Глав: 6 | Статей: 43
Оглавление
Книга посвящена величайшей в истории танковой армаде — бронетанковым войскам СССР. Во всех странах мира, вместе взятых, танков было меньше, чем в Советской Армии. Эти полчища стальных чудовищ, предназначенных для победоносного рывка к Ла-Маншу, погибли вместе со страной, их создавшей. Впервые в отечественной и зарубежной литературе представлена реальная, а не парадная история развития и упадка советских танковых войск послевоенной эпохи.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

ОТ РАСЦВЕТА ДО ЗАКАТА

ОТ РАСЦВЕТА ДО ЗАКАТА

Советским танковым войскам, к счастью, не удалось испробовать свои силы в крупномасштабном вооруженном конфликте. Им выпала роль устрашения НАТО бесчисленными массами танков, число которых постоянно росло. По данным Лондонского института стратегических исследований, к 1978 году Советский Союз имел 50 тысяч танков, страны НАТО — 13,7 тысячи, Китай — около 10 тысяч.

Советские официальные источники называли в то время совершенно иные цифры. В издании Министерства обороны СССР «Откуда исходит угроза миру» (1982 год) о соотношении обычных вооружений НАТО и Организации Варшавского Договора говорилось так: «У государств Варшавского Договора танков действительно было несколько больше. Но с вступлением в НАТО Испании этого незначительного превосходства не стало. Руководители США и НАТО, когда им это выгодно, подсчитывают у себя только те танки, которые находятся в подчинении объединенного командования вооруженных сил блока в Европе. Тем самым они значительно занижают количество имеющихся у них танков (всего якобы менее 12000).

На самом же деле непосредственно в войсках стран, входящих в НАТО (с учетом танкового парка Испании), находится более 17000 танков. Кроме того, на складах в Европе сосредоточено около 1500 американских и 6500 танков западноевропейских стран НАТО. Следовательно, по общему количеству танков (24000) страны НАТО лишь немного уступают странам Варшавского Договора (25000 танков)». Надо признать, что советское Министерство обороны проявило здесь завидную скромность.



Соотношение численности танков НАТО и ОВД в Европе в 1988 г.

Страны НАТО, хотя и значительно увеличили в 70-е годы свой танковый парк, ставку все же делали на качественное совершенствование боевой техники — на вооружение были приняты новые танки М1 «Абрамс», «Леопард» 2, превосходившие по своим боевым качествам основную массу советских машин, шло дальнейшее наращивание и совершенствование противотанковых вооружений — противотанковых управляемых ракет, противотанковых вертолетов, «истребителей танков» — штурмовиков А-10 «Тандерболт» II создавались новые виды оружия для борьбы с танками — кассетные боеприпасы, высокоточное оружие, нейтронная бомба.



Соотношение численности бронемашин НАТО и ОВД в Европе в 1988 г.

Генерал армии В.Н. Лобов в своей статье в журнале «Военная мысль» признавал, что «ни для кого не секрет, например, что советский танк Т-72 уступает американскому «Абрамсу» и немецкому «Леопард-2», штурмовик Су-25 — штурмовику А-10, а зачисленный в разряд истребителей-бомбардировщиков МиГ-29 — самолету Ф-16 при решении задач по поражению наземных целей. Американские танковые экипажи, укомплектованные по контракту солдатами со сроками службы 3–5 лет, явно превосходят по уровню подготовки советских танкистов срочной службы».

К 1988 году соотношение по этим видам вооружений было в пользу американцев и их союзников: боевые вертолеты: у НАТО — 5270, у ОВД — 2785, противотанковые ракетные комплексы: у НАТО — 18070, у ОВД — 11465. Здесь преимущество оставалось на стороне НАТО.



Соотношение численности боевых вертолетов

Объясняя танковый дисбаланс в Европе, министр обороны США Шлесинджер указывал в докладе конгрессу: «Современное противотанковое оружие, размещенное в достаточном количестве, компенсирует превосходство стран Варшавского Договора в количестве танков. В связи с этим, мы не считаем необходимым, иметь равное с Советским Союзом количество танков».



Соотношение количества ПТРК НАТО и ОВД в Европе в 1988 г.

