Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
1 сентября 1939 года, сбив пограничные шлагбаумы, немецкие танки вступили на территорию Польши – началась Вторая мировая война. Историки не зря окрестили ее «войной моторов» – механизированные части и авиация играли в ней определяющую роль. И все-таки по сути и влиянию на исход боевых действий, если сравнить вклад в победу различных родов войск, – мировой пожар 1939 – 1945 гг. был в первую очередь ВЕЛИКОЙ ТАНКОВОЙ ВОЙНОЙ.

Подробное описание основных танковых сражений, глубокий анализ стратегии и тактики танковых войск, особенности боевого применения бронетехники на всех фронтах Второй мировой, свежий взгляд на теорию и практику танковой войны – в новой книге ведущего специалиста по истории бронетехники, автора военно-исторических бестселлеров, разошедшихся тиражами более 200 000 экземпляров!
Михаил Барятинскийi

БРОНЯ И ПЕСОК

БРОНЯ И ПЕСОК

Без преувеличения можно утверждать, что в годы Второй мировой войны наиболее подходящим для использования крупных танковых соединений театром была Северная Африка. Конкуренцию ей в этом плане могут составить разве что южнорусские степи. Война в Африке была в полном смысле этого слова танковой войной. И хотя размах боевых действий там безусловно уступал Восточному фронту в целом, но, особенно в 1941–1943 годах, был вполне сопоставим с крупной операцией фронтового уровня. А по продолжительности во времени и оперативной глубине вообще не имел себе равных. Характерными условиями для Североафриканского ТВД были зависимость от снабжения по морю, растянутость сухопутных коммуникаций и небольшая протяженность фронта, не превышавшая 100 км. Кроме того, обеим противоборствующим сторонам приходилось действовать с одним открытым флангом, который обеспечивался только патрулями. Все эти обстоятельства предопределили маневренный характер войны в Африке.

10 июня 1940 года Италия вступила во Вторую мировую войну на стороне Германии, начав боевые действия против Франции и Англии как на европейском, так и на африканском континентах. Впрочем, до конца лета боевые действия в Африке практически не велись. Лишь 13 сентября, после категоричного приказа Муссолини, итальянские войска перешли в наступление, перейдя ливийско-египетскую границу. В первый же день ими был занят Эс-Саллум, а англичане организованно отошли. 16 сентября итальянцы достигли Сиди-Баррани, но затем прекратили продвижение вперед. Вместо того чтобы развивать успех, они ждали, пока тыловые части проложат к их новой позиции дорогу и подведут водопровод. Английские войска, тем не менее, продолжили отход и остановились только на заранее подготовленной позиции у г. Мерса-Матрух. Между враждующими сторонами осталась 135-км полоса ничейной земли.


Средний танк М13/40 – одна из основных боевых машин итальянских войск в Африке

В течение двух месяцев продолжалась «странная война» в Африке – без соприкосновения с противником, ограниченная лишь действиями авиации. После своего сентябрьского наступления шесть итальянских дивизий расположились широкой дугой, выгибавшейся на юго-восток. Один ее конец упирался в море близ Сиди-Баррани, другой находился у Бир-Софари. На фронте протяженностью примерно 70 км итальянцы не оборудовали ни одной позиции или хотя бы цепи опорных пунктов. Они разместились в больших лагерях, которые находились друг от друга в десятке километров и не имели между собой никакой тактической связи.

В этих условиях англичане разработали план операции «Компас». Ее целью был полный разгром итальянских войск. Для наступления англичане предполагали использовать 7-ю танковую дивизию, 4-ю индийскую пехотную дивизию, один усиленный пехотный полк и 7-й Королевский танковый полк. Причем последний представлял собой наиболее грозную силу, имея на вооружении 50 танков «Матильда», против которых были бессильны как итальянские танки, так и средства ПТО. 2-фунтовые (42 мм) же пушки «матильд» пробивали броню любого итальянского танка. Всего же против 120 итальянских танков англичане выставили 275 боевых машин.

Британцам предстояло два рискованных ночных перехода для того, чтобы преодолеть 135-км ничейную полосу и выйти на исходные рубежи для атаки. Днем войска отдыхали в пустыне, лишенные всякого укрытия, и если бы их обнаружила воздушная разведка противника, то внезапность наступления была бы утеряна. Но итальянская авиация и разведывательные дивизионы бронеавтомобилей бездействовали. Утром 9 декабря 1940 года англичане начали атаку.


Итальянский бронеавтомобиль Autoblinda AB41 неплохо зарекомендовал себя в пустыне

7-й Королевский танковый полк совместно с 4-й пехотной дивизией обрушился на итальянский лагерь Нибейва. Противник был застигнут врасплох, началась паника. «Матильды» буквально всмятку раздавили противотанковые пушки и, кося пулеметными очередями мечущихся итальянских солдат, продвигались в глубь лагеря. И все-таки, несмотря на царивший хаос, дымовую завесу от горящих автомашин и цистерн с топливом, расчеты нескольких 75-мм полевых пушек успели открыть огонь по английским пехотным танкам. Их снаряды не пробивали броню «матильд», однако в результате попаданий в ходовую часть и заклинивания башен итальянским артиллеристам удалось вывести из строя 22 танка! Ни одна из «матильд», правда, не была повреждена серьезно, но до конца дня в бою они уже не участвовали.

