Глав: 2 | Статей: 80
Оглавление
В этом издании даны исторические портреты наиболее известных военачальников Запада, сражавшихся против России в Отечественной войне 1812 г. и Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. В общеисторических трудах упоминания обо всех этих деятелях имеются, но не более того. Поэтому и специалистам-историкам, и широкому кругу читателей, несомненно, будет интересно узнать подробнее о жизни и деятельности маршалов Наполеона, военачальников Третьего рейха. В завершающей части представлены полководцы Великой французской революции, сражавшиеся за новые идеалы и несущие народам освобождение от феодального гнета.

Прежде всего каждый персонаж показан как военачальник со всеми его достоинствами и недостатками, определены его роль и место в истории, а также раскрыты качества полководца как личности.

Бок Фёдор Мориц Альбрехт Франц Фридрих фон

Бок Фёдор Мориц Альбрехт Франц Фридрих фон

Германский военный деятель Бок (Bock) Федор Мориц Альбрехт Франц Фридрих фон (3.12.1880, Кюстрин — 3.05.1945, близ Киля, Шлезвиг-Гольштейн), генерал-фельдмаршал (1940). Сын прусского генерала.

С детства предназначался для военной службы, которая в семействе Боков считалась наследственной. Дворянский род Боков принадлежал к числу древнейших родов Пруссии, его начало восходило ко временам тевтонских рыцарей. Представители этого рода гордились своими военными традициями. Так, прадед Бока служил под знаменами Фридриха II, дед сражался против Наполеона, а отец командовал дивизией во время франко-прусской войны 1870—1871 годов, отличился под Седаном. Мать Бока принадлежала также к не менее знатному роду Фалькенхайнов. Ее отец был военным министром Германской империи. Семейства Боков и Фалькенхайнов владели крупными поместьями в Восточной Пруссии и были связаны родственными узами не только с германской, но и с русской аристократией. Поэтому многие их члены имели русские имена. Когда родился Бок, то его тоже по семейной традиции нарекли русским именем — Федор. Образование получил в кадетском корпусе и военном училище, по окончании которого был произведен в офицеры и направлен служить в элитный 5-й гвардейский пехотный полк, стоявший в Потсдаме (1898). Службу в гвардии Бок проходил в должностях командира взвода, батальонного и полкового адъютанта. В 1910 году окончил Военную академию и получил назначение в Генеральный штаб; капитан (1912). Участник Первой мировой войны на Западном фронте. В 1914—1916 годах офицер штаба группы армий кронпринца Рупрехта Баварского. С 1917 года командир батальона 4-го гвардейского (прусского) полка, который прозвали «батальоном смертников». Участвовал в сражениях на Сомме и под Камбре. В конце войны был офицером Генерального штаба при 20-й пехотной дивизии. За боевые отличия награжден Железным крестом 2-й и 1-й степени, а также орденом «Pour le Merite» (высшая для офицеров боевая награда в кайзеровской Германии). Войну закончил в чине майора (1918).

После капитуляции Германии и роспуска кайзеровской армии оставлен служить в рейхсвере — армии Веймарской республики (1919). Первое время состоял офицером штаба главнокомандующего сухопутными войсками, затем был назначен начальником штаба 3-й пехотной дивизии — 3-го военного округа (Берлин), произведен в подполковники. Принимал активное участие в создании т. н. «черного рейхсвера» (незаконные военные формирования, созданные в нарушение условий Версальского мирного договора, ограничившего численность рейхсвера лишь 100 тыс. человек). «Черный рейхсвер» был распущен осенью 1923 года, когда поднял антиправительственный мятеж. Бок принял самое активное участие в подавлении этого мятежа. Но, несмотря на это, был обвинен в создании «черного рейхсвера», смещен с должности и переведен командиром батальона в 4-ю пехотную дивизию (Кольберг), которым прокомандовал около двух лет. В 1925 году переведен на службу в Военное министерство и произведен в полковники. В 1928 году назначен командиром 1-й кавалерийской дивизии (Франкфурт-на-Одере) и получил чин генерал-майора, а затем — генерал-лейтенанта (1931). С 1932 года командир 2-й пехотной дивизии и командующий 2-м военным округом (Штеттин).