К тому же, опыт арабо-израильской войны 1973 года показал, что на смену господствовавшей со времен второй мировой войны связке — танк и истребитель-бомбардировщик пришли новые, более эффективные средства ведения войны. Вертолеты, оснащенные противотанковыми управляемыми ракетами, наносили огромные потери танковым частям еще на подходе к полю боя. Без использования зенитных ракетных комплексов ведение боевых действий становилось вообще невозможным.

Сотни сгоревших на Синайском полуострове и Голанских высотах танков стали памятником былому господству танкового меча. Война 1973 года подтвердила высокую действенность противотанковых управляемых реактивных снарядов. Они пробивали броню всех типов танков, применявшихся в войне. Подсчитано было, что на долю ПТУР приходится 50 % всех уничтоженных израильских танков на египетском фронте, хотя ПТУР составляли только 11 % всех противотанковых средств Египта.

Внедрявшиеся в то время в войска западных стран системы обычного оружия и боевой техники, по мнению руководства НАТО, обладали такой огневой мощью, которая в значительной степени увеличивала возможность изматывать противника в обороне и сохранять боеспособность своих войск для последующих наступательных действий. При этом считалось, что современные средства ведения войны позволяют обороняющемуся нанести поражение наступающим войскам противника, которые имеют трехкратное превосходство в силах и средствах.

В условиях острого противоборства танков и противотанковых средств в бою, последние, кроме поражения бронированной техники противника, должны повысить эффективности боевого применения своих бронетанковых войск. Не уничтожив танки как главную ударную силу противника и не сохранив эти средства в составе своих войск, нельзя было рассчитывать на успех в бою и операции.

В СССР же продолжал господствовать принцип количественного увеличения танкового парка (видимо, в соответствии с законом диалектического материализма ожидался переход количественного превосходства в качественное). Причем, наряду с поступлением новейших машин, основную долю составляли устаревшие танки, модернизация которых запаздывала.

Как и в советской экономике, в военной политике продолжал торжествовать экстенсивный путь развития — больше танков, самолетов, ракет, подводных лодок и прочего оружия.

На вооружение принимались машины недостаточно отработанные, а то и неудачные. Не назовешь ведь конструкторской удачей танк Т-80 с газотурбинным двигателем. Газовая турбина, стоившая дороже танка с дизельным двигателем, предъявляла жесткие требования к чистоте потребляемого воздуха, расходовала огромное количество горючего и плохо переносила постоянные изменения режима работы. Каждое конструкторское бюро и завод старались протолкнуть свои разработки, в результате чего на вооружении советских танковых войск оказалось три типа основного (!) боевого танка — Т-64, Т-72, Т-80, незначительно отличавшихся друг от друга и, по сути дела, являвшихся модификациями Т-64. «Самым основным» из них был Т-72, производившийся в огромных количествах и единственный поставлявшийся на экспорт.

Рост защищенности западных танков вызвал принятие на вооружение танковых противотанковых управляемых ракет — ими оснастили все советские основные боевые танки. В армии эксплуатировалось множество модификаций боевых машин — согласно данным, представленным Советским Союзом при заключении Договора об обычных вооружениях в Европе, в 1990 году на вооружении имелось шесть модификаций танка Т-80, восемь модификаций Т-72, восемь — Т-64, шесть — Т-62, шесть — Т-54 и 13 модификаций Т-55.

Структура танковых войск продолжала претерпевать многочисленные изменения. В 70-е годы в состав танковых армий стали включаться мотострелковые дивизии. Однако надо заметить, что, говоря о Советской Армии, нужно всегда помнить изречение Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».

Вопрос для самых сообразительных — как будет называться армия, в которой из четырех дивизий — все танковые? Но не спешите с уверенным ответом «танковая» — на самом деле это 3-я общевойсковая армия Группы советских войск в Германии, а входят в нее 7, 10, 12 и 47-я гвардейские танковые дивизии. А что это за армия, где из четырех дивизий — три мотострелковые и одна танковая? Опять не нужно спешить с ответом — это, как ни странно, 2-я гвардейская танковая армия той же Группы советских войск в Германии.

В послевоенные годы в Советской Армии существовало множество танковых дивизий, имевших одинаковые номера.



