Глав: 9 | Статей: 30
Оглавление
Книга посвящена деятельности эскадрилий дальней разведки люфтваффе на Восточном фронте. В отличие от широко известных эскадр истребителей или штурмовиков Ju-87, немногочисленные подразделения разведчиков не притягивали к себе столько внимания. Их экипажи действовали поодиночке, стараясь избегать контакта с противником. Но при этом невидимая деятельность разведчиков оказывала огромное влияние как на планирование, так и на весь ход боевых действий.

Большая часть работы посвящена деятельности элитного подразделения люфтваффе – Aufkl.Gr.Ob.d.L., известной также как группа Ровеля. Последний внес огромный вклад в создание дальней разведки люфтваффе, а подчиненное ему подразделение развернуло свою тайную деятельность еще до начала войны с Советским Союзом. После нападения на СССР группа Ровеля вела разведку важных стратегических объектов: промышленных центров, военно-морских баз, районов нефтедобычи, а также отслеживала маршруты, по которым поставлялась союзная помощь (ленд-лиз). Ее самолеты летали над Кронштадтом, Севастополем, Москвой, всем Поволжьем, Уфой и Пермью, Баку, Тбилиси, даже Ираном и Ираком! Группа подчинялась непосредственно командованию люфтваффе и имела в своем распоряжении только лучшую технику, самые высотные и скоростные самолеты-разведчики.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

В объективе – Куйбышев

В объективе – Куйбышев

Тем временем 3-я эскадрилья в начале октября перебазировалась из Госткина в Харьков. С июля дела у подразделения складывались неплохо, оно почти не несло потерь. 7 августа в районе Старой Руссы потерпел аварию высотный разведчик Ju-86R W.Nr. 5094 фельдфебеля Вернера Бона. Самолет разбился, а его пилот погиб. Эскадрилья только недавно получила на вооружение стратосферные «Юнкерсы», но подробнее об их применении будет рассказано ниже. 11 августа был поврежден истребителем Ju-88D-1 W.Nr. 430296. Самолет смог благополучно вернуться на базу, повреждения оценили в 30 %, никто из членов его экипажа не пострадал. Еще один Bf-109F-4/U-3 W.Nr. 10082 разбился при перелете с аэродрома Госткино в Харьков при перебазировании. Его пилот лейтенант Курт Баумгартнер при этом выжил, но получил ранения.

Вообще же в течение 1942 г. парк самолетов, использовавшихся в Aufkl.Gr.Ob.d.L., значительно расширился. Помимо уже упоминавшихся одномоторных «Мессершмиттов», поступивших на вооружение 3-й, 4-й, а потом и 1-й эскадрильи, теперь в нем были Ju-88C-7, Bf-l10F-3/trop и Аг-240А. Последний первоначально создавался фирмой «Арадо» как тяжелый двухместный истребитель. В августе 1941 г. прототип AT-240V3 «KK+CD», который оснастили двумя камерами Rb 50/30, передали в группу Ровеля для боевых испытаний. Первые полеты над Англией, выполненные летчиком Зигфридом Кнемейером, показали, что самолет вполне пригоден для дальней разведки. Он обладал очень высокой скоростью (до 670 км/ч), и перехватчики ПВО не имели никаких шансов догнать его. В то же время выявился и ряд дефектов, существенных для разведчика, в частности неустойчивость самолета по всем трем осям.

В 1942 г. группа Ровеля получила еще два прототипа – V5 «CB+QX» и V6 «CB+QZ», которым в ней дали новые бортовые коды T5+GH и Т5+КН. Потом к ним присоединились еще три Аг-240А. Эти самолеты использовались с большим эффектом и всегда оставались недосягаемыми для истребителей.

Что касается Ju-88C-7, то он изначально создавался как тяжелый (в первую очередь ночной) истребитель. Планер базовой модели Ju-88A-4 получил увеличенный до 20 м размах крыла и дополнительное вооружение из двух пушек MG.FF в нижней гондоле. Оборонительное вооружение машины было также усилено. В расширенной задней части кабины в бронированных шаровых установках установили два пулемета MG81J, а в нижней задней части гондолы смонтировали один MG15. Существенно возросший взлетный вес компенсировался усиленным шасси.

