Глав: 4 | Статей: 13
Оглавление
Наступивший 1888 год стал седьмым годом “Двадцатилетней программы”. Прошли ходовые испытания, и готовились к вступлению в строй на Балтике “Император Александр II”, на Черном море “Екатерина II”, “Чесма” и “Синоп”. В Санкт-Петербурге на верфи Галерного островка Франко-Русский завод подготовил к спуску корпус броненосца “Император Николай I”. В Новом Адмиралтействе “казенными средствами” строили корабль малого водоизмещения “Гангут”. В Николаеве начали постройку четвертого черноморского броненосца.

Строительство и спуск на воду

Строительство и спуск на воду

Сразу же после заключения контракта Общество приступило к работам. В мастерских начали изготовление составных частей киля, шпангоутов и стрингеров. В конце мая 1889 г. корпус броненосца “Император Николай I”, также строившийся Обществом Франко-Русских заводов в Фрегатском эллинге на Галерном островке, спустили на воду, и через месяц в нем началась установка первых деталей корпуса для нового броненосца. С этого момента строительство корабля считалось начатым.

Весь металл поставлял Александровский завод. Он же впоследствии изготовил из мягкой стали штевни и рулевую раму. В конечном итоге до спуска на воду предстояло набрать металлических конструкций до 45 % от полного водоизмещения корабля. Согласно контракту, Обществу предстояло изготовить сам корпус не превышая его расчетного веса (но допускалось его уменьшение не более, чем на 4 %).

19 августа 1889 г. генералом-адмиралом был издан приказ по Морскому ведомству (за № 99), в котором говорилось, что “Государь Император 11 августа соизволил строящийся на заводе Франко-Русского общества в Санкт-Петербурге броненосный корабль именовать “Наварин” и зачислить его в списки судов Балтийского флота”.

В начале октября Морское министерство решило заказать главные механизмы и котлы, спроектированные в МТК, Литейному и Механическому заводу, принадлежавшему Акционерному Обществу Франко-Русских заводов.

11 ноября 1889 г. представитель Морского министерства контр-адмирал В.И. Попов заключил второй контракт с доверенным лицом уже известного нам П.К. Дю-Бюи инженером А.И. Бушем “на изготовление двух судовых паровых машин в 9000 л.с. для строящегося двухвинтового броненосного корабля “Наварин” с паровыми котлами и прочими запасными вещами”. За изготовление механизмов весом 1222 т Общество получало сумму 1 551610 руб.

Оговаривались и штрафные санкции: за каждую недостающую л.с. высчитывалось по 200 руб. А при условии, если общая мощность окажется меньшей, чем 8000 л.с., министерство отказывалось от них, а заводу предстояло изготовить новые. Предусматривался штраф и за лишний вес по 9000 руб. за 1 %. Договором определялось: установка забортного оборудования и проведение всего комплекса испытаний (до середины июля 1891 г.) и окончательная сдача корабля в казну в июне 1892 г. После этого в течение 12 месяцев шел гарантийный срок, во время которого все неполадки, произошедшие не по вине экипажа, бесплатно устранялись Обществом.

В январе 1890 г. с установленных бимсов носовой и кормовой палуб сняли шаблоны и по ним на Невском Механическом заводе начали изготавливать 42 стальных листа броневой палубы (общий вес 81 т). Официальная закладка состоялась 21 мая 1890 года, одновременно с закладкой на Балтийском заводе броненосного крейсера “Рюрик” и спуском яхты “Полярная звезда” и канонерской лодки “Грозящий”. Торжество началось в 11 часов дня с прибытием к эллингу гостей, где их встречали почетный караул, оркестр и моряки 2-го флотского “Ея Величества Королевы Эллинов” экипажа.

Из журнала Морского Технического Комитета по кораблестроению (№ 124 от 13 октября 1888 г.)

Председательствовал Генерал-Адъютант Кремер, присутствовали генерал-майор Зарубин, контр-адмирал Казнакое, инженер-кораблестроитель Самойлов, полковник Кремер, Флагманские инженер-механики Нозиков и Дмитриев, старшие судостроители Глазырин, Кутейников и Гуляев, капитаны 2-го ранга Тикоцкий и Витгефт.

