Глав: 6 | Статей: 43
Оглавление
Книга посвящена величайшей в истории танковой армаде — бронетанковым войскам СССР. Во всех странах мира, вместе взятых, танков было меньше, чем в Советской Армии. Эти полчища стальных чудовищ, предназначенных для победоносного рывка к Ла-Маншу, погибли вместе со страной, их создавшей. Впервые в отечественной и зарубежной литературе представлена реальная, а не парадная история развития и упадка советских танковых войск послевоенной эпохи.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ…

БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ…

Для спешно формируемых танковых и механизированных дивизий требовались тысячи новых танков и самоходных артиллерийских установок. Техника, произведенная в годы войны, порядком поизносилась и требовала замены. Поэтом в первые послевоенные годы выпуск танков советской промышленностью, несмотря на окончание войны, не снижался. С конвейера сходили новые модели — Т-44, Т-54, Т-55, тяжелые танки ИС-3, ИС-4, Т-10, хотя другие страны сокращали серийный выпуск боевых машин. В США в 1946–1950 годах была выпущена только опытная серия танка М-46, а к началу войны в Корее промышленного производства средних и тяжелых танков вовсе не было.

Еще сходили с конвейера одни танки, как на соседних заводах уже разворачивалось производство новых моделей боевых машин, часто мало чем отличавшихся от предшественников.

Разработка послевоенного поколения танков началась, когда еще шли бои в Европе. Испытанная в боях «тридцатьчетверка» уже не удовлетворяла своими боевыми качествами военное руководство. В конце войны небольшой серией был выпущен средний танк Т-44, имевший на вооружении 85-мм пушку и лобовую броню толще чем у всем известного «Тигра» — 120 мм против 100. В конце сороковых годов на него поставили еще более мощное орудие — 100-мм пушку ЛБ-1 («Лаврентий Берия»), а по примеру Вермахта навесили противокумулятивные экраны для защиты ходовой части. Некоторые «сорокачетверки» состояли на вооружении до семидесятых годов, показав завидную живучесть. Именно Т-44 стал родоначальником послевоенного семейства средних танков.



Обезабашенный. Ремонт Т-54 в поле

Через год после окончания войны в Советской Армии появился танк, на долгий период ставший основной машиной бронетанковых войск. До сих пор по всему миру можно встретить сотни Т-54 и его модификаций. Средний танк с лобовой броней, в два раза превосходящей по толщине тяжелый немецкий «Тигр», 100-мм пушкой с «Циклоном» — стабилизатором вооружения в вертикальной и горизонтальной плоскостях, позволявшей поражать любые цели с ходу, без остановки, стал сенсацией тех дней.

«Пятьдесятчетверка» была танком для рейдов в глубь обороны противника, прорыва к Атлантике через всю Западную Европу — для этого у нее было все необходимое.

Т-54 стал первым серийным советским танком, способным при помощи комплекта для подводного вождения танка самостоятельно преодолевать любые водные преграды, глубиной до 5 метров и шириной 700 метров и имевшим эжекционное устройство для продувки ствола пушки после выстрела, что позволило улучшить условия обитания экипажа. Подобного танка не имел никто в мире.



Братство по оружию на фоне Т-55

Только через 12 лет англичане создали более мощное 105-мм танковое орудие.

Но и этой прекрасной машины показалось мало. Через несколько лет на его базе, был создан Т-55, имевший систему противоатомной защиты. Поскольку к этому времени в советской военной стратегии господствующей стала точка зрения, что все боевые действия будущей войны будут вестись только с применением ядерного оружия, специально для нее создали новый танк. Когда на поле боя будущей войны стали бы взрываться ядерные заряды, у идущих в атаку Т*55 по команде датчиков гамма-излучения сработали бы пиропатроны, освобождавшие пружины жалюзи, закрывавшие все амбразуры и вентиляционные отверстия. Для предотвращения попадания радиоактивной пыли в боевое отделение, нагнетатели создавали избыточное давление внутри танка.

Танки Т-55 до наших дней состоят на вооружении даже тех стран, которым Советский Союз их никогда не поставлял. Хозяйственные евреи, после того как собрали брошенные египетскими и сирийскими воинами ислама машины, 250 трофейных танков перевооружили английскими 105-мм пушками, оснастили американскими дизелями (пополнения боеприпасами и запчастями из СССР ждать не приходилось), назвали Т-67 и стали применять в боях против прежних владельцев.

