Глав: 6 | Статей: 43
Оглавление
Книга посвящена величайшей в истории танковой армаде — бронетанковым войскам СССР. Во всех странах мира, вместе взятых, танков было меньше, чем в Советской Армии. Эти полчища стальных чудовищ, предназначенных для победоносного рывка к Ла-Маншу, погибли вместе со страной, их создавшей. Впервые в отечественной и зарубежной литературе представлена реальная, а не парадная история развития и упадка советских танковых войск послевоенной эпохи.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

НА РАКЕТНОМ ПЕРЕЛОМЕ

НА РАКЕТНОМ ПЕРЕЛОМЕ

Ситуация стала немного меняться в 50-е годы. После смерти Сталина советское руководство стало уже по-другому оценивать военную мощь, созданную в предыдущие годы. Появление новых средств ведения войны, и в первую очередь ракетно-ядерного оружия, заставило по-новому взглянуть на перспективы традиционных видов оружия и боевой техники. Роль всеобщего эквивалента военной мощи стала быстрыми темпами переходить к ракетно-ядерному оружию. Хрущев буквально боготворил ракетное оружие, считая, что танки, самолеты и боевые корабли отжили свой век и должны уступить свое место новым средствам ведения войны.

Началась эпоха ракетной эйфории, когда ракеты, по выражению Никиты Сергеевича, штамповали, как «сосиски» на конвейере. Теперь им в ядерном снаряжении отводилась роль «кузькиной матери», показать которую американцам грозился горячий кремлевский вождь. Прочие средства ведения борьбы на поле боя рассматривались в лучшем случае как составляющая сил ядерного поражения, с упором на его использование проводились учения и подготовка в военных учебных заведениях. Дошло до того, что об эффективности обычных сил и средств в период «ядерной эйфории» вообще рекомендовалось не говорить.

Возникла реальная угроза позициям сторонников «танковой философии», базировавшейся на примате танка в войне. Как отмечалось военными теоретиками, «в послевоенный период роль танков некоторое время казалась неясной, что послужило причиной известного застоя в их развитии». Реальная опасность для многих генералов и создателей бронетанковой техники лишиться теплых мест и кормушек заставила их сплотиться для защиты своих корпоративных интересов, которые опять же, прикрывались пропагандистской шумихой по поводу военной угрозы с Запада. Поэтому такое состояние продлилось недолго. Был найден новый убедительный аргумент — танк объявлен идеальным оружием ядерной войны.

В 1962 году вышел в свет военно-научный труд «Военная стратегия» под редакцией бывшего начальника Генерального штаба ВС СССР Маршала Советского Союза В.Д. Соколовского (о его опыте применения танковых войск уже упоминалось выше), в котором прогнозировалось, что «в Сухопутных войсках, видимо, будет и дальше увеличиваться удельный вес танковых войск. Танки по своим боевым свойствам более устойчивы от воздействия ядерного оружия, обладают высокой проходимостью и скоростью передвижения вне дорог, способны к осуществлению быстрого маневра и нанесения удара на большую глубину. Они могут быстро преодолевать зоны радиоактивного заражения противника и с наибольшим эффектом использовать результаты своих ядерных ударов.

Танковые части, соединения и объединения обладают огромной мощью артиллерийского огня и способны, как и артиллерия, уничтожать и подавлять открытые и закрытые цели. При надлежащей организации они в состоянии не только эффективно использовать результаты ядерных ударов, но и огнем своих многочисленных орудий и броневым ударом сметать со своего пути уцелевшие остатки сопротивляющихся войск противника, наносить стремительные удары по их флангам и тылу и безостановочно продвигаться на большую глубину. Из всех родов войск танковые войска в наибольшей степени соответствуют характеру ракетно-ядерной войны».

Маршал бронетанковых войск А.Х. Бабаджанян, командовавший в 1969–1977 годах танковыми войсками Советской Армии, говоря о достоинствах танков в ядерной войне, тоже подчеркивал, что «мощная броня современного танка надежно защищает экипаж от поражающих факторов ядерного взрыва — ударной волны, светового излучения и проникающей радиации. Разумеется, и от авиабомб, снарядов и пуль. Наряду с этим, танки обладают высокой мобильностью и большой ударной и огневой мощью.