Учебные Т-72 в учебной атаке на учебном полигоне

Вообще, отечественная система нумерации частей и соединений этого периода — это что-то невероятное. Кто-то, видимо, решил с ее помощью окончательно запутать все вражеские разведки, постоянно тасуя номера. Один пример: в начале 80-х годов 6-я гвардейская мотострелковая дивизия входила в состав 20-й гвардейской армии ГСВГ, а в 1982 году дивизия с тем же номером уже входит в состав Северной группы войск в Польше.

Что бы это значило? Советская дивизия перебралась на новое место? На самом деле, все гораздо проще — 90-я гвардейская танковая дивизия Северной группы войск переформировывается и переименовывается в 6-ю гвардейскую мотострелковую дивизию, а 6-я гвардейская мотострелковая дивизия Группы советских войск в Германии переименовывается в 90-ю гвардейскую танковую дивизию. Вот такая рокировочка. Было от чего сойти с ума аналитикам ЦРУ и прочих западных военных разведок.



Еще одна мизансцена Агитпропа: «На привале»

Самое массовое переименование дивизий произошло в 1965 году. Объяснялось оно просто — как было сказано в приказе министра обороны СССР № 003 от 11 января 1965 года, в целях сохранения боевых традиций и в честь двадцатилетия Победы, многим танковым соединениям возвращались номера дивизий и корпусов времен Великой Отечественной войны, на основе которых создавались эти соединения. Годом раньше подобная операция была произведена с мотострелковыми дивизиями.

36-я танковая дивизия, ведущая свою родословную от 193-й стрелковой дивизии, стала, соответственно, именоваться 193-й танковой дивизией, 33-я гвардейская танковая дивизия, в годы войны бывшая 15-й гвардейской кавалерийской дивизией, превратилась в 15-ю гвардейскую танковую, 38-я гвардейская танковая дивизия (бывшая 90-я гвардейская стрелковая) в 90-ю гвардейскую танковую и так далее.

3-я и 4-я гвардейские танковые армии ГСВГ немного раньше были переименованы в 18-ю и 20-ю гвардейские общевойсковые армии, дабы не пугать западных обывателей количеством советских танковых армий. Существует и другая, неофициальная версия массового переименования соединений Советской Армии — его объясняют предательством полковника ГРУ Пеньковского, раскрывшего ЦРУ многие советские секреты, в том числе и действительные наименования частей и учреждений Министерства обороны.

Танковые армии первого стратегического эшелона, расположившиеся в ГДР, представляли собой внушительную силу — в их составе, помимо танковых и мотострелковых дивизий имелось по две ракетных бригады, артиллерийская и зенитно-ракетная бригады, два отдельных вертолетных полка, понтонно-мостовой полк, бригада материального обеспечения и другие подразделения. Например:

• 9-я танковая Бобруйско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова дивизия;

• 11-я гвардейская танковая Прикарпатско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова дивизия;

• 20-я гвардейская мотострелковая Прикарпатско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова дивизия;

• 181-я ракетная бригада;

• 432-я ракетная бригада;

• 308-я артиллерийская бригада;

• 53-я зенитно-ракетная бригада;

• 225-й отдельный вертолетный полк;

• 485-й отдельный вертолетный полк;

• 3-й гвардейский полк связи.

А все вместе — это 1-я гвардейская танковая армия Группы советских войск в Германии.

Наступательная мощь этих объединений была огромной. Более тысячи танков, сотни боевых машин пехоты и бронетранспортеров, артиллерийских орудий. Несколько десятков тактических ракет с ядерными боеголовками были способны стереть с лица земли европейскую страну средних размеров. Ни одна страна в мире не имела подобных армий. В какой-то мере сравнить с ними можно разве что 5-й и 7-й армейские корпуса армии США, дислоцированные в Европе и имевшие в своем составе по танковой и механизированной дивизии и многочисленные корпусные части.