Вслед за Нибейвой пали лагеря Западный и Восточный Туммар. В это же время 7-я танковая дивизия вышла в тыл итальянских лагерей и достигла прибрежного шоссе между Сиди-Баррани и Букбуком, отрезав войска противника, находившиеся восточнее. 16 декабря был захвачен Эс-Саллум. В руки англичан попало 38 тыс. пленных, 400 орудий и около 50 танков.

3 января 1941 года англичане начали штурм Бардии. В первом эшелоне атакующих войск действовали 22 «матильды» из состава 7-го Королевского танкового полка. Итальянцы вновь почувствовали силу практически неуязвимых английских пехотных танков. О том, насколько велика была роль «матильд» при штурме Бардии, можно судить по словам командира 6-й австралийской пехотной дивизии генерала Маккоя, который заявил, что для него каждый танк «Матильда» равноценен пехотному батальону. После трех дней боев итальянский гарнизон, насчитывавший около 45 тыс. человек, 462 орудия и 129 танков, сдался.

Сразу после взятия Бардии 7-я танковая дивизия двинулась на Запад, чтобы изолировать Тобрук до подхода австралийской пехоты. Его штурм начался 21 января. Хотя в рядах атакующих находилось всего 16 танков «Матильда», они вновь сыграли роль тарана, пробившего итальянскую оборону. На следующий день британцы овладели городом, захватив 30 тыс. пленных, 236 орудий и 7 танков.

К 5 февраля с выходом 7-й танковой дивизии в район Беда-Фомма итальянские силы в Киренаике были отрезаны. Попытки с боем прорваться через позиции 7-й дивизии продолжались до рассвета следующего дня, но после потери всех своих танков итальянцы начали сдаваться в плен.


Подготовка «Матильды» к бою. Северная Африка, 1940 год

Таким образом, на 7 февраля 1941 года англичане почти полностью уничтожили 8 итальянских дивизий, взяли в плен 130 тыс. человек, захватили 470 танков и свыше 1300 орудий. Их собственные потери составили 500 человек убитыми, 1373 ранеными и 55 пропавшими без вести. Операция «Компас» блестяще завершилась.

Однако, эту операцию никак нельзя отнести к выдающимся достижениям военного искусства. Итальянцы совершили глупость, а англичане просто ею воспользовались, и не более того. При этом следует подчеркнуть, что решающую роль при штурме укрепленных лагерей и населенных пунктов сыграли немногочисленные «матильды» 7-го Королевского танкового полка. Англичане в полной мере использовали их неуязвимость для итальянских танков и артиллерии.

От полного разгрома итальянскую армию в Северной Африке спасла переброска наиболее боеспособных английских частей в Грецию. А наступившей паузой воспользовались немцы, уже спешившие на помощь своему союзнику.

14 февраля 1941 года в Триполи были высажены первые подразделения 5-й легкой дивизии вермахта – авангард Германского Африканского корпуса (Deutsche Afrika Korps – DAK). Возглавил его генерал-лейтенант Эрвин Роммель – полная противоположность безынициативному итальянскому командующему генералу Грациани. Это не замедлило сказаться на боевых действиях. Практически не имея сил для наступления, Роммель, тем не менее, с 31 марта по 4 апреля 1941 года окружил и уничтожил все английские войска в Киренаике. В распоряжении британского командования, кроме небольших сил на египетско-ливийской границе, имелись только отступившие к Тобруку части необстрелянной 9-й австралийской пехотной дивизии и дислоцировавшиеся в Египте «крысы пустыни» (Desert Rats) – части 7-й танковой дивизии.

В сложившейся ситуации стратегически важной задачей для англичан стала оборона Тобрука. Находившиеся там войска следовало так усилить танками, чтобы они могли постоянно беспокоить противника и вынудить его перейти к осаде по всем правилам позиционной войны. Для этой цели 7 апреля в Тобрук на помощь австралийской пехоте прибыла 7-я танковая дивизия. 11 апреля крепость была окружена немецкими войсками.


«Матильда» среди остатков лагеря Нибейва. 9 декабря 1940 года

Наступление, предпринятое немецкими танкистами 30 апреля 1941 года после длительной авиационной подготовки, оказалось безрезультатным. Особенно тяжелые потери понес 2-й батальон 5-го танкового полка. Достаточно сказать, что одних Pz.III было подбито 24 штуки. Правда, все танки были эвакуированы с поля боя и 14 машин вскоре вернулись в строй. Надо сказать, что Роммель быстро делал выводы из подобных неудач, и в дальнейшем немцы фронтальных атак не предпринимали, предпочитая тактику фланговых ударов и охватов.

Поскольку все внимание Роммеля в апреле и первой половине мая было приковано к Тобруку (осажденные уверенно отразили два штурма), англичане атаковали на египетской границе и имели временный успех. Теперь внимание немцев переключилось на этот район, особенно к горному массиву на границе. Его предгорья еженедельно переходили из рук в руки. И только проход Хальфайя все время оставался под контролем англичан. Этот проход имел стратегически важное значение как единственное место для переправы танков через горную гряду, простиравшуюся на 35 км с северо-запада на юго-восток. 27 мая Хальфайя был захвачен немцами, а попытка англичан с ходу отбить его не удалась.


