Главная / Библиотека / Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том 1. Первое поколение АПЛ /
/ ПЕРВАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ АПЛ / Предварительные проектно-конструкторские проработки первой отечественной АПЛ

Глав: 26 | Статей: 43
Оглавление
В монографии собраны и систематизированы опубликованные в открытой печати работы специалистов, связанных с проектированием, постройкой и эксплуатацией отечественных лодок после завершения Второй мировой войны и вплоть до распада Советского Союза. В ней описаны все проекты, в том числе и нереализованные, рассказано об истории их создания, технических особенностях и всех модернизациях, а также о зарубежных аналогах. Кроме того, дана краткая оценка тактических свойств. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы проектов и каждой их модификации. В монографии также содержатся сведения обо всех построенных в этот период отечественных лодках. Приведены данные об их названиях, заводских номерах, датах постройки, вывода из боевого состава и исключения из списков флота, а также о важнейших этапах эксплуатации. Описаны наиболее характерные аварии и катастрофы.

Предварительные проектно-конструкторские проработки первой отечественной АПЛ

Предварительные проектно-конструкторские проработки первой отечественной АПЛ

В отличие от США Советский Союз после Второй мировой войны не располагал большим числом современных подводных лодок, а те что имелись, даже новейшие, отличались крайне ограниченными боевыми возможностями. Истинное положение вещей стало ясным после того, как отечественные специалисты ознакомились с немецкими лодками XXIи XXIII серий, а также с силами и средствами противолодочной борьбы западных союзников. После этого стала очевидной необходимость разработки новых проектов с принципиально иными тактико-техническими элементами, чем те, что имелись у находившихся в составе отечественного флота лодок. Одновременно были признаны морально устаревшими и те проекты, что разрабатывались в годы войны [2*]. Данная необходимость нашла свое отражение в двух постановлениях Правительства. Первое, от июля 1946 г., предусматривало начало работ над пр. 615 – малой подводной лодкой с «единым» двигателем. В соответствии со вторым постановлением «О плане проектирования и строительства кораблей ВМФ» от 2 ноября 1946 г. разрабатывались пр. 611 – большой, пр. 612 – малой и пр. 613- средней подводных лодок. Тогда же, в ноябре 1946 г., был принят «Десятилетний план военного судостроения на 1946-1955 годы». Он предусматривал постройку в общей сложности 367 подводных лодок.

Формально этот план носил чисто оборонительный характер. Вместе с тем, он предполагал постройку четырех тяжелых и 30 легких крейсеров, способных действовать в отдаленных районах Мирового океана. Такими же возможностями обладали большие и средние лодки пр. 611 и пр. 613, призванные вести борьбу с торговым судоходством противника. В принципе, эти корабли имели для своего времени неплохие боевые возможности, но было очевидным, что им придется действовать самостоятельно, без поддержки других сил флота. Иначе говоря, в случае войны, операции отечественных лодок на торговых коммуникациях, вероятнее всего, закончились бы провалом. Тем не менее, командование отечественного флота долгое время не проявляло интерес к нетрадиционным техническим решениям, принципиально повышающим боевые возможности подводных лодок. Известное исключение составляли дизеля, работавшие по замкнутому циклу (на пр. 615) и газотурбинная установка (на пр. 617). Это тем более вызывает удивление, что еще в конце 1945 г. была подтверждена возможность управления ядерной цепной реакцией, а это теоретически позволяло внедрить атомный реактор на подводную лодку.

В нашей стране, несмотря на всю привлекательность идеи АПЛ, на нее обратили внимание лишь в 1948 г., когда после пуска первого отечественного, так называемого «промышленного» уранового реактора (в мае 1948 г.), заместитель директора (впоследствии директор) института атомной энергии (ИАЭ) член-корреспондент АН СССР А.П. Александров по собственной инициативе организовал группу конструкторов, которой поручил рассмотреть возможность создания ГШ с атомной энергетикой. Эта группа провела предварительные проработки по «транспортируемому» реактору, определила схему его устройства и ориентировочные массогабаритные характеристики. Результаты проработок А.П. Александров показал директору ИАЭ И.В.Курчатову, а он, в свою очередь – руководителю уранового проекта заместителю Председателя Совета министров Л.П. Берия. Однако тот запретил дальнейшее проведение работ в этом направлении, не без основания полагая, что необходимо сосредоточить все усилия ученых-атомщиков на основной проблеме – создании атомной бомбы. Тем не менее, по образному выражению А.П. Александрова: «.. думать о реакторе для подводников мы продолжали».

