Глав: 4 | Статей: 13
Оглавление
Наступивший 1888 год стал седьмым годом “Двадцатилетней программы”. Прошли ходовые испытания, и готовились к вступлению в строй на Балтике “Император Александр II”, на Черном море “Екатерина II”, “Чесма” и “Синоп”. В Санкт-Петербурге на верфи Галерного островка Франко-Русский завод подготовил к спуску корпус броненосца “Император Николай I”. В Новом Адмиралтействе “казенными средствами” строили корабль малого водоизмещения “Гангут”. В Николаеве начали постройку четвертого черноморского броненосца.

Достройка и вступление в строй

Достройка и вступление в строй

Первой работой, произведенной после спуска, стала установка на место броневых листов карапасной палубы. За зиму с 1891 на 1892 г. в корпус установили некоторые детали механизмов.

12 февраля 1892 года Морское министерство с Обществом заключило третий контракт. На этот раз на изготовление всех вспомогательных механизмов. Теперь оно несло ответственность за строительство почти всего корабля, исключая выделку брони, изготовление артиллерии, минного вооружения, дельных вещей и части снаряжения.

22 февраля последовал новый договор. На этот раз ГУКиС заключил контракт на сумму 62965 рублей с Обществом Путиловских заводов на поставку “спусковых” (торпедных) аппаратов. Всего для “Наварина” их следовало изготовить семь и установить на корабль к 1 февраля 1893 года.

Весной 1892 г. от корпуса отняли спусковые полозья. Вступление в строй осенью того же года из-за различных задержек становилось нереальным. В 1892 году были изготовлены только орудия (на Обуховском заводе) и минное вооружение с электрооборудованием (на Путиловском). Ижорский завод срывал поставку брони, а готовность механизмов к концу года в лучшем случае составила бы 90 %. Башни и орудийные станки Металлический завод мог изготовить только к лету следующего года. По этим причинам сдачу корабля в состав флота перенесли на июль 1893 года.

К назначенному сроку сдачи броненосца основные работы в основном завершили, хотя механизмы установили в августе, за что с Общества удержали штрафную сумму 76420 рублей. Тогда же окончили изготовление всех плит на Ижорском заводе. Много времени отняла перепланировка внутренних помещений.

В сентябре по плану Франко-Русского завода намечался переход “Наварина” в Кронштадт для достройки. Но погода осуществить переход не позволила. Из-за резко переменившегося ветра вода в Неве спала, что осенью является большой редкостью, и только 5 октября корабль начал свою первую кампанию стоя у достроечной стенки. В Кронштадт броненосец, не имея на борту никаких запасов, с дифферентом на корму 1,3 м (осадка носом составила 5,5 м, кормой 7,2 м) смог уйти только спустя десять дней.

Там командира корабля уже дожидалась срочная телеграмма управляющего Морским министерством, в которой говорилось, что “броненосцу “Наварин” без потери времени приступить к проведению испытаний”. Огромная чиновничья машина срабатывала именно так, как ей и полагалось. Вместо того чтобы вникать в насущные проблемы, раздутый до невероятных размеров штат министерства отбивал скрупулезнейшим образом бесконечное множество телеграмм, посылая их в Кронштадт кораблю, еще стоящему в Петербурге. Видимость энергичной деятельности была налицо.

Получив данную директиву, новый командир “Наварина” капитан I ранга П. Безобразов и подчиненные ему 382 моряка от 9-го флотского экипажа автоматически становились виновниками всех непредвиденных обстоятельств и просчетов, если таковые случатся на достраивающемся корабле. Все телеграфные указания из Петербурга слишком далеки были от жизни, и испытания “Наварина”, конечно же, не состоялись.

В Кронштадте в первые дни стоянки на корабль по указанию главного командира порта прибыл специалист по весьма капризной механической системе-гидравлической — инженер-механик К. Костомаров. В октябре Общество изготовило боевую мачту и произвело гидравлическое испытание котлов. Зимой с 1893 на 1894 гг. броненосец все же подготовили к испытаниям, и в апреле “Наварин” стал флагманом в отряде испытуемых кораблей, в который помимо него вошли броненосцы “Гангут” и “Адмирал Ушаков”, броненосный крейсер “Рюрик” и минные крейсера “Всадник” и “Гайдамак”. Командовал отрядом контр-адмирал С.О. — Макаров.