Не успели танкисты толком освоить новые машины, как с конвейера сошли новые средние танки — Т-62, на которых была опробована новинка советской военной промышленности — 115-мм гладкоствольная пушка с увеличенной скоростью полета снаряда. Ни одна натовская боевая машина не могла противостоять удару ее бронебойных снарядов с хвостовым оперением. Эта пушка была главным отличием нового танка от Т-55. Ходовая часть, двигатель, трансмиссия и система противоатомной защиты были одинаковыми.

Не сидели без дела и конструкторы Харьковского завода транспортного машиностроения имени Малышева. Транспорт, выпускаемый этим заводом, был довольно специфическим. Еще с тридцатых годов (тогда он назывался паровозостроительным и именно на нем был создан танк Т-34) с его конвейера сошли десятки тысяч боевых машин разных марок.

В середине шестидесятых годов здесь был создан основной боевой танк Т-64, открывший новую страницу в истории советского танкостроения. Для него разработали новую ходовую часть с шестью опорными катками, однорядный многотопливный дизель, занимавший гораздо меньше места, чем его предшественники. Но главной изюминкой была 115-мм гладкоствольная пушка 2А46 с автоматом заряжания, который позволил сократить экипаж на одного человека — заряжающего.



«Крокодилы» Ми-24 поддерживают атаку Т-62

Через несколько лет ее заменили еще более мощным орудием — 125-мм пушкой Д-81. Снаряд с начальной скоростью 1800 метров в секунду пробивал броню любого танка.

Для повышения защищенности применили комбинированную броню с неметаллическими элементами и внутренний пластмассовый подбой для ослабления радиоактивного излучения. Испытания на полигонах показали, что лобовая броня «шестьдесятчетверки» выдерживает попадание 105-мм снаряда. Эта машина стала родоначальником целого поколения основных боевых танков Советской Армии.

Главным источником неприятностей для танкистов стали двухтактные дизель 5ТДФ. Они постоянно выходили из строя — в одном из танковых батальонов Группы советских войск в Германии за год эксплуатации вышли из строя 20 двигателей. Ремонтники и танкисты без работы не сидели.

В последующие годы на вооружении танковых войск был, по сути, один танк, но в трех разных исполнениях — Т-64, Т-72 и Т-80. Парадокс заключался еще и в том, что каждый из них официально назывался «основным». За создание всех этих танков конструкторам, директорам и генералам были вручены премии, ордена, очередные и внеочередные звания. Ну, а армейским танкистам достались хлопоты — разные марки горючего, эксплуатационных материалов, множество видов запчастей, специальных инструментов и оборудования для обслуживания различных по конструкции и комплектации машин.

Согласитесь, это ведь ненормальное явление, если в Вооруженных Силах СССР в конце 80-х годов применялось свыше 400 типов двигателей, для эксплуатации которых требовалось 250 наименований горюче-смазочных материалов, а на 21 типе гусеничных машин использовали 17 типов двигателей, 20 типов гусениц, 19 типов катков ходовой части.

Для размещения сотни образцов техники использовали 34 различных боевых шасси.

Командующий 28-й армией генерал Арменополов в конце семидесятых годов даже обратился в Генеральный штаб с просьбой — сделать танковый парк его армии однородным. Ведь в ней имелось пять типов танков, каждому из которых требовались свои боеприпасы, горючее и запчасти, не подходившие к другим. Просьба так и повисла в воздухе.

«Щестьдесятчетверка» дала жизнь и главному наследственному дефекту отечественных танков — экипаж боевой машины сидел буквально на бочке с порохом. Справа от механика-водителя был расположен топливный бак-стеллаж, в котором размещались семь выстрелов к пушке. Командир и наводчик находились в окружении боеукладки из 28 выстрелов. При таком размещении боеприпасов любое попадание в боекомплект и его детонация заканчивались гибелью экипажа. Сотни танкистов стали жертвой этого конструктивного недостатка.

Нижнетагильский Уралвагонзавод в стороне тоже не остался, создав на базе Т-64 новую его модификацию — Т-72 «Урал». Цель была благая — ликвидировать выявленные при эксплуатации «шестьдесятчетверки» дефекты. Вместо ненадежного харьковского двигателя установили 12-цилиндровый многотопливный дизель В-46 с турбонаддувом, повысили надежность ходовой части и механизма заряжания. Менее сложная в устройстве и эксплуатации «семьдесятдвойка», по остальным характеристикам практически равноценная Т-64, в 1973 году была принята на вооружение. Многие руководители и генералы получили очередную порцию наград и чинов.

При этом надо отметить, что министр обороны СССР Д.Ф. Устинов, долгие годы бывший руководителем оборонной промышленности, считал танк Т-72 шагом назад, по сравнению с «шестьдесятчетверкой». Его броня была монолитной, уступая комбинированному бронированию Т-64. К тому же, наладив серийный выпуск Т-72, военная промышленность продолжала строить «шестьдесятчетверки», в процессе производства устраняя выявленные недостатки. Гораздо дешевле было бы производить одну модель основного (!) боевого танка.

