также отслеживала маршруты, по которым поставлялась союзная помощь (ленд-лиз). Ее самолеты летали над Кронштадтом, Севастополем, Москвой, всем Поволжьем, Уфой и Пермью, Баку, Тбилиси, даже Ираном и Ираком! Группа подчинялась непосредственно командованию люфтваффе и имела в своем распоряжении только лучшую технику, самые высотные и скоростные самолеты-разведчики.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Группа Ровеля и нефть

Группа Ровеля и нефть

27 сентября 2-я эскадрилья понесла крайне тяжелую потерю. В ходе вылета над Каспийским морем пропал без вести Ju-88D-1 «T5+DK» оберфельдфебеля Эрвина Хайнемана. Это был тот самый самолет, на котором Макс Лагода 18 августа совершал сверхдальний полет над Ираком и Ираном. Ему повезло, что в этом вылете на месте бортрадиста в «Доре»[90] летел не он, а унтер-офицер Вилли Крамер. Хайнеман был одним из самых опытных пилотов в подразделении, и его исчезновение было очень тяжело воспринято летчиками. Некоторые из них даже обратились к командиру эскадрильи гауптману Притцелю с предложением организовать поиски пропавшего самолета. Однако тот ответил отказом, так как не хотел рисковать другими экипажами. К тому же маршрут полета Хайнемана проходил над Баку, Красноводском[91] и Махачкалой, и было неизвестно, где именно упал или совершил вынужденную посадку самолет. От экипажа лишь поступило сообщение, что самолет атакован истребителями, и все.

Впрочем, уже через два дня, 29 сентября, 2.(F)/ Ob.d.L. понесла еще одну потерю. Во время вылета над Каспийским морем по маршруту Баку – Астрахань пропал без вести Ju-88D-5/Trop «T5+LK» фельдфебеля Ханса Црона (командир экипажа штурман обер-лейтенант Артур Шлуфтер). В этом экипаже находился и унтер-офицер Вилли Шерер[92]. Последний только месяц назад избежал смерти, когда Ju-88D-l/Trop фельдфебеля Эдмунда Нукелса был подбит над Калмыкией. Тогда Шереру удалось выйти к своим. На сей раз «военная судьба» оказалась менее милостивой…

По свидетельству Макса Лагоды, осенью 1942 г. самолетам-разведчикам все чаще приходилось сталкиваться с советскими истребителями английского и американского производства. «Киттихауки», «Томагавки» и «Аэрокобры» обладали лучшей скороподъемностью и маневренностью, чем привычные Яки, ЛаГГи и МиГи, а также мощным безотказным вооружением, поэтому уходить от их атак было гораздо сложнее.

Летчики 2-й эскадрильи были хорошо осведомлены о положении дел на фронтах. Причем не только из официальных сводок, а из рассказов эскадрильи ночной дальней разведки 4.(F)/Nacht, которая в это время тоже базировалась на аэродроме Минеральные Воды. Каждый вечер летчики делились впечатлениями от полетов над степями южнее Сталинграда, Калмыкией и Северным Кавказом.

Как оказалось, Минеральные Воды стали самой восточной точкой на карте Европы, с которой действовала группа Ровеля. В октябре подразделение снова сменило место базирования. Основная часть 2.(F)/Ob.d.L. переместилась в Ростов-на-Дону, а четыре самолета были временно откомандированы на аэродром Тацинская, где находился штаб 4-го воздушного флота. Из-за плохой погоды интенсивность полетов заметно снизилась, а сверхдальние вылеты на время вообще стали редкостью.

Тем временем командир эскадрильи гауптман Клаус Притцель 15 октября был награжден Рыцарским крестом. Одновременно с этим этот летчик, чьи заслуги высоко оценило командование люфтваффе, был переведен на другую должность. Новым командиром 2-й эскадрильи был назначен гауптман Ханс Дитрих Клетте. И хотя данная фамилия в переводе с немецкого означает «лопух», Клетте совсем не оправдывал ее. Это был опытнейший летчик, ранее служивший в 1-й эскадрилье Aufkl.Gr.123, базировавшейся на острове Крит. Оттуда Клетте совершал дальние и сверхдальние разведывательные вылеты над Ливаном, Ливией, Египтом и Палестиной. Маршруты некоторых полетов проходили над Западной Сирией, то есть совсем недалеко от тех мест, над которыми действовали «Юнкерсы» 2.(F)/Ob.d.L. В мае 1942 г. подразделение получило новые высотные самолеты-разведчики Ju-86R. На высотах до 13 000 м они летали над британскими военными объектами в дельте Нила и Суэцким каналом.