Танковые армии второго стратегического эшелона, дислоцировавшиеся в приграничных военных округах СССР, немного отличались от армий ГСВГ. В их составе, как правило, не было вертолетных полков, имелось по одной ракетной и зенитно-ракетной бригаде, вместо понтонно-мостового полка присутствовал батальон — переправы через реки должны были наводить войска первого эшелона. Вот, к примеру, 5-я гвардейская танковая армия Белорусского военного округа, в состав которой входили:

• 8-я гвардейская танковая Краснознаменная дивизия;

• 29-я танковая Знаменская ордена Ленина Краснознаменная ордена Суворова дивизия;

• 193-я танковая Днепровская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия;

• 199-я гвардейская ракетная бригада;

• 56-я зенитно-ракетная бригада;

• 40-й отдельный полк связи;

• 544-й отдельный понтонно-мостовой батальон;

• 913-й отдельный батальон радиоэлектронной борьбы;

• 45-й отдельный армейский радиотехнический батальон ПВО;

• 177-й отдельный батальон химической защиты;

• 13-я отдельная смешанная авиационная эскадрилья.



У танковых армий тоже была «крыша». Пусковые установки ЗРК «Круг» на марше

Организационная структура танковых дивизий, утвержденная в 1957 году, сохранилась в своей основе до конца 80-х годов, хотя ее совершенствование постоянно продолжалось. Это объяснялось принятием на вооружение новых типов оружия и боевой техники, пересмотром некоторых взглядов на применение дивизии в основных видах боя. Одновременно шел поиск соединений нового типа, более подходящих для современных условий.

Руководство Министерства обороны СССР по инициативе начальника Генерального штаба, маршала Огаркова в конце 70-х — начале 80-х годов предприняло крупномасштабные преобразования:

1) предусматривалось главное командование Сухопутных войск преобразовать в управление главнокомандующего резервов с подчинением ему гражданской обороны и военкоматов;

2) сформировать отдельные армейские корпуса бригадного состава;

3) создать в военных округах военно-воздушные силы с одновременной ликвидацией воздушных армий;

4) организовать противовоздушную оборону по территориальному принципу — каждый военный округ отвечает за ПВО в пределах своих административных границ.

И в начале 80-х годов среди офицеров Советской Армии поползли слухи о появлении новых, не похожих на уже существовавшие, формирований — армейская молва называла их корпусами быстрого реагирования, по аналогии с широко разрекламированными в то время американскими объединениями, хотя официально они именовались отдельными армейскими корпусами. Предназначались новые объединения для действий в оперативной глубине противника и, в отличие от существовавших до этого армейских корпусов, имели более мобильную бригадную организацию.

Их структура резко отличалась от других общевойсковых формирований Советской Армии. В состав корпуса входили две танковые, две механизированные бригады, десантно-штурмовой и вертолетный полки. Такая организация повысила мобильность соединения, его боевые возможности, позволяла частям действовать в отрыве от основных сил. Их работа должна была начаться после прорыва дивизиями первого эшелона обороны НАТО, когда будет открыта дорога в глубь вражеской территории.

Корпуса должны были стать оперативными маневренными группами фронтов. Один из таких корпусов был создан в Белорусском военном округе на базе 120-й гвардейской мотострелковой дивизии.



Высоко сижу, далеко гляжу. Это про вертолет МИ-8

В состав этого 5-го отдельного гвардейского армейского Рогачевского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова корпуса имени Верховного Совета БССР вошли:

• 1-я отдельная гвардейская танковая Белостокская Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского бригада;

• 2-я отдельная гвардейская танковая Барвенковская ордена Кутузова бригада;

• 176-я отдельная механизированная бригада;

• 177-я отдельная гвардейская механизированная Белостокская Краснознаменная орденов Кутузова и Александра Невского бригада;

• 310-й гвардейский артиллерийский Белостокский орденов Кутузова и Александра Невского полк;

• 1045-й гвардейский зенитно-ракетный орденов Богдана Хмельницкого и Александра Невского полк;

• 1318-й десантно-штурмовой полк;

• 276-й отдельный вертолетный полк;

• 1180-й реактивный дивизион;

• 46-й отдельный разведывательный батальон;

• 126-й гвардейский инженерно-саперный батальон.

Просуществовали они недолго. После начала сокращений вооруженных сил в горбачевскую эпоху и перехода к оборонительной доктрине от корпусно-бригадной организации было решено отказаться, и корпуса были вновь переформированы в дивизии — в 1989 году 5-й гвардейский армейский корпус вновь стал 120-й гвардейской мотострелковой дивизией.

Оглавление книги


Генерация: 0.212. Запросов К БД/Cache: 0 / 0