Согласно составленной им программе, все корабли отряда испытывали весьма интенсивно, выполняя параллельно и множество боевых упражнений. Так, например, при испытании артиллерии проводилось четыре вида стрельб: на скорость, точность попадания, определение максимальных углов обстрела и ночные стрельбы с освещением цели прожекторами.



Диспозиция кораблей на реке Нева при спуске на воду броненосца “Наварин”. 8 октября 1891 г.

Ходовые испытания проводились на полном ходу, экономическом (с половинным числом действующих котлов), управляли кораблем только при помощи винтов, а также определяли диаметр циркуляции. Особое внимание С.О. Макаров уделял проверке водоотливных систем и герметичности водонепроницаемых переборок.

14 июня 1894 г. машины “Наварина” прошли швартовые испытания, и 27 июня броненосец начал свою вторую кампанию. Через два дня прошли и испытания машин на ходу. Оказалось, что недостаточная паропроизводительность котлов так и не позволила достичь проектных 9000 л/с. Следовало усилить тягу. Общесво предложило МТК два варианта: увеличить высоту труб (на 10 м!!!) или же установить 10 дополнительных вентиляторов. В конечном итоге остановились на втором варианте, планируя завершить все работы к будущей кампании.

Одновременно с испытаниями установили и часть брони, а доставленные из Франции с завода Сен-Шамона четыре башенные плиты с прорезями для амбразур в конце кампании прикрепили на деревянную подкладку к каркасам башен.

В действительности Общество Франко-Русских заводов все работы выполнило только в ноябре 1894 года, то есть с задержкой на 18 месяцев, хотя на “Наварине” к тому времени еще не была установлена часть артиллерии. Но за свои просчеты Морское министерство ответственности не несло.

В конце лета 1895 г. для испытания достраивающихся кораблей: броненосца “Наварин”, броненосца береговой обороны “Адмирал Ушаков”, броненосного крейсера “Рюрик” и миноносцев № 119 и № 120 под председательством контр-адмирала Б.К.

Де-Ливрона (незадолго до этого он успел побыть в должности командира “Наварина”) образовали специальную комиссию. Флагманом вновь образованного отряда стал “Адмирал Ушаков”. На нем адмирал 15 августа и поднял свой флаг. Около месяца спустя, 12 сентября начал кампанию и “Наварин”. В основном испытывали только главные и вспомогательные механизмы, так как артиллерию на корабле установили только летом и она имела множество недоделок.

23 сентября “Наварин” вышел на заводскую пробу машин и определение девиации. Машины в основном обслуживали заводские рабочие. Они сумели довести давление пара до 130 фунтов, и машины развили по 90 оборотов.

Но, несмотря на то что машины “работали плавно и не грелись”, броненосец развил скорость чуть более 15 узлов.

Следующий выход в море состоялся 29 сентября. Совместно с представителями Франко-Русского завода провели шестичасовые испытания. Имея водоизмещение 10107 тонн, броненосец развил скорость 16,3 узла. Перегрузка при этом составила 631,4 тонн или 6,6 % от проектного (9437 т) водоизмещения. При более точных расчетах перегрузка корпуса определялась в 274 т, механизмов 308 т, брони 12 т, артиллерии 30 т и снабжения 7 т. 10 ноября прошли официальные испытания. На этот раз при мощности 9194 л.с. (давление 135 фунтов и 94 оборота винта) среднюю скорость на пробе развили только 15,85 узла (правда, на одном из пробегов достигли 16,14 узлов).

Комиссия под председательством главного инспектора по механической части инженер-механика Н.Г. Нозикова засвидетельствовала, что “пар держался легко, и механизм действовал с постоянным числом оборотов, весьма спокойно и без разогревания”.