Все эти замечательные боевые качества техники дают танковым соединениям и частям возможность весьма эффективно использовать результаты своих ядерных ударов по глубоким вражеским объектам, в короткие сроки завершать разгром уцелевших группировок противника, уничтожать его средства ядерного нападения и обеспечивать во взаимодействии с воздушно-десантными войсками и авиацией стремительное достижение целей операции».

Еще одна цитата. Маршал бронетанковых войск П.П. Полубояров, командующий бронетанковыми войсками в 1954–1969 годах: «Благодаря высокой подвижности, мощному огню и ударной силе, надежной броневой защите, стойкости от ядерных ударов танковые войска наиболее приспособлены к ведению боевых действий и в условиях применения ракетно-ядерного оружия».

В этих высказываниях советских танковых генералов и маршалов было изложено советское видение будущей войны — ядерные удары по противнику на первом этапе боевых действий, а затем выход на арену танков для завершения разгрома уцелевших группировок войск НАТО в сочетании с действиями истребительно-бомбардировочной авиации, войск специального назначения и десантников в тылу вражеских войск.

Танковые маршалы не собирались уступать своих позиций. В этом их поддерживало и высшее военное руководство.



Полевая «банька» для «Акаций»

Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, выступая в декабре 1956 года на совещании командующих военными округами, подчеркивал: «Я сторонник тяжелых танков.

Нужно иметь в виду, что главный театр военных действий — Европа. Здесь будет решена судьба мира. И мы должны выйти в такой организации, чтобы наверняка разгромить противника» — настаивая на необходимости количественного наращивания и качественного совершенствования танковых войск.

В 1945 году командующий 1-м Белорусским фронтом Г.К. Жуков бросал танковые армии на Зееловские высоты, где пехота не могла прорвать немецкую оборону, не жалея ни танкистов, ни танков, стремясь любой ценой опередить войска маршала Конева, уже выходившие к Берлину с юга. Через десять лет, он был готов бросить миллионы солдатских жизней в пекло новой войны, решая судьбы мира. Тяжелые танки для обороны не нужны, их главная задача — взламывать укрепленную оборону противника. Один из соратников Жукова, Маршал Советского Союза А.И. Еременко, как-то заметил: «Жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в 5–6 раз… Вот тебе и Жуков, а-ля Наполеон!».

По инициативе Жукова в середине 50-х годов началось развертывание тяжелых танковых дивизий, оснащавшихся танками ИС-2, ИС-3, ИС-4 и новейшими на то время Т-10. Им отводилась роль танкового тарана при прорыве оборонительных рубежей вероятного противника, к которому как раз в это время присоединились танки со столь знакомыми крестами на броне. В НАТО вступила Федеративная Республика Германия, а возрождавшийся Бундесвер явственно напоминал не так давно похороненный Вермахт. К тому же среди немецких танковых генералов было много старых знакомых наших танкистов встречи с которыми на Курской дуге, у Киева и Житомира, на берегах Балатона были ещё свежи в памяти. Это было серьезным аргументом для сторонников дальнейшего наращивания военной мощи страны социализма.

Первые тяжелые танковые дивизии поэтому были сформированы на передовом рубеже борьбы с империализмом — в Группе советских войск в Германии, на виду у потенциального врага.



«Я сторонник тяжелых танков» (ГК. Жуков). Т-10М для прорыва обороны НАТО

Тут для них была работа в случае войны — проламывать вражескую оборону на пограничном рубеже. Для их оснащения промышленность продолжала серийно выпускать несколько моделей тяжелых танков тогда, когда в других странах их вообще не было на вооружении.

Это решение никак нельзя назвать прогрессивным. Жуков, как и многие другие советские военные руководители, продолжал по-прежнему мыслить категориями прошедшей войны, настаивая на увеличении количества традиционных средств ведения войны — танков, артиллерии, массировании их применения. А ведь на вооружение многих стран мира уже поступали в массовом порядке противотанковые ракетные комплексы, способные превратить в металлолом целые танковые дивизии. Для этих же целей предназначалось и тактическое ядерное оружие, имевшееся в американской армии.

