Главная / Библиотека / Танки ленд-лиза в бою /
/ Полугусеничные бронетранспортёры

Глав: 19 | Статей: 24
Оглавление
Ленд-лиз остаётся одной из самых спорных и политизированных проблем отечественной истории со времён советского агитпропа, который десятилетиями замалчивал либо прямо фальсифицировал подлинные масштабы и роль помощи союзников: даже в мемуарах наши лётчики и танкисты зачастую «пересаживались» с «импортной» на отечественную технику

Причём больше всего не повезло именно ленд-лизовским танкам, незаслуженно ославленным как жалкие «керосинки» с «картонной» бронёй и убогими «пукалками» вместо орудий. Да, лёгкий американский Стюарт по понятным причинам был слабее среднего Т-34, но в то же время на порядок лучше лёгких Т-60 и Т-70, вместе взятых! И вообще, если ленд-лизовские танки были так уж плохи — почему Красная Армия широко применяла их до самого конца войны в составе гвардейских мехкорпусов на направлениях главных ударов?

В своей новой книге ведущий специалист по истории бронетехники опровергает расхожие идеологические штампы, с цифрами и фактами доказывая, что «шерманы» и «валентайны», бок о бок с ИСами и «тридцатьчетвёрками» дошедшие до Берлина, также заслужили добрую память и право считаться символами нашей Победы.

Содержит таблицы.

* * *
Михаил Барятинскийi

Полугусеничные бронетранспортёры

Полугусеничные бронетранспортёры

Разработка семейства полугусеничных бронетранспортеров «хаф-трэков», одного из наиболее известных и популярных среди боевых машин союзников в период Второй мировой войны, началась в США с 1932 года. К проектированию приступили сразу четыре фирмы: James Cunniagham and Sons, Linn, GMG и Marmon-Herrington. Прототипом послужило французское шасси Citroen-Kegresse C417, несколько образцов которого американцы закупили годом ранее. В течение пяти лет создавались и испытывались опытные образцы полугусеничников вариантов от Т1 до Т9Е1. Последний, признанный наиболее удачным, базировался на шасси грузового автомобиля Ford V-8 с колесной формулой 4x2. Задний мост был заменен гусеничным движителем фирмы Timken с резинометаллической гусеницей.

В 1938 году таким движителем оборудовался бронированный автомобиль-разведчик Scout Car M3, что подтолкнуло еще одну фирму — Diamond T Motor Company — к созданию в 1940 году прототипов Т14 и Т8. Стремительное развитие событий в Европе, падение Польши, Бельгии, Голландии и Франции заставило американцев форсировать работы. В результате уже в октябре 1940 года Т14 и Т8 были стандартизированы (то есть приняты на вооружение армии США) как М2 Half-Track Car и МЗ Half-Track Personel Carrier соответственно. При этом первый представлял собой полугусеничный артиллерийский тягач, а второй — бронетранспортёр.



Бронетранспортёр М2 с 76-мм пушкой ЗИС-3 на буксире на одной из улиц Софии. 9 сентября 1944 года.

Серийное производство Half-Track Car M2 началось весной 1941 года и продолжалось вплоть до 1943-го. Компании White Motors и Autocar изготовили за это время 8423 и 2992 тягача соответственно.

Конструкция М2 базировалась на автомобильных агрегатах. Машина имела классическую капотную компоновку. Корпус простой коробчатой формы с вертикальными бортовыми и кормовыми стенками собирался из катаных броневых листов на каркасе из уголков. Листы соединялись с каркасом винтами. Передняя часть корпуса, включая капот и кабину водителя, была заимствована у бронетранспортера-разведчика Scout Car M3A1. По сравнению с последним, М2 имел значительно больший объем кузова, в котором размещался артиллерийский расчёт из шести человек, а также два ящика для орудийных выстрелов. Доступ к последним открывался снаружи, для чего в бортах машины имелись откидные двери. Дверь в кормовом листе кузова для посадки и высадки расчета отсутствовала. Внутри корпуса, по его периметру, монтировался рельс для установки пулеметов. В штатное вооружение машины входили 7,62-мм пулемет Browning M1919A4 и 12,7-мм пулемет Browning M2. Пулеметы крепились к рельсу подвижными станками М22, позволявшими вести огонь и по воздушным целям.