Рассматривали предоставленный при сем эскизный чертеж броненосца в 9200 тонн водоизмещения для Балтийского моря, представленный Главным Уполномоченным Общества Франко-Русских заводов, инженером Дю-Бюи с обьяснительной к проекту запиской.

По объяснению Председателя Морского Технического Комитета означенный проект составлен вследствие приказания Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала Алексея Александровича проектировать броненосец более сильный, чем “Александр II” с водоизмещением от 8000 до 9000 тонн, вооруженный 12-дюймовыми орудиями, с броней и скоростью возможно большими и с запасом угля, которого было бы достаточно даже в случае назначения его в дальнее плавание.

В заседание Комитета были приглашены Главный Корабельный инженер C-Петербургского порта Субботин и инженер Дю-Бюи.

Положили.

Представить Его Высокопревосходительству Управляющему Морским Министерством, что, рассмотрев упомянутый проект броненосца в 9000 тонн водоизмещения, близко подходящий по расположению артиллерии и системе броневой защиты к английским броненосцам “Нил” и “Трафальгар”, Технический комитет пришел к следующему заключению: 1. Число, калибр и расположение артиллерии можно признать удовлетворительным, так как из сравнения с броненосцем “Александр II” видно, что вес залпа составляет на первом 47,3 пуда, а на втором 70,3 пуда.

По проектному соотношению к водоизмещению артиллерия на проектируемом броненосце несколько слабее, чем на "Александре II”. На первом она составляет 838 тонн или 9,1 %, а на последнем 863,6 тонн или 10 %. Но зато на проектируемом броненосце сильнее развита броневая защита, так как на нем имеются две закрытые вращающиеся башни, в то время как на “Александре II” стоит только одна барбетная. 2. Броневую защиту проектируемого броненосца представляет пояс в 16 дюймов против машины и котлов, на каземате 12 и башнях 10 дюймов, что Комитетом признано достаточным. 3. К проектируемому минному вооружению следует добавить один кормовой выбрасывающий аппарат (так, чтобы всего аппаратов было пять). 4. Вес боевой рубки должен составить не 50 тонн, как указано в объяснительной записке, а по крайней мере 60 тонн с целью увеличения толщины ее брони сверх предложенного в проекте в 10 дюймов. 5. Проектируемую для броненосца скорость хода в 15 узлов с натуральною тягою Комитет признает недостаточной для современного боевого судна. Его скорость по примеру современных броненосцев, построенных за границею, должна быть не менее 16 узлов. Ниже этой скорости идти нежелательно.

Принимая при этом, что добавочный вес на усиление механизма лишь частично может быть покрыт сбережением в весе от уменьшения толщины брони на закруглениях траверзных казематов, Комитет предлагает допустить увеличение водоизмещения броненосца с 9200 до 9400 тонн, но чтобы при этом ширина судна не превысила 67 футов, при которой возможно вводить его в Константиновский док в Кронштадте.

Находя проект отвечающим заданию Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала, Комитет предлагает инженеру Дю- Бюи разработать эскизы чертежей броненосца, приняв при этом к исполнению вышеупомянутые указания не позднее конца октября, и сопроводить их объяснительной запиской с расчетом нагрузки броненосца.

Все вышеизложенное было подробно сообщено Генерал- Адмиралу Алексею Александровичу.

Тактико-технические данные броненосцев построенных в период с 1880 по 1889 гг.

Таблица дана в приложении к журналу МТК по Кораблестроению (Ns 124) от 13 октября 1888 г.