Приход к власти в январе 1933 года нацистов встретил настороженно, но когда они взяли курс на возрождение военной мощи Германии и пересмотр условий Версальского договора 1919 года, то полностью солидаризировался с ними. В 1935 году получил чин генерала пехоты и назначение командующим 3-й армейской группы (Дрезден). Это объединение включало в свой состав 8 пехотных дивизий (4-й, 6-й и 9-й военные округа). Осенью 1937 года оно пополнилось еще 11-м и 12-м военными округами. «Генеральская чистка» в феврале 1938 года и в последующие месяцы Бока не коснулась, и он отнесся к этой акции Гитлера нейтрально. Командовал войсками 8-й армии, занявшими в результате аншлюса территорию Австрии. Затем короткое время возглавлял войска развернутой там 5-й армейской группы. В октябре 1938 года командовал войсками 2-й армейской группы, оккупировавшими Судетскую область. В конце 1938 года назначен командующим 1-й армейской группы (Берлин), сменив на этом посту уволенного в отставку генерала Г. фон Рундштедта. В том же году произведен в генерал-полковники. В эти предвоенные годы Бок являлся одним из наиболее влиятельных генералов германской армии. С ним считался и высоко ценил Гитлер. В августе 1939 года назначен командующим группы армий «Север», которой командовал во время Польской кампании 1939 года. В состав его группы армий входили две армии: 3-я армия (генерал Г. фон Кюхлер) и 4-я армия (генерал Г. фон Клюге). За отличие в этой кампании Бок был награжден Рыцарским крестом.

Во время Французской кампании 1940 года Бок командовал войсками группы армий «Б». На первом этапе этой кампании в ее состав входили: 6-я армия (генерал В. фон Рейхенау) и 18-я армия (Кюхлер); на втором этапе — 4-я (Клюге), 6-я (Рейхенау) и 9-я (генерал И. Бласковиц) армии, а также танковые группы генералов Г. Гота и Э. фон Клейста. По первоначальному плану войны с Францией нанесение главного удара (через территорию Бельгии) возлагалось на группу армий «Б», но Бок вместе с рядом других видных военачальников вермахта выступил против этого плана. В конце концов появился новый план, получивший известность как «план Манштейна», в соответствии с которым главный удар через Арденны должна была наносить группа армий «А» Рундштедта. Этот план Боком был поддержан. В ходе Французской кампании возглавляемые Боком войска разгромили в несколько дней бельгийскую и голландскую армии, оккупировали Бельгию и Голландию, а затем нанесли поражение англо-французским войскам в районе Дюнкерка, захватив в плен до 40 тыс. человек. Бок был крайне недоволен «стоп-приказом» Гитлера, не позволившим ему завершить уничтожение прижатых к морю в районе Дюнкерка войск западных союзников. На втором этапе кампании войска Бока заняли всю западную часть Франции. За Французскую кампанию Бок был произведен в генерал-фельдмаршалы (19 июля 1940 года). После капитуляции Франции Гитлер поручил Боку охрану всего ее атлантического побережья, что вызвало новый взрыв негодования со стороны последнего. Не скрывая своего крайнего недовольства этим назначением, Бок не скупился на язвительные реплики по этому поводу, сравнивая себя со «сторожем», раздраженно критиковал всех и вся. Слухи о недовольстве своим положением строптивого пруссака дошли до Гитлера, и осенью 1940 года Бок был назначен главнокомандующим войсками на Востоке со штаб-квартирой в Познани. Сначала в его подчинении находилась только 18-я армия, затем прибыли 2-я и 4-я армии. Впрочем, большую часть зимы 1940/41 годов Бок провел в госпиталях и на курорте (язва желудка) и служебными делами занимался мало. В начале 1941 года выразил несогласие с планом Гитлера начать войну против СССР, а когда война все же началась, принял командование группой армий «Центр», на которую было возложено нанесение удара на главном — московском — направлении. В состав его группы армий входили 4-я (генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге) и 9-я (генерал А. Штраус) армии, 2-я (генерал Г. Гудериан) и 3-я (генерал Г. Гот) танковые группы — всего 51 дивизия, в том числе 9 танковых и 7 моторизованных. С воздуха ее поддерживал 2-й воздушный флот (генерал-фельдмаршал А. Кессельринг).