На машине устанавливался четырехтактный 6-цилиндровый карбюраторный двигатель White 160AX мощностью 147 л.с. при 3000 об/мин. Главный фрикцион Spicer сухой, однодисковый. Коробка передач четырехскоростная. Раздаточная коробка, одновременно являвшаяся демультипликатором и смонтированная в одном картере с коробкой передач, имела две передачи — прямую и замедленную. Она обеспечивала передачу крутящего момента к переднему и заднему ведущим мостам, а также отбор мощности на лебёдку.



БТР М2 буксирует 100-мм пушку БС-3. Прага, октябрь 1945 года.

В отличие от немецких полугусеничных тягачей передний мост бронетранспортёра М2 был не только управляемым, но и ведущим. Это обстоятельство существенно улучшало проходимость машины. Задний мост — ведущий, гусеничного хода. Дифференциалы переднего и заднего мостов — автомобильного типа, с полностью взаимозаменяемыми деталями. Передние колеса автомобильные, размер шин 8,25–20?, подвеска переднего моста на полуэллиптических рессорах с гидравлическими амортизаторами.

Гусеничный движитель каждого борта состоял из четырех сдвоенных обрезиненных опорных катков, сблокированных попарно в две балансирные тележки, которые объединялись в общий агрегат. Правый балансирный агрегат соединялся с левым поперечной трубой. Поэтому эти агрегаты можно было откатить вместе, предварительно отсоединив их кронштейны от рамы бронетранспортера. Подвеска гусеничного движителя балансирная, на ленточных пружинах буферного типа, установленных вертикально. Ведущее колесо переднего расположения комплектовалось стальной ведущей звездочкой, двумя направляющими фланцами и ступицей. Направляющее колесо располагалось сзади. Для предотвращения провисания гусеницы на кронштейне балансирного агрегата устанавливался поддерживающий ролик. Тормоза — колодочного типа, с гидравлическим приводом.

Гусеница — резинометаллическая, цельная, шириной 300 мм с гребнями зацепления, которые одновременно являлись ее направляющими. Для увеличения проходимости на нее надевались специальные грунтозацепы, а на передние колеса — цепи противоскольжения браслетного типа.

В передней части машины располагалась однобарабанная лебедка либо буферный барабан диаметром 310 мм, облегчавший преодоление таких препятствий, как, например, рвы и эскарпы. Бронетранспортеры, оборудованные буферными барабанами, преодолевали траншеи шириной до 1,8 м.

При боевой массе 7,99 т Half-Track Car M2 мог буксировать орудия массой до 3,5 т (например, полевую гаубицу М1 калибра 105 мм) со средней скоростью по шоссе до 36 км/ч. Максимальная скорость движения без прицепа достигала 69 км/ч, запас хода — 290 км.

Что касается бронетранспортера МЗ, запущенного в серию одновременно с М2, то его корпус был длиннее на 250 мм. Вместо ящиков для артиллерийских снарядов в кузове установили десять сидений для десанта (спиной к бортам). Рельс для крепления пулемётов отсутствовал, а штатный 7,62-мм пулемет М1919А4 монтировался на стойке в передней части кузова. В кормовом листе имелась дверь для посадки и высадки десантников, в остальном МЗ был полностью идентичен М2. Практически не изменились его масса и динамические характеристики. С 1942 по 1943 год фирмы White, Autocar и Diamond T изготовили 12 499 бронетранспортёров.

В 1942 году была утверждена программа производства «хаф-трэков» до 1944 года, предусматривавшая выпуск 188 404 боевых машин.

Упомянутая выше программа стала причиной появления на свет близнецов М2 и МЗ — бронетранспортёров М5 и М9. Дело в том, что после ее принятия стало ясно, что мощностей основных трех фирм-производителей не хватит. К выпуску машин решили привлечь фирму International Harvester Company. Однако при создании прототипов, предназначенных для этой фирмы, в их конструкцию внесли некоторые изменения по сравнению с базовыми версиями.