К последним сражениям второй мировой опоздал тяжелый «ИС-3», показанный всему миру в Берлине в сентябре 1945 года. Именовавшийся сначала «Кировец-1», новый танк получил переднюю часть корпуса в форме «щучьего носа» с броней толщиной 120 мм. Лобовая броня башни достигла 250 мм — рекорд для машин, созданных в годы войны. Даже у знаменитого «Фердинанда» броня имела толщину 200 мм. 122-мм орудие пробивало броню любого танка, болванками даже унося башни с корпусов боевых машин. Но у ИС-3 оказалось довольно много дефектов, которые постоянно пытались устранить в ходе эксплуатации.

Верховный Главнокомандующий поэтому вскоре одобрил серийное производство нового крестника — «Иосифа Сталина»-4. Однако «четверку» выпустили небольшой серией и в войсках использовали недолго, поскольку выяснилось, что при низкой надежности трансмиссии у танка невысокая проходимость и маневренность. В остальном он ничем, кроме увеличенной бронезащиты, не отличался от ИС-3.

Почти все выпущенные ИС-4 поступили на вооружение танковых и механизированных дивизий 5-й гвардейской механизированной армии — по 40 машин в каждом танко-самоходном полку. Больше всего их было в 8-й гвардейской танковой дивизии — 43 «четверки» в 94-м гвардейском полку. В начале 60-х годов их отправили на Дальний Восток и в Забайкалье крепить оборону границы с Китаем.

Последним серийным тяжелым танком и самым массовым (более 8000 машин) стал ИС-8, после смерти вождя переименованный в Т-10. Мощная броневая защита, надежная конструкция, 122-мм пушка с двухплоскостным стабилизатором обеспечили ему долгую жизнь. И хотя, после появления на вооружении основных боевых танков типа Т-64 функции тяжелых машин изменились — теперь на них возлагалась задача борьбы с бронетехникой противника, «десятки» состояли на вооружении до конца восьмидесятых годов.



«Чифтен» — грозный противник Т-10

Ни одна страна мира, кроме союзников CCCР, получивших несколько сотен таких машин, не имела на вооружении тяжелых танков и не производила ничего подобного.

В начале шестидесятых годов уверенность в том, что наши танки лучшие в мире, утвердилась и в умах и в пропаганде. Тем сильнее оказалась растерянность, когда внезапно выяснилось, что снаряды 122-мм пушки Д-25 танка Т-10 не пробивают лобовую броню новейших американских танков М60 и английских «Чифтен». Зато их пушки на всех дистанциях пробивают броню в любых местах корпуса и башни тяжелых танков И С-2, ИС-3, ИС-4 и Т-10. Это был шок и для военных и для конструкторов. Надо было срочно принимать меры, поскольку весь огромный танковый парк грозил превратиться в металлолом, начнись вдруг военный конфликт.

Уже в 1961 году была проведена срочная модернизация — на вооружение танковых 122-мм пушек поступили новые подкалиберные и кумулятивные бронебойные снаряды, способные бороться с новинками западного танкостроения. На новый танк Т-64 поставили еще более мощное орудие калибром 125 миллиметров и комбинированную броню.

Сменивший Жукова на посту министра обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, как и его предшественник, также был уверен, что организационноштатное укрупнение и массирование танков в сражениях, маневренность танковых войск и качественное совершенствование бронетехники в годы войны не потеряли своего значения и в новых условиях. Чем больше массирование танков на поле боя, тем меньше потери, тем вернее успех в бою и сражении.

По мнению Малиновского, будущая война была немыслима без брони и человека в ней. Он стоял за предельное совершенствование танка. «У нас нет никакого сомнения, что у танковых войск впереди большое будущее, что им будет принадлежать важная роль в достижении победы». Европа маршалу Малиновскому по-прежнему виделась полем боя для многочисленных масс танков, которые и решат исход войны.

Оглавление книги


Генерация: 0.282. Запросов К БД/Cache: 0 / 0