"Наварин" во время спуска на воду. 8-го октября 1891 г.

Испытания окончились, и “Наварин” ушел в Ревель. Там предстояло начать испытание торпедных аппаратов. Произведя несколько выстрелов из каждого аппарата, броненосец вернулся в Кронштадт, и 14 декабря на нем спустили вымпел. Трехмесячная кампания окончилась.

После испытаний на корабль прибыли рабочие Франко-Русского завода, и достройку продолжили. Работа кипела на всех палубах. Чуть позже “Наварин” поставили в большой Константиновский док и начали окраску днища.

В доке по соседству с громадой его корпуса стояли кажущиеся такими маленькими даже со своими рангоутами броненосец береговой обороны “Адмирал Лазарев” и оставшийся в России на зиму корвет “Минеаполис”- корабль дружественной страны — из далеких Северо-Американских Соединенных штатов. В доке на мостике перед легкой сигнальной мачтой установили штурманскую рубку (ее металлический каркас обшили однодюймовыми стальными листами).

Зимой с 1895 на 1896 гг. на корабле установили броню боевой рубки (сам каркас рубки собрали лишь в ноябре уже во время испытаний), выстрелы и такелаж для противоторпедных сетей, площадки под прожекторы и броневые плиты на каркасы башен. Новшеством на флоте стала установленная на броненосце система управления артиллерией при помощи боевых указателей, спроектированных лейтенантом Степановым. В феврале с корабля сняли четыре 37-мм орудия Готчкисса, а с палубных тумб два десантных орудия Барановского, заменив их шестью 47-мм одноствольными.

Перед началом кампании Металлический завод сдал “в казну” артиллерию, а Кронштадтский порт установил снятые на зиму шесты и полотнища противоторпедных сетей. Одновременно на корабль поставили появившийся на флоте указатель положения руля системы лейтенанта Колбасьева, две электрические лебедки и электрические фонари для сигнализации системы подполковника Табулевича.

Новый броненосец, несомненно, являлся сильнейшим кораблем Российского императорского флота. Но следут учитывыть, что от начала проектирования до его вступления в строй прошло семь лет. За это время “Наварин” и его прототип броненосец “Нил” (находившийся в составе английского флота также семь лет) стали устаревшими типами.

В Англии к тому времени в состав флота вошли восемь новейших кораблей типа “Роял Соверен”, а со стапелей уже начали сходить первые из девяти подобных им броненосцев типа “Маджестик”. Кроме того, на британских верфях приступили к постройке другой серии из шести кораблей типа Канопус. В Германии также приступили к строительству новой серии из пяти линейных кораблей, головным из которых стал “Кайзер Фридрих III”.

Все новые броненосцы имели более высокие борта и большее число орудий среднего калибра, что давало им несравниме преимущество в артиллерийском поединке.

Начав строительство “Наварина” на Балтике и близкого ему по типу “Три Святителя” на Черном море, в России так-же отошли от концепции низкобортных башенных броненосцев. В 1895 г., когда “Наварин” вступал в строй, на воду уже сошли “Сисой Великий”, “Петропавловск” и “Полтава”- представители другого типа высокобортных кораблей с новыми более мощными 305-мм 40-калиберными орудиями, установленными в башнях, с центром тяжести, проходящим через ось ее вращения.



“Наварин” после вступления в строй (С рисунка того времени)


Броненосец “Наварин”. (Сведения о корабле, опубликованные в английском справочнике “JANE’S FIGHTING SHIPS”. 1900 г.)

Тактико-технические данные броненосцев, спущенных на воду в период с 1887 по 1896 гг.