Так, усиливалась броневая защита — корпуса машин изготавливались из 8-мм гомогенной брони, которая «держала» 7,92~мм немецкую бронебойную пулю с дистанции свыше 200 ярдов (один ярд равен 0,9144 м). Броня М2 и МЗ обеспечивала защиту от этой пули на дистанции свыше 300 ярдов. Были установлены «фирменные» узлы и агрегаты шасси: двигатель International RED-450-B мощностью 141 л. с, боевые шины размером 9,00–20’’, передний мост IHC 1370 и задний — RHT-1590, новая коробка передач и т. д. Но в целом ни компоновка, ни общая конструкция боевых машин не изменились. Внешне они отличались лишь закругленными углами кормовой части корпуса и крыльями более простой формы. Бронетранспортёры стандартизировали под обозначениями М5 Half-Track Personel Carrier и М9 Half-Track Car, и в декабре 1942 года началось их серийное производство. Фирма International Harvester Company изготовила соответственно 4625 и 2026 единиц.



Колонна советских войск на марше. 3-й Украинский фронт, Австрия, апрель 1945 года. На переднем плане — полугусеничный бронетранспортёр, марку которого в этом ракурсе определить почти невозможно. Однако судя по расположению фар, это, скорее всего, М5 или М9.


Самоходные установки СУ-57 из состава 4-го мотоциклетного полка 6-й танковой армии. Румыния, лето 1944 года.


Самоходная установка СУ-57 на улице Бухареста. Румыния, август 1944 года.


СУ-57 из состава 70-й гвардейской самоходно-артиллерийской бригады на улице Праги. Май 1945 года.

В Советский Союз (по американским данным) было передано 1158 полугусеничников, в том числе 342 единицы М2, 2 — МЗ, 401 — М5 и 413 — М9. По последним данным, опубликованным российскими исследователями, СССР получил 1200 полугусеничных бронетранспортеров, из которых в бронетанковые и механизированные войска Красной армии было направлено всего 118.

Все они поставлялись в 1942 году и распределялись между разведывательными подразделениями и командованием танковых корпусов и армий. Достаточно вспомнить обстоятельства гибели генерала Ватутина, например, чтобы понять — это вовсе не было ненужной роскошью. Основную же масссу полугусеничных бронетранспортеров, полученных советской стороной, направили в артиллерию (главным образом в истребительно-противотанковую), где их использовали для буксировки орудий, в том числе 85-мм зенитных пушек 52К образца 1939 г. и 100-мм противотанковых пушек БС-3 образца 1944 г.

В Советский Союз поступали не только полугусеничные бронетранспортёры, так сказать, в чистом виде, но и несколько типов боевых машин на их базе.

В апреле 1942 года на Абердинском полигоне американцы провели испытания полугусеничного истребителя танков, вооруженного 6-фунтовой (57-мм) английской противотанковой пушкой, а точнее — её американским лицензионным вариантом М1. Эту машину, получившую обозначение Т48 57 mm Gun Motor Carriage, разработали по инициативе смешанной англо-американской комиссии по вооружению, и по замыслу последней она должна была поступить в армии США и Великобритании. Однако американцы уже планировали замену своих полугусеничных 75-мм САУ МЗ на более мощные М10, и 57-мм противотанковая САУ им оказалась не нужна. Поэтому в декабре того же года фирма Diamond T Company начала выпуск Т48 только для англичан.

В основу компоновки Т48 была положена компоновка бронетранспортера МЗ. Пушка M1, снабженная коробчатым щитом, устанавливалась за отделением управления. Расчет орудия и 99 выстрелов боекомплекта размещались в кормовой части кузова. Горизонтальные углы наведения орудия составляли по 27,5° на сторону, вертикальные: от –5° до +15°.

В течение 1943 года заводские цехи покинули 962 самоходные установки этого типа, из которых 680 отправили в Англию. Оставшиеся в Штатах 282 машины переделали в обычные бронетранспортеры. Но и в Англии Т48 не пришлась ко двору: 57-мм пушка уже не могла эффективно бороться с немецкими тяжелыми танками — в её боекомплекте не было подкалиберных снарядов. К тому же англичане в тот период уже делали ставку на новую 17-фунтовую противотанковую пушку и поэтому поспешили «сплавить» 650 машин в СССР.