Вес залпа в кг На нос/корму Число орудий в башнях/бар бетах Страна Водоизмещение тонн Число орудий-калибр в мм/длина ствола в калибрах Вес орудий без станков (тонн) Отношение веса орудий к водоизмещению (тонн) Вес залпа из всех орудий/вес залпа на борт
Проект С.К. Дю-Бюй 1892-93 (план) Россия 9430 4-305/30/ в башнях 8-152/35 в казематах 252,9 2,68 1772/1549
“Император Николай 1” 1889 Россия 8449 2-305/30, 4-229/35 8-152/35 238,7 2,83 1862/1263
“Синоп” 1886 Россия 9990 6-305/30, 7-152/35 348 2,8 2380/1494
“Ajax” 1880 Англия 8510 4-317,5/68-тонные дульнозарядные 2-152 360 1,88 1574/1574
“Anson” 1886 Англия 10000 4-343/68-тонные в барбетах, 6-152 298,7 2,99 2540/2403
“Trafalgar” 1887 Англия 11940 4-343/67-тонные в башнях 6-120 в казематах 281 4,2 2404/2336
“Marceau" 1887 Франция 10584 4-340 в барбетах 17-140 в батарее 265 2,5 2219/1530
“Hoche” 1886 Франция 10581 2-340, 2-270, 18-140 224 2,11 1872/1326
Название корабля Вес залпа (в кг) на нос/корму Число орудий в башнях/барбетах Толщина сталежелезной брони (в мм) пробиваемой орудиями наибольшего калибра Наибольшая толщина брони борта (в мм) Какая часть борта в % от длины ватерлинии защищена броней
У дула на расстоянии 10 каб. По ватерлинии в каземате
Проект С.К. Дю-Бюй 774,7/774,7 4/нет 441 378 406 66 54
“Император Николай I” 1151/488 2/нет 441 378 356 100 нет
“Синоп” 1549/830 Нет/6 441 378 406 100 30
“Ajax” 1528/1528 4/нет 373 322 457 37 37
“Anson” 1133/1133 Нет/4 553 493 457 45 45
“Trafalgar” 1134/1134 4/нет 772 (плита из железа) Нет данных 508 63 53
“Marceau” 1269/1260 Нет/4 492 422 17-140 в батарее 450 100 нет
“Hoche” 881/881 Нет/4 492 422 450 100 нет

К килю торжественно прикрепили серебряную закладную доску размером всего 9x13 см, на которой на одной стороне было выгравировано, что “12-ти пушечный двухъ винтовой корабль “Наваринъ”, строящийся в Санктъ-Петербурге на Галерномъ островке Обществомъ Франко-Русских заводовъ, заложенъ 19 мая 1890 года въ присутствии: Ихъ Императорскихъ Величествъ Государя Императора и Государыни Императрицы, Ея Королевского Величества Королевы Эллиновъ и Его Императорского Высочества Великого Князя Генералъ-Адмирала Алексея Александровича”, а на другой перечислялись все присутствовавшие именитые сановники Морского ведомства и участники строительства корабля. Это были управляющий Морским министерством вице- адмирал И.М. Чихачев, исполнявшие обязанности командира Санкт-Петербургского порта контр-адмирал Д.К. Шефнер и главного инспектора кораблестроения Н.А. Самойлов, главный корабельный инженер порта старший судостроитель Н.А. Субботин и наблюдающий за постройкой младший судостроитель В.В. Максимов.

Летом 1890 г. корпус довели до жилой палубы. После передачи Обуховскому заводу рабочих чертежей расположения палуб и переборок на нем начали проектировать двухорудийную башенную установку под тридцатипятикалиберные 305-мм орудия. Приняв за основу орудийную установку “Александра II”, к февралю 1891 г. завод подготовил свой проект. Недостатком этого проекта оказалось то, что центр тяжести башни отстоял от оси вращения на 1,3 м к лобовой части, что вызывало давление в 47 тонн на вращающие катки и затрудняло наведение. Но, по требованию МТК передвинув в башне некоторые узлы, свели до минимума смещение центра и значительно облегчили наведение орудий.

В это время наблюдающим за изготовлявшимися машинами назначили вернувшегося из дальнего плавания на фрегате “Владимир Мономах” старшего инженер-механика Ф. Сидорова.