Сразу же с началом войны на Востоке войска Бока одержали блестящую победу в Белоруссии. Находившаяся там мощная группировка Красной Армии к началу июля 1941 года потерпела сокрушительное поражение, большая часть ее сил была окружена и уничтожена. Только пленными войска группы армий «Центр» захватили свыше 300 тыс. человек, уничтожили более 3,3 тыс. танков и до 1,8 тыс. артиллерийских орудий. Затем Бок нанес новое поражение Красной Армии под Смоленском, где было пленено до 180 тыс. человек, и под Гомелем, где было захвачено в плен свыше 80 тыс. человек[57].

Развивая достигнутый успех, Бок развернул стремительное наступление на Москву. 16 июля был взят Смоленск. Но вскоре Гитлер снимает с его фронта крупные силы и перебрасывает их на усиление групп армий «Север» и «Юг». В общей сложности Бок лишился 5 моторизованных и 3 пехотных корпусов, а также большей части авиации. Серьезно ослабленная группа армий «Центр» была вынуждена в сентябре 1941 года прекратить наступление и, перейдя к обороне, закрепиться на достигнутых рубежах. После разгрома киевской группировки Красной Армии и стабилизации обстановки на северном фланге Восточного фронта Бок, заручившись поддержкой ряда высших военачальников (Браухич, Гальдер, Кессельринг и др.), сумел убедить Гитлера в необходимости продолжить наступление на Москву. Ему удалось не только вернуть все ранее отобранные у него соединения, но даже усилить свою группу армией еще 9 дивизиями (в том числе 2 танковыми и 2 моторизованными).

30 сентября 1941 года он возобновил наступление. В октябре 1941 года были одержаны новые победы — под Вязьмой и Брянском, в результате которых достигнуты крупные оперативные цели, захвачены новые десятки тысяч пленных. За свои победы в летне-осенней кампании 1941 года на Востоке был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. Несмотря на значительные потери, которые несли немецко-фашистские войска, плохие погодные условия (осенняя распутица) и неподготовленность его войск к ведению боевых действий в зимних условиях, Бок настаивал на продолжении наступления во что бы то ни стало, тогда как 2 других командующих группами армий (Рундштедт и Лееб) выступали за то, чтобы прекратить наступательные боевые действия на Восточном фронте, и Гитлер, судя по всему, готов был к ним прислушаться.

Но Бок, как зарвавшийся карточный игрок, готов был пожертвовать последними штанами, но любой ценой захватить Москву. При поддержке Браухича (главнокомандующий сухопутными войсками) и Гальдера (начальник Генерального штаба сухопутных войск) ему все же удалось настоять на своем. Под их давлением Гитлер был вынужден 15 ноября отдать приказ о возобновлении наступления на Москву, приостановленного 2 недели назад. К этому времени уже начались морозы. Немецкая техника оказалась не приспособленной к работе при низких температурах. Танки, автомашины, артиллерийские тягачи застыли в бездействии. Снабжение войск почти полностью прекратилось. В боевых частях начался голод, в ход пошла конина. К тому же, не имея зимнего обмундирования, войска несли большие потери от холода, количество обмороженных исчислялось многими тысячами. Однако, преодолевая упорное сопротивление советских войск, они продолжали на пределе своих возможностей продвигаться вперед. Сам Бок, находясь на пределе нервного срыва, продолжал гнать их вперед, не считаясь с потерями. Большую часть времени он проводил в войсках, пытаясь вдохновить их на последний рывок. К концу ноября войска группы армий «Центр» вышли на ближние подступы к Москве, но здесь их наступательные возможности окончательно иссякли. Теперь даже для Бока стало очевидно, что Москву ему не взять. 2 декабря 1941 года он был вынужден отдать приказ о прекращении наступления. А через 3 дня Красная Армия сама перешла в контрнаступление. Несмотря на приказ Гитлера ни под каким видом не сдавать занимаемых позиций, войска Бока под ударами советских армий повсеместно начали отступление, неся большие потери в людях и технике.