Выгрузка танков Pz.III 5-й легкой дивизии Африканского корпуса в порту г. Триполи. 11 марта 1941 года

В течение второй половины мая и первой половины июня британцы интенсивно перебрасывали все новые и новые войска и технику в Египет. Количество танков в армии «Нил» (так до сентября 1941 года именовалась 8-я английская армия) заметно увеличилось. 3-я танковая бригада сменила в осажденном Тобруке 7-ю танковую дивизию, которая по замыслу британского командования должна была стать главной ударной силой при деблокаде крепости.

Готовящаяся операция получила название «Бэттлэкс» («Алебарда»). Для ее осуществления привлекался 13-й корпус генерал-лейтенанта Бересфорда-Перса, состоявший из 7-й танковой и 4-й индийской пехотной дивизий. 7-я дивизия организационно включала в себя 4-ю (4th Armoured Brigade) и 7-ю (7th Armoured Brigade) танковые бригады. Полки первой (4. RTR и 7. RTR) были укомплектованы пехотными танками «Матильда», второй (2. RTR и 6. RTR) – крейсерскими танками А9, А10, А13 и новейшими «Крусейдер». Главный удар по проходу Хальфайя должен был наносить 4. RTR.

Силам 13-го корпуса противостояли части только что переброшенной в Северную Африку 15-й танковой дивизии Африканского корпуса, в составе которой имелось около 100 танков Pz.III и Pz.IV. Кроме того, в распоряжении немцев находился противотанковый дивизион PzJagAbt. 33 с 21 37-мм и 12 50-мм противотанковыми пушками и зенитный дивизион FlakAbt. 33, располагавший 13 88-мм зенитными орудиями. Непосредственно проход оборонял батальон майора Баха с несколькими зенитками. Второй эшелон немецкой обороны составляла 5-я легкая дивизия, уступившая свои позиции у Тобрука итальянцам. Силы сторон были примерно равны по пехоте, преимущество же в танках было на стороне англичан.

15 июня 1941 года в 5 ч 40 мин утра готовые к атаке экипажи «матильд», затаив дыхание, ожидали первых залпов 25-фунтовых гаубиц. Но... артподготовка почему-то в назначенное время не началась. Тем не менее в 6 часов майор Майлз, командир эскадрона «С» 4-го Королевского танкового полка, приказал своим подчиненным начать атаку. Уже через несколько минут движения танкисты обнаружили отсутствие пехотной поддержки, но это было достаточно привычно и не так обескураживало, как молчание артиллерии. В одиночку танки двигались к проходу и тут попали под кинжальный огонь 88-мм зениток.

Эскадрон «С» был уничтожен в считанные минуты, одним из первых погиб его командир майор Майлз. Из 12 машин, шедших в атаку, уцелела только одна, но и у нее заклинило башню и вышла из строя трансмиссия. Подоспевшая наконец-то индийская пехота при поддержке шести «матильд» эскадрона «А» атаковала немецкие позиции. Быстро превратив четыре танка в чадящие костры, немцы занялись пехотой, которая сочла за лучшее побыстрее отойти. Контроль над проходом Хальфайя остался за вермахтом.

В то время как танки «Матильда» 4-й танковой бригады безуспешно атаковали проход Хальфайя, 7-я танковая двинулась вперед западнее. Поначалу все шло отлично – английские части заняли Капуццо и Мусаид и уже угрожали Бардии. Но затем танки 2. RTR, пытаясь обойти позиции Африканского корпуса, наткнулись близ горы Хафид на немецкий опорный пункт. Крохотный оазис размерами всего 500х600 м рядом со старым арабским кладбищем обороняла 1-я немецкая оазисная рота, батарея 37-мм противотанковых пушек, пулеметный взвод и, наконец, батарея 88-мм зениток. Рано утром 16 июня, когда еще не рассвело, немцы услышали рокот танковых моторов и поспешили занять позиции. Первые лучи солнца осветили силуэты танков, видневшиеся над линией горизонта; они шли, поднимая облака пыли. Грянул звонкий выстрел «восьмидесятивосьмимиллиметровки», и башня головного А9 взлетела в воздух. Вслед за ним были быстро подбиты еще два английских танка. Завязалась артиллерийская дуэль, грозящая затянуться. Тем не менее, этот бой позволил выявить основные позиции 15-й немецкой танковой дивизии, для удара по которым предназначались «крусейдеры» 6. RTR – главный козырь английского командования. «Крусейдеры» пошли в атаку. К разочарованию англичан, желаемого эффекта достичь не удалось, так как немецкие Pz.III и Pz.IV стали расстреливать их с дальней дистанции. Внесли свою лепту и 88-мм зенитные пушки. К концу дня в 6. RTR было уничтожено 13 танков, еще 18 машин подбито. Потери 2. RTR составили соответственно 6 и 4 танков. Наступление британцев захлебывалось. Тем временем, генерал Роммель, собрав силы против западного фланга продвинувшихся на север англичан, 17 июня предпринял контрнаступление, которое оказалось для них совершенно неожиданным. Они были вынуждены поспешно отступить на юг, чтобы избежать грозившего им окружения. От дальнейшего продолжения операции «Бэттлэкс» пришлось отказаться.


