Глав: 9 | Статей: 30
Оглавление
Книга посвящена деятельности эскадрилий дальней разведки люфтваффе на Восточном фронте. В отличие от широко известных эскадр истребителей или штурмовиков Ju-87, немногочисленные подразделения разведчиков не притягивали к себе столько внимания. Их экипажи действовали поодиночке, стараясь избегать контакта с противником. Но при этом невидимая деятельность разведчиков оказывала огромное влияние как на планирование, так и на весь ход боевых действий.

Большая часть работы посвящена деятельности элитного подразделения люфтваффе – Aufkl.Gr.Ob.d.L., известной также как группа Ровеля. Последний внес огромный вклад в создание дальней разведки люфтваффе, а подчиненное ему подразделение развернуло свою тайную деятельность еще до начала войны с Советским Союзом. После нападения на СССР группа Ровеля вела разведку важных стратегических объектов: промышленных центров, военно-морских баз, районов нефтедобычи, а также отслеживала маршруты, по которым поставлялась союзная помощь (ленд-лиз). Ее самолеты летали над Кронштадтом, Севастополем, Москвой, всем Поволжьем, Уфой и Пермью, Баку, Тбилиси, даже Ираном и Ираком! Группа подчинялась непосредственно командованию люфтваффе и имела в своем распоряжении только лучшую технику, самые высотные и скоростные самолеты-разведчики.
Дмитрий Зубовi / Дмитрий Дёгтевi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

…и до Урала

…и до Урала

В начале августа потрепанные авиагруппы продолжали действовать на всем огромном фронте. Они фотографировали железные дороги, оборонительные рубежи и передвижения войск, предоставляя в распоряжение командования хоть и не исчерпывающие, но все же достаточно точные и ценные сведения.

Однако интенсивность полетов в связи с сократившейся численностью подразделений и плохой погодой значительно снизилась. Боевые потери соответственно также снизились. Зато случались и весьма курьезные случаи. К примеру, 11 августа в районе Новгорода произошла трагическая авиакатастрофа. В воздухе столкнулись два «Дорнье»: бомбардировщик Do-17Z из KG2 и разведчик Do-17Р «6М+ЕК» обер-лейтенанта Лахнера из 2.(F)/11. Оба экипажа погибли…

Незадолго до этого 3 августа вторую потерю понесла 7.(F)/LG2. Во время вылета в район Кривого Рога на Украине пропал без вести Bf-1 ЮС-5 «L2+TR» лейтенанта Каста[19]. Через четыре дня подразделение потеряло еще одну машину. На аэродроме Звенигородка во время рулежки во что-то врезался и разбился Bf-110E-3, однако экипаж пострадал не сильно.

9 августа там же совершил вынужденную посадку на брюхо еще один «Мессершмитт». Таким образом, подразделение по разным причинам лишилось уже четырех машин.

Тем временем подразделения дальней разведки наконец получили пополнения. Так, в 13 эскадрильях, подчиненных командованию сухопутных войск, по данным на 12 августа, насчитывался 51 Ju-88 и 37 Bf-110. Из указанных 88 машин – 45 находились в пригодном для полетов состоянии.

Возросшая начиная с третьей недели августа интенсивность полетов привела к новым потерям. 14 августа районе деревни Морино (в 24 км к северо-востоку от города Дно) был сбит Ju-88A «4N+DL» унтер-офицера Мартена из 3-й эскадрильи Aufkl.Gr.22. Весь экипаж пропал без вести. Через два дня в ходе дальнего вылета в район Коломны пропал без вести Ju-88A-5 «F6+EK» унтер-офицера Фростера из 122-й группы. В тот же день в районе города Горки Могилевской области советским истребителем был сбит «Дорнье» из 2.(F)/11.