Появились и новые изменения в проекте. Сначала решили оставить только одну грот-мачту, подобную одной из мачт, установленных на “Александре II”. Изменили сектор обстрела 152-мм орудий. Его определили в 100°, а амбразуры сделали длиной всего 1,1 м. Планируемые к установке подводные минные аппараты заменили на надводные, бронзовые, в яблочных шарнирах, переместив их на жилую палубу за броню верхнего каземата. Изготовить аппараты поручили Обуховскому заводу.

Тогда же Компасный отдел флота счел необходимым иметь на “Наварине” один главный и пять путевых компасов. Главный (пель-компас) диаметром 7 1/2 дюйма (19 см) предлагалось иметь на мостике (между 56 и 57 шпангоутами) на специальной площадке выше шлюпок и катеров. Для этого впоследствии вращающиеся раструбы вентиляторов на 50–51 шп. изготовили из меди. Путевые компасы расположили по одному в боевой рубке, в штурманской рубке, на крыше штурманской рубки, на верхней палубе у запасного штурвала и румпельном отделении.

Одним из новшеств стало предложение установить два 75-см прожектора на специальных выдвигавшихся за борт площадках которые опускались вниз по рельсам. Прожектор, находившийся в двух метрах от воды, по замыслу создателей, позволял наблюдающим с мостика и палуб, расположенных значительно выше луча, хорошо видеть атакующие миноносцы. Но затем установку этой сложной по конструкции площадки все же отменили. В феврале 1891 г. Александровский завод изготовил штевни, рулевую раму и кронштейны для гребных валов. Весной их установили в корпус, сборка которого шла весьма интенсивно. На стапеле в течение лета ежедневно работало до двухсот человек. На броненосец уже назначили командира, капитана 1 ранга Вилькена, команду и причислили к Кронштадтскому порту для снабжения различными видами имущества согласно нормам, принятым еще в 1877 г.

К осени 1891 г. корпус в основном был готов. Оставалась незаконченной только часть наружной обшивки в корме, не установлены руль, дейдвудные трубы, валы, винты, кингстоны, клюзы, битенг, шпили, цепные стопора и часть трапов. Заводу предстояло также сделать деревянную настилку верхней палубы, спусковые устройства и окрасить корабль. Команда же начала испытание отсеков наливом воды.

К началу октября все эти работы выполнили, и назначенная от министерства комиссия, осмотрев корпус, признала, что “все работы по корпусу исполнены согласно утвержденным чертежам и спецификациям, а спусковое устройство произведено основательно, а потому благонадежность спуска обеспечена вполне”.

Спуск на воду приурочили ко дню 64-й годовщины Наваринского сражения. 8 октября 1891 года на Галерный островок стали собираться оповещенные накануне газетой "Правительственный вестник” гости. После обеда на верфь прибыл, неся перед собой знамена, почетный караул от Гвардейского флотского экипажа. С ним на верфь пришли и музыканты сводного оркестра. На “Наварине” вдоль бортов, согласно детально отработанному ритуалу, выстроился корабельный почетный караул из 12 офицеров и 240 матросов от 9-го флотского экипажа во главе с командиром.

В Неве уже стояли корабли, бросившие свои якоря в местах по заранее установленным буйкам. Первым стоял крейсер “Азия”, на котором расположился хор и портовые музыканты. За ним находились пароход “Онега”, яхта “Александрия” и пароход “Нева”. Все они с утра раскрасились флагами. В 16 часов рабочие освободили сдерживающие упоры, и “Наварин” медленно начал двигаться к воде. В этот момент на пяти установленных на нем флагштоках поочередно поднимались сначала Андреевский, затем Адмиралтейский флаги, Штандарт, флаг генерал-адмирала и Гюйс.

Во время подъема Императорского Штандарта все корабли, стоявшие в Неве, произвели салют. Через минуту “Наварин”, отдав два массивных адмиралтейских якоря, был в Неве. Спусковой вес с полозьями составил 3185,5 тонны, осадка носом равнялась 2,3, кормой 4,3 метра.