Боевое крещение танки Т-72 получили в 1982 году, во время боев в ливанской долине Бекаа между сирийскими и израильскими войсками, встретившись с модернизированными танками М48, М60 американского производства и новейшими «Меркавами», построенными в Израиле.



Прямой наводкой

После этих боев, результат которых был не очень удачным для сирийцев, на все танки Т-64 и Т-72 Советской Армии начали спешно устанавливать навесную динамическую защиту (в последующем появилась и встроенная), а в боекомплект модернизированной пушки — пусковой установки 2А46М вошли управляемые противотанковые ракеты с лазерным наведением.

Развитием семейства Т-64 и Т-72 стали танки Т-80. Их отчим домом стал знаменитый Кировский завод в Ленинграде. На этих машинах вместо испытанных временем и боями дизелей начали устанавливать газотурбинные двигатели, о которых много говорили на Западе. Естественно, что советское руководство не могло остаться в стороне от прогресса (как оно его понимало — это уже другой вопрос) и велело срочно поставить турбину на танк. За скобками остались недостатки ГТД — огромный расход топлива, потребность в большом количестве чистого воздуха для питания двигателя и высокая стоимость (на это у нас вообще было не принято обращать внимания — «все для фронта — все для победы»).



В новогоднем лесу: «восьмидесятка» в роли Снегурочки

Но поскольку использовать «восьмидесятки» предполагалось на ухоженных асфальтированных дорогах Европы, то проблемы с очисткой воздуха для турбины первоначально игнорировали. Но опыт войсковой эксплуатации модной новинки заставил о многом задуматься и уже с 1985 года на «восьмидесятку» стали ставить старые надежные дизели.

Бесконечно модернизируя и совершенствуя базовую конструкцию «шестьдесятчетверки», отечественные конструкторы прозевали момент качественного скачка в развитии западной бронетехники. Американские танки Ml «Абрамс», немецкие «Леопард»2, французские «Леклерки» по своим боевым возможностям превзошли весь советский танковый парк, о чем свидетельствовал и печальный опыт операции «Буря в пустыне» (даже с поправкой на неискоренимое желание военных приукрасить собственные успехи, американцы на М1 нанесли большие потери иракским танкистам, воевавшим на Т-72) и сравнительные испытания на полигонах.



Злой волк — «Леопард 2»

Советский Союз до своей кончины так и не успел, в первый и последний раз, дать адекватный ответ на танковый вызов Запада. Российская армия лишь в конце двадцатого века продемонстрировала экспериментальный образец танка «Черный орел», шансы доработки и принятия на вооружение которого, учитывая печальное экономическое состояние России, близки к нулю.

Для проверки крепости «танкового меча» нужны были боевые машины и образцы вооружения вероятного противника. Поэтому за ними постоянно охотились советская военная разведка и КГБ. Но все же основной поток зарубежной военной техники шел в Советский Союз из стран-получателей советской помощи. В ответ на поставки сотен новых танков, ракет, самолетов из горячих точек планеты прибывали американские и английские машины. Их тщательно изучали, проверяли прочность брони, возможности пушек, ходовой части, искали новые конструктивные решения и новинки.

В период корейской войны 1950–1953 годов на научно-исследовательский полигон бронетанковой техники в Кубинке, под Москвой, привезли трофейные американские танки М24 «Чаффи» и М46» Паттон»1. Советских специалистов особенно привлекли в них цельный литой корпус, 90-мм пушка и система управления огнем, значительно превосходившая по своим возможностям то, что имелось в СССР.

Через десять лет с острова Свободы доставили подарок Фиделя Кастро — американский легкий разведывательный танк М41 «Уокер Бульдог», захваченный во время боев на Плайя-Хирон. Наши танковые конструкторы почерпнули много интересного для себя из знакомства со стабилизатором пушки, радиостанциями (особенно учитывая постоянное отставание Советского Союза в разработке средств связи) и новым двигателем.

Но больше всего «подарков» прибыло с Ближнего Востока. Египтянам и сирийцам иногда тоже удавалось подбивать и захватывать танки израильской армии — английские «Центурионы», американские М48 и другую бронетехнику. Первый «Центурион» в Советском Союзе появился еще в начале пятидесятых годов. Английским танкистам тоже пришлось повоевать в Корее и не все бои заканчивались для них благополучно. Машина была сильно обгоревшая, с многочисленными пробоинами, но интерес к ней это не снизило, наоборот — ведь выпуск «Центурионов» начался в послевоенные годы и в них имелось много новинок британской конструкторской мысли.