В Красной армии САУ получила обозначение СУ-57. Ими вооружили три самоходно-артиллерийские бригады: 16-ю, 19-ю и 22-ю. Последняя позже была преобразована в 70-ю гвардейскую самоходно-артиллерийскую бригаду. Каждая из них имела в своем составе по 60–65 СУ-57. Эти соединения придали соответственно 3-й, 1-й и 4-й гвардейским танковым армиям. Остальные машины поступили на вооружение разведывательных частей и подразделений. Разведроты танковых и механизированных бригад получили по отдельной батарее СУ-57 (4 единицы), мотоциклетные батальоны корпусов и отдельные мотоциклетные полки танковых армий — по дивизиону СУ-57 (8 единиц). Такой разноплановый подход к использованию импортных самоходок был обусловлен неопределенностью с их тактическим применением из-за явной устарелости артсистемы. В этой связи небезынтересно привести отрывок из доклада Управления командующего артиллерией 1-й гвардейской танковой армии о боевых действиях 19-й самоходно-артиллерийской бригады за июль — август 1944 года.

«За период боев вскрыты положительные и отрицательные стороны самоходных установок СУ-57.

Положительные стороны:

а) бригада СУ-57 является сильным подвижным противотанковым средством, способным при умелом управлении совершать большие марши за очень короткие сроки и появляться на тех участках, где этого не ожидает противник;

б) бронетранспортёр самоходной установки обладает большой скоростью и достаточной мощностью двигателя.

Отрицательные стороны:

а) самоходные установки не могут вести успешной борьбы с тяжёлыми танками противника, ввиду отсутствия подкалиберных снарядов;

б) низкая маневренность на поле боя, ввиду большой неповоротливости машин;

в) большие габариты установок требуют большой работы по окапыванию и маскировке от воздушного и наземного наблюдения противника;

г) отсутствие пулемета затрудняет борьбу с пехотой противника;

д) ограниченный угол горизонтального поворота пушки требует постоянного внимания по обеспечению флангов самоходных установок;

е) большая уязвимость от осколков и пуль радиатора и ходовой части бронетранспортера.

Вопрос тактического использования артиллерийской самоходной бригады СУ-57требует еще изучения и, главным образом, в вопросе управления боем бригады, организации взаимодействия, поддержки обычными частями.

С 15 июля по 31 августа 1944 года 19-я самоходно-артиллерийская бригада уничтожила пулеметов — 18, орудий — 16, минометов — 4, танков — 36, бронеавтомобилей — 13, автомашин — 33, складов — 4, повозок — 9 и до 230 человек пехоты, потеряв при этом 7 СУ-57».

По существу, САУ СУ-57 являлась бронетранспортером с усиленным вооружением. В соответствии с инструкцией по ее применению, разработанной к концу 1944 года не без влияния приобретенного боевого опыта, оборонительное вооружение СУ-57 существенно усилили. На экипаж из четырех человек полагалось иметь один пулемет ДТ или ДП и три автомата ППШ. Кроме того, по мере продвижения на запад, и в особенности после вступления на территорию Германии с ее развитой дорожной сетью, появилась возможность в полной мере реализовать высокие динамические характеристики самоходок. СУ-57 70-й гвардейской самоходно-артиллерийской бригады отличились в ходе Берлинской операции. 24 апреля бригада вышла к Эльбе в районе Виттенберга, но американцев не дождалась и была переброшена в район Бранденбурга, где с 27 апреля по 1 мая участвовала в жестоких боях по отражению многочисленных попыток 12-й немецкой армии генерала Венка пробиться к окруженному Берлину. 6 мая 70-я гвардейская самоходно-артиллерийская бригада вместе со всей 4-й гвардейской танковой армией начала знаменитый марш на помощь восставшей Праге, на улицах которой СУ-57 и провели свои последние бои в Великой Отечественной войне.

Помимо СУ-57 в Советский Союз прибыли зенитные самоходные установки М15 и М17, разработанные на базе полугусеничных бронетранспортеров МЗ и М5 соответственно. Серийное производство осуществлялось компаниями Autocar и International Harvester Co в 1942–1944 годах. В 1944 году в СССР поступило 100 установок М15 и 1000 М17.