Участники торжества послали приветственные телеграммы Александру III и одному из участников Наваринского сражения знаменитому адмиралу B.C. Завойко. “Сегодня в день 64 годовщины Наваринского сражения, — говорилось в послании адмиралу, — спущен со стапеля корабль “Наварин”. Присутствующие моряки шлют Вам свой задушевный привет как старейшему, всеми уважаемому моряку, начавшему службу участием в этом славном сражении и при дальнейшем своем поприще командовавшему эскадрой, с такою же славой отбившего неприятеля в Петропавловске”.

Из журнала Морского Технического Комитета по артиллерии (№ 14 от 10 сентября 1890 г.)

Морским Техническим Комитетом обсуждался вопрос, возбужденный командиром броненосного корабля “Наварин”, капитаном 1 ранга Де-Ливроном, о перемещении 6-дм. и 47-мм пушек на этом корабле, для усиления огня по килю.

По рассмотрении этого вопроса, Морской Технический Комитет счел необходимым доложить Управляющему Морским Министерством следующее:

“Общие чертежи корабля "Наварин” и расположение на нем артиллерии утверждены журналом Комитета по кораблестроению в минувшем 1889 году.

В настоящем случае, при ближайшем рассмотрении вопроса об уклоне бортовых стоек верхнего каземата на корабле “Наварин”, выяснилась возможность иметь их прямыми, при том же угле (100°) горизонтального обстрела 6-дм. орудий, причем ширина порта для этих орудий остается прежняя, как и при изогнутых стойках, т. е. 3 ф. 6 дм., менее которой прицеливание становится затруднительным. Ввиду сего, для упрочнения борта, Комитет полагает сделать его прямым, а не изогнутым.

Вместе с тем, для доставления возможности иметь погонный и ретирадный огонь из 6-дм. орудий по килю, Комитет признает необходимым изменить фигуру верхнего каземата и для четырех 6-дм. пушек устроить в углах каземата порта шириной в 3,5 фута, с броневыми щитами. Угол горизонтального обстрела каждого из этих орудий будет 110°. Наконец, для усиления защиты кормы, Комитет признает полезным поставить в капитанской каюте две 47-мм одноствольные пушки Готчкисса, перенеся их с верхнего борта и установив взамен их две 37-мм пятиствольные пушки Готчкисса с фок-мачты, которую, по решению Морского Технического Комитета по кораблестроению, не следует иметь на этом корабле.

Всего назначено скорострельных и десантных пушек на “Наварин”:

47-мм одноствольных Готчкисса 8 орудий.

37-мм пятиствольных 4 орудия

2 1/2 дм. Барановского 2 орудия

Означенные две 37-мм пушки могут служить также и для вооружения паровых катеров”.

Управляющий Морским Министерством приказал, устроив борт верхнего каземата прямым, не делать угловых портов для четырех 6-дм. пушек, и все орудия этого калибра расположить подлине каземата, согласно первоначального проекта, сохранив угол горизонтального обстрела в 100° для каждой пушки и ширину порта в 3 1/3 фута. В остальном же Его Превосходительство представления Комитета утвердил.

О вышеизложенном сообщено и.д. командира С.-Петербургского порта.

Из журналов Морского Технического Комитета по артиллерии (№ 7 от 19 марта, № 16 от 28 мая и № 31 от 9 ноября 1891 г.)

(Об установках для 12-дм. орудий, длиною в 35 калибров, на броненосный корабль “Наварин")

В 1890 году Его Превосходительство Управляющий Морским Министерством изъявил желание, чтобы башенные (в закрытых вращающихся башнях) установки для 12-дм. орудий корабля “Наварин" были изготовлены Обуховским заводом. Ввиду сего завод этот вошел в сношение с фирмою “Истон- Андерсон" о проектировании установок последней, а со стороны Комитета Обуховскому заводу сообщены были технические данные, необходимые для составления проекта.

В феврале отчетного года чертежи установок для двух 12-дм. орудий, длиной в 35 калибров каждая, проектированные фирмой “Истон-Андерсон” для корабля “Наварин", были вместе с объяснительной запиской представлены Начальником Обуховского завода в Морской Технический Комитет.