Немецкий танк Pz.III Ausf.H проезжает мимо подбитого английского танка «Матильда». Северная Африка, 1941 год

Действия Роммеля ломали традиционную тактическую схему: одна сторона наступает, другая – обороняется. Англичане наступали, но и немцы тоже… наступали! Как мы уже убедились, накануне Второй мировой войны много и долго разрабатывали различные теории маневренных операций, но на практике мало кто оказался к ним готов. Англичанам в Африке пришлось получать практические уроки маневренной войны от немцев и платить за них дорогой ценой.

Во время операции «Крусейдер», например, в ноябре 1941 года англичане наступали, имея 748 танков, в числе которых было 213 «матильд» и «валентайнов», 220 «крусейдеров», 150 крейсерских танков более старого образца и 165 «стюартов» американского производства. Африканский корпус мог противопоставить им лишь 249 немецких и 146 итальянских танков. При этом вооружение и бронезащита большинства английских боевых машин были аналогичны, а порой превосходили немецкие. В итоге двухмесячных боев британские войска недосчитались 278 танков. Потери итало-немецких войск были сопоставимы – 292 танка.

Английская 8-я армия отбросила противника почти на 800 км и овладела всей Киренаикой. Но она не смогла решить свою главную задачу – уничтожить силы Роммеля. 5 января 1942 года в Триполи прибыл конвой, доставивший 117 немецких и 79 итальянских танков. Получив это подкрепление, Роммель 21 января перешел в решительное наступление. За два дня немцы продвинулись на восток на 120–130 км, а англичане стремительно отступали. Разгром британских танковых частей был таким же сокрушительным, как и поражение итальянцев всего год назад. Например, 2-я английская танковая дивизия отходила, сохранив в строю всего 30 танков. Имея совершенно недостаточные для такой операции силы, Роммель легко захватил Бенгази, а к 4 февраля вышел на линию Газала – Бир-Хакейм.


Легкий танк Pz.I Ausf.A под Эль-Агейлой. Северная Африка, 1941 год

Закономерен вопрос – если немцы не имели ни количественного, ни качественного превосходства над противником, то чем же можно объяснить их успехи? Вот какой ответ на этот вопрос дает в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в тот период в звании майора он служил в штабе Роммеля): «По моему мнению, наши победы определялись тремя факторами: качественным превосходством наших противотанковых орудий, систематическим применением принципа взаимодействия родов войск и – последним по счету, но не по важности – нашими тактическими методами. В то время как англичане ограничивали роль своих 3, 7-дюймовых зенитных пушек (очень мощных орудий) борьбой с авиацией, мы применяли свои 88-мм пушки для стрельбы как по танкам, так и по самолетам. В ноябре 1941 года у нас было только тридцать пять 88-мм пушек, но, двигаясь вместе с нашими танками, эти орудия наносили огромные потери английским танкам. Кроме того, наши 50-мм противотанковые пушки с большой начальной скоростью снаряда значительно превосходили английские двухфунтовые пушки, и батареи этих орудий всегда сопровождали наши танки в бою. Наша полевая артиллерия также была обучена взаимодействию с танками. Короче говоря, немецкая танковая дивизия была в высшей степени гибким соединением всех родов войск, всегда, и в наступлении и в обороне, опиравшемся на артиллерию. Англичане, напротив, считали противотанковые пушки оборонительным средством и не сумели в должной мере использовать свою мощную полевую артиллерию, которую следовало бы обучать уничтожению наших противотанковых орудий».

Зимой 1942 года англичане с помощью США поставили своей целью добиться серьезного количественного и качественного превосходства над противником. Уже с июля 1941 года в Северную Африку начали поступать легкие американские танки «Генерал Стюарт», а с весны 1942-го – средние «Генерал Грант». Пополнялись новыми танками и немецкие войска, но если в английских частях к началу сражения у Газалы насчитывалось149 «стюартов» и 167 «грантов», то армейская группа «Африка» располагала всего 23 танками Pz.III Ausf. J и Pz.IV Ausf. F2 с длинноствольными пушками. В целом же англичане располагали 849 танками, еще 430 машин находились в резерве. В итальянских частях имелось 228 танков, в немецких дивизиях – 332. Тем не менее немцы начали первыми.


Танки Pz.IV Ausf.F2 15-й танковой дивизии Африканского корпуса. 1942 год

26 мая 1942 года началось сражение у Газалы. В нетипичный для наступления час – 14.00 – германо-итальянские части пошли во фронтальную атаку на английские позиции. В их тылу двигались «пылевики» – грузовики с установленными в кузовах авиамоторами, от которых поднимались такие тучи пыли, что английская разведка решила, что перед нею целая танковая армия. В этом и заключалась хитрость. Британцы должны были поверить, что Роммель атакует их в лоб, бросив все силы против северного и центрального участков позиции у Газалы. К вечеру 26 мая англичане действительно поверили в это. В действительности же немецкие войска в ночь на 27 мая совершили обходной маневр с юга, через пустыню, в обход Бир-Хакейма и вышли в тыл обороны противника.