В 1950 г. один из ведущих сотрудников ЦНИИ химического машиностроения П.В. Алещенков изобразил, правда, весьма условно, контур АПЛ и схему ее энергетической установки. На основе этой схемы в ЦНИИ химического машиностроения начались работы над графитоводяным реактором для подводной лодки, в котором в роли теплоносителя должна была использоваться вода. Они велись, без какого-либо согласования с руководством страны, хотя к этому моменту первая отечественная атомная бомба уже была взорвана (29 августа 1949 г.) и формально запрет Л.П. Берия утратил свою силу. Только когда в конце августа 1952 г. И. В. Курчатов, А. П. Александров и Н.А. Доллежаль узнали о том, что был заложен Nautilus, они вышли на Главкома ВМФ с предложением построить АПЛ. Сейчас трудно сказать, какое представление об атомной энергетике имел адмирал Н.Г. Кузнецов вообще и о возможности ее использования в военно-морском деле в частности, но предложения ученых он отклонил.

После этого А.П. Александров совместно с И.В. Курчатовым и Н.А. Доллежалем составили доклад о необходимости и практической осуществимости создания АПЛ, который представили заместителю Председателя Совета министров В.А. Малышеву, одновременно возглавлявшему Министерство судостроительной промышленности.

В результате 12 сентября 1952 г. И.В. Сталин подписал постановление Правительства о развертывании работ по созданию первой отечественной АПЛ. В соответствии с ним в Москве сформировали две комплексные группы проектантов: одну под руководством инженера-капитана 1 ранга В.Н. Перегудова – для предварительных проработок по АПЛ и вторую, под руководством Н.А. Доллежаля – для предварительных проработок по ее атомной энергетической установке. Общим научным руководителем обоих групп был назначен А.П. Александров.

Их работа велась параллельно и, по сути, была исследовательской проектно-кон- структорской проработкой. Ее целью являлось определение возможности создания АПЛ в кратчайшие сроки. Учитывая важность работ, они проводились в рамках повышенной секретности. Характерно то, что офицеры ВМФ (за исключением нескольких в группе В.Н. Перегудова) не допускались к данной тематике и не вырабатывали требований к тактико-техническим элементам корабля. Да и сам по себе режим секретности значительно осложнял работу. Доходило до смешного: разработчики корабля и энергетической установки не могли обмениваться информацией о своих проектах. Координировать работы приходилось на совещаниях у В.А Малышева, проводившихся раз в неделю.

По первоначальному замыслу лодка должна была стать торпедным аналогом современных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН). Она предназначалась для нанесения ударов по прибрежным районам противника при помощи единственной 1550-мм торпеды, оснащенной ядерной боевой частью. В настоящее время такое решение можно счесть экзотическим, но в начале 50-х годов прошлого столетия оно имело серьезное обоснование. Идее использования баллистических ракет для нанесения стратегических ударов по территории противника и тогда отдавалось предпочтение, но к 1952 г. Советский Союз располагал лишь армейскими образцами этого оружия с дальностью полета 150-200 км. Их морская версия, предназначавшаяся для подводных лодок, начала разрабатываться только в январе 1954 г. В этих условиях стратегическая торпеда являлась компромиссом, позволявшим в кратчайшие сроки получить носитель, способный доставить ядерный заряд на территорию США. Надо признать, что это решение, пусть и разумное, принималось без учета мйения командования ВМФ.

В США, например, ситуация была совершенно иной. Не вдаваясь в детали организации работ над проектами Nautilus и Seawolf, отметим лишь, что их основные тактико-технические элементы были определены совместным решением Управления Начальника морских операций (Office of the Chief of Naval Operations) и Главного Управления кораблестроения (Bureau of Ships). При этом обе эти организации руководствовались выводами и пожеланиями периодически проводившихся Конференций офицеров-подводников (Submarine Officers Conference). Проще говоря, в соответствии с существовавшей военно-морской доктриной перед командованием ВМС ставились задачи, а оно уже решало какие ему для их решения требовались силы и средства.