В случае необходимости две пушки MG.FF в нижней гондоле можно было заменить на две фотокамеры, что и позволило использовать Ju-88C-7 в роли дальнего разведчика. В серию эта модификация не пошла, однако собранные самолеты успели полетать, в том числе и в группе Ровеля.

С начала 1941 г. основным самолетом, состоявшим на вооружении Aufkl.Gr.Ob.d.L., был Ju-88. При этом Ровель регулярно обращался в рейхсминистерство авиации и в испытательный центр люфтваффе в Рехлине с просьбами улучшить летные характеристики разведчика. В конце концов его настырность сделала свое дело, и к середине лета 1942 г. появилась модификация Ju-88C-7, оснащенная двигателями BMW 80ID и системой впрыска закиси азота GM-1. В июле Зигфрид Кнемейер вместе с одним из инженеров фирмы BMW совершил на этом самолете испытательный полет над Балтийским морем и был впечатлен его возможностями. На высоте 9753 м он развил скорость 580 км/ч и, постепенно набирая высоту, мог достигать 11 000 м.

Группа Ровеля получила несколько таких самолетов, и в августе все тот же Кнемейер на Ju-88C-7 «K9+VH», взлетая с аэродрома Сула, в Норвегии, в течение недели каждый день совершал разведывательные полеты над базой британского флота в Скапа-Флоу. Каждый раз он подходил к ней с другого направления, чтобы сделать максимально подробные фотоснимки якорных стоянок кораблей.

Кнемейер вспоминал об этом из этих вылетов:

«Я только что вышел из облаков; Скапа-Флоу был четко виден, а расположенная южнее Северная Англия была полностью закрыта. Сначала я сфотографировал рейды Скапа-Флоу, а потом немного пролетел на юг и снял аэродромы на шотландском побережье. Немного южнее Абердина мой бортинженер легко толкнул меня в спину и показал на два истребителя. Они набирали высоту сзади слева и, держась рядом, разворачивались в нашем направлении, находясь на дистанции в два километра и на триста метров ниже. Я включил первую ступень GM-1 и позволил самолету медленно оторваться от них, летя на юг, к Эдинбургу. Когда мы повернули обратно, они оба все еще были в двух километрах под нашим «килем», но держались в этой позиции. Тогда я начал плавный левый разворот. Когда я пересек побережье южнее Данди и направился на восток, оба истребителя были вынуждены пожертвовать высотой, чтобы удержаться на нашей скорости, которая постепенно увеличивалась.

Когда мы вернулись в Ставангер, командир эскадрильи связался с постом перехвата вражеских радиопереговоров, находившимся на норвежском побережье. Истребители доложили о двухмоторном немецком разведывательном самолете, к которому они приблизились южнее Абердина. Затем из обоих немецких двигателей появился дымный выхлоп: «Самолет увеличивает скорость – быстро уходит в восточном направлении – контакт потерян». Они подумали, что двигатели работали с перегрузкой и что мы не сможем долго продержаться над Северным морем с неисправными двигателями».

В ходе этих вылетов новый Ju-88C-7 показал себя наилучшим образом. Этот самолет мог стать достойной заменой Ju-86P/R, но этого так и не произошло. Кнемейер продолжал:

«Я тогда хотел использовать эту машину для полетов из Ставангера к Северной Шотландии и английскому побережью южнее и над Ирландским морем между Белфастом, Глазго и Ливерпулем – через этот треугольник проходили маршруты всех американских конвоев. В хорошую погоду я над Скапа-Флоу мог видеть суда, находившиеся по другую сторону Англии. Можно было сфотографировать все, полностью все на той стороне. Никто не мог летать туда из Северной Франции, поскольку на юге были расположены все истребители противовоздушной обороны.

Я сказал об этом Ровелю, но он, не имея мнения относительно характеристик самолета, думал, что это можно было сделать из Бовэ. При этом вы должны были выполнять длительный набор высоты над тем районом, где находились истребители».