17—18 августа самолеты-разведчики зафиксировали интенсивные железнодорожные перевозки в районах Гомеля, Нежина, Курска, Орла и Брянска. На участке Гомель – Конотоп было насчитано 36 поездов. Исходя из этого, немецкое командование сделало правильный вывод, что противник перебрасывал остатки частей из района Гомеля для действий в районе между Брянском и Киевом. Еще 26 эшелонов двигались от Калинина (ныне Тверь) к Чудову. Здесь тоже речь шла о переброске резервов. На участке Вязьма – Смоленск в западном направлении следовали платформы с грузами. Также была установлена доставка матчасти для «резервных дивизий» в Сухиничи. Интересная картина наблюдалась экипажами разведчиков на Днепре. Войска, переправляемые за Днепр у Запорожья, затем снова перебрасывались на западный берег, только уже у Днепропетровска[20].

19—20 августа аэрофотоснимки, предоставленные эскадрильями дальней разведки, позволили своевременно зафиксировать отход за Днепр 5-й советской армии. Кроме того, стало ясно, что «противник сформировал новое фронтовое управление в районе Конотопа, объединившее все войска, действующие на фронте между Десной и Днепром». Фактически это был Брянский фронт генерала Еременко, сформированный 16 августа.

Эти успехи стоили разведчикам двух самолетов. 19 августа из вылета по маршруту Чернигов – Прилуки – Полтава не вернулся Ju-88D-1 «8H+OL» фельдфебеля Хилка из 3-й эскадрильи Aufkl.Gr.33. Весь экипаж был объявлен пропавшим без вести. На следующий день уже вторая эскадрилья той же группы потеряла Bf-1 ЮС-5 «8М+СК» фельдфебеля Фоллхарда. Разведчик пропал без вести во время вылета по маршруту Духовщина – Вязьма – Холм[21]. А 20 августа еще один «Мессершмитт», только уже из 4-й эскадрильи, был поврежден зенитным огнем.

Затем вплоть до конца месяца полеты над советской территорией проходили без безвозвратных потерь.

27 августа благодаря дальней разведке командование вермахта заблаговременно узнало о подготовке советских войск к наступлению в районе севернее Смоленска (Ельнинский выступ)[22]. Кроме того, аэрофотосъемка зафиксировала строительство оборонительного рубежа на Валдайской возвышенности и переформирование там разбитых частей. Также из полученных данных следовало, что советские войска, несмотря на плохо защищенные фланги, собираются до последнего оборонять Киев и Крым, а также возводят укрепления на Нижнем Днепре. Также велось постоянное наблюдение за строительством второй линии обороны на Московском направлении, которую занимали войска Резервного фронта[23].

Самолеты-разведчики продолжали следить и за железнодорожными перевозками. Ими были обнаружены большие пробки на железной дороге Киев – Курск, а также интенсивное движение в направлении Торопца. На снимках было отчетливо видно, как русские перебрасывают войска навстречу наступающей 2-й танковой группе генерала Гудериана. Одним словом, благодаря интенсивной работе дальних разведчиков немецкое командование прекрасно видело почти все мероприятия и приготовления, проводившиеся противником.

30 августа был сбит зенитной артиллерией и затем упал в районе деревни Плотки в Смоленской области Ju-88A-5 обер-лейтенанта Лампрехта из 1-й эскадрильи Aufkl.Gr. 122. Летчики покинули машину с парашютами, при этом пилот получил ранение, а бортмеханик «Юнкерса» унтер-офицер Кребс позднее был найден мертвым.

В начале сентября боевые вылеты в основном проводились над тылом советских войск, оборонявшихся против наступающих навстречу друг другу частей групп армий «Центр» и «Север». Генштаб сухопутных войск, уже привыкший к постоянным мелким контрударам, заранее отслеживал все перемещения, которые могли быть признаком подготовки оных.

Тем временем очередную потерю понесла 3-я эскадрилья Aufkl.Gr.33, недавно сменившая место базирования на аэродром Витебск. 1 сентября пропал без вести Ju-88D-1 «8H+UL» унтер-офицера Шиндлера, вылетевший в район Брянска. На следующий день там же был сбит истребителями еще один «Юнкере» из l.(F)/122. Также 2 сентября во время вынужденной посадки был разбит (100 %) Bf-11 °C-5 из 3.(F)/31. Экипаж при этом не пострадал.