Наступление на Москву с треском провалилось, и над главной группировкой немецко-фашистских войск на Восточном фронте, возглавляемой генерал-фельдмаршалом Федором фон Боком, нависла реальная угроза разгрома. 16 декабря Бок попросил личного адъютанта Гитлера полковника Р. Шмундта доложить фюреру о том, что его, Бока, здоровье вновь пошатнулось (открылась язва желудка). Через 2 дня генерал-фельдмаршал В. Кейтель сообщил Боку, что фюрер предлагает ему взять отпуск по болезни. Бок не замедлил воспользоваться этим предложением. В тот же день (18 декабря 1941 года) он сдал командование группой армий генерал-фельдмаршалу Г. фон Клюге. Гитлер поставил своего обанкротившегося фельдмаршала в известность, что не считает его виновным в неудаче под Москвой.

Ровно через месяц (18 января 1942 года) Гитлер вызвал Бока к себе в ставку и назначил его командующим войсками группы армий «Юг». Этот пост после внезапной кончины генерал-фельдмаршала В. фон Рейхенау оказался вакантным. В состав этой группы армий тогда входили 6-я (генерал Ф. Паулюс), 17-я (генерал Г. Гот), 2-я (генерал М. фон Вейхс), 1-я танковая (генерал Э. фон Клейст) и 11-я (генерал Э. фон Манштейн) армии. Кроме того, в оперативном подчинении Бока находились две румынские армии. В середине января 1942 года советские войска перешли в наступление на Украине, нанеся основной удар в общем направлении Изюм, Днепропетровск. К концу месяца они вышли на ближние подступы к Днепропетровску, создав серьезную угрозу коммуникациям группы армий «Юг». Однако здесь их наступление остановилось. Причина заключалась прежде всего в том, что наступательные возможности ударной группировки советского Юго-Западного фронта к этому времени оказались в значительной мере исчерпанными, и она сама была вынуждена перейти к обороне. Так что заслуга Бока в отражении этого наступления Красной Армии была довольно призрачной.

По замыслу гитлеровской ставки главный удар в кампании 1942 года на Восточном фронте немецко-фашистские войска должны были нанести на юге. Руководство им возлагалось на Бока. Соответственно, в его распоряжении были направлены все резервы. Бок планировал начать наступление 18 мая, но русские упредили его на 6 дней и 12 мая сами перешли в наступление. К 17 мая их войска вышли на ближние подступы к Харькову. В этот день Бок перешел в контрнаступление, нанеся охватывающие удары по основной группировке советских войск. 23 мая ударные группировки Паулюса и Клейста соединились западнее Изюма, замкнув кольцо окружения вокруг основных сил советского Юго-Западного фронта. К концу мая окруженная группировка советских войск была уничтожена. Ее потери только пленными составили около 240 тыс. человек, до 1,2 тыс. танков и 2 тыс. орудий.

Несмотря на блестящую победу Бока под Харьковом, Гитлер все же остался недоволен его действиями в этом сражении, поставив в вину фельдмаршалу ряд частных просчетов. В конце июня 1942 года Бок приступил ко второму этапу летнего наступления (операция «Блау»), цель которого заключалась в выходе на р. Дон, а также в овладении Воронежем. Хотя наступление развивалось успешно, однако разгромить русских западнее р. Дон не удалось. Причину этого Гитлер усмотрел в излишней медлительности Бока. 9 июля группа армий «Юг» была разделена на две группы армий — «А» и «Б». Бок возглавил группу армий «Б» (2А, 6А, 4 ТА и 2-я венгерская армия). В последующие дни главные силы группы армий «Б» втянулись в сражение за Воронеж, в то время как Гитлер требовал от Бока основные усилия сосредоточить на сталинградском направлении. Но фельдмаршал проигнорировал приказ фюрера, считая, что сначала нужно обеспечить свои фланги и только после этого начать наступление на Сталинград. Более того, он подверг критике план Гитлера, согласно которому фланги его ударной группировки во время ее наступления к Волге должны были прикрывать ненадежные, по мнению Бока, войска союзников (румыны, венгры, итальянцы).