Двигавшийся в передовых порядках наступающих 8-й немецкий танковый полк первым столкнулся с англичанами, по иронии судьбы тоже с 8-м полком, только Королевским Ирландским гусарским. В состав последнего входили 24 «гранта» и 20 «стюартов». Англичане обнаружили приближавшиеся танковые подразделения.

– Похоже, Джерри. Целая танковая бригада, – сообщил лейтенант 8-го гусарского из танка разведки в штаб полка. Через мгновение он внес коррективы: – Тут их больше, чем бригада, тут весь их чертов Африканский корпус!

Пользуясь преимуществом в подвижности своих боевых машин и лучше налаженным взаимодействием немцы сумели организовать фланговую атаку и разгромили 8-й гусарский полк. На поле боя англичане оставили почти все «стюарты» и 19 «грантов». Другой полк 4-й английской танковой бригады – 3-й Королевский танковый – по крайней мере получил время, чтобы подготовиться и атаковать.

Появление на поле боя «грантов» стало для немцев неприятным сюрпризом. Бронебойные снаряды 75-мм пушки уверенно поражали немецкие танки на дистанции до 1100 м, а для итальянских хватало и осколочно-фугасных снарядов, выпущенных с еще большей дистанции – 2750 м. Роммелю нечего было противопоставить новым американским танкам, в его распоряжении были только четыре средних танка Pz.IV с длинноствольными 75-мм пушками, но к ним не было бронебойных снарядов!


Немецкие и итальянские подразделения перед атакой. На переднем плане – САУ «Земовенте». 1942 год

Положение 8-го немецкого танкового полка осложнялось тем, что 33-й полк штурмовой артиллерии не сумел поддержать его наступление. Однако атаку 8-го полка поддержал 5-й танковый полк 21-й танковой дивизии. Эрвин Роммель вместе с генералами Нерингом и фон Верстом выдвинулся в боевые порядки, чтобы лично командовать войсками. «Гранты» нанесли немцам тяжелый урон, было подбито около 30 танков. Но, используя более гибкую тактику и умело применяясь к рельефу, Африканский корпус прорвал позиции 4-й танковой бригады. 3-й Королевский танковый полк начал отступать в направлении Эль-Адема.

Именно здесь во второй половине дня Африканский корпус был атакован с востока 2-й танковой, с северо-запада – 22-й танковой, а с запада – 1-й армейской танковой бригадами. Роммель оказался в котле. Весь район между Маабус-эр-Ригелем, Эль-Адемом и Бир-Хакеймом превратился в невообразимую свалку. Британские атаки захлебнулись, соединения потеряли единый строй и атаковали разрозненными частями. Так, например, 9-й Королевский уланский полк, практически уничтожил 2-й батальон 155-го панцергренадерского полка 90-й легкой дивизии. Большая часть германских транспортных колонн с топливом и снабжением бежала на юго-запад, но танковые части Африканского корпуса упрямо пытались пробиться на север. Генерал Вальтер Неринг впоследствии так обрисовал обстановку: «В 16 ч. началась атака силами около 65 танков на фланге продвигавшейся на север 15-й танковой дивизии. Батальон, отправленный на прикрытие нашего левого фланга, был стерт с лица земли. Положение дивизии, танки которой находились далеко впереди, равно как и всего Африканского корпуса, в короткое время сделалось критическим».

Тем не менее, несмотря на численное превосходство английских войск, немцы вновь перешли в наступление, и к 11 июня вся передовая линия опорных пунктов от Эль-Газалы до Бир-Хакейма оказалась в их руках. К середине дня 20 июня немцы ворвались в Тобрук. За несколько дней боев британская армия потеряла 550 танков и 200 орудий, после чего английские части начали беспорядочный отход к тыловой оборонительной позиции на египетской территории у Эль-Аламейна.

Подводя итог июньским боям 1942 года в Африке, Фуллер писал: «Среди многочисленных кампаний в Северной Африке последняя дает нам прекрасный пример подвижности танковых сил на ровной местности без естественных препятствий. Действия танков в таких условиях чрезвычайно похожи на сражения рыцарей на равнинах в Средние века. Линия фронта появляется и исчезает, зоны и районы заменяют линии, коммуникации перерезаются и их бросают, отступления проводятся в самых неожиданных направлениях. В каждой схватке танки преобладают над полем боя, пехоте отводится роль гарнизонных войск или войск, занимающих поле сражения после боя. Средневековые замки и укрепленные повозками лагеря возродились в виде боксов, которые, если их можно выручить, становятся препятствием для противника, а если нет, то немедленно превращаются в мышеловку для своего гарнизона. Бокс и танковые войска сильнее всего, когда они взаимодействуют. То же самое можно сказать о танках и противотанковых орудиях, в налаживании взаимодействия которых немцы превосходили англичан».