8 сентября дальние разведчики лишились сразу трех машин. В ходе дальнего вылета в район Тулы исчез Ju-88A «5F+LM» оберфельдфебеля Траутвайна из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr. 14. Также во время дальнего рейда в район Вологды пропал без вести Ju-88D-2 «4N+KH» оберфельдфебеля Моргенштема из l.(F)/22. А в районе Полтавы советскими истребителями был сбит Bf-11 °C-5 «6M+KL» лейтенанта Шульце из 3-й эскадрильи дальней разведки Aufkl.Gr. II[24].

Клещи вокруг юго-западного фронта продолжали смыкаться. Самолеты-разведчики усиленно летали над образовывавшимся огромным котлом, а также следили за перемещениями советских войск за его пределами. 9 сентября генерал Богач докладывал начальнику Генерального штаба Гальдеру: «Южнее излучины Днепра – незначительные перегруппировки противника, с тем чтобы обойтись имеющимися силами. Перед 17-й армией отмечено усиление противника; новые части прибывают из района Днепропетровска… В полосах 6-й и 2-й армий – полная неразбериха: три котла! Против 2-й танковой группы противник пытается сократить и укрепить фронт, но удивительно, что он не стягивает никаких новых сил к уже давно растянутому восточному флангу нашей танковой группы»[25].

Кроме того, в это же время было зафиксировано подтягивание резервов к Брянску, Торопцу, а на севере к Валдаю и Шлиссельбургу, который только что был занят немецкими войсками.

9 сентября в ходе дальнего вылета в район Вязьма– Тула – Орел пропал без вести Ju-88A-5 «6M+DM» унтер-офицера Лёзера из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr. 11, а еще один Ju-88D-1 из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr.121 был поврежден зенитным огнем. Первый был атакован и протаранен высотным перехватчиком МиГ-3 младшего лейтенанта Николая Грунина из 2-й эскадрильи 124-го иап ПВО. Из экипажа разведчика спасся, выпрыгнув на парашюте, только его пилот Лёзер, в то время как штурман лейтенант Винклер, бортмеханик ефрейтор Бёхм и бортстрелок обер-ефрейтор Вальтер погибли. Сам Грунин также выпрыгнул из своего истребителя с парашютом и благополучно приземлился.

На следующий день не вернулся на аэродром еще один разведывательный «Юнкере» из 4.(F)/14.

В течение 10–13 сентября ведение дальней разведки на Восточном фронте снова ограничивалось погодными условиями. Вылеты в основном проводились только перед позициями группы армий «Юг».

Тем временем на основании полученных данных 12 сентября Генштаб произвел оценку примерной численности советской авиации. Перед группой армий «Север» насчитывалось примерно 400 самолетов, в основном вокруг Ленинграда, а также восточнее озера Ильмень и в районе Рыбинска. В полосе группы армий «Центр» данные аэрофотосъемки аэродромов показывали наличие 450 самолетов, сосредоточенных в районе Орла, Тулы, Вязьмы, Брянска и вокруг Москвы. На юге немцы насчитали 850 самолетов (в Крыму, Донбассе, в районе Воронежа и восточнее).

12—13 сентября самолеты-разведчики зафиксировали перемещение больших пеших колонн западнее Мариуполя, а также интенсивное движение железнодорожных составов от Харькова на юго-запад. Восточнее Валдайской возвышенности шли масштабные земляные работы.

14—15 сентября в связи с улучшением погоды интенсивность полетов снова возросла. Производилась аэрофотосъемка Брянска и прилегающих районов, а также Бологого, Череповца и Тихвина. В первом экипажи зафиксировали довольно сильную противовоздушную оборону (зенитки и истребители). На станцию Бологое прибывали железнодорожные составы с танками и грузовиками. В Череповце и Тихвине шла погрузка и выгрузка войск. При этом по самолетам-разведчикам велся сильный зенитный огонь. Ожидавшаяся немецким командованием переброска советских войск в образовавшуюся брешь в междуречье Днепра и Десны не была установлена[26].