Разногласия между Боком и Гитлером все нарастали. 13 июля Боку позвонил начальник штаба ОКВ В. Кейтель и поставил фельдмаршала в известность, что фюрер недоволен его действиями и посоветовал ему уйти в отпуск «в связи с обострением болезни». После недолгого спора Бок решил последовать этому совету. Он понял, что Гитлер утратил к нему доверие.

15 июля 1942 года Бок сдал командование генерал-полковнику М. фон Вейхсу и был зачислен в резерв ОКВ. В утешение при увольнении Гитлер наградил его мечами к Рыцарскому кресту. Никакого назначения больше до конца войны он так и не получил.

Обосновывая принятое им решение сместить Бока с должности командующего группы армий «Б», Гитлер сказал своему адъютанту Шмундту, который до сих пор придерживался высокого мнения о полководческих способностях Бока, что впредь он намерен работать только с теми военачальниками, которые готовы беспрекословно исполнять его приказы.

Находясь с лета 1942 года не у дел, Бок большую часть времени проводил в своих поместьях, лишь изредка наведываясь в Берлин. Никакого участия в дальнейших событиях Второй мировой войны он не принимал. В начале мая 1945 года получил от Манштейна телеграмму, в которой последний сообщал Боку, что новый глава государства гросс-адмирал К. Дениц приступил к формированию нового правительства Германии. Бок сразу же выехал во Фленсбург, где находилась ставка Деница, вероятно, надеясь предложить новому правителю свои услуги. Но по дороге, на Кильском шоссе, его автомобиль был расстрелян английским самолетом. Вместе с Боком погибли его жена и дочь.

* * *

Бок принадлежал к старшему поколению гитлеровских военачальников. Он был прежде всего прусским генералом старой закалки, твердым приверженцем традиций этой замкнутой и консервативной военной касты, пронизанной насквозь духом милитаризма и сословных предрассудков. По своим политическим убеждениям Бок принадлежал к монархистам и к тому же еще слыл ярым националистом. Кумиром таких, как он, был убежденный монархист генерал Ганс фон Сект, возглавлявший рейхсвер в первые годы Веймарской республики. В узком кругу своих единомышленников этот генерал любил говорить: «Кайзер ушел, но его генералы остались», давая понять, что в подходящий момент все может вернуться «на круги своя». Но это момент так и не наступил, на смену республиканскому строю пришел гитлеровский «новый порядок»; кайзеровские генералы, так и не дождавшись своего часа, состарились и отошли от дел, а пришедшие им на смену промонархически настроенные генералы рейхсвера, вроде Бока, были вынуждены перейти на службу к нацистам.

Глубоко презирая их, всех этих бюргеров, лавочников, люмпенов и им подобных, составлявших основу нового режима, Бок тем не менее на протяжении многих лет продолжал верой и правдой служить ему, поставив на службу нацистскому Третьему рейху весь свой опыт, знания и незаурядные военные способности. Такое раздвоение личности этого прусского аристократа заключалось, по всей видимости, в том, что его духовные и жизненные принципы (пангерманское мировоззрение, прусский милитаризм и консерватизм, антидемократизм и т. п.) в значительной мере были созвучны политике, проводимой нацистским руководством Германии. Не разделяя в полной мере идеологию национал-социализма, Бок в то же время полностью и безоговорочно поддерживал военную политику Гитлера. В первые годы своей военной карьеры при нацистах он отличался поразительной аполитичностью. Внешняя и внутренняя политика нацистского руководства его мало заботила, все его помыслы были направлены только на укрепление боевой мощи армии и на собственную военную карьеру.

Бок был приверженцем строгого воинского порядка, не останавливаясь перед применением суровых мер к нарушителям дисциплины, отличался ревностным отношением к исполнению своего служебного долга, проявлял упорство и целеустремленность в достижении поставленных целей.