Немцы превосходили англичан в быстроте принятия решений и скорости маневра, главным образом, потому, что Роммель не передоверял командования своим подчиненным, а обычно сам руководил танковыми частями. Отсутствие централизации в командовании у англичан постоянно приводило к распылению их танковых сил. Британские танковые бригады и полки не только были разбросаны на обширном пространстве в начале сражения, но и в ходе его они по частям или полностью передавались из одного корпуса в другой, что приводило к путанице и потере руководства. Роммель заметил в июне в разговоре с пленным английским командиром бригады: «Что толку в ваших двух танках на один мой, если вы распыляете танковые силы и даете мне возможность разбивать вас по частям? Вы бросили против меня по очереди три бригады».

Касаясь полководческого искусства Роммеля, Александер Клиффорд писал: «Роммель мог немедленно направить свои части в пустыне в любую сторону, потому что обычно командовал ими сам. Он понимал, что как адмирал выходит в море со своим флотом и руководит боем, находясь в самой гуще его, так и во время танковых сражений в пустыне командующий должен находиться на месте действия. Вся необходимая информация поступала прямо к нему, минуя посредников. Он мог принимать решения за несколько секунд, а отдавать приказы – за несколько минут. Роммель мог изменить весь ход сражения до того, как сведения об этом отправлялись в британский штаб».


Разбитый британский грузовик с 2-фунтовой противотанковой пушкой. Северная Африка, 1942 год

Тяжелые бои на рубеже у Эль-Аламейна начались в конце августа 1942 года. В ходе неудачных наступательных боев немцы понесли тяжелые потери в технике, восполнить которые так и не смогли. К концу октября в немецких войсках остался всего 81 боеспособный танк. 23 октября 1029 танков 8-й армии генерала Монтгомери перешли в наступление. К 3 ноября сопротивление немецких и итальянских войск было сломлено; началось стремительное отступление, а вся тяжелая техника оказалась брошенной. В 15-й танковой дивизии, например, к 10 ноября осталось 1177 человек личного состава, 16 орудий (из них четыре 88-мм зенитки) и ни одного танка. Оставив Ливию армия Роммеля, получившая пополнение, в январе 1943 года смогла остановить англичан на границе Туниса, на линии Марет.

8 ноября 1942 года началась операция «Торч» – англо-американские войска высадились в Марокко и Алжире. Таким образом, немецкие и итальянские дивизии в Ливии и Тунисе оказались зажатыми с двух сторон. Африканская кампания стала боевым крещением для американских танкистов.

К чести американцев, они очень быстро сделали выводы из успехов германских танковых соединений в Польше и Франции. 10 июля 1940 года началось создание бронетанковых войскармии США – Armored Force, во главе с генералом А. Чаффи (английское слово «armoured» – броневой, бронетанковый – в американском варианте языка пишется «armored»). Спустя пять дней на базе существовавших танковых и механизированных частей приступили к формированию 1-й и 2-й танковых дивизий (Armored Division). В состав каждой входили два полка легких танков и один – средних, разведывательный батальон (Reconnaissance ArmoredBattalion), мотопехотный батальон (Infantry Armored Battalion), артиллерийский (Field Artillery Batalion Armored) и инженерный (Engineer Battalion Armored) батальоны. Формирование дивизий завершили к лету 1941 года. В каждой из них насчитывалось свыше 24 тыс. человек личного состава, 375 танков, 42 75-мм самоходных орудия, 54 самоходные гаубицы, 126 самоходных противотанковых орудий. Такая дивизия была громоздкой и трудноуправляемой.

1 марта 1942 года началась первая реорганизация американских танковых дивизий. Число полков уменьшилось до двух, изменилось соотношение между легкими и средними танками. Последних стало вдвое больше. Реорганизовали и дивизионную артиллерию – теперь в состав дивизии входили три артиллерийских полка, по два батальона в каждом. Особенностью американских танковых дивизий стало наличие в них штабов двух боевых групп (Combat Command), именовавшихся в обиходе ССА и ССВ.

1942 год ознаменовался полной ликвидацией кавалерийских частей армии США – на их основе сформировали 27 механизированных эскадронов – и формированием еще 12 танковых дивизий, двух последних из них – в 1943 году. Тогда же провели и заключительную за время Второй мировой войны реорганизацию, в ходе которой упразднили полковое звено управления. Дивизия теперь состояла из трех танковых и трех мотопехотных батальонов, трех батальонов 105-мм самоходных гаубиц, самоходного противотанкового батальона (Armored Tank Destroyer Battalion), кавалерийского разведывательного эскадрона (Cavalry Recon Squadron), саперного батальона и других подразделений. Всего в дивизии насчитывалось 10 998человек, 269 танков (из них 220 средних), 54 – 105-мм гаубицы. В составе дивизии появился штаб третьей – резервной – боевой группы. Подобная организация сохранилась в американских танковых дивизиях до конца войны (за исключением 2 и 3-й танковых дивизий, сохранивших полковую структуру).


«Стюарт I» в разведке. 10-я танковая дивизия 8-й английской армии. Северная Африка, август 1942 года

В 1941 году из 18 танковых рот Национальной гвардии были сформированы первые четыре отдельных танковых батальона, предназначавшихся для непосредственной поддержки пехоты. В каждом насчитывалось 72 танка. К концу войны в армии США имелось 65 таких батальонов, еще 29 находились в стадии формирования. Все они придавались пехотным дивизиям. Еще 52 отдельных батальона входили в состав танковых дивизий.