При этом Ровель для полетов с аэродрома Бовэ предполагал использовать уже не Ju-88C-7, а модернизированный Ju-88D-6, который также был оснащен двигателями BMW 80ID и системой GM-1. Как и предсказывалось, маршрут полета из Северной Франции оказался значительно опаснее, чем из Норвегии. Потом Кнемейер довольно лаконично прокомментировал решение Ровеля: «Позже он послал кого-то на Ju-88 с BMW801, кто был быстро сбит над устьем Темзы/Лондоном, так что «томми» заполучили GM-1»[94].

Позднее по предложению Ровеля несколько Ju-88D были оснащены двигателями Jumo 213 с системой GM1. В начале 1943 г. они совершали высотные разведывательные полеты над центральными графствами Англии, фотографируя новые аэродромы, которые там строились для вновь прибывшей 8-й воздушной армии США.

А в конце 1942 г. в группу Ровеля поступили на вооружение и три совсем экзотических разведчика – Не-177А.

3-я эскадрилья также получила модернизированные варианты «Юнкерса», приспособленные для тропического климата, – Ju-88D-l/Trop. Именно такой самолет с кодом T5+OL не вернулся из боевого вылета 12 сентября. По немецким данным, разведчик упал в районе «Woroneita». Где именно находится сие место, точно неизвестно, но населенный пункт с названием Воронета есть в Калужской области. Весь экипаж: пилот унтер-офицер Готфрид Кальбе, штурман унтер-офицер Вальтер Мештериц, бортрадист ефрейтор Роберт Шлайфер и бортстрелок унтер-офицер Вальтер Химмельхоф – пропал без вести[95].

В конце сентября самолеты 3.(F)/Ob.d.L. начали совершать вылеты над Пензенской, Тамбовской областями, а также над Ульяновском, Саратовом, Куйбышевом и даже над Оренбургской областью. Они производили фотографирование различных военных объектов: заводов, аэродромов, мостов, электростанций и железнодорожных линий.

Надо отметить, что немецкие самолеты и до этого неоднократно появлялись в районе Куйбышева – запасной столицы СССР. В марте – августе 1942 г. разведку здесь вела 2-я эскадрилья группы Ровеля. А 17 августа над городом пролетел Ju-88D-1, на борту которого находился фельдфебель Макс Лагода. Полеты продолжались и позднее. К примеру, 29 августа были сделаны качественные снимки электростанции в Чапаевске, расположенном в 45 км юго-западнее Куйбышева. Фотографии получились настолько четкими, что на них можно было разглядеть даже профиль дымовых труб, имевших не круглую, а многоугольную форму! Попутно был заснят и крупный химический завод на берегу реки Чапаевка, где производилось советское химическое оружие. Только за июль – август над территорией Куйбышевского корпусного района ПВО было зафиксировано 39 самолето-пролетов. Истребители базировавшейся здесь 141-й иад ПВО много раз поднимались на перехват, но всякий раз безуспешно. Причины были те же, что и в соседней Горьковской области: плохая система оповещения, отсутствие наведения с земли, тактические ошибки.

Теперь эстафету контроля за Средним Поволжьем приняла 3.(F)/Ob.d.L. 29 сентября ее Ju-88D на большой высоте появился над Саратовом и произвел подробную аэрофотосъемку города. В результате были идентифицированы практически все важные объекты: телеграф (цель № 47101), СарГРЭС (цель № 50245), сталелитейный завод имени Кагановича (цель № 70247), авиамоторный завод № 74 (цель № 7329), авиазавод № 292 (цель № 746), моторный завод «Трактородеталь» (цель № 8091), паровозное депо и сортировочная станция (цель № 82315), аккумуляторный завод № 165 (цель № 8443) и др.

Иногда разведчиков пытались перехватить истребители ПВО. К примеру, 25 сентября в районе Куйбышева один из Ju-88D был атакован высотным перехватчиком МиГ-3 сержанта Николая Шутова[96]. Однако бортстрелок успешно отразил атаку. Истребитель получил повреждения, и Шутову пришлось совершить вынужденную посадку на брюхо.