Название корабля — (страна и год спуска) “Трафальгар” (Англия, 1887) “Наварин” (Россия, 1891) “Роял Соверен” (Англия, 1891) “Кайзер Фридрих III” (Германия. 1896)
Тактико-технические данные
Длина между перпендикулярами (м) 105,2 105,9 115,8 115
Ширина наибольшая (м) 22,2 20,4 22,86 20,3
Углубление на ровный киль (м) 8,38 7,62 8,4 7,87
Водоизмещение (т) 11 940 9476 14500 11152
Коэффициент полноты водоизмещения 0,572 0,58
Отношение длины к ширине 5,04
Отношение ширины к осадке 2.56
Длина пояса по ватерлинии (м) 70,1 69,5 74,5 92
Высота пояса по ватерлинии (м) 1,68 2,13 2,59
Толщина пояса по ватерлинии (мм) 508,406 406,356,305 457,406,356 230,218
Толщина траверзов (мм) 406,356 305 406,356
Толщина брони нижнего каземата (мм) 406 305 50,8, 152 102, 152
Толщина траверзов нижнего каземата (мм) 406 305,254 102
Толщина брони верхнего каземата (мм) 127 127 102,152
Толщина траверзов верхнего каземата (мм) 127 127
Толщина брони башен /барбета (мм) 457 305 431,406 235
Толщина палубной брони (мм)
в середине 114 50,8, 64 64
в оконечностях 76,2 76,2 64 76
Толщина брони боевой рубки (мм) 356 254 356 235
Артиллерийское вооружение:
число башен (барбетов)(шт) 2 2 (2) 2
Число — калибр (в мм) / длина ствола (в калибрах) башенных орудий 4 — 343/30 4- 305/35 4 — 343/30 4 — 240/40
(число снарядов на один ствол) (80)
Высота осей башенных орудий над ватерлинией (м) 5,33
число — калибр орудий (мм) в казематах 6 — 120 8 152 10 152 18 150
(число снарядов на один ствол) (125)
Число малокалиберных орудий (шт)
на корабле 19 18 16 12
на марсах 4 12 8 8 пул.
Число и тип механизмов 2 тройн. 2 тройн. 2 тройн. 2 тройн.
Число котлов 6 12 8 12
Проектная мощность (л.с.) 8000/12000 9000 9000/13000 13000
Фактическая мощность (л.с.) 12818 9194 13500
Фактическая скорость (узлов) 17,2 15,85 17 18
Нормальный запас угля (т) 900 700 900 650

16 июля 1894 г. Главному Командиру Кронштадтского порта.

Рапорт

Броненосец “Наварин" представляет много несовершенства по части непотопляемости. Не вдаваясь в частности, ниже сего я перечисляю лишь главнейшие недостатки и мероприятия по их устранению.

Броненосец “Наварин” разделен водонепроницаемыми переборками лишь до жилой палубы, а так как она находится по чертежу на высоте 3 футов от ватерлинии (и то без перегрузки), в случае наполнения какого-либо отсека жилая палуба окажется под водой, которая пойдет по всему судну. Необходимо некоторые переборки на жилой палубе сделать водонепроницаемыми, и они будут как бы продолжением основных переборок.

Следует водонепроницаемые переборки на 14,24,27,43,55,65,76 и 82 шп. идущими до жилой палубы продлить, сделав переборки выше ее на шпангоутах 17,26,30,44,57,61,70 и 83 также водонепроницаемыми.

Продольная переборка также доведена только до жилой палубы. В ней следует заклепать некоторые дублирующие горловины и двери. Штоки управления перепуском воды из магистральной трубы и ответвлений вывести на верхнюю и жилую палубы (с их отпиранием с обеих палуб). Необходимо подкрепить некоторые переборки, так как даже при наливании в отсек воды (переборки у угольных ям) до половины они выгибались.

Ознакомившись со средствами непотопляемости “Наварина”, я высказал лишь некоторые замечания и считаю, что в таком виде строить корабли невозможно. Дело случайности, что мне поручено испытание броненосца и то, что до этого я занимался вопросами непотопляемости.

В противном случае может произойти так, что “Наварин” останется плавать с перечисленными недостатками. Но даже, если все указанное сделать, то все-таки броненосец с неопробованными главными переборками не может считаться надежным судном.

Контр-адмирал С. о. Макаров

Оглавление книги


Генерация: 0.328. Запросов К БД/Cache: 3 / 0