Надо сказать, что осенью 1942 г. разведывательные вылеты в Закавказье и над Баку осуществляла не только 2-я эскадрилья группы Ровеля. В начале сентября к разведке главного нефтеносного района СССР и конечной цели успешно развивавшейся операции «Блау» подключилась 3-я эскадрилья Aufkl.Gr.121, только что перебазировавшаяся в Краснодар.

9 сентября одним из принадлежащих ей Ju-88D была произведена съемка военных объектов в окрестностях Баку. Затем было выполнено еще несколько вылетов, в ходе которых были сделаны подробнейшие и очень качественные фотографии. На них можно было разглядеть не только все военные предприятия, но и все маленькие улочки исторической части, башни древней крепости, а также линии электропередачи, движущиеся по улицам трамваи и маленькие яхты в порту!

Аэрофотосъемка четко идентифицировала нефтеперегонные заводы имени Джапаридзе и Пятакова (цель № 659), химический завод имени Фрунзе, вагоноремонтный завод имени Октябрьской революции (цель № 6512) и другие стратегические объекты. На снимках было видно, что многочисленные нефтебазы имели техническую маскировку. Круглые танки были выкрашены под цвет окружающего ландшафта. Однако, несмотря на это, благодаря характерному расположению в несколько рядов и отбрасываемым полукруглым теням все они были прекрасно видны с воздуха! Для 3.(F)/121 тоже не все полеты над Баку проходили безнаказанно. 2 октября из вылета в этот район не вернулся Ju-88D-5 W.Nr. 430029 лейтенанта Шоефмана. Правда, неизвестно, был ли разведчик сбит на пути к цели или же потерпел аварию. Во всяком случае, войска Бакинской армии ПВО не претендовали ни на какие сбитые самолеты в этот день.

К октябрю 1942 г. в Советском Союзе начала ощущаться нехватка нефтепродуктов, той самой бакинской нефти, за которой не щадя сил следила 2-я эскадрилья группы Ровеля. Первыми забили тревогу нефтеперерабатывающие заводы в Уфе, Сызрани, Горьком и Константинове. Планы завоза сырья не просто не выполнялись, а создавалось впечатление, что поступление нефти скоро вообще прекратится. Если в сентябре еще худо-бедно прибывало 30–40 % положенного количества, то в октябре – всего 25 %.

В результате, к примеру, на горьковском заводе «Нефтегаз» № 2 начались простои. Газовый цех не обеспечивал отдел переработки, следовательно, питавшиеся от него доменные печи металлургического завода и «Красного Сормова» работали на уменьшенной мощности. На пиролиз пришлось брать сырье, ранее считавшееся непригодным, причем его сливали прямо из железнодорожных цистерн, без необходимой обработки. Ко всему прочему добавился еще и дефицит поваренной соли, поставки которой полностью прекратились. Из-за этого экранированные котлы питались сырой волжской водой, значительно ухудшилось качество продукции.

Электростанции и котельные в спешке переводились с мазута на более дешевое топливо, в основном на торф. В частности, Горьковский городской комитет обороны еще 27 сентября рассмотрел вопрос о скорейшем переводе на торф ТЭЦ автозавода имени Молотова. Понятно, что КПД этого «подножного» топлива оставлял желать лучшего, но тревожные сводки с нефтебаз показывали, что мазут скоро вовсе иссякнет. Тысячи колхозников в приказном порядке отрывались от своей основной деятельности и отправлялись на торфяники для его заготовки.

А люфтваффе не ослабляли ударов. Так, 2 октября 12 Ju-88 в очередной раз совершили налет на станцию Эльтон. На следующий день железную дорогу бомбили Не-111 из II./KG27 «Бельке». Через три дня станцию Эльтон вновь атаковали 12 пикирующих бомбардировщиков. 8 октября с аэродрома Миллерово взлетели «Хейнкели» из II./KG27 «Бельке». Их целью снова была железная дорога Астрахань – Урбах.