1 октября с небольшой высоты был сфотографирован крупный военный завод в Пензе в восточной части города на берегу Суры. Качественные снимки позволили распознать все сооружения, в том числе даже три трансформаторные подстанции.

Не все вылеты проходили безнаказанно. Утром 4 октября в дальний вылет в район Куйбышева отправился Ju-88D-1 «T5+EL» унтер-офицера Вернера Шайделя (командир экипажа штурман оберфельдфебель Хаген Пфау). Вероятно, задачей экипажа была аэрофотосъемка передвижения эшелонов через Сызранский мост и прилегающий железнодорожный узел.

В 9.20 с аэродрома в Сызрани стартовали три МиГ-3 из 802-го иап ПВО. Через 23 минуты они вступили в бой с противником. Однако бортстрелок «Юнкерса» открыл меткий ответный огонь, и два советских самолета вскоре были сбиты. Тогда в атаку пошел третий истребитель, которым управлял упоминавшийся выше сержант Николай Шутов. Видя, что перехватчик не отстает, Шайдель решил применить классический прием. Рули высоты «Юнкерса» резко поднялись вверх, и двухмоторная махина со свистом устремилась вниз. По свидетельству очевидцев, Шутов вовремя заметил начало маневра и тоже перевел свой самолет в пике. Шайдель не рискнул тянуть до самой земли и на высоте около 1 км начал выводить Ju-88D из пикирования. Это и было роковой ошибкой. Шутов сумел удержаться на хвосте и, как только противник выровнялся, пошел на таран, нанося сзади удар по фюзеляжу. В результате оба самолета упали в районе деревни Баклуши Куйбышевской области. Сержант Н.Ф. Шутов погиб, а немецкие пилот Вернер Шайдель и бортстрелок фельдфебель Артур Шлесс выпрыгнули с парашютами. Им удалось благополучно приземлиться в окрестностях указанной деревни (ныне Ульяновская область).

Отчасти Шайделю и Шлессу повезло, они, по крайней мере, остались живы. Однако находились в далекой глуши в 700 км от линии фронта, и никаких шансов на возвращение в свое подразделение у них не было. Долго любоваться приволжскими пейзажами летчикам не пришлось, вскоре появились вооруженные вилами и граблями местные жители, которые и взяли Шайделя и Шлесса в плен. Судьба остальных членов экипажа осталась неизвестной, по всей видимости, они погибли вместе с самолетом. Впоследствии в пропагандистских целях и этот самолет-разведчик был объявлен «бомбардировщиком, летевшим бомбить Сызранский мост или даже Куйбышев». Впоследствии в местной прессе даже приводились данные о допросе «немецкого обер-лейтенанта», который якобы показал, что «имел задание кроме ведения разведки разрушить Сызранский железнодорожный мост через Волгу», что конечно же является полнейшим бредом.

Любопытно, что, по воспоминаниям очевидцев, вечером 4 октября в районе северо-западнее Сызрани видели еще один немецкий самолет, который сделал несколько кругов над местностью, предположительно разыскивая пропавший экипаж.

Всего с июля по декабрь 1942 г. посты ВНОС 54 раза фиксировали появление самолетов-разведчиков противника над Куйбышевским районом ПВО, но лишь однажды советским летчикам удалось перехватить цель.

В дальнейшем 3-я эскадрилья продолжала летать над глубоким тылом. Так, 28 октября с небольшой высоты были сделаны качественные фотоснимки электростанции, расположенной недалеко от Волги в 13 км южнее Сызрани (по немецким данным – в поселке Кашпировка). Были отчетливо видны здание машинного зала и столб дыма, идущий из трубы. Немцы идентифицировали объект как ТЭЦ, однако на деле это, по всей видимости, была всего лишь городская котельная.

11 ноября Ju-88D из 3-й эскадрильи произвел аэрофотосъемку Кузнецка, расположенного на пол-пути между Пензой и Сызранью. На полученных фотографиях был запечатлен аэродром на южной окраине города, а также авиастроительный завод № 472 в его западной части.

Оглавление книги


Генерация: 0.270. Запросов К БД/Cache: 3 / 1