При рассмотрении чертежей было высказано, что “в этом проекте, в общем, выполнены все условия, заданные для проектирования установок отношением Комитета к Начальнику Обуховского завода от 17 июля 1890 года № 1268, и принято во внимание большинство замечаний, сделанных Комитетом при рассмотрении первоначальных чертежей, которые были доставлены в Комитет лично контр-адмиралом Колокольцовым в сентябре того же года.

Что касается ныне представленных чертежей, то при рассмотрении их прежде всего выступает вопрос о том, что при заданном диаметре башни (20 футов 6 дюймов по внутренним кромкам стоек), увеличить который уже не представляется возможным, центр тяжести орудий оказывается выдвинутым почти на 4 1/2 фута (в положении орудия для заряжания, и на 5 фт. при горизонтальном положении орудия) вперед относительно оси вращения платформы, вследствие чего увеличиваются: 1) возможность продольного изгиба самой пушки и 2) постоянное давление (около 47 тонн при горизонтальном положении орудия) на подъемный механизм, вследствие стремления дульной части орудия опуститься книзу, причем принятый в проект способ закрепления казенной части пушки в салазках, с помощью полуколец и шпонок, может оказаться недостаточно прочным для удержания казенной части от подпрыгивания при выстреле.

На этом основании некоторыми из присутствовавших в заседании Комитета было высказано, что “вместо 12-дм. пушек длиной в 35 кал. на корабль “Наварин” желательно поставить 12-дм. пушки длиною в 30 кал., что даст возможность отодвинуть на 45 дм. центр тяжести орудия назад, и если прибойник вдвинут под броню, между поддерживающими ее кницами, то надо ожидать, что в этом случае расположение грузов будет столь же правильно, как и в башне корабля “Император Николай I”.

Такая замена желательна тем более, что конструкция 12-дм. пушки в 30 кал., при буром порохе и при тех качествах металла, которое достигается ныне Обуховским заводом, позволяет изменить чертеж ее настолько, что баллистические свойства ее могут быть несколько улучшены.

Но вместе с тем Начальник Обуховского завода, признавая “возможность изменения чертежа и улучшения 12-дм. пушек длиной в 30 кал.”, заявил, что “вполне возможно также изменить и конструкцию 12-дм. пушки в 35 кал., с целью обеспечить ее от продольного изгиба". Соображения свои по этому поводу Начальник завода обещал доставить в Комитет в непродолжительном времени.

Все вышеизложенное Морской Технический Комитет представил Управляющему Морским Министерством с тем, чтобы “замечания Комитета относительно недостатков в проекте установок сообщить Начальнику Обуховского завода для исправления и пополнения проекта, и затем для обсуждения его вновь в Комитет”.

Его Превосходительство Николай Матвеевич, на основании вышеприведенных заявлений Начальника Обуховского завода, приказал сохранить 12-дм. орудия длиной в 35 калибров на вооружении корабля "Наварин”, с тем чтобы выработаны были меры для обеспечения их от перегиба, а относительно проекта установок согласился с заключениями Комитета. Обо всем этом Комитет уведомил контр-адмирала Колокольцова.

В мае месяце Начальник Обуховского завода препроводил в Комитет записку заводского инженера Гагенторна по поводу приведенных выше, потребованных Комитетом изменений в проекте установок.

Все вышеизложенное было подробно сообщено в заседании Комитета инженеру Гагенторну и, по заявлению его, “принято им к сведению для составления окончательных чертежей, которые должны быть представлены заводом".

Из журнала Морского Технического Комитета по минному делу (№ 34, от 12 ноября 1891 г.)

Председательствовал контр-адмирал Диков.

Присутствовали: контр-адмирал Макаров, главный инспектор кораблестроения Самойлов, полковник Кремков, старшие судостроители: Глазырин и Гуляев, флагманский инженер-механик Афонасьев, капитаны 2-го ранга Витгефт и Вирениус и капитан Бринк.

Журналом МТК по кораблестроению от 18 апреля 1891 г. за № 57 было постановлено по указанию Управляющего Морским министерством вооружить корабль “Наварин" шестью минными аппаратами, из которых два подводных траверзных по системе Уайтхеда. Впоследствии Уайтхед отказался своевременно принять заказ на подводные аппараты, его системы и потому, что-бы не задерживать вооружение корабля, является необходимым вернуться к первоначальному варианту и иметь на корабле шесть надводных минных аппаратов для 19-футовых мин Уайтхеда.