В процессе разработки архитектурного облика первой отечественной АПЛ в качестве прототипа была выбрана большая ДЭПЛ пр. 611. В частности, в нем сохранялись такие же общая компоновка, электроэнергетическая системы на постоянном токе, однотипные общесудовые системы, оборудование и приборы. При этом учитывалось, что внедрение атомной энергетической установки вместе с обслуживающими ее механизмами и увеличение глубины погружения более чем в полтора раза, неизбежно приведут к значительному росту водоизмещения корабля. Кроме того, стремление обеспечить высокую скорость хода в подводном положении (не менее 25 уз) и необходимость поддерживать ее длительное время требовали изменения обводов корпуса. Интересно то, что автономность проектируемой АПЛ оценивалась в 50-60 суток, т.е. была примерно на 20-30% меньше, чем у ДЭПЛ пр. 611. Правда, она обеспечивалась без всплытия и без связи с атмосферой.

В марте 1953 г. комплексная группа под руководством В.Н. Перегудова в основном закончила проектные проработки АПЛ в объеме предэскизного проекта. В результате было получено положительное решение о возможности создания такого корабля. Предлагалось два варианта архитектуры лодки: двухкорпусная и полуторакорпусная. В обоих вариантах прочный корпус делился главными водонепроницаемыми переборками на девять отсеков и должен был изготавливаться из разрабатываемой стали марки АК-25. Значительная часть его объемов отводилась под паропроизводящую и паротурбинные установки, а также их вспомогательное оборудование, аппаратуру и агрегаты управления, блокировку и защиту, корабельную электростанцию и электроэнергетическую систему. При этом перед проектантами стояли такие сложные задачи как, например, обеспечение биологической защиты, приемлемых условий обитаемости экипажа в подводном положении и организация радиационного контроля. Легкий корпус АПЛ в обоих вариантах проектных предложений в поперечных сечениях имел круговые (в центральной части) или эллипсоидные (в оконечностях) формы, которые в наибольшей степени были приспособлены для плавания под водой. Предлагались следующие основные тактико-технические элементы корабля[3*]:

– водоизмещение нормальное, м3 2650-2700

– предельная глубина погружения, м 250-300

– скорость полная подводная, уз 22-25

– длительность непрерывного хода под водой, ч 1200-1500

– автономность по запасам провизии, сут 50-60

– численность экипажа, чел 70

параллельно с группой В.Н. Перегудова вела работу и комплексная группа под руководством Н.А. Доллежаля. В ней наметились два направления создания АЭУ для подводной лодки: с реактором на тепловых нейтронах с водяным теплоносителем, а также с реактором на промежуточных нейтронах с жидкометаллическим теплоносителем. Первая, получившая литерное обозначение «ВМ», разрабатывалась НИИ химического машиностроения под научным руководством ИАЭ АН СССР, а вторая – под литерным обозначением «ВТ» – ОКБ «Гидропресс» под научным руководством Физико-энергетического института (ФИЭ) АН СССР. Предполагалось, что обе установки будут иметь примерно равные мас- согабаритные характеристики и мощность. Благодаря такому подходу можно было построить два корабля с одинаковыми тактико-техническими элементами, но с различными типами энергетических установок. В случае реализации этих замыслов открывалась возможность провести сравнительные испытания последних.

Сложилась весьма интересная ситуация. Вне какой-либо связи друг с другом отечественные и американские создатели атомных подводных лодок действовали по схожему алгоритму. И те и другие на начальной стадии работ приняли схожие технические решения (например, использовали в качестве прототипов новейшие ДЭПЛ), а затем пришли к необходимости внедрить на лодки паропроизводящие установки обоих типов, и после испытаний выбрали наиболее надежную из них. Вместе с тем, имелись и различия. В нашей стране, на стадии предварительных исследований АПЛ, было решено, причем без командования ВМФ, придать ей выдающиеся боевые возможности в виде огромной 1550-мм торпеды стратегического назначения. Скрытность, а, следовательно, возможность подойти к побережью противника на требуемое расстояние, этому кораблю должны были обеспечивать высокие скорость и дальность плавания в подводном положении. Бесспорно, сама по себе техническая возможность постройки АПЛ была крайне важна, хотя бы потому, что она в перспективе позволяла развернуть серийную постройку кораблей этого класса с улучшенными тактико- техническими элементами и иным назначением. Но тогда, в первой половине 1953 г., был важен сам факт существования в советском флоте АПЛ, тем более являющейся носителем ядерного заряда.

Оглавление книги


Генерация: 0.437. Запросов К БД/Cache: 3 / 1