16 сентября кольцо окружения вокруг войск Юго-Западного фронта сомкнулось. При этом дальняя авиаразведка постоянно сообщала немецкому командованию про все перемещения противника как внутри образовавшегося котла, так и за его пределами. В результате немцам становилось заранее известно обо всех готовящихся контрударах и попытках прорыва. К примеру, 17-я армия своевременно получила сообщения о готовящейся атаке советского 2-го кавалерийского корпуса в районе Ромн и без труда отразила ее.

В то же время эскадрильи продолжали нести потери. 11 сентября 4.(F)/33 лишилась одного Bf-110Е-3, а 13 сентября ее 4-я эскадрилья лишилась еще одного «Мессершмитта». 14 сентября пропали без вести два самолета: Ju-88D-1 «7А+КМ» лейтенанта Баргенда из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr. 121 и Ju-88A-4 «8H+GH» унтер-офицера Гётце из 1-й эскадрильи Aufkl.Gr. 33.

Последний совершал дальний вылет в район Тулы. В 12.30 по московскому времени к западу от города на высоте 7000 м самолет-разведчик был атакован высотным перехватчиком МиГ-3 младшего лейтенанта Бориса Пирожкова из 2-й эскадрильи 124-го иап ПВО. Незадолго до этого подразделение уже отличилось в перехвате одиночных «Юнкерсов».

Пирожков открыл огонь с большой дистанции, после чего бортстрелок разведчика также начал стрелять из пулемета. Далее все происходило по стандартной для советских летчиков таранной схеме. После первой атаки у них обычно отказывало оружие либо «как назло» заканчивались боеприпасы.

В итоге Пирожков пошел на таран. Когда до вражеской машины оставалась пара метров, он отдал ручку управления от себя и винтом ударил по правой стороне стабилизатора и рулю поворота. МиГ-3 остался на ходу и повернул в сторону аэродрома, а Ju-88 пошел вниз. Однако не упал! Самолет-разведчик противника спикировал до высоты 1800 м, после чего выровнялся и продолжил полет. Однако «приключения» для немцев на этом не закончились. Вскоре на хвост «Юнкерсу» сел МиГ-3 младшего лейтенанта Владимира Довгия. Разогнавшись, он, недолго думая, вторично ударил по хвосту разведчика. На сей раз конструкция не выдержала и полностью разрушилась, после чего Ju-88 потерял управление и, перейдя в штопор, вскоре врезался в землю. Сам истребитель Довгия приземлился на брюхо в поле в окрестностях деревни Ханино.

На следующий день лишилась очередного экипажа l.(F)/22, действовавшая в полосе группы армий «Север». В районе Чудова разбился «Юнкере» фельдфебеля Коха. По всей вероятности, самолет был поврежден в бою, дотянул до своей территории, однако не смог совершить вынужденную посадку.

16—17 сентября авиаразведка на северном фланге Восточного фронта стала затрудненной из-за дождливой погоды. Тем временем немецкие войска заняли Полтаву, отрезали Крым и продолжали продвигаться в направлении Харькова и к Азовскому морю. Сплошной линии фронта на южном крыле больше не существовало.

18—19 сентября полеты осуществлялись в основном перед фронтом группы армий «Юг». Аэрофотосъемка установила «сооружение оперативного оборонительного укрепленного района северо-западнее Харькова», а также «прибытие эшелонов со стройматериалами для возведения оборонительного рубежа вдоль Дона» и эвакуацию промышленности из Харькова на восток. Кроме того, было зафиксировано подтягивание войск в район Брянска и интенсивное строительство оборонительных линий перед Москвой[27].

На следующий день Генштаб сухопутных войск получил донесения о выгрузке советских войск между Валдаем и рекой Волхов, а также большом скоплении переправочных средств на последнем. Из района Харькова по-прежнему шла масштабная эвакуация промышленного оборудования, продолжившаяся и 21 сентября.

23 сентября Гальдер писал в дневнике: «От Харькова по нескольким железным дорогам, через Елец и Воронеж, к Москве движутся поезда с эвакуируемым имуществом… Оживленное движение на участке Сухиничи, Ельня. Цель не ясна. Перед фронтом группы армий «Север» продолжают отмечаться железнодорожные перевозки противника от Рыбинска на Валдай… Усиленные железнодорожные перевозки отмечены также на участке железной дороги Тихвин – Вологда»[28].