Для отражения минных атак, а также для управления кораблем самое выгодное помещать фонари как можно ниже, а для освещения отдельных предметов, как, например, при артиллерийской стрельбе по фортам, выгоднее размещать фонари на марсе.

Ввиду этого Комитет находит удобным расположить фонари следующим образом:

— один 75-см на марсе топа мачты, как это сделано на корабле “Гангут”.

— два 75-см поставить сзади носовой башни вне обстрела башенных орудий с приспособлением для спускания их за борт по вертикальным рельсам.

Все три фонаря следует снабдить электрическим приспособлением для управления с мостика.

Для освещения палуб на корабле должны быть 500 70-ват. лампочек накаливания, установленных в четырех главных цепях: боевой, ходовой, вечерней и постоянной. Для боевого и палубного освещения иметь 4 динамомашины, которые установить попарно в жилой палубе.

На подлинном рукой управляющего Морским министерством написано: “Согласен. 15 ноября 1891 г. Чихачев”.

Спуск броненосного корабля "Наварин" (Из журнала "Нива". 1891 г.)

8 октября, вдень годовщины Наваринского сражения (1827 г), в Петербурге был спущен броненосец “Наварин”, выстроенный на верфи Галерного островка Обществом Франко-Русских заводов, под руководством заведовавшего постройкой П.А. Титова и под наблюдением корабельного инженера, младшего судостроителя В.В. Максимова. Стоимость корпуса вновь спущенного корабля “Наварин” без брони и артиллерии определена, по контракту, в сумме 2900 тыс. руб, а стоимость машины — 1 551610 р. К постройке было приступлено 1 июля 1889 года, и до спуска корабля на воду употреблено в постройку стали: собственно на корпус — до 192000 пуд. и на штевни и рулевую раму — 2474 пуда.

По сравнению с броненосным кораблем “Император Николай I", который выстроен тем же Обществом Франко-Русских заводов и он совершает в нынешнем году свое первое плавание, новый корабль “Наварин” отличается тем, что его вспомогательная артиллерия, состоящая из восеми 6-дюйм, дальнобойных орудий, расположена в каземате, защищенном 5-ти дюймовой бронею.

Историческое имя корабля напоминает, как известно, морскую победу над турецким флотом соединенных эскадр: русской, французской и английской под общим началом вице-адмирала сэра Эдварда Кондрингтона. Русская эскадра, под начальством контр-адмирала графа Логина Петровича Гейдена, состояла из кораблей: “Азов”, “Гангут”, “Иезекиль” и “Александр Невский”: фрегатов: “Константин”, “Проворный”, “Елена” и “Кастор”. Французская эскадра состояла из трех кораблей, двух фрегатов и двух мелких судов; английская — из трех кораблей, трех фрегатов и пяти мелких судов.

Всего в союзной эскадре находилось 26 судов. Неприятельская турецко-египетская эскадра состояла, по некоторым сведениям, из 65 боевых судов, а по другим — из 110 судов, в числе которых находилось три линейных корабля и до двадцати больших фрегатов. — Сражение окончилось полным разгромом турецко-египетской эскадры. Потери союзников ограничились сильным повреждением такелажа и рангоута, а равно около 650 человек убитыми и ранеными. В том числе на русской эскадре насчитывалось убитых 59 и раненых 135 человек.

Из числа участников в Наваринском бою, судя по списку, помещенному в № 9 Морского Сборника за 1877 г., в настоящее время состоят на службе во флоте только два офицера, а именно: член комитета о раненых адмирал граф Логин Логинович Гейден, служивший в чине лейтенанта на фрегате “Константин”, и состоящий по Морскому министерству адмирал Василий Степанович Завойко, бывший на корабле “Александр Невский” в чине мичмана.

Оглавление книги


Генерация: 0.409. Запросов К БД/Cache: 3 / 0