Его преданность фюреру в эти годы не вызывала сомнений, хотя не совсем до сих пор ясно — проистекала ли эта преданность из идейных соображений или же из карьеристских устремлений. Первое, на наш взгляд, маловероятно. Дело в том, что уже со второй половины 1940 года, когда Бок достиг всего, чего хотел, — высшего воинского звания генерал-фельдмаршала, его отношения к Гитлеру начало претерпевать существенные изменения. Не исключено, что решающую роль в этом сыграло решение Гитлера начать войну на Востоке, не завершив таковую на Западе. В этой ситуации даже Боку стал очевиден весь авантюризм гитлеровской политики.

Сразу же с началом вторжения немецко-фашистских войск на территорию Советского Союза он демонстративно отказался ввести в войсках своей группы армий пресловутый приказ «О комиссарах». Вскоре его штаб превратился в рассадник антигитлеровских настроений, которые особенно активизировались после того, как на должность начальника разведки прибыл полковник Х. фон Тресков, дальний родственник фельдмаршала и представитель не менее знатного, чем Бок, прусского рода. В число сторонников Трескова входили даже адъютанты Бока. Сам же он на все это смотрел сквозь пальцы, не делая никаких попыток пресечь антиправительственную деятельность своих подчиненных. В дальнейшем, когда в начале 1942 года в штабе группы армий «Центр» образовалась группа заговорщиков, они предприняли попытку вовлечь в заговор и Бока, возглавлявшего в то время уже группу армий «Юг», но натолкнулись на решительный отказ. «Если все удастся, я вас поддержку, — ответил фельдмаршал, — но я не собираюсь брать на себя ответственность в случае провала».

Бок был убежден, что как солдат он не имеет права выступать против главы государства и верховного главнокомандующего вооруженными силами, тем более во время войны. В его понимании это ассоциировалось с государственной изменой. Но в то же время он был не против устранения Гитлера от руководства государством и его вооруженными силами, понимая, что тот ведет Германию к катастрофе.

Летом 1943 года, когда Бок находился уже не у дел, заговорщики вновь попытались с ним связаться и привлечь на свою сторону. И снова получили категорический отказ. На этот раз Бок отказался от участия в заговоре против Гитлера, считая, что без поддержки СС он обречен на провал.

В предвоенные годы и в первые годы Второй мировой войны Бок пользовался большим доверием Гитлера. В 1939—1941 годах он был одним из трех высших военачальников Третьего рейха, возглавлявших группы армий (фронты) немецко-фашистского вермахта. В эти годы Бок вместе с Рундштедтом являлся самым влиятельным и знаменитым из военачальников германской армии, они оба считались как бы негласными старейшинами ее офицерского корпуса. И Гитлер, и нацистское руководство с этим до поры до времени вынуждены были считаться.

* * *

Оценки Бока как военачальника неоднозначны. Он отлично зарекомендовал себя в Польскую 1939 года и Французскую 1940 года кампании, которые принесли ему заслуженную боевую славу. Возглавляемые им войска в обеих кампаниях внесли весомый вклад в быстрый и сокрушительный разгром сначала Польши, а затем Франции и ее союзников.

В ходе летне-осенней кампании 1941 года на Востоке Бок, действуя впервые во 2-й мировой войне на направлении главного удара и возглавляя центральную оперативно-стратегическую группировку германских войск на Восточном фронте, наголову разгромил более десятка советских армий и вышел на ближние подступы к Москве. Но здесь боевое счастье ему изменило. С началом зимы 1941/42 годов возглавляемые им войска потерпели тяжелое поражение под Москвой. Впервые во Второй мировой войне крупные силы немецко-фашистской армии были вынуждены начать общее отступление. На заснеженных полях Подмосковья Красная Армия развеяла миф о «непобедимости» гитлеровского вермахта. Сам Бок при первых же неудачах под предлогом болезни поспешил умыть руки, предоставив своему преемнику расхлебывать результаты своей стратегии огульного наступления, наступления во что бы то ни стало, когда он бросил в бой все свои наличные силы, вплоть до последнего батальона. Здесь, под стенами Москвы, его репутация как полководца оказалась серьезно подорванной, а ореол непобедимого полководца изрядно потускнел.