После войны Судного дня 1973 года в руки советских экспертов попал американский танк М60А1, выпуск которого начался в 1962 году. Танкистов поразили шикарные условия для экипажа. По сравнению с советскими машинами, это был настоящий лимузин.

Еще три «Центуриона» в начале семидесятых годов подарили египтяне. На одной из машин стояла полуавтоматическая пушка, привлекшая к себе особое внимание, поскольку была только-только принята на вооружение. Второму англичанину не повезло — его превратили в мишень, расстреливая из всех видов противотанкового оружия на кубинском полигоне. Оставшийся металлолом пошел на переплавку.

Позже в СССР появился еще один выходец с Британских островов. Во время ирано-иракской войны Саддам Хуссейн, в благодарность за бесперебойные поставки советского оружия, подарил захваченный в бою иранский тяжелый танк «Чифтен» Мк5. Машина произвела на специалистов самое лучшее впечатление, что они не преминули отметить в отчете об изучении танка. Это вызвало недовольство руководства министерства обороны, уверенного в подавляющем превосходстве советской техники.

Двух французов легкой весовой категории — разведывательные танки АМХ-13, обладавшие первой в мире системой автоматического заряжания пушки, презентовал алжирский президент Хуари Бумедьен. Одну машину тщательно изучили и поставили в музей. Второй танк закончил свои дни на полигоне, изрешеченный бронебойными снарядами и противотанковыми ракетами, проверявшими прочность галльской брони.

Но самый большой ажиотаж был связан с прибывшим в 1982 году из Ливана американским танком М48А5, модернизированным израильтянами. Машина была довольно старая и сама по себе особого интереса не представляла. Сенсацией стала система динамической защиты от кумулятивных снарядов «Блейзер», установленная на нем. Говорят, подобная система в свое время была разработана и у нас, а на одном из учений ее даже продемонстрировали руководству.

Оно ее не оценило, посчитав, что это глупая затея — превращать танк в пороховую бочку, навешивая на него контейнеры со взрывчаткой. Идею благополучно похоронили, а после знакомства с израильским «чудо-оружием» лихорадочно бросились внедрять в Советской Армии. С тех пор отличительной чертой всех советских танков, начиная с Т-64, стало наличие активной брони. Позже ее начали устанавливать и на устаревшие к тому времени Т-55 и Т-62, стараясь продлить их жизнь в боевом строю.

Еще одним способом укрепления обороноспособности СССР, была охота за научными и техническими достижениями Запада. Вели ее две конкурирующие организации — научно-техническая разведка КГБ и Главное разведывательное управление Генерального штаба Советской Армии.



Израильская новинка — М60 А1 с динамической защитой «Блайзер»

Деятельность эта была поставлена на промышленную основу.

Координировала шпионскую деятельность Военно-промышленная комиссия при Совете Министров СССР. Она устанавливала ежегодный план сбора разведданных, выполнять который приходилось разведывательным органам. Когда советским военным конструкторам требовалась информация о каких-то западных новинках или технологиях, они направляли запрос в учреждение с неприметным названием — Всесоюзный институт межотраслевой информации, который эту заявку передавал кому следует и устанавливал смету расходов.

Масштабы работы были впечатляющими. Только в 1979 году разведка добыла 140 образцов изделий и 3,5 тысячи технических документов. По американским оценкам, в середине 80-х годов на вооружении Советской Армии находилось около 150 систем вооружения, изготовленных с использованием американских технологий.

Сейчас уже общеизвестно, что первая советская ядерная бомба, стратегический бомбардировщик Ту-4, управляемая авиационная ракета К-13 являются копиями американских аналогов. Ракета «Сайдуиндер» (названная у нас К-13) в свое время послужила причиной ссоры между Хрущевым и Мао Цзедуном, который не хотел делиться с Советским Союзом добычей — потерянной американским истребителем над Китаем ракетой. Мао все же одумался, поскольку в тот момент еще нуждался в советской помощи, и подарил «Сайдуиндер».

Велась охота и за новейшими образцами боевой техники. По некоторым данным, в Советском Союзе имелись западногерманский танк «Леопард-2», американский штурмовик А-10 «Тандерболт», внимательно изучавшиеся советскими специалистами.

Особый приоритет отдавался компьютерам, производству электронных компонентов, то есть тем сферам, где отставание СССР от западных стран было наиболее ощутимым. Первое главное управление КГБ больше интересовалось технологиями и научными разработками. Главное разведывательное управление старалось раздобыть образцы вооружения и боевой техники, данные об иностранных армиях, военной экономике вероятного противника.

Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР больше известное под аббревиатурой ГРУ, долгие годы считалось одним из самых таинственных советских учреждений. Всемирную славу ему создал его бывший сотрудник — майор Владимир Резун, под псевдонимом Виктор Суворов издавший после бегства на Запад книгу «Аквариум». Патриархом ГРУ считался генерал-полковник Петр Ивашутин, занимавший пост начальника управления с 1963 по 1986 год. Именно при нем, наряду с агентурной разведкой, широко стали использоваться и технические средства — разведывательные спутники, станции электронной разведки, данные анализа открытых источников.

Западные страны в послевоенные годы успешно решали проблему конверсии военного производства, перестраивая высвобождающиеся мощности на выпуск товаров для людей. Американцы и западноевропейцы обзаводились легковыми автомобилями, холодильниками, телевизорами и прочими благами цивилизации, красиво одевались и вкусно кушали.



«Шилки» перед боем

Советским же гражданам приходилось довольствоваться комнатой в бараке или коммуналке, кирзачами и телогрейкой. Холодильником служила сумка с продуктами, вывешенная зимой за окно, а вместо телевизора — танцы или кино в клубе. Оправдание для тяжелой жизни всегда было под рукой — мировой империализм спит и видит, как бы развязать новую мировую войну, поэтому главное, «лишь бы не было войны».

Плохо одетым и полуголодным людям оставалось проникаться гордостью за свою державу, наблюдая на парадах за бесконечными колоннами танков и другой военной техники и стараясь не думать, сколько все это бронированное великолепие стоит.

Танковое превосходство СССР над западными странами постоянно увеличивалось. Объемы производства танков в мирное время практически не отличались от периода войны. Несмотря на то что экономическое положение Советского Союза продолжало оставаться крайне тяжелым, вместо поиска более эффективных способов укрепления обороны был избран путь количественного наращивания привычных видов вооружений — главным образом танков, артиллерии и авиации. Отношение к ядерному оружию оставалось довольно скептическим, многие военные авторитеты по-прежнему видели в нем только пропагандистское пугало, не способное изменить существовавшие формы ведения боевых действий.

В многочисленных конструкторских бюро шла напряженная работа над новыми моделями бронированных боевых машин, модификацией уже существовавших танков. Обновление танкового парка происходило очень быстро, причем совершенствованию имевшихся машин уделялось гораздо меньше внимания, нежели созданию новых моделей, за которые давали ордена, звания и прочие блага. В СССР полным ходом формировался военно-промышленный комплекс — взаимовыгодный союз руководства военной промышленности и верхушки армии.

На вооружение принимались образцы военной техники, не прошедшие испытаний, имевшие многочисленные конструктивные недостатки и доставлявшие огромные неприятности строевым офицерам и их подчиненным, которым приходилось эксплуатировать эту технику. Как только ни изощрялись конструкторы, чтобы протолкнуть свои разработки в серию.

Даже в годы войны создатель авиационного пулемета ШКАС Б.Г.Шпитальный пытаясь всучить армии свою зенитную пушку для танков, устроил целое представление. Его орудие заклинивало после каждых пяти выстрелов, через несколько минут оно опять могло вести огонь, потом замолкало и все повторялось. При показе армейскому начальству, после пяти выстрелов из башни танка вылезал испытатель, отдавал честь, докладывал и просил разрешения продолжать огонь. Получив его, скрывался в танке и производил пять выстрелов, после чего история повторялась. Эти остановки и доклады маскировали паузы в стрельбе, и комиссия приказала готовить документы для принятия пушки на вооружение. К счастью для простых танкистов, вскоре обман раскрылся и орудие забраковали.

Но не всегда все заканчивалось так благополучно. В 60-е годы на вооружение танковых войск поступил революционный по замыслу, но довольно «сырой» по исполнению танк Т-64. Он в значительной мере отличался от предшествовавших машин. Конструкторы харьковского танкового завода первыми перешли с пятиопорной ходовой части на новую — с шестью опорными катками на борт. Танк получил новейшую 115-мм гладкоствольную пушку Д-68 с автоматом заряжания, что позволило сократить экипаж с четырех человек до трех. На нем установили и противоатомную защиту — внутренний пластмассовый подбой. Однако двигатель и ходовая часть оказались далекими от совершенства и многие годы, пока танк состоял на вооружении Советской Армии (за границу его не поставляли), доставляли множество хлопот танкистам, мнением которых в свое время никто не поинтересовался.

Оглавление книги


Генерация: 0.165. Запросов К БД/Cache: 3 / 1