В последующие дни самолеты-разведчики продолжали постоянно следить за передвижениями в тылу противника, особенно за железнодорожными перевозками. С учетом предстоящей операции «Тайфун» германское командование очень тщательно следило за всеми намерениями и действиями советского командования.

26 сентября генерал Богач докладывал об интенсивном движении русского эвакотранспорта на восток, а также о переброске войск с центрального участка фронта на юг и об усилении снабженческих перевозок с востока к линии фронта. Масштабы эвакуации были столь велики, что о них в Генштаб сухопутных войск докладывали буквально каждый день.

С 16 по 28 сентября, то есть в течение 12 дней, полеты дальних разведчиков люфтваффе над советским тылом проходили почти без потерь. Лишь 24 сентября в районе Тулы советскими истребителями был сбит Bf-110 «F6+PK» фельдфебеля Вуеска из 2-й эскадрильи дальней разведки Aufkl.Gr. 122[29].

Вероятно, это было связано с общим кризисом, в котором оказалась осенью 1941 г. Красная армия, ее ВВС и войска противовоздушной обороны. Из-за стремительного продвижения немецких войск и тяжелых поражений система наблюдения за воздушным пространством, оповещения, а также перехвата самолетов была дезорганизована, и многие районы остались вообще без какой-либо организованной ПВО. Сказывались также большие потери истребителей и другой материальной части.

В конце месяца была понесена лишь одна потеря. 28 сентября в ходе боевого вылета в полосе группы армий «Центр» пропал без вести Ju-88A-5 «7A+EL» фельдфебеля Шенкпиеля из 3-й эскадрильи Aufkl. Gr. 121.

30 сентября 2-я танковая группа генерал-оберста Гудериана досрочно начала наступление на Москву. Численность и группировка противостоящих ей сил Брянского фронта была своевременно выявлена авиационной разведкой, что намного облегчило нанесение первого удара. 1 октября перешли в наступление и остальные части группы армий «Центр». Создававшаяся почти два месяца оборона советских войск была сразу же прорвана на всех направлениях, после чего немецкие танки стремительно покатились вперед.

Самолеты дальней разведки внимательно отслеживали все передвижения и переброски войск в тылу противника. В частности, 4–6 октября были отмечены интенсивные железнодорожные перевозки от Валдайской возвышенности на Москву и от Ржева и Вязьмы в сторону Калуги.

Почти все вылеты проходили без потерь. Лишь 6 октября в районе Осташкова (190 км к западу от Калинина) пропал без вести Ju-88D «5F+KM» унтер-офицера Фухса из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr. 14. На следующий день в этом же районе исчез еще один «Юнкере» из 3.(F)/33. 9 октября из боевого вылета в район Курск – Ахтырка не вернулся Ju-88 А-5 «4H+IK» фельдфебеля Хольцкама из 2-й эскадрильи Aufkl.Gr.22.

Между тем командование люфтваффе и вермахта в связи с ожидавшимся в скором времени захватом Москвы стало все больше интересоваться обширными районами, расположенными восточнее советской столицы, а также в Поволжье, на Урале и Кавказе. Группы дальней разведки получили приказ провести глубокую разведку, аэрофотосъемку всей этой территории.

Так, «Юнкерсы» Ju-88D из 4-й эскадрильи Aufkl. Gr. 11 в течение октября совершили несколько полетов на полный радиус действия, произведя аэрофотосъемку Ижевска и Перми. Самолеты со свастикой впервые увидели жители Казани, Кирова и Ульяновска. Разведка района Кавказа показала уже привычную картину эвакуации промышленности в восточные регионы страны. 10 октября Ju-88 из 4-й эскадрильи Aufkl.Gr.14 (штурман лейтенант Фярбер) сфотографировал Ярославль.

Все полеты над глубоким советским тылом происходили без помех со стороны противовоздушной обороны. Это и неудивительно, так как таковой в это время там практически и не было.

Оглавление книги


Генерация: 0.184. Запросов К БД/Cache: 0 / 0