10 октября в небе над Волгой наступило недолгое затишье, в этот день почти все бомбардировщики 4-го воздушного флота участвовали в массированном налете на нефтеперегонный завод в Грозном. Цель была полностью уничтожена, причем столбы дыма, поднимавшиеся над чеченской столицей, в течение нескольких дней не позволяли произвести аэрофотосъемку результатов атаки.

11 октября в сторону станции Эльтон над степью в очередной раз пролетели 12 «Юнкерсов». В результате она была в очередной раз выведена из строя. Огромные пробки из сотен вагонов и цистерн тянулись на сотни километров, и сверху движение по этой железной дороге казалось просто невозможным. Командование 4-го воздушного флота продолжало регулярно посылать «Юнкерсы» и «Хейнкели» за Волгу. При этом стратегические удары чередовались с беспокоящими действиями одиночных бомбардировщиков. Так, 13 октября Не-111 «1G+FR» из III./KG27 «Бельке» совершил дальний рейд на восток от Сталинграда. В ходе его экипаж повредил небольшой корабль на Волге, а также атаковал поезд, который в результате обстрела сошел с рельсов.

В 12.00 18 октября 9 Ju-88 из KG76 совершили налет на станцию Чапчачи, сбросив на нее 90 фугасных и осколочных бомб. В результате были разрушены 3 здания, водяной резервуар для паровозов, 20 звеньев пути, порваны электрические и телефонные линии связи, сгорели 22 железнодорожные цистерны и 2 платформы. Пожар продолжался в течение суток.

В течение 24 октября германская авиация одиночными самолетами и группами по 6—10 самолетов наносила бомбовые удары по населенным пунктам Юста, Шамбой, Давена. На железнодорожную станцию Верблюжья были сброшены 32 фугасные и осколочные бомбы, а на станцию Досанг – 36 бомб.

Фактически вся степь на протяжении 600 км от Палласовки до Астрахани превратилась в огромное кладбище поездов. Только на станцию Баскунчак в течение октября немецкие самолеты сбросили 1374 авиабомбы разных калибров!

За два с половиной месяца, с начала октября по 15 декабря, план завоза сырья на нефтеперегонные заводы в среднем выполнялся на 25 %, причем кривая и далее шла вниз. Предприятия из месяца в месяц снижали производительность, промышленность и фронт получали все меньше и меньше топлива.

В 8.43 24 октября над Астраханью на высоте около 7000 м пролетел самолет-разведчик Ju-88D из 2.(F)/Ob.d.L. Данные аэрофотосъемки показали большое скопление на астраханском рейде нефтеналивных судов, пришедших с Каспийского моря и ожидавших разгрузки. В результате с 26 по 31 октября бомбардировщики из I./KG100 и KG76 провели серию массированных налетов на астраханский рейд. Немецкие самолеты появлялись по ночам, перед атакой над рейдом сбрасывались осветительные бомбы.

В составе Астраханского диврайона ПВО имелись всего два «ночных истребителя» И-15, которые вряд ли могли помешать налетам. 7 октября чудом уцелел танкер «Агамали-оглы», в трюмах которого находилось 10 ООО т нефтепродуктов. От близких разрывов бомб на нем начался пожар, был тяжело ранен капитан А.Б. Раджабов, однако команде удалось сбить пламя, а затем буксиры отвели танкер в порт-пункт Баутино.

26 октября командир 1-й эскадрильи KG100 гауптман Бётхер тяжело повредил танкер «Америка», который затонул на мелководье и выгорел. В этот же день был потоплен танкер «Ударник» (3110 брт.). 29-го числа жертвой бомбардировщиков стала шаланда № 21 (850 брт.). На следующий день в результате прямого попадания погиб пароход «Коминтерн».

В некоторые дни немцы по пять – семь раз атаковали скопления кораблей, производя бомбометание с небольшой высоты и с пикирования, не встречая при этом никакого активного сопротивления со стороны ПВО. В результате за шесть дней были потоплены 15 судов, сгорели и разлились около 15 ООО т нефтепродуктов. 15 ноября четверка пикирующих бомбардировщиков Ju-88A уничтожила танкер «Кулибеков» водоизмещением 1754 т[93].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.258. Запросов К БД/Cache: 3 / 1