Противотанковая самоходная артиллерия была объединена в 68 противотанковых батальонов по 54 самоходные пушки в каждом. Эти батальоны придавались танковым и пехотным дивизиям.

Для осуществления морских десантных операций сформировали 10 отдельных батальонов плавающих танков (Armored Amphibious Tractor Battalion), а для воздушно-десантных – один авиадесантный танковый батальон и несколько авиадесантных танковых рот.

Таким образом, основным направлением в развитии организационной структуры бронетанковых войск являлось увеличение количества дивизий, введение в их состав САУ, насыщение боевой техникой и вооружением. Надо сказать, что в этом американцы преуспели. Вместе с тем отсутствие объединений и крупных соединений в бронетанковых войсках, особенно в период ведения боевых действий в Европе, громоздкость организационной структуры, дробление танкового парка по многочисленным частям и наличие большого числа подразделений обеспечения снижали их боевые возможности.

Первый в ходе Второй мировой войны танковый бой американцев с немцами состоялся 26 ноября 1942 года. Накануне 1-й батальон подполковника Уотерса из 1-го американского танкового полка, двигаясь на восток, вышел к немецкому аэродрому Джедейда, который прикрывала только батарея легких зениток. «Стюарты» обрушили град 37-мм снарядов на немецкие самолеты, стоявшие на взлетной полосе. Аэродром превратился в один гигантский костер.

На следующий день после успешной атаки аэродрома танки Уотерса столкнулись с ротой 190-го немецкого танкового батальона, двигавшейся по шоссе из Матира в Тебурбу. В составе этого подразделения имелись танки Pz.IVF2 и Pz.IIIJ. Сначала немцев обстреляли три полугусеничных бронетранспортера М3 с 75мм гаубицами, не причинив им особого вреда. Ответный огонь немецких танков заставил американцев поспешно отойти. Затем в атаку пошла рота «стюартов», шесть из которых были подбиты в первые мгновения боя. Но вторая рота под прикрытием оливковой рощи смогла обойти немцев и ударить им во фланг и тыл. С этих ракурсов огонь 37-мм пушек оказался более эффективным. Немцы потеряли шесть Pz.IV и один Pz.III. Правда, повреждения боевых машин свелись к перебитым гусеницам и пробитым жалюзи моторных отсеков. Основную броню немецких танков ни один американский снаряд пробить не смог.

1 декабря 1942 года командующий 90-м немецким корпусом генерал Вальтер Неринг отдал приказ атаковать передовые британско-американские войска в районе Тебурбы и Джедейды. Все и все, что могло передвигаться на ногах или на колесах, было брошено в бой: 7-й танковый полк, 86-й моторизованный гренадерский полк, 10-й разведывательный батальон, 90-й истребительно-противотанковый дивизион, части 90-го батальона связи, рота «тигров» 501-го тяжелого танкового батальона, батарея 88-мм зенитных пушек и пехота. Порт охраняло только тридцать военнослужащих, оставшихся в Тунисе с 220 тыс. населения. Въезд в город прикрывали два 88-мм орудия.

Бои при Тебурбе, продолжавшиеся четыре дня, закончились полной победой немцев. Бывалые немецкие солдаты, несмотря на численное превосходство противника и его оснащение, победили британско-американский контингент – новичков войны в Африке. 11-я британская бригада и американское боевое командование «В» потеряли все свое снаряжение. 18-й пехотный моторизованный полк из состава 1-й американской танковой дивизии понес тяжелые потери. Один британский батальон был полностью стерт с лица земли. Тысячу сто военнопленных пригнали немцы в Тунис. Сто тридцать четыре английских и американских сгоревших танка остались на поле боя. Победителям досталось сорок орудий. Армия вторжения генерала Эйзенхауэра потерпела тяжелое поражение.

В ходе Тунисской кампании имело место только одно серьезное танковое сражение – в середине февраля 1943 года 5-я немецкая танковая армия в Тунисе под командованием генерал-полковника фон Арнима начала операцию «Фрюлингсвинд» («Весенний ветер»), известное также как сражение в проходе Кассерин.


Средний танк «Генерал Грант» проезжает мимо подбитого немецкого танка Pz.I. Северная Африка, 1942 год

Замысел операции состоял в следующем. 10-й и 21-й танковым дивизиям надлежало внезапно атаковать американские войска, сосредоточенные к западу от перевала Фаид. Если концентрированным натиском удастся сокрушить американскую бронетехнику, тогда соединенные силы двух дивизий должны наступать в северном направлении с целью смять фронт Эйзенхауэра на подступах к Тунису. Немецкое командование не ставило себе сверхзадачу положить конец армии Эйзенхауэра, а стремилось грамотно спланированной атакой значительно облегчить собственное положение. Острием наступления предстояло служить 1-й роте 501-го батальона «тигров», приданного 10-й танковой дивизии. К 14 февраля в 501-м батальоне имелось 11 боеспособных «тигров». Ответственность за операцию возлагалась на генерал-лейтенанта Циглера.