ЗСУ М15 представляла собой полугусеничный БТР МЗ с комбинированным пушечно-пулеметным вооружением — 37-мм пушки М1А2 и двух пулеметов Browning M2 калибра 12,7 мм. Строенный лафет был установлен во вращающейся открытой сверху башне на полу кузова бронетранспортера. В отличие от М15 ЗСУ М17 вооружалась счетверенной установкой пулеметов Browning M2, смонтированной в штатном броневом кузове бронетранспортера М5.

Начиная с 1944 года ЗСУ Ml7 поступали на вооружение зенитно-артиллерийских полков механизированных и танковых корпусов, а также зенитно-артиллерийских дивизий танковых армий (10–20 единиц на соединение). В 7-й гвардейский танковый корпус, например, в январе 1945 года входил 287-й зенитно-артиллерийский полк в составе 16 37-мм зенитных пушек и 10 ЗСУ М17.

За счёт высокой скорострельности (2000 выстр./мин на установку) они оказались весьма эффективными при отражении атак немецкой авиации на малых высотах. Советское командование быстро оценило мощь огня этих ЗСУ и часто включало их в состав передовых отрядов наступающих танковых частей. Обычно в таком отряде имелось семь — девять танков Т-34, четыре ЗСУ М17 и несколько «скаутов» МЗА1 с мотострелками или разведчиками. При удачном развитии событий таким группам нередко удавалось внезапным ударом захватывать отдельные населённые пункты, мосты или узловые железнодорожные станции.



Зенитная самоходная установка М17 на улице немецкого города. Март 1945 года.


Самоходные установки М17 на огневой позиции. 3-й Белорусский фронт, 1944 год.

Как и в американской армии, ЗСУ часто использовались для огневой поддержки оборонявшихся или наступавших советских войск. Так, например, 2 мая 1945 года на окраине Берлина вели тяжелый бой гвардейцы 359-го зенитно-артиллерийского полка 4-й гвардейской танковой армии. Большая группа немцев, пытавшаяся пробиться из окружённого города на запад, вклинилась в боевые порядки советских войск и атаковала батарею старшего лейтенанта Суркова. Завязалась рукопашная схватка. На помощь батарейцам подоспел взвод установок Ml7, которые с ходу атаковали противника. Шквальный огонь счетверенных крупнокалиберных пулеметов буквально сметал немецкие цепи. В результате враг потерял 138 солдат и офицеров убитыми и ранеными, 76 немецких солдат сдались в плен.

М17 весьма эффективно использовались и в уличных боях, особенно для борьбы с «фаустниками». Вот что говорилось по этому поводу в отчете командования 3-й гвардейской танковой армии после Берлинской операции:

«В боях на улицах Берлина противник широко применял фаустпатроны для борьбы с нашими танками. Уличный бои давал широкие возможности для применения этого оружия ближнего боя. Обычно фаустпатронщики располагались в подвалах или первых этажах домов, в некоторых случаях прятались за каменными изгородями, в отрытых щелях, в подъездах и подворотнях… Фаустпатронщики пропускали пехоту, идущую впереди танков, и открывали огонь, когда мимо проходили танки… Тщательная очистка зданий, осмотр возможных позиции фаустпатронщиков и, наконец, огонь из пулеметов и автоматов, из пушек по всем подозрительным местам является основным мероприятием по борьбе с фаустпатронщиками. С большим эффектом применялись для этой цели зенитные счетверенные установки М-17…

Усиленные пехотой и другими средствами танковые батальоны действовали в бою за Берлин следующим образом. Если в своем продвижении батальон встречал обороняемое препятствие — забор поперек улицы или обороняемое здание, то командир батальона прежде всего производил разведку и искал возможности обойти это препятствие. Если обход оказывался невозможен, то под прикрытием огня танков и бронетранспортеров М-17 или ДШК, которые шли непосредственно за пехотой, вперед выдвигаются саперы для подрыва препятствий. Одновременно артиллерия занимала огневые позиции и вела огонь на разрушение зданий за препятствием, ослепляла и подавляла оборону противника».

К сожалению, никакой информации об участии в боевых действиях зенитных самоходных установок М15 пока обнаружить не удалось.

Оглавление книги


Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 3 / 1