Тем не менее Гитлер и после этого провала еще не окончательно разочаровался в Боке. Ровно через месяц он вновь поручает ему командование и снова на главном направлении, на это раз правым (южным) крылом Восточного фронта. Весной 1942 года Бок одержал блестящую победу под Харьковом и развернул наступление к Дону. Однако, по мнению Гитлера, его действия на Северном Донце, в Харьковском сражении и особенно на воронежском и сталинградском направлениях отличались недостаточной решительностью, вследствие чего, считал фюрер, были упущены возможности добиться более впечатляющих результатов. В действительности же Бок, видимо, учтя печальный для него опыт битвы под Москвой, действовал в 1942 году более осмотрительно, чем обычно, в результате чего и навлек на себя неудовольствие Гитлера, стоившее ему карьеры. В середине лета 1942 года лишившийся доверия фюрера и отправленный в отставку фельдмаршал Бок завершил свое боевое поприще.

Бок не принадлежал к числу выдающихся полководцев, но обладал многими качествами способного военачальника, о чем убедительно свидетельствуют его многочисленные победы на полях сражений Второй мировой войны. Это был высокий, подтянутый, с аристократическими манерами человек, не блиставший особыми талантами, но обладавший твердой волей, завидным хладнокровием и необычайной напористостью при решении стоящих перед ним задач. К любому делу он подходил серьезно и основательно, традиционный прусский педантизм буквально пронизывал все его поступки и действия. Авторитет Бока в армии был довольно высок, несмотря на его суровость и суховатость. Так, когда в июле 1942 года он был уволен в отставку, то нацистское руководство еще некоторое время так и не решалось открыто объявить об этом. Поэтому многие офицеры и генералы вермахта еще в течение нескольких недель продолжали считать, что Бок продолжает командовать войсками на юге. Этому заблуждению способствовала и нацистская пропаганда, в материалах которой все это время неизменно продолжало фигурировать имя Бока. Сам же фельдмаршал относился к этому неодобрительно, особенно когда стало ясно, что наступление немецко-фашистских войск на Юге заходит в тупик, не достигнув поставленных целей. Он не без оснований усмотрел в этом преднамеренный расчет гитлеровского руководства возложить на него ответственность за свой очередной стратегический провал, представив его в глазах армии и народа этаким «козлом отпущения». Реакция Бока была бурной, он потребовал внесения ясности в этот вопрос и добился положительного решения.

Бытует мнение, что Бок был довольно неприятной личностью. Суровый пруссак, которому было чуждо даже чувство юмора, отличался большим тщеславием и амбициозностью. Будучи человеком заносчивым и самолюбивым до крайности, Бок своей неуступчивостью и высокомерием сумел нажить себе немало врагов как в армии, так и в нацистских верхах. Немалую роль в этом сыграло и то, что он с глубоким презрением относился к гражданским лицам, а также к выходцам из «народных низов» и не считал нужным даже скрывать этого. Не умел Бок часто ладить и со своими подчиненными. Так, широкую известность получили его далеко не редкие конфликты со знаменитым танкистом генералом Г. Гудерианом, который служил под его командованием в Австрии, Польше и России, а также и с некоторыми другими имеющими собственное мнение генералами. Очень не любил Бок Браухича за то, что тот, будучи ниже его рангом, тем не менее в начале 1938 года обошел его, Бока, по службе, получив от Гитлера назначение на должность главнокомандующего сухопутными войсками вермахта. Перечень лиц, с которыми в той или иной мере конфликтовал Бок, можно еще долго продолжать. Поэтому о нем и сложилось то мнение, о котором говорилось выше. Но, ни в коей мере не оправдывая очень сложный и противоречивый характер Бока, все же следует заметить, что негативные оценки его как личности, появившиеся уже после войны, исходят, как правило, от лиц, имевших с ним неприязненные отношения, а поэтому, на наш взгляд, и не совсем свободные от субъективизма. Федор фон Бок был единственным из фельдмаршалов Гитлера, павшим во время Второй мировой войны от вражеской пули.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.194. Запросов К БД/Cache: 0 / 0