В День святого Валентина 14 февраля 1943 года в 4. 00 10 и 21-я танковые дивизии вышли на позиции. Двумя боевыми формированиями 10-я пересекла перевал Фаид. 21-я развернулась, нанося удар с юга. Песок бил солдатам в глаза. Было холодно, и дорогу покрывала грязь. Части 7-го танкового полка и 86-го моторизованного, сведенные в боевую группу «Герхард», начали обходить Джебель-Лессуду с севера. Остальные танки во главе с «тиграми» зашли с юго-запада. Танки «Стюарт» из 1-го батальона 1-го американского танкового полка подполковника Уотерса, попытавшиеся остановить северную группу, были просто сметены. Немецкие самолеты провели первый в этот день налет, разгромив Сиди-бу-Зид. Американские зенитки даже не успели открыть огонь.

К 10 часам Уотерс попал в кольцо, а танки Луиса В. Хайтауэра (3-й батальон 1-го танкового полка – 50 «шерманов») были отправлены «прояснить ситуацию». Они столкнулись с боевой группой «Герхард». Другой отряд германских танков – боевая группа «Рейман» – прошел мимо Лессуды с юга и направился прямо на Сиди-бу-Зид. Немцы имели значительное численное превосходство, да и танки у них были намного лучше. Хайтауэр радировал командиру боевого командования «А» 1-й танковой дивизии МакКвиллину, что в лучшем случае сможет лишь ненадолго задержать противника. Тем временем группа «Герхард» после окружения Лессуды остановилась и стала ждать появления частей 21-й танковой дивизии. Ее 91 танк в это время шел на север вдоль гряды Восточный Дорсаль. Выйдя из ущелья Майзила боевая группа «Шютце» повернула на север от Макнаси, чтобы обойти Сиди-бу-Зид, а группа «Штенкхофф» сначала двинулась на запад, а потом повернула на северо-восток, чтобы атаковать деревню с тыла. МакКвиллин по телефону запросил помощь у командира 1-й танковой дивизии генерал-майора Уорда, но тот думал, что немцы предприняли мелкую вылазку. Тем не менее, подполковник Керн был послан с 1-м батальоном 6-го мотопехотного полка и ротой танков «Стюарт», чтобы занять позицию на пересечении шоссе Фаид – Сбейтла, позднее названном «перекресток Керна».

К середине утра танки Хайтауэра вели тяжелый бой на севере, но в этот момент группы «Шютце» и «Штенкхофф» из 21-й танковой начали наступление с юга. Командир 168-го американского пехотного полка подполковник Дрейк передал, что видит 83 немецких танка вокруг Джебель-Лессуды и что солдаты покидают артиллерийские позиции и в панике бегут с поля боя. «Вы не понимаете, что несете! Они только меняют позицию», – возмутился МакКвиллин. «Меняют позицию, черта с два! Я понял, что такое паника, когда увидел это», – радировал Дрейк.


Танк «Тигр» из 504-го тяжелого танкового батальона выдвигается к линии фронта. Тунис, февраль 1943 года

К 15 ч бронетехника 2-го армейского корпуса США в районе Сиди-Бу-Зида оказалась в окружении. 10-я танковая дивизия развернулась на юг и захватила этот населенный пункт. Группа «Штенкхофф» из 21-й дивизии подошла после полудня, несмотря на стычки с мобильными патрулями союзников, и установила контакт с 10-й танковой дивизией. На холмах Лессуда, Ксайра и Гарет-Хадид американские солдаты с ужасом смотрели на поток немецких войск. Было подбито шестьдесят восемь американских танков. 3-й батальон американского 1-го танкового полка потерял 44 «шермана», из этого числа 15 машин записали на свой счет танкисты 501-го тяжелого танкового батальона.

На следующий день, 15 февраля, Циглер продвигался в направлении Сбейтлы. 1-я американская танковая дивизия попыталась контратаковать, но контратака была отражена с тяжелыми потерями. К вечеру сто шестьдесят пять американских танков и бронемашин осталось гореть на поле боя, две тысячи военнопленных отправились в Тунис. Ударные американские боевые командования «А» и «С» были разгромлены.

За семь дней боев в проходе Кассерин американцы потеряли 183 танка всех типов, 194 бронетранспортера и 208 самоходных и полевых орудий. Потери же немцев за этот период составили только 20 танков, 67 прочих боевых машин и 14 орудий. Остановить немецкое наступление смогли только совместные усилия едва ли не половины всех англо-американских войск в Тунисе. Однако, несмотря на явный тактический успех, немцы уже были бессильны изменить ход событий. 13 мая 1943 года остатки немецких и итальянских войск в Тунисе капитулировали.

Оценивая результаты боевых действий в Северной Африке, генерал-фельдмаршал В. Кейтель констатировал: «Одной из самых больших возможностей, которую мы упустили, был Эль-Аламейн… Требовалось совсем немного, чтобы захватить Александрию и прорваться к Суэцкому каналу и в Палестину. Но как раз тогда мы не были достаточно сильны на этом направлении из-за расположения наших сил, и в первую очередь из-за войны в России».

Оглавление книги


Генерация: 0.394. Запросов К БД